Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Я увидел источник её агонии



И внутренний смысл ада.* *A God’s Labour

 

Вся земля

 

А на Западе на поверхности раздавался грохот, исходящий из слепых недр Земли. Шри Ауробиндо увидел опасность ещё до того, как некий маляр стал рейхсканцлером. В любом Его письме можно найти следы тревоги и озабоченности. Он и правда видел, откуда поднимется грязь: это было видно на Его собственной плоти, даже на плоти Матери. В 1925 году (неужели это случайность?) у Неё начались сильнейшие приступы флебита, осложнённые общим заражением крови: «Сегодня ночью у меня едва не остановилось сердце - и это повторилось дважды», - писала Она сыну. В том 1925 году на свет появилась национал-социалистическая партия. В ногах находится центр Подсознания. Зловонная опухоль поднималась всё выше. Как тяжело было Шри Ауробиндо растолковать ученикам опасность «вопящей орды»! Те настолько ненавидели Английских Захватчиков, что наивно полагали, будто враг их врагов друг для них. Даже Ганди оправит открытое письмо Членам Британского Парламента, умоляя их не заниматься насилием и не поднимать оружия против Гитлера... («Я прошу вас прекратить военные действия, - говорил он в письме от 2 июля 1940 года, - ведь война дурна в принципе. Вы хотите уничтожить нацизм: ваши солдаты, точно так же, как и германские, занимаются только разрушением. Разница, возможно, только в том, что вы не столь последовательны... Осмелюсь предложить вам более благородное и более достойное ваших отважных солдат средство. Я бы хотел, чтобы вы боролись с нацизмом без оружия... или с руками, не запятнанными насилием. Сложите оружие, ибо оно не спасёт ни вас, ни человечество... Пригласите герра Гитлера и синьора Муссолини и предложите им то, что якобы принадлежит вам. Отдайте им свой чудесный остров и красивые дома. Вы отдадите только это, но сохраните свои души и дух...») А Шри Ауробиндо без устали повторял: «Победа одной стороны (союзников) оставит путь для эволюционных сил открытым; победа другой стороны оттянет человечество назад, к чудовищной деградации, а то и к провалу, к гибели биологического вида, что уже случалось в другими видами в истории эволюции». Он был категоричен: победа Оси станет «разрушением моей работы». В 1936 году, увидев фото Чемберлена и Гитлера в Мюнхене, Шри Ауробиндо сказал, что Чемберлен «выглядел как пойманная в паутину муха перед пауком». Игра в комнате наверху становилась всё жёстче и беспощадней. «Ну, так когда же нам ждать супраментального нисхождения?» - допытывались одни, а для других оно стало как бы мифом, в который люди верят без всякой надежды на то, что он когда-либо осуществится. «Когда же? Сейчас? Это возможно?» Однако уже в 1925 году перед Шри Ауробиндо словно бы развернулась вся картина: «Я бы не пытался, если бы это не было возможно... Всё зависит от внешних обстоятельств, - говорил Он. - Готов ли физический план к принятию Света, - вот в чём вопрос». Конечно, ведь этот план всюду един! Как «низвести» этот Луч в своё тело, оставив в стороне весь мир? Чем больше Он старался низвести его в Себя, тем сильнее становилось сопротивление вовне, что среди учеников, что на восточном берегу Рейна. «Я заметил, - писал Он, - что сопротивление растёт по мере нисхождения Света и Силы. Вы сами(это письмо адресовано ученику)можете видеть, что давление опускается всё ниже. Мощь сопротивления столь же заметна». «Означает ли это, - спросил ученик, - что для нисхождения Супраментального в физический план нужно создать особую атмосферу?» «Вот именно. Вы должны помочь и создать необходимые Условия, если хотите, чтобы нисхождение состоялось сейчас».

