Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Комплексное регионоведение (страноведение) и его функции



 

Комплексное регионоведение (КР) и комплексное страноведение (КС): объект и предмет исследования. Междисциплинарный, синтезирующий характер КР и КС. Их функции, место в системе научного знания.

 

Изучением регионов, охватывающих всю совокупность проявлений человеческой деятельности на определенной территории, занимается комплексное регионоведение (КР).

В качестве рабочего определения КР можно рассмотреть его трактовку, предложенную Ю.Н. Гладким и А.И. Чистобаевым: «регионоведение – область научного и образовательного знания, имеющая целью изучение специфики социально-экономического, политического, культурного, природного, экологического развития относительно целостных территориальных образований, именуемых регионами» [15. С. 43]. В данном определении в качестве объекта КР выступают регионы всех рангов и уровней.

В определении А.Д. Воскресенского, регионоведение – это «комплексная, интегральная социально-экономическая дисциплина, изучающая закономерности процесса формирования и функциони-рования социально-экономической системы регионов мира с учетом исторических, демографических, национальных, религиозных, экономических, политико-правовых, природно-ресурсных особеннос-тей, места и роли в международном разделении труда и системе (подсистемах) международных отношений» [7. С. 204].

Как видно, в этом определении рассматривается, по существу, одна разновидность КР – регионоведение, объектом которого является межстрановый, мировой, международно-политический регион.

Понятие «регион», о чем уже шла речь, сравнительно недавно закрепилось в нашей отечественной науке, и, соответственно, таковым же является понятие «регионоведение». Но изучение регионов имеет глубокую историю. Работы, посвященные исследованию каких-либо специфических территориальных таксонов, принято было относить к разряду страноведческих. Расширительная трактовка страноведения сохраняется, особенно у ученых-географов, и сегодня.

Так, Ю.Д. Дмитревский в 1998 г. определял страноведение как комплексную научную дисциплину, занимающуюся изучением разных стран (и районов – внутригосударственных и межгосударственных) земного шара [15. С. 42].

Другой известный ученый-географ Я.Г. Машбиц писал: «Объект страноведения – страны как основные единицы социально-политической организации мира, а также их крупные части (регионы) и региональные группировки» [32. С. 6].

 

Яков Григорьевич Машбиц (1928–1998) – профессор МГУ, член-корр. РАО, один из корифеев (по признанию Ю.Н. Гладкого и А.И. Чистобаева) отечественной географии. Он был блистательным латиноамериканистом, автором целого ряда работ по странам Латинской Америки, получивших признание в мировом сообществе географов. Крупный вклад внес ученый в становление, развитие, укрепление нового научного направления – проблемного страноведения. Результаты его многолетних исследований на этом направлении легли в основу книги «Комплексное страноведение». Обширные знания ученого-энциклопедиста, высокая культура ярко проявились в работе над 20-томной серией «Страны и народы»: Яков Григорьевич был инициатором ее создания, заместителем главного редактора и одним из основных авторов (за эту работу он в 1987 г. был удостоен второй Государственной премии СССР; первая была присуждена ему в 1973 году за создание Национального атласа Кубы). Систематической и плодотворной была научно-общественная, научно-просветительская, педагогическая работа Я.Г. Машбица.

 

В настоящее время отчетливо просматривается тенденция к разграничению понятий «регионоведение» и «страноведение». По справедливому замечанию Ю.Н. Гладкого и А.И. Чистобаева, любая страна является регионом, но не каждый регион (например, Тибет, Западная Европа) являются страной. Кроме того, по мнению этих ученых, не может служить аргументом для отождествления понятий «страноведение» и «регионоведение» отсутствие у регионов четких размерных критериев. Регионоведение, подчеркивают Ю.Н. Гладкий и А.И. Чистобаев, – «понятие более емкое, чем страноведение» [15. С. 43]

Представляется в целом приемлемым следующее определение страноведения – это «синтетическая дисциплина, изучающая страну как природно-социально-экономический комплекс субконтинентального уровня, зафиксированный в пространстве, времени, внутренних и внешних связях в форме государства».

Близко к нему другое определение – страноведение это «географическая наука, занимающаяся комплексным изучением стран, систематизирующая и обобщающая разнородные данные об их природе, населении, хозяйстве, культуре и социальной организации» [17. С. 230]. Но, разграничивая понятия «комплексное регионоведение» и «комплексное страноведение», следует иметь в виду их несомненную родственную близость: и то и другое занимается комплексным изучением территорий, выделяемых по принципу их особости.

