Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Я изучаю многие вещи относительно того перехода, который мы называем смертью. Он начинает становиться всё тоньше и тоньше и всё более нереальным».

Это просто фантастично... наиболее сильный факт во вселенной - болезненно сильный - находится в процессе изменения. Потому что всё это транслируется материально, вы понимаете, это не просто другой маленький трюк, который не разглядели всевозможные медиумы! Лично меня нисколько не заботят «видения»; все боги вселенной могут прийти на землю и станцевать свою сарабанду, и меня это нисколько не затронет, я даже не пойду смотреть на них! И, прежде всего, пусть они остаются в своём комфортном мире, пока мы сражаемся здесь со смертью. Но пусть изменится эта смерть, пусть прояснится эта вселенная, запертая в своей беспомощной и беспорядочной географии, пусть боль исчезнет, пусть Красота, пусть Истинное шествует по своему пути истины, а ложь растворится как призрак... Это возможно, это здесь, только на другой стороне сети. Осталось лишь устранить сеть и... всё будет тем же самым, и всё изменится. Вы не выходите из Материи, вы не парите в раю: вы только выходите из Лжи и боли. Так моё сердце начало биться чаще; с Матерью живёшь сказочной надеждой, как если бы вы устремили все свои помыслы и чувства к этой болезненной и любимой земле, такой любимой и такой ложной, искажённой одновременно. Вы чувствуете, что в первый раз на землю пришёл глоток воздуха, и как я цеплялся за этот глоток, как я прислушивался к пульсации той великой надежды мира, к неясному шелесту тех странных слов, и как я вглядывался в это миниатюрное тело, столь хрупкое, «как если бы на гребне между двумя безднами»... В первый раз что-то в теле пересекло сеть, и если это могло произойти в одном теле, то может произойти и в теле земли - такие были ставки. А пока все эти маленькие образчики наблюдали за «дезинтеграцией» Матери: она становится слепой и глухой, теряет память, забывает о времени - забывает законы Лжи. Но что она собиралась делать, чтобы другой Закон пришёл на эту сторону? «Прежде», - спрашивал я, - «ты часто выходила в иные миры в состоянии транса [выходила из тела], но теперь, что это за состояние, в котором ты кажешься поглощённой (...как Шри Ауробиндо в своём кресле)?» Совсем другое. «Не транс?», - настаивал я. «Нет, вовсе нет! Это другая разновидность сознания. Это столь по-другому, что удивляешься... иногда я удивляюсь, как это возможно. Есть времена, когда это столь ново и неожиданно, почти болезненно. «Ты имеешь в виду, что на самом деле ты не выходишь из Материи?» Нет, вовсе нет!» «Тогда это новое состояние В Материи?» «Да, да, это так! И оно управляется чем-то иным, не солнцем - не знаю, что это... Вероятно, супраментальное сознание».

«Иногда я удивляюсь, как это возможно...» Она была прямо там, на границе, рискованно, между жизнью и смертью: гусеница и бабочка... вместе. Она пыталась осуществить превращение в теле земли.