Всё росло - давление, сопротивление, число учеников: в 1938 году их было сто семьдесят два человека. Шри Ауробиндо прекрасно понимал, в чём состоит трудность: Он ни разу не поднимал голос против их заблуждений, - Он писал и писал, пытался вразумить учеников, дать им силу, убрать с их пути помехи. Над каждым человеком Он трудился как над клочком земли: ведь не отбросишь землю под тем предлогом, что она дурна? Так ведь дело дойдёт до всей планеты! «Почему бы вам не сократить персонал? Тогда работа пошла бы быстрее» - невинно спросил Шри Ауробиндо один из учеников: сопротивлялся-то «персонал». «Я не Гитлер!- ответил Шри Ауробиндо. - Так дела не делаются, С тем же успехом вы бы могли предложить нам с Матерью перебраться в Гималаи и бросить всех...» Он всё понимал и только говорил скромно: «Вы могли бы помочь...» «Я верю в определённую свободу, свободу искать самостоятельно и даже совершать ошибки. Природа ведёт нас окольными путями через разнообразные ошибки. Создавая человека, в котором заложены возможности как добра, так и зла, она прекрасно знала, что делает». Нам не понять величия Шри Ауробиндо, если мы не понимаем свойственной Ему целостности видения. Для Него не было ничего запретного или постыдного, и «добро» и «зло» равно были частями работы, причём не было ничего доброго или злого, просто в субстанцию, укрытую поддельным добром и поддельным злом надо было влить нечто другое. Шри Ауробиндо не видел ничего плохого ни в учениках, ни в земле, - это было поле Его работы, вот и всё. Если бы не боялись парадоксов, то сказали бы, что своими трудностями ученики помогали Ему. Однако некоторые просто мыли тарелки в стороне. Вот эти и составляли настоящий «Ашрам». «Почему же вы с Матерью не живёте полностью в Супраментальном? Ведь для вас это легко, а затем его можно распространить на всех!» Они не понимали проблему и не могли объять её целиком. Тем не менее Шри Ауробиндо пытался растолковать им, в чём дело: «Если бы мы физически жили в Сверх-разуме с самого начала, никто не смог бы приблизиться к нам... Не было бы даже надежды на связь с землей и людьми. Даже в нынешнем состоянии Матери приходится спускаться на низший уровень сознания, иначе ученики начинают причитать: "Как вы далеки, как вы жестоки, вы не любите меня..." и так далее». Даже несколько капель луча сделали Давление «невыносимым» для них. Что же говорить о водопаде? Земля уже корчилась. Так что толку в божественном затворничестве? Всю грязь приходилось принимать на себя - всю землю. Вот в этом и заключалась проблема, которая станет затем проблемой Матери. Если терпение кончается и ждать остальных уже невмоготу, человек теряет контакт и становится «невыносимым». Свет может ослепить мелкую рыбёшку, а некоторые силы невыносимы для непросвещённой человеческой субстанции: они растворяют её. Мать и Шри Ауробиндо не собирались растворять мир одним ударом лучезарного Супраментального. «Моя садхана предназначена не для меня, а для сознания земли...»

Они копали, копали и очищали.

А Давление всё росло.

 

Честная работа

 

«Вы не понимаете, что я сижу по двенадцать часов за письмами, разнообразными докладами и так далее... Каждый вечер по три часа, и целая ночь до шести часов утра». Это было в 1933 году. Десятки тысяч писем. Немыслимый труд. И все задавали одни и те же вопросы - маленькие трудности, большие, личные проблемы каждого. Шри Ауробиндо отвечал всем; могучая тишина свободно пропускала Силу. Для Него не было ничего мелкого или глупого. Любое письмо помогало Ему работать над некоторым человеческим типом, категорией сознания, образцом затруднения или сопротивления. Его клетки поглощали темноту и «доводили работу». Но если вдруг Он мешкал с ответом, адресат начинал суетится: «Что случилось с моей рукописью? Бездействие?» Ведь Он занимался также стихами своих учеников, их прозой, даже... Даже насморком. «Уважаемый господин, - отвечает Шри Ауробиндо, - если бы вы видели, как я всю ночь напролёт сижу над бумагами, расшифровываю и пишу, то даже сердце ученика было бы тронуто, и вы забыли бы как о рукописи, так и о забвении. По крайней мере, в настоящем, моя попытка уменьшить поток корреспонденции не увенчалась успехом...» Это было в 1936 году. «Когда люди пишут вам по четыре письма в день - по десять страниц мелким почерком подряд, когда вы получаете по двадцать писем вечером и по сорок - ночью (естественно, не всегда, но всё же), то это уже кажется перебором».Так будет продолжаться до тех пор... пока Он не ослепнет. Но даже слепой Шри Ауробиндо будет диктовать... А люди говорили, что Он живет «наверху», в супраментальном сне при том, что бедные человечки должны бороться с «суровыми реалиями жизни». «Ну что за глупости! - терпеливо отвечал Шри Ауробиндо. - Я будто бы родился с супраментальным темпераментом и никогда не сталкивался с суровой реальностью. Господи! Вся моя жизнь была борьбой с этой самой реальностью - голод и нищета в Англии, постоянная опасность и угрозы во время революции, и наконец гораздо более тяжёлые проблемы здесь в Пондишери: тут они возникают постоянно, как извне, так и изнутри. Битва началась с самого детства и продолжается до сегодняшнего дня - ни то, что я сижу в своей комнате наверху, ни духовные силы... ничего не меняют. Естественно, я не кричал об этом на всех углах, и конечно, я догадываюсь, что люди полагают, будто я живу в блаженной стране, мечте пожирателей лотосов, и никак не связан с грубой реальностью жизни или природы. Только это иллюзия!» Более того, Ему приклеили ярлык «Аватара» - бога, воплотившегося в человеческом теле и только притворяющегося, будто он страдает, а на самом деле ничего не знающего о тяготах человеческой жизни. Один так и сказал - «притворство». «Значит, вы полагаете, что у меня (я не хочу говорить здесь о Матери) никогда не было ни сомнений, ни отчаяния, ни подобных им чувств? Я перенёс всё, что выпадает на долю любого человека, иначе я не мог бы говорить, что и с этим можно справиться... Мне приходилось работать над каждой проблемой и над каждым планом сознания, чтобы разрешить задачу или преобразовать план. И в каждом случае я оказывался в кошмарных условиях, которые приходилось принимать такими, как они есть, без всяких чудес».