Что касается такой области знания, как краеведение, то она традиционно ассоциируется с изучением «родного края», «малой родины». «Краеведение – отрасль знания, которая занимается изучением природы, населения, хозяйства, истории и культуры какой-либо части страны, административного или природного района, населенных пунктов» [17. С. 243]. Оно органически сочетает в себе познавательные и воспитательные цели. Знания о «большой» и «малой» родинах тесно взаимосвязаны, между ними существуют прямые и обратные связи. Не может быть полноценного комплексного страноведения без краеведения.

В контексте данного понятийного сюжета уместно обратить внимание еще на одно обстоятельство. В литературе в качестве синонимов термина «регионоведение» употребляется ряд других – «регионология», «регионика» и – наиболее часто – «регионалистика». Так, например, в 1998 г. опубликованы два учебных пособия, объект которых, по существу, один и тот же – социально-экономические регионы РФ, но в их названиях фигурировали разные термины: один (под редакцией Т.Г. Морозовой) назывался «Регионоведение», другой – «Экономическая география и регионалистика» (автор С.С. Шишов)

В то же время некоторые авторы (например, М.П. Комаров) выражают сомнение в полной идентичности понятий «регионоведение» и «регионалистика». По Комарову, последнее понятие более широкое, включающее в себя и регионологию (регионоведение).

Не вдаваясь глубоко в лингвистические тонкости, стоит согласиться с мнением Ю.Н. Гладкого и А.И. Чистобаева, что семантически именно термин «регионоведение» наиболее точно ориентирует на отражаемое им понятие (по ассоциации с аналогичными русскими терминами «востоковедение», «почвоведение», «литературо-ведение» и др.).

В целом описанная выше терминологическая нечеткость вполне объяснима. Регионоведение как область научного знания относится к числу сравнительно молодых, и ее понятийный аппарат еще не вполне утвердился. Однако фактом является и то, что терминологическая небрежность, к сожалению, присутствует и в устоявшихся науках.

Если исходить из сути понятия «регион», то объектом комплексного регионоведения могут быть регионы разного уровня и типа.

Предмет науки – это ответ на вопрос: что, какие свойства и какие связи объекта изучаются. Таким образом, предметом комплексного регионоведения можно считать все многообразие взаимосвязей между природой, обществом и человеком, осуществляющим различные виды деятельности.

Предмет КР обусловливает его взаимодействие со многими научными дисциплинами. Характеристика природной основы жизни человека и развития общества, их взаимодействия, его региональных особенностей обусловливают связку «регионоведение – физическая география».

История позволяет выявить генезис населения, хозяйства и окружающей среды, «генетический код» регионов, населяющих их этносов, выявить черты и традиции прошлого в настоящем.

Этнография выводит на материальную и духовную культуру населения, его трудовые навыки и навыки приспособления к территории и ее природной среде, на проблемы значения этносоциаль-ных, этнокультурных, этноэкологических факторов в развитии общества, формировании наций.

Экономическая деятельность населения региона не может быть показана и проанализирована без комплекса экономических дисциплин. Для регионоведения особое значение имеет характеристика сочетаний отраслевой и территориальной структур хозяйства, эффективности экономики, ее ресурсоемкости и энергоемкости, связи со свойствами территории и т.д.

Демография позволяет показать динамику населения, особенности современной демографической ситуации в регионе.

Региональный анализ социальных сторон жизни населения, его социальной структуры, территориальной организации общества требуют обращения к социологии.

Портрет региона никогда не будет достаточно полным без исследования таких аспектов, как политический климат, политические симпатии и антипатии населения, властные отношения и управление на разных уровнях, политическая культура, международные отношения, без выявления их связи с особенностями социально-экономического развития территории, составом населения, его традициями и т.д. Все это обусловливает тесное сотрудничество регионоведения с широким комплексом политических наук.

Политология, или политическая наука в узком смысле, представляет собой основу для изучения внутренних связей и отношений, механизмов и институтов политической жизни как в странах региона, так и в регионе в целом.

Региональную специфику такого вида политической деятель-ности, как международная, регионоведение исследует, взаимодействуя с дисциплиной «международные отношения». Большой потенциал в этом плане представляет и интенсивно развивающаяся в последнее время научная дисциплина «мировая политика». Географическая обусловлен-ность политических процессов, внешнеполитических отношений анализируются в регионоведении «в союзе» с геополитикой.

Сотрудничество с политической социологией дает возможность исследовать влияние политических событий на общество и, наоборот, воздействие на политику общества, составляющих его групп и отдельных индивидов.

Региональную специфику отношения человека к власти, механики политического поведения политической социализации, лидерства, конфликтов и сотрудничества нельзя выявить без обращения к политической психологии.

