Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Эволюционный мост



 

Но сверхчеловек являет собой лишь малый переход - в лучшем случае, это всего лишь дополнительное количество интеллектуальных существ во вселенной. Хотя и необходимая предпосылка, но это не настоящий ответ. Это ощущение Тождества, это конкретное восприятие Тождества является лишь детской азбукой в школе новой эволюции, оно означает лишь разблокировку старой природной двери - и, в самом деле, оно даже не даёт более широкого восприятия, не расширяет собственного поля исследований и не производит детей вселенной. В кандидатах же на вселенский мозг не будет недостатка. Ну и что? Просто мы станем чуть универсальнее воспринимать мировую убогость, нищету и боль. Первый результат этого «тождества» обычно скорее болезненный, чем приятный. Невероятно, что поглощаешь - это сознание очень «точное». В действительности, основа, лежащая за объединяющей азбукой или, скорее, вновь объединяющей, не ментальная, как мы предполагаем. Мы не можем удержаться от того, чтобы не пересадить старого ментального человека в шкуру следующего существа, но в этом наша ошибка. Реальная основа, лежащая за расширенным сознанием, механическая, как это всегда и было - это часть физиологического процесса, и она вовсе не предназначена (или предназначена только во вторую очередь) для того, чтобы дать великую панораму мира. Ведь Новое Сознание - давящее, оно грандиозно и совсем непропорционально маленькой сети нервов, которые трепещут при неожиданном стуке в дверь. Новое Сознание - это прежде всего Мощь или она является нам таковой или воспринимается как таковая микроскопическим сознанием, заключённым в сеть вен, капилляров и пирамидальных клеток, взрывающихся как пузыри. Следовательно, должно расшириться само функционирование материальной субстанции, чтобы выдержать этот заряд. Должно произойти телесное изменение. Само сознание тела должно претерпеть собственное расширение (или очищение, что почти одно и то же), это физиологический аналог ментального расширения, которое отличает человека Неолита от человека двадцатого столетия, сидящего перед телеэкраном. Мы не знаем ничего о том, что это следующее существо сможет или будет делать, до тех пор, пока, ещё раз, мы не попытаемся перенести на это существо собственные прославленные человеческие качества, которые, вероятно, будут бесполезными. «Только тело может понять», - говорила Мать. Само тело узнает и воспримет прежде нас, чем будет следующая жизнь. Эволюция - это развёртывание в материи, а не в мозге - мозг - это ни что иное, как бедный придаток, чтобы помочь нам понять процесс - если мы желаем - и, возможно, принять в нём участие. И здесь мы подходим ко двум ключевым текстам, которые однажды полностью открыли мои глаза, когда я всё ещё неисправимо искал следующий смысл мира через маленькие пирамидальные клетки. Прежде всего, выдержка из Шри Ауробиндо, скромное маленькое предложение среди прочих вещей, как мог писать только он: «Полностью сознательное тело сможет даже открыть и выработать правильный материальный метод и процесс материальной трансформации... Так оно станет участником и агентом своей собственной трансформации...» Затем, чрезвычайно освещающие слова Матери: «Физическое тело, как оно есть, на самом деле представляет собой лишь очень обезображенную тень вечной жизни Я, но это физическое тело способно на прогрессивное развитие; физическая субстанция прогрессирует через каждое индивидуальное образование, и настанет день, когда ОНА СТАНЕТ СПОСОБНОЙ СДЕЛАТЬ МОСТ МЕЖДУ ФИЗИЧЕСКОЙ ЖИЗНЬЮ, КАК МЫ ЕЁ ЗНАЕМ, И СУПРАМЕНТАЛЬНОЙ ЖИЗНЬЮ, КОТОРАЯ ПОЯВИТСЯ».

Тело будет мостом.

Ключ находится в теле.

Тайна начинается здесь.