В 1942 году, ещё не до конца ослепнув, Шри Ауробиндо писал (наверное, какое-то письмо ускользнуло от Его внимания, или Он пытался извиниться за то, что на несколько дней прервал переписку из-за войны и работы над ней): «Это правило [не писать] было вызвано не личной прихотью, а лишь тем, что переписка отнимала у меня большую часть времени и энергии, поэтому возникла опасность, что моя настоящая РАБОТА будет заброшена или не закончена, если я не займусь ей вплотную и не изменю распорядок дня. С другой стороны, результат внешней деятельности (то есть, переписки) очень невелик: нельзя сказать, что она привела к большому духовному прогрессу в Ашраме...» Это тоже знак. Зачем эти тонны писем? Но Он с застенчивой нежностью добавляет: «Всё равно, для вас, и только для вас, я нарушил своё правило; я не думаю, что это можно понять как недостаток любви и гранитное безразличие». 1942 год. Обложившись картами и сводками со всех фронтов, Он боролся с нацизмом сутки напролёт. Затем Шри Ауробиндо вновь вернулся к переписке. Однажды Он сказал человеку, писавшему под его диктовку: «Работа недоделана». Это было в 1945 году. «Он сделал одно замечание - говорит Его секретарь, - и продолжал... до 1949 года». Семнадцать лет переписки.

Его настоящая работа...

Но мог ли Он отбросить хотя бы одно из писем, не отбросив при этом какую-то часть земли? Говорят: «Ну, ведь ученики могли бы...» Да разве в учениках дело! Могла бы земля? Шри Ауробиндо принимал «условия такими, как они есть», и работал над ними... «честно». Всего на одно письмо меньше, одно забытое письмо... кто бы вспомнил о нём?

«Каждый атом», - говорил Он.

А ученики походили на стаю голодных волков.

Его настоящая работа... Он делал её во время прогулок после писем - Он ходил до тех пор, пока не отказывали ноги. Своими шагами он ковал Материю. Какое Слово Шри Ауробиндо молча повторял про себя, какай Сезам? Когда его верный телохранитель впервые оказался в Доме для Гостей, то заметил странный желобок, тянущийся вдоль веранды и углубляющийся в пол на «четверть дюйма»: его выбили шаги Шри Ауробиндо. Но нам уже не увидеть его следов в коридоре со стенами, покрытыми ультрамариновой плиткой, где как будто звучало эхо Луксора - однажды ученики принесли целое ведро чёрного клея и покрыли весь пол великолепным линолеумом. Можно негодовать или грустить по этому поводу, только ведь каждый из нас в чём-то варвар. Мы не замечаем собственного варварства только потому, что оно отличается от варварства соседа. Вот это ежесекундное и бесконечно многообразное Варварство и надо уничтожить! А когда ноги отказывали, и дробить Материю сил уже не было, Шри Ауробиндо садился в зелёное, немного выцветшее кресло и в течение нескольких часов сидел с открытыми или полузакрытыми глазами, глядя на стену напротив... Так продолжалось до тех пор, пока эти глаза не закрылись 5 декабря 1950 года.