Особое значение для регионоведения имеет его союз с политической компаративистикой, или сравнительной политологией. Последняя изучает то, как глобальные, мировые процессы определяют внутриполитическое развитие отдельных стран, регионов, как в них проявляются общие закономерности политического развития. В конечном счете сравнительная политология ориентирована на выявление территориальных (региональных, страновых) сходств и различий политических явлений, событий, процессов, и в этом плане ее предметное поле имеет немало точек соприкосновения с предметным полем комплексного регионоведения.

Перечень областей научного знания, научных дисциплин, взаимодействие с которыми придает регионоведению комплексный характер, обеспечивает комплексный подход к нему, можно продолжать и далее. Так, Ю.Н. Гладкий и А.И. Чистобаев «увязывают» регионоведение» с медициной, техникой, биологией, геологией.

Но комплексный характер страноведения (регионоведения) не означает простого арифметического сложения знаний всех научных дисциплин, участвующих в создании «образа» территории. Новое знание о ней может быть получено лишь через синтез частных знаний. Н.Н. Баранский, лидер советской общественной географии, в свое время писал: «Ни физическая, ни экономическая география по отдельности не могут дать даже сколько-нибудь цельного представления об облике страны или района, не говоря уже о решении какого-либо конкретного практического вопроса, ибо и для того, и для другого необходима известная степень контакта и взаимопроникновения» [32. С. 37]. То есть речь идет не только о междисциплинарном характере комплексного регионоведения (страноведения), но и его интегративной, синтезирую-щей роли.

Главная задача КР – создание целостных, по возможности, более широких по содержанию характеристик различных территорий. Но естественен вопрос о том, для чего нужны такие характеристики. Существенным для развития любой науки является общественная потребность в ней.

Общественную потребность в КР отражают его функции. С известной долей условности (т.к. все функции взаимосвязаны), как правило, выделяются следующие функции КР:

Описательная. Она начала реализовываться еще в глубокой древности. С того времени претерпели изменения и формы страноведческо-регионоведческих описаний. Но потенциал этой функции не исчерпан и в наши дни. Во-первых, потому, что вопреки довольно распространенным представлениям на Земле еще далеко не все описано. Во-вторых, динамично меняющийся мир требует постоянного обновления комплексных страноведческих и регионоведческих описаний.

Информационная.Она состоит в сборе, хранении и предоставлении возможностей использования сведений о территории региона, страны. Значение этой функции постоянно увеличивается, т.к. нарастание масштабов информации – это «визитная карточка» современного общества. Без информации о природных, социально-экономических, ресурсных объектах территории, о состоянии природной среды на ней невозможно сколько-нибудь эффективное управление социально-экономическим развитием той или иной территории.

Так, известна та позитивная роль, которую сыграла информация, прежде всего географическая, о восточных районах страны в годы Великой Отечественной войны. Она активно использовалась при решении проблем размещения эвакуированных из западных районов предприятий, мобилизации всех ресурсов страны для победы. Но есть примеры и иного рода. Анализируя последствия чернобыльской трагедии, академик Б. Патон с горечью говорил, что одна из серьезных проблем, которая отрицательно повлияла на ход аварийных работ, заключалась в отсутствии всесторонних географических сведений о территории Чернобыля. Ученый отмечал, что нельзя жалеть средств на всесторонние изыскания данных о территориях.

В настоящее время для всех стран особенно актуальной является задача создания сети автоматизированных географических систем (ГИС) как комплекса разнообразных, но взаимосвязанных источников информации о своих территориях. Но вместе с тем не теряют своего научного, практического значения такие традиционные источники информации о странах, регионах мира, мира в целом, как карты, атласы, различные справочные издания.

Научно-исследовательская.Как уже было отмечено, комплексное регионоведение – это междисциплинарная, синтетическая область знания. Синтез, при определенных условиях, обеспечивает не только получение нового знания о той или иной территории, но и оказывает благотворное влияние на науки, участвующие в этом процессе.

Известен труд американского экономиста М. Портера «Международная конкурентоспособность» (1998). Развивая положение о том, что экономический прогресс – это история преодоления страной неблагоприятных условий хозяйствования, М. Портер обращается к страноведческим материалам по десяти крупнейшим промышленным государствам мира. Основой концепции культурно-локальных цивилизаций А. Тойнби были работы страноведческого характера.

Интерактивный подход, выход на ступень синтеза отраслевых знаний содержит огромный потенциал для создания более адекватной и полной картины как отдельных регионов, так и мира в целом. Именно «системоцентризм» позволяет прослеживать причинно-следственные связи, которые чаще всего лежат за рамками ограниченного предмета исследования узких научных дисциплин.

