Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Фатальная дрожь



 

Мать следовала явлению «вплоть до малейших вибраций». Её прозрачность становилась непостижимой для нас - малейшие вибрации воспринимались с микроскопической точностью:«Это как чрезвычайно чувствительный приёмник, но без какой-либо реакции» (всё проходило через неё без малейшего намека на реакцию - и вот как всёможет проходить, начиная от великой супраментальной Мощи, которую лично я чувствовал в неком крушащем переживании, и заканчивая дуновениями воздуха, даже запахом ядерного взрыва). «Физическая реальность стала ничем иным, как полем переплетения - и, к несчастью, также полем столкновения и конфликта - вибраций; и это столкновение, этот конфликт является приступом некой напасти, беспорядка и путаницы, созданной определёнными вибрациями, которые по сути являются вибрациями неведения (это из-за того, что мы не знаем) и столь малыми, столь узкими, столь ограниченными - столь грубыми. Проблема больше не видится с психологической точки зрения: есть лишь вибрации. И знание этих вибраций (не могу сказать "всецело научное", потому что это внесет ментальные представления) обладает такой мудростью! Мудрость, спокойствие и такая недвижимая уравновешенность; и совершенно свободная от любых представлений о правильном, неправильном, божественном, плохом и всем этом - абсолютно независящая - и чисто материальная...» И Мать добавила с очаровательной улыбкой: «Но гораздо чудеснее, если знаешь, что это Ты!... Возможно, современные научные умы, изучившие атомы, поймут лучше. Это то же самое понимание, как научный анализ строения Материи - всякое психологическое объяснение бессмысленно. И все проблемы (будь они психологическими, чисто материальными или химическими), всё сводится буквально к этому: нет ничего, кроме вибраций»* *Иногда научный подход поразительным образом приводит к заключениям, похожим на восприятия Матери. Одна из последних научных теорий, или математических моделей, представляет нашу вселенную как среду, сплошь заполненную высокочастотными электромагнитными волнами - «поле вибраций». Далее, согласно этой модели, субстанция самих планет составлена из этих волн, которые, выше определенного частотного порога, становятся «коагулированными волнами». «И есть восприятие той тотальности вибраций и того, что может быть названо, очень грубым и приблизительным образом, разницей между конструктивными и деструктивными вибрациями. Мы могли бы сказать, что (выражаясь просто), что все вибрации, приходящие из ОДНОГО и выражающие Тождество, конструктивны, а все усложнения обычного разделяющего сознания ведут к деструкции. И это может быть увидено для всего, начиная с малейшей вещи и заканчивая мировыми событиями». Я даже припоминаю, что однажды я был очень поражён замечанием Матери о ком-то, кто уронил что-то: «Есть постоянная суета, это ужасно, когда ты воспринимаешь её, это некое маленькое дрожание, о, это ужасно!... И это ОДИНАКОВО ДЛЯ ВСЕГО: землетрясение и цунами, извержения вулканов и наводнение, либо войны, революции, люди убивают друг друга, даже не зная, почему...» Та же самая вещь, та же вибрация, которая заставляют тебя споткнуться на тротуаре или спускает толпу. Так что мы действительно можем схватить Смерть в маленьком жесте - Смерть, которую она преследовала везде, каждую секунду, с момента ухода Шри Ауробиндо. Мы полностью одурачены видимостью события, кажется оно нам грандиозным или мелким. Чтобы понять хлористый натрий, химику не требуются все солончаки Америки - достаточно щепотки соли. Щепотки смерти. Маленькой вибрации где-то. Это одно и то же.

Мать встречала эту мельчайшую деструктивную вибрацию повсюду, смешанную со всем в этой запутанной «солянке Лжи», но она была даже более воспринимаема, более различима из-за своей отделённости от всех других смесей, на пороге... истинного тела, мы могли бы сказать. Узкий порог, который, возможно, представляет первичное введение разума в Материю, как раз где разум соединяется с клетками: тончайшая форма физического разума, как только он был рождён, так сказать. Некий мельчайший трепет. «Я изучаю, как Материя, тело, может постоянно поддерживаться в Гармонии с божественным Присутствием, и это очень интересно: нет противопоставления как такового, есть лишь очень маленькая микроскопическая деформация». Используя слова, которые сильно преувеличивают явление (ибо оно микроскопическое), мы могли бы назвать его спешкой, въевшейся в Материю (в определённый тип Материи). «Нетерпение, чтобы выбраться из текущего момента и перейти к следующему моменту, и в то же время неопределённость относительно того, что принесёт следующий момент; и это порождает вибрацию беспокойства... Всё время я ловлю свои клетки на этом. Естественно, я реагирую, но это совсем обычное для них состояние: всегда напряжение к следующему моменту, никогда нет спокойствия текущего момента. И в результате (слова дают слишком конкретное ощущение чего-то, что довольно текуче) ощущение того, что нужно вынести и перетерпеть вещи, и спешка выбраться из этого состояния терпения, с надеждой (очень слабой и нереальной), что следующий момент будет лучше. И это так от одного момента к следующему, одного к следующему...» Естественно, она говорит здесь не о неком беспокойстве, присущем нашим разъединенным жизням, а о истоке этого: щепотке смерти. По сути, это некая спешка, чтобы покончить со всем, остановить все конфликты и немного задышать. Но в глубинах Материи, на том пороге, это ещё более радикально: дышать немного - это всё ещё беспокойство. Есть страстное желание более радикального покоя: смерти. Полная остановка: состояние камня (и даже больше). Возможно, это один из истоков НЕТ в глубинах Материи (или, в любом случае, на том пороге).