Стена.

 

Вехи

 

Что же до Его настоящей работы, то у нас есть несколько полупрозрачных намеков, несколько нитей, мелькающих то тут, то там: то натиск, то задний ход, то внезапная победа, то кропотливый и незаметный труд. Это история всей земли, изложенная в нескольких простых и пронзительных в своем лаконизме абзацах:

март 1924. Надо изменить закон земли и создать новую атмосферу. Вопрос не в том, как получить знание, силу и так далее, а в том, как низвести их; сложность заключается именно в этом.

август 1925. Я обнаружил, что чем больше Света и Силы приходит вниз, тем сильнее становится сопротивление.

август 1932. Я знаю, что нисхождение Супраментального неизбежно - мой опыт убеждает, что момент пришёл уже сейчас... Но если бы даже я знал, что это случится позже, я бы не свернул со своего пути, не растерялся бы и не прекратил работу. Прежде, возможно, я бы так и поступил, но СЕЙЧАС - после того, что я прошёл... Я настаиваю, что это произойдёт сейчас, а не в будущей жизни, и не в запредельном мире.

ноябрь 1933. Нет, Супраментальное не низошло ни в тело, ни в материю, просто сейчас его нисхождение стало не только возможным, но и неизбежным.

сентябрь 1934. Супраментальная Сила спускается, но она ещё не завладела телом или материей.

февраль 1935. Пусть люди смеются надо мной, если им так хочется, пусть хоть весь Ад падёт на меня, если, по его мнению, моё намерение заслуживает этого, но я дойду до конца - или до победы, или до гибели.

апрель 1935. Лично мне реализация Супраментального не нужна... моя супраментализация - это ключ, открывающий двери Супраментального земному сознанию.

май 1935. (Ученик): Кажется, вы помогли нам одержать победу. Люди видели вокруг Матери розовое сияние. (Шри Ауробиндо): А потом поднялась грязь, и оно угасло... Это Бунт Подсознания.

август 1935. Мне, наконец, удалось разобраться в этой проклятой истории. Я, совсем как Эйнштейн, составил математическую формулу процесса (как и в случае Эйнштейна она понятна только мне) и сейчас выверяю цифру за цифрой.

август 1935. Что до людей (учеников), то они отнюдь не в супраментальном. Одни достигли высших слоёв разума, другие рванулись туда, но вновь упали в подсознание, и так и колеблются между небом и адом - то одно, то другое... до бесконечности. А кто-то прочно и со всеми удобствами обосновался в грязи; некоторые сидят в грязи и видят сны или видения; у некоторых же ноги увязли в грязи, а голова оказалась в небесах. Словом, бесконечное количество вариаций. Кое-кто же вообще нигде не пребывает.

ноябрь 1935. Хвост Супраментального всё ниже и ниже... Пока только хвост, но где хвост, там и всё остальное... «Формула» вырабатывается быстро... Это моё личное «нисхождение»... Попытка всеобщего нисхождения подняла бы такое количество грязи в подсознательном, что мне пришлось отказаться от неё.

сентябрь 1938. Мюнхен.

24 ноября 1938. Шри Ауробиндо сломал правую ногу выше колена.

декабрь 1938. (Ученик): Когда это опустится? (Шри Ауробиндо): А как оно может опуститься? Чем оно ближе, тем сильнее сопротивление... (Ученик): Вам удалось реализовать Супраментальное? (Шри Ауробиндо): Я знаю, что Супраментальное существует. Физическое существо ловит его отблески и вспышки. Я не удовлетворен частичным присутствием Супраментального в физическом сознании: я хочу низвести его целиком, в чистом виде, а это крайне сложно.

январь 1939. Всё вроде бы шло хорошо, и работа продвигалась, но тут произошёл несчастный случай (перелом). Это означает, что для того, чтобы Сознание Истины могло воплотиться в теле, надо изменить Подсознание, тогда Сознание Истины волнами разойдётся по всему человечеству.

