Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Января 1967



 

(Сатпрем спрашивает Мать, что следует сделать с текстом «инструкций» от 14 января, которые Мать дала на тот случай, если она войдет в транс.)

 

Я сохраню этот текст. Когда я получу команду распространить его, я его распространю.

 

(молчание)

Я довольно ясно видела, что этот транс зависел от связи между двумя аспектами (от их пропорции): аспекта индивидуальной трансформации (то есть, трансформации этого тела) и аспекта общей, коллективной и безличной работы.

Если сохранять определенный баланс, то можно обойтись без этого состояния [глубокого транса], но тогда на то, что будет сделано за несколько недель или месяцев (я не знаю), на это потребуется годы, годы и годы. Та что это вопрос терпения – не хватает терпения. Но это не только вопрос терпения, это вопрос пропорции: должно быть определенное равновесие между этими двумя аспектами, между внешним давлением внешней работы (не «внешней», а коллективной) и давлением на тело с целью его трансформации. Если в теле еще есть мудрость, то есть, если инструмент постоянно и безошибочно способен делать точно то, что от него ожидают (выражая словами: точную волю всевышнего Господа), тогда транс не будет необходим. Только из-за неведения может быть сопротивление в исполнении.

Вот как я чувствую это.

Эта возможность трансформации в трансе была заявлена телу уже почти… да, почти шестьдесят лет тому назад, и периодически это повторялось. И всегда была мольба: «Нет, пусть это не будет необходимым: это метод лени.» Это метод инерции. Сейчас все эти предпочтения, все это ушло. Есть только все более бдительное, все более пробужденное сознание, но пробужденное к тому, чтобы быть настороженным по отношению к несознательному сопротивлению, с волей, чтобы это исчезло. Все зависит от пластичности, восприимчивости.

Ты понимаешь, даже если сказать телу: «Тебе надо будет держаться сто или двести лет, чтобы работа делалась без вхождения в транс», оно ответит: «Мне все равно.» Все, что оно хочет, это «Господь, сознавать Твое сознание», это все. Это его единственная, исключительная воля: «Сознавать Твое сознание», то есть, сознательно стать Тобой в другой моде. Но нет спешки, потому что нет причины для спешки.

 

Только что ты сказала (если я правильно понял), что это «состояние» может длиться годы. Ты говорила о состоянии транса?

 

Нет, это невозможно.

 

Это невозможно.

Нет, невозможно.

 

Зависит ли длительность этого транса от внешних условий, от готовности мира, например?

 

Я так не думаю.

В прошлом представлялась и другая возможность (но это часть видения всех возможностей – есть всевозможные возможности). Однажды было видение (когда Шри Ауробиндо был здесь), видение всего города [Пондишери], засыпанного бомбами (я сейчас не помню[9], но это не переживалось: это было как нечто уже произошедшее), и где-то глубоко под землей возникло нечто вроде погребения, в гроте с лучистой атмосферой, что позволяло сохраниться телу. Затем я пробудилась через две тысячи лет. И переживание началось спустя эти две тысячи лет: я увидела, как я узнала, где я была, и как я вышла из этого грота, как я узнала о количестве прошедших лет и т.д. Все это развернулось в один день, и я рассказала об этом Шри Ауробиндо. Он мне ответил: «Это одна из бесчисленных возможностей, которые предлагают себя для манифестации.» Но не придал этому большого значения.

Всевозможные вещи представляют себя как возможность.

 

Так что ты не предвидишь того, что это может длиться долго – транс не может быть очень долгим?

 

Я не думаю, что это материально возможно.

 

А целью этого транса будет, в сущности, заменить супраментальную вибрацию в теле?

 

Трансформировать то, что не восприимчиво.