Так вот, супраментальная Вибрация обладает одним особенным свойством, среди многих других... (но чем же является эта «супраментальная» Вибрация, в конце концов, если не Вибрацией истинной Материи, естественным, божественным состоянием Материи, маленькой светлой пульсацией чистых клеток, по другую сторону сети): она останавливает эту дрожь. Это необычайная Вибрация в том смысле, что она объединяет два противоположных качества нашей видимой Материи: безграничность и абсолютное Движение, и абсолютную Недвижимость. И, довольно любопытно, эта Вибрация порождает другой вид времени. Вхождение в неё подобно вхождению во временную шкалу (без шкалы!), на которой прошлое, настоящее и будущее находятся вместе, так сказать, или одновременно! Действительно, это без времени. И всё там. Это мгновенно. Всё пространство также там, мгновенно: нет «там», нет завтра. И всё же это не покоится! Это то, что несёт всю вселенную на сумасшедшей скорости и не двигаясь. Это не имеет ничего общего с великим статическим Всевышним, которого находишь в «бесконечностях» сознания наверху, с закрытыми глазами: это нечто, что является одновременно необъятностью космического потока и недвижимостью «Брахмана», как говорят в Индии. И это жизнь, настоящая жизнь. Метафизика оборачивается физиологией. Это нечто, что прямо здесь, с открытыми глазами, но не проживаемое (пока что) очень легко из-за того, что мы вовсе не приучены: это уничтожение нашей дрожи и всего того, что даёт нам ощущение «я жив» - в действительности, это сожжение тюрьмы. Птицы живут этим совершенно комфортно, не накладывая на это никакую философию, и вот, вероятно, почему они летят прямиком в Сибирь, которая не «где-то там», а полностью содержится в них, и которая сама вся развёртывается. Только они не знают этого. Такова клеточная жизнь: она одновременно повсюду, без деления, и это никогда не утомляет; всё течёт без трения. Короче говоря, всё работает как в совершенной недвижимости. Мать сделала множество открытий, о которых мы поговорим позднее, что она назвала «вездесущностью клеток». И поскольку это везде, то и время, очевидно, больше не является тем же самым. Есть некая безвременность, которая порождает, или является, всеми временами. «Прежде[до переживания 1962 года], когда тело покоилось и входило в статическое состояние чистого Существования, у меня было (или просто было) впечатление тотальной недвижимости, не знаю, как и выразиться... не как противопоставление между чем-то, что не движется и чем-то, что движется, не то: это было отсутствие возможности движения [и, более того, это и давало ощущение, что вся вселенная погружается в некую иллюзию]. А теперь происходит так, что тело чувствует не только земное движение, но и вселенское движение такой грандиозной скорости, что это невоспринимаемо, это за пределами восприятия. Это так, как если бы, за пределами Бытия и Не-Бытия, было бы что-то, что не движется в пространстве, а находится одновременно за пределами недвижимости и движения, в том смысле, что его скорость делает его абсолютно невоспринимаемым для всех чувств (не говоря уж о физических чувствах), всех чувств во всех мирах». Скорость столь фантастична, что это кажется недвижимым.