сентябрь 1939. Война.

август 1945. Лично я близок к цели.

9 апреля 1947. Облегчить сопротивление Бессознательного.

15 августа 1947. Декларация независимости Индии.

июль 1948. Ситуация плоха и становится всё хуже, может быть, она станет даже хуже, чем самое худшее, если такое вообще возможно, но в нынешнем взбаламученном мире возможно всё, что угодно... Но всё это было необходимо: некоторые возможности должны были проявиться хотя бы для того, чтобы мы могли избавиться от них, если должен родиться новый и лучший мир; напоследок это откладывать уже нельзя... Задуманный нами новый мир будет отличаться от старого не только структурой, но и тканью, он придёт совершенно иным образом: не извне, а изнутри.

1949. Первое испытание атомной бомбы в России. Мао Дзе Дун провозглашает Китайскую Народную Республику.

август 1949. (Запись секретаря Шри Ауробиндо): Практически вся переписка прекратилась, продолжается только работа над «Савитри». Мне кажется, Он решил оставить тело, и поэтому торопится закончить свой эпос.

Без даты. Только божественная Любовь может вынести ношу, взваленную на мои плечи.

 

ОН И ОНА

 

Сейчас?

 

Хотелось бы нам расшифровать эту «математическую формулу»... В «тёмных аллеях тела» многое прояснилось. Но Тайна всё равно остаётся. Иногда мы едва не касаемся её, она кажется простой, прозрачной и неожиданной... но спустя мгновение ускользает как дуновение ветра. Будущее мира заключено в сущем пустяке. Чем прозрачнее, тем таинственнее. Надо найти эту Тайну.

«Лично» Он был близок к цели. «Даже в своей постели он был супраментальным» - говорила Мать. Они читали в Его комнате газеты и устраивали различные проделки(!), пока Мать не вынесла прочь кипы газет. Для него-то цель была близка, а для остальных? Зачем быть супраментальным в одиночку? Другие восстанавливали свой мирок, создавали ООН, строили планы - кошмар закончился, но не для Них. Они знали. Они видели, к чему идёт дело: «Некоторые возможности должны проявиться хотя бы для того, чтобы мы могли избавиться от них, если мы хотим рождения нового и лучшего мира».Это было сказано в 1948 году. Медленное и долгое освобождение, медленное восхождение бездны во всех уголкам мира, всех людях, всех сознаниях: тяжелый катарсис Подсознания был необходим, чтобы Сила Истины могла распространяться «волнами». Шри Ауробиндо видел всё это полуприкрытыми или, напротив, широко открытыми глазами. Он сидел в выцветшем зелёном кресле с белыми арабесками и смотрел на стены, а за Его спиной резвились ученики. «Некоторое время назад Гитлер побеждал повсюду, и казалось, будто на землю ложится чёрное ярмо демона. Однако где теперь Гитлер и его власть? Берлин и Нюрнберг стали финалом этой ужасной главы человеческой истории...»Но Шри Ауробиндо добавил: «Новый мрак охватывает человечество и грозит поглотить его...» Это было в 1946 году - после Гитлера! Но, как всегда, Он смог заглянуть дальше: «Впрочем, и это рассеется точно так же, как рассеялся кошмар Гитлера». Вот только дотянет ли Он до этих времен? Уже перелом был подобен набату. Люди всё развлекались и писали письма, а Шри Ауробиндо всё диктовал и диктовал... Он «облегчил Бессознательное». Мать тоже видела с чудесной и прозрачной простотой чистого горного ручья. Она говорила детям: «Мы избавились от Гитлера, потому что за ним стояла нация и физическая сила, однако его победа стала бы катастрофой для человечества. Впрочем, не надо строить иллюзий... Смерть одного или другого [Сталина, Гитлера]ничего не решает, речь идёт совсем о другом. Эти люди были только формами. Как будто в одной рубашке вы будете вести себя плохо, а затем переоденетесь и скажете: "Ну всё, теперь я хороший", - да разве в рубашке дело!». Ни смерть, ни рубашка ничего не меняют! Шри Ауробиндо и Мать ясно видели, что эпидемия смертельной болезни не остановится, пока не будет вырван её корень. Земной корень. Он видел это со своего кресла и до последнего дыхания бился в Стену.