Поэтому в своей лаборатории она придавала крайнюю важность культуре тела. Как она наблюдала за ним, до мелочей, как много внимания она уделяла всему и каждому, каждому упражнению, каждому движению! Никогда в мире не было (особенно в те годы, между 1945 и 1950) «организации», которая уделяла бы столь много времени и внимания телу: несколько часов каждый день. И не было никаких специальных упражнений; каждый практиковал все упражнения, и девочки занимались боксом, как и упражнениями на бревне и тяжёлой атлетикой. Можно гадать, как боксирование может произвести новое тело (кроме мускулов) и имеет ли спринтер лучшие шансы на следующей стадии эволюции, чем человек с учёной степенью по литературе? А почему бы и нет, в конце концов? Всё зависит от способа, которым вы бежите. И всё зависит от способа, которым вы учитесь. И здесь опять же лежит неуловимая разница в этой невидимой йоге следующего мира: мы можем делать всё, как обычно, но с «другой позицией». Подниматься по ступенькам можно сознательно, или поднимать ведро с водой или как-то использовать своё тело - даже к акту бега можем мы приложить сознание. Спорт - это просто средство или повод вдохнуть сознание в материю - возможно, даже другое сознание. Или, возможно, просто помочь очистить ряд клеток, позволив таким образом Сознанию в глубинах - Точному Сознанию, настоящему Сознанию, Истине-Сознанию Материи - пронзить тёмные слои телесной инерции и начать действовать прямо в теле: как оно действует в птице, атоме и повсюду, хотя и косвенно, через некоторую особую привычку или способ бытия птицы, дерева, стола, или какой-либо другой формы. Именно эта старая форма бытия, старый телесный способ бытия должен позволить себе быть пронзённым и допустить, чтобы с ним обращались по-другому. Должен быть найден новый путь. Тело должно открыть и выработать свой следующий способ. Настоящее приключение... Как она убеждала тех детей, как она поощряла их! Тонны энергии изливала она на них, атмосфера казалась заряжённой её присутствием, как если бы двери Возможного действительно были бы открыты: «Никто не ходил туда! Никто не делал этого; это начинание, вселенское начинание, - говорила она им. Поэтому это абсолютно неожиданное и непредсказуемое приключение...» Каждый вечер, после своих занятий, они гуськом, один за другим, представали перед ней, чтобы получить взгляд, который снесёт двери, освободит из глубин тела невозможное, задушенное в атавизме - развязать, уничтожить, отменить все старые привычки, старые прибежища смерти, маленькие отрицания, вырастающие из великой боязни нового в тех клетках. «Я приглашаю вас в большое путешествие. Вопрос не стоит так, чтобы духовно воспроизвести то, что другие делали раньше, потому что наше путешествие начинается ПОСЛЕ ЭТОГО. Вопрос в новом творении, совершенно новом, со всем, что оно несёт с собой - непредвиденным, рискованным и азартным - это НАСТОЯЩЕЕ приключение, целью которого является несомненная победа, но путь к этой победе неизвестен и должен быть проложен шаг за шагом в неизведанном. Это то, чего никогда не было в этой теперешней вселенной и что больше никогда не повторится. Если это интересует вас... тогда, хорошо, давайте начнём. Что случится с вами завтра, я не знаю. Мы должны отбросить всякие планы, все проекты, все конструкции, и... пойти в неизведанное. Пойдём, насколько возможно».Она была там, хрупкая и очень белая, под большой картой Индии. Говоря всё это, она крутила в своих пальцах цветок, который она назвала «Психологическое Совершенство», и, действительно, казалось, что новая глава эволюции была открыта в дальнем уголке земли.

Если бы только они поняли.

Если бы только несколько - даже двое или трое - по-настоящему, интегрально пытались... И всё же, в те первые годы, горстка ребят действительно пыталась. Я видел великий свет Возможного в их глазах и прекрасную и обещающую искренность, простую и свежую, у нескольких девочек (больше, чем у мальчиков, должен отметить), которые, покрытые шейными платками из белого тюля, делали свои упражнения со светлым энтузиазмом и выполняли в течение дня монотонную работу типа мытья посуды. Это было несколько чистых образцов. Но вторая волна детей уже не была такой же, волны мира уже были там - всегда там. Поистине эта проблема была проблемой мира.