Мать начала переживать с большой предосторожностью это грандиозное Движение без движения, и здесь происходит нечто особенное (множество вещей, на самом деле), на этом пороге Материи: «Для обычного сознания это выглядит как состояние упадка, идиотизма, комы или оцепенения - принимает все эти видимости. Что-то, что становится неподвижным, неотзывчивым, намертво останавливается. Ты не можешь больше думать или наблюдать, или реагировать, ты не можешь сделать ни малейшей вещи... [Мать это не пугало; беда в том, что некоторые из персонажей вокруг неё всё более воспринимали это как высшую форму упадка или дряхлости, или же как медленный отход от Материи, тогда как, напротив, это было погружением в самое сердце Материи.] Всевозможные мысли приходят от людей снаружи, мысли, которые приходят и пытаются нарушить это; но если мне удастся противостоять им, если я смогу удержать это состояние, то спустя некоторое время это станет столь МАССИВНЫМ, столь конкретно мощным, столь массивно недвижимым, о!... это должно куда-то вести». И, в самом деле, это осторожно вело к состоянию другого вида. Все трудности в действительности являются ничем; лишь новизна для тела вызывает трудность. Для тела всё новое подобно смерти: состояние, которое оно никогда не переживало прежде, следовательно, это «смерть». Всё же это состояние массивной недвижимости (и фантастического Движения, которое, на самом деле, направляется к той «массивности») было действительно началом состояния, которое может считаться чудесным, в котором не только были невозможны болезнь и смерть, но и исчезали утомление и износ, и наступало некое омоложение или совсем радикальная модификация (при условии, что состояние могло удерживаться) во всех ритмах старого тела и, возможно, будь достаточно времени, даже в его субстанции. То, что мы называем сном, это некая карикатура на это состояние («этот застойный, тяжёлый и приковывающий» сон, говорила Мать); все токсины, которые сжигаются во время сна, давая нам ощущение отдыха после 6-8 часов, автоматически и мгновенно сжигаются в том другом состоянии. И это вовсе не сон: это полностью пробуждённое состояние, даже сверхпробуждённое - разнообразное и распространяющееся повсюду - и разнообразное действие, в абсолютном покое. И мы припоминаем недвижимость Шри Ауробиндо в его большом зелёном кресле. «Как если бы я лежала на ковре Силы, столь быстром, что он недвижим», - сказала Мать. И любая малейшая дрожь материального Разума замораживается там - как если бы НЕТ Материи было бы полностью поглощено в ее абсолютном ДА, в своем Покое наконец. Но не в покое Смерти: в покое всевышней Жизни. По сути, стремление к Смерти - это тёмный поиск истинной жизни, это жизнь, ищущая Жизнь. Смерть - это карикатура вечной Жизни; смерть может быть уничтожена только во всевышней Жизни... на земле. И мы снова и снова отбрасываемы туда, пока не найдём Секрет.

Мать стучалась в дверь бесконечно малого Секрета.

«Представляешь, ты чувствуешь себя действительно некомфортно, ты не чувствуешь себя хорошо, ты не можешь дышать, ты чувствуешь тошнотворность и беспомощность, не можешь двинуться или подумать или что-либо ещё, и внезапно... ЭТО Сознание - телесное сознание Вибрации Любви, которая составляет саму сущность творения, только секунда: всё освещается, пуф, прежнее ушло, всё ушло! Так что ты смотришь на себя, изумлённый - и всё ушло. Ты действительно чувствовал себя некомфортно - и всё ушло».

Прошёл через сеть.

Но старое тело или старая привычка тела удерживает свою глупую привычку долгое время: «Время от времени - два или три раза за день - мне даётся несколько минут этого. Это чудесный отдых. Но я всегда выхожу из этого (то есть, тело выходит) с некоторым беспокойством, то есть, что тело говорит: "О! Я забыло жить". Очень странно. Это длится лишь секунду, но одну секунду беспокойства: О! Я забыло жить - и вся комедия разыгрывается снова». Маленькая смертная дрожь, которая даёт телу ощущение «я живу». Снова падаешь в свою тюрьму. Эта маленькая дрожь, возможно, есть то, что помогло Материи пробудиться к жизни - к катастрофе жизни. Но я полагаю, что это только катастрофа индивидуальной жизни, заключённой в индивидуальное тело, в котором Вибрация не может течь, в котором мы зажаты в ложном времени, которое является ложным пространством, разделённым дистанциями не-я. Именно «я» порождает дистанции, поскольку оно помещает всё вне себя. Это жизнь удалённая, поделённая, разделённая, без дыхания - обдирающая, смертная.

Лишь мелкая дрожь на пороге.

Но вместо того, чтобы опускаться до духовной иллюзии вселенной, мы приходим к ошеломляющей Истине вселенной. Вместо космического бегства мы раскрываем космическое проникновение в новую жизнь, новое пространство, в само сердце Материи и в абсолютный покой, абсолютное расширение, абсолютное знание маленькой вездесущей клетки.

Другая Жизнь в жизни, как раз за маленькой смертной дрожью.

Другой вид за сетью.