На её стороне я наблюдал, как Смерть медленно становилась нереальной, как её смысл столь тотально изменялся, что больше не было слова для смерти... или для жизни. Это было нечто совершенно иное. Другой мир. Другая земля. И всё же наша земля. Действительно третье положение или третье состояние в Материи. Бессмертное состояние. Находясь с Матерью, я наблюдал, как медленно росла эта чудесная надежда, эта возможность непрерывной жизни - «Я пытаюсь понять, какую иллюзию нужно разрушить, чтобы физическая жизнь была непрерывной», сказала она - жизнь, в которой вы можете продолжать расти, развиваться, расширяться, расти в красоте и знании без необходимости резко всё обрубить и снова болезненно начать в полном забытьи, в мире, который больше не помнит ничего, кроме того, чтобы зарабатывать на пропитание и копить на пенсию, с небольшим интеллектуальным парением в промежутке. Находясь с ней, я прислушивался к тому, как обретала форму легенда настоящей земли. «В конце концов, я пришла к выводу, что нет такой вещи, как смерть. Есть лишь видимость, основанная на ограниченном взгляде. Но нет фундаментального изменения в вибрации сознания. Значение, которое мы придаём разнице состояний, является лишь поверхностным значением, основанным на нашем неведении самого явления. Кто-либо, поддерживающий открытым канал сообщения, сказал бы, что для него это не составляет такой уж большой разницы. Но это то, что вырабатывается. Там всё ещё остаются неясные места, и пропущены некоторые детали переживания...» И я перебил Мать, я был так обеспокоен тем, что можно потерять землю, я так любил нашу несчастную и очаровательную землю: «Ты говоришь, что нет разницы, но когда находишься на 'другой стороне', то продолжаешь ли воспринимать этот физической мир?» «Да, да, конечно!» «Ты имеешь в виду восприятие существ, восприятие... (Я хотел сказать, леса и цветов, моря и чаек)?» «Да. Только вместо восприятия... Ты выходишь из некоего иллюзорного состояния и из восприятия видимости - но у тебя есть восприятие. Не точно такое же, но иногда с большей эффективностью в себе. Но это не воспринимается с другой стороны как таковой.» Это другая сторона - наша - блокирована. И наконец я начал понимать, что разница кроется не в природе физического или так называемого изменения мира - мы стоим прямо на земле - а в человеческойиллюзии, иллюзии человека в его тюремной клетке, которая начала спадать. Цветы, растения и чайки были не в тюремной клетке, можно даже воспринимать их более «полным», более «эффективным» образом. Это наши глаза находятся в тюремной клетке, наши уши заткнуты, наши уста связаны, загипнотизированы физическим разумом. И спадает именно эта Ложь. «Это жизнь, с которой снята её обманчивая видимость». Жизнь следующего вида. И именно в той жизни - предположительно, в жизни на «той стороне» - Мать или, скорее, клеточное сознание Матери, двигалось... полностью на этой стороне, с широко открытыми глазами и на двух ногах: «Здесь вещи всегда разодеты в различные одеяния; здесь вещь никогда не точна, а там это точная вещь. Так что я иду в Америку, иду в Европу, иду... всё время. Я иду по Индии. И всё это работа, работа, работа - и такая живая! Жизнь со снятой с неё обманчивой видимостью очень интересна, ты знаешь! Люди так привыкли... искажать всё - там же всё это ушло, всё ушло. И это деятельность ТЕЛА. Это интересно, это внутренняя жизнь тела». Это тело, сознание тела, открывающее тайну земли.

Материя, открывающая тайну Материи.

Другая сторона прямо здесь - это мы не там, где надо!

«Но какие там законы?» - настаивал я. «На что там всё похоже?» «Это очень похоже на материальный мир, только этот мир не имеет тех же законов гравитации, потому что ты можешь двигаться там свободно, просто с помощью силы воли. Тебе не нужно идти или... Сознание и воля имеют большую силу, чем в этом материальном физическом». Иными словами, это наш мир минус законы ментальной клетки. Вы совершенно спокойно пересекаете реку, как мадам Дэвид Нил сделала самопроизвольно, когда забыла о существовании реки и ментальных законов, которые управляют реками и гравитацией.

Мир, в котором мы забываем ментальные законы.

Земля без законов разума - дегипнотизированная.

Настоящая земля, свободная.

Истинная Материя, светлая.

Единственный закон должен касаться сознания. Единственная плотность должна иметь отношение к сознанию. Единственно существующие тела - сознательные тела. Конец фантомов.

На клеточном уровне, тело, освобождённое от обволакивающего заклятия физического разума, забывает о тяжести, тупости, невозможности, разделённости, расстоянии, прошлом, будущем - оно забывает смерть. Оно забывает законы Смерти. Человек остаётся в Материи. Он - в Материи, но по-другому.

Это начало легенды настоящей земли.

Смерть была лишь болезненным эволюционным переходом через тюремную клетку, так чтобы мы могли научиться существовать как отдельные индивиды - но раз уж сознательныйиндивид готов, эта клетка раскрывается. И остаёшься полностью в Материи, настоящей Материи, в физическом мире, как он есть. «У меня такое чувство, что вещи гораздо более просты - гораздо более просты - и гораздо менее драматичны, чем представляется человеку. Это очень странно, мне всё время кажется, что вещи лишились тайны, и что именно наш способ мышления и чувствования вносит всю мистерию и драму - тогда как... ничего этого на самом деле нет».

Короче говоря, мы можем сказать, что через эволюцию мы медленно росли от несознания земной реальности к сознанию земной реальности - от тёмной и неизвестной Амазонии к ясной и незавуалированной Амазонии. Это сознание земной реальности является последней стадией эволюции или, возможно, первой стадией новой эволюции: стадией истинной земли, Амазонии, как она есть, физического мира, как он есть. Стадия сознательной Материи - которая всегда была и которую мы постепенно начинаем осознавать. Эволюция означает начать осознавать то, что на самом деле есть.

Чтобы достичь этой точки, мы должны сменить различные костюмы, оболочки и болячки. Мало-помалу вуаль становится тоньше. Мы достигаем того момента, когда вуаль начинает спадать.

Только живые останутся действительно живыми.

Другие будут поглощены их же собственной нереальностью.

Нет ничего более смертельного, чем смерть.

И чистая память о красоте, которая направила нас на поиски, блистательно сверкает.

Истинная земля.