В теле есть миллиарды элементов, так что это смесь восприимчивости и невосприимчивости. Все еще есть смесь. И из-за этой смеси видимость [физическая видимость Матери] остается такой, как она есть. Так что сделать восприимчивым все – это работа, ты понимаешь, грандиозная работа, в каждом элементе. Если это должно делаться в деталях, это было бы невозможно, но под давлением Силы это может делаться; и тогда транс может оказаться необходимым, чтобы эта работа шла быстро (относительно быстро). Эта работа ДЕЛАЕТСЯ (я сознаю это), только, ты понимаешь [смеясь], она может растянуться на сотни лет! Это то, что сказал Шри Ауробиндо: надо установить состояние сознания, в котором коллективная жизнь клеток может сохраняться столь долго, сколько нужно; другими словами, Воля Всевышнего должна быть достаточно действенной, чтобы сохранять баланс между всем этим столь долго, сколь необходимо, чтобы изменились все эти элементы. И всегда, всегда говорилось, что физическая форма изменится последней; все функционирование внутренних органов изменится перед изменением внешней формы, видимости (это только видимость, конечно); видимость изменится последней.

Это кажется мне наследием первородных привычек – привычек Материи. Эта Материя, конечно же, выходит из полного несознания, и через все века и через все способы бытия она возвращается к полному сознанию – она идет от одной крайности к другой; что же, необходимость транса вызывается привычками статической неподвижности. Это не должно быть необходимым. Только (как можно объяснить?…) логически, как устроены вещи, это зависит от баланса между способностью тела к восприимчивости и его внешней активностью: очевидно, тело гораздо более восприимчиво, когда оно неподвижно, поскольку вся его энергетика направлена к трансформации.

Есть и другое, что могло бы изменить ход событий: витал становится все более восприимчивым и все более сотрудничает. Вся эта витальная зона, бывшая зоной протеста и умышленного противостояния божественной трансформации, все более и более сотрудничает, и с его сотрудничеством (ведь эта витальная зона является зоной движения, действия, используемой энергии), с его сознательным сотрудничеством методы трансформации могут стать другими (это то, что я изучала в эти дни). Могут измениться эти методы. Но все это еще надо изучать.

Надо становиться не только все более внимательным, но и все более восприимчивым, с детальной точностью, которая каждую секунду будет давать знать то, что надо делать и как надо делать (не внешне: внутренне). Эти клетки должны учиться каждую секунду занимать позицию, необходимую для того, чтобы все шло гладко, следуя ходу всевышнего Сознания.

Заменить необходимость неподвижности и неподвижного покоя силой внутренней концентрации и покоя – того покоя, который совершенно не зависит от действия, который может быть в теле, неизменно, даже посреди самого неистового действия.

 

Это здесь ты предвидишь вмешательство витала?

Да.

 

Я часто спрашиваю себя, какая позиция лучше всего подходит нам. Лучше ли просто быть в состоянии молчания, открытости к высотам, обширного молчания, или же…

 

Думаю, что это так.

А какая есть альтернатива?

 

Или же, лучше иметь, не знаю, особую концентрацию в деятельности?

 

Нет, поскольку трансформация – это единственное, что не приветствует вторжения разума: разум одурманивает все.

Я ясно вижу, как будет использоваться разум – почему возник разум, почему он существует, чему он будет служить – но это придет потом.

Разум трансформируется совершенно естественно, без усилия; с телом не то же самое. Но пока разум еще не может использоваться. Он может использоваться только через стремление, вот так [жест открытости к высотам], через постоянное стремление – постоянство стремления и восприимчивости, чтобы позволить проходить свету и силам.

Вот так. Увидимся снова в субботу.

 

Я принесу тебе текст этих «инструкций».

Да. Нет спешки – я не думаю. Лучше, чтобы это было готово, но… Самая высокая часть сознания совершенно ясно стоит за то, чтобы транс не был необходим. И если, в свое время, нижняя часть станет достаточно восприимчивой, транс не будет необходим. Или же он сведется к самому минимуму. Просто храни этот текст, вот и все, держи его наготове.[10] [Мать смеется]