В то же время следует отметить, что научный синтез в КР и КС пока не находит широкого проявления.

Практически-прогнозная. Она связана с обслуживанием региональной политики, хозяйственной практики, внешних политических и экономических связей. История России (как и других стран) знает немало примеров такого обслуживания. Так, русские страноведческие исследования способствовали выработке стратегии России в Средней Азии в XIX в., планов использования этого региона как емкого рынка для развивающейся текстильной промышленности России. Известна та огромная роль, которую сыграло в 1920–1930-х гг. комплексное изучение так называемых «госплановских областей» для решения задач, связанных с индустриализацией страны. Институт географии АН СССР в 80-е гг. XX в. провел исследование «Научные основы территориальной организации хозяйства, расселения, создания благоприятных условий для жизни и деятельности населения, охраны и улучшения окружающей среды». Уже само название проекта отразило потребность привлечения комплексного знания к решению проблем, связанных с управлением не только экономическими, но и социальными, этнокультурными, экологическими процессами.

Велико практическое значение КР и КС и в настоящее время. Разработка и реализация различного рода целевых программ и конкретных проектов по-прежнему требуют предплановых качественных комплексных территориальных характеристик. В понятие качества этих характеристик входит и наличие прогнозов относительно перспектив социально-экономического, экологического развития территорий под воздействием возможных видоизменений в результате деятельности человека. Составление таких прогнозов сопряжено с очень большими трудностями, т.к. необходимо принимать во внимание множество факторов и самых различных обстоятельств, их сложившие, порой неожиданные, сочетания. Но это не уменьшает важности прогнозов развития любой территории.

Одной из наиболее динамично развивающихся отраслей мировой экономики в настоящее время является туризм. Он играет значительную роль в валютных поступлениях, формировании валового национального дохода стран, обеспечении занятости населения. Увеличение потока туристов оказывает существенное влияние на развитие целого ряда отраслей хозяйства (общественное питание, транспорт, строительство и т.д.).

Совершенно очевидно, что развитие как внутреннего, так и международного туризма зависит и от рекреационного страноведения. Оно является основой туристско-рекреационного освоения районов страны, создания полноценных путеводителей, оптимизации деятельности предприятий и организаций, существующих в сфере коммерческого социума.

Развитие внешнеполитических и экономических связей РФ зависит, в том числе и от уровня страноведческой, регионоведческой культуры власти, предпринимателей, дипломатов. В этой связи уместно вспомнить и о том, что в трансформации мировой системы все большую роль начинают играть процессы регионализации. Это обстоятельство, безусловно, подчеркивает значимость регионоведения (научную и практическую).

В конечном счете, выработка стратегии развития страны невозможна без сравнительного страноведения и регионоведения. Именно их данные позволяют выявить разницу между существующим и желаемым состоянием страны изучить опыт других государств в разрешении подобных проблем и разработать стратегию и тактику для разрешения собственных с целью трансформации страны в желаемом направлении.

Культурно-просветительская. Реализуя эту функцию, КР и (КС) «работают» на общую культуру человека, способствуют популяризации научных знаний, а также взаимопониманию людей, учат понимать и принимать уникальность, самобытность культур, традиций других народов стран. Нельзя сегодня представить по-настоящему культурного человека, не обладающего страноведческими знаниями. Велика роль страноведения в формировании у людей чувства любви к своей родине, ответственности за сохранение ее природной, культурной уникальности, в приумножении ее богатств.

Таким образом, можно сказать, что комплексное регионоведение (страноведение) решает три основные, тесно связанные между собой задачи: описание, объяснение, предсказание.

Разнообразие функций КР и КС порождает их различные типы (по Я.Г. Машбицу) или виды (по М.М. Голубчику, С.П. Евдокимову) [17. С. 231]:

· научное. Его цель – глубокий анализ и синтез знаний о территории, выявление ее своеобразия;

· учебное. Это составная часть школьной географии, подготовки специалистов-географов в высших учебных заведениях. Оно органически входит в общечеловеческую культуру;

· геоинформационное. Его назначение – сбор, отработка, преобразование для дальнейшего использования разнообразной информации о территориях;

· прогнозно-конструктивное. Оно обслуживает разработку программ и проектов социально-экономического развития территории внутри стран;

· как староосвоенных, обжитых, так и нового ресурсного освоения, а также проектов сотрудничества с другими странами;

Культурно-просветительское. Оно призвано знакомить широкие слои населения с географической картиной мира, с разными странами, их природным своеобразием, этнокультурными, политическими, экологическими и т.д. особенностями.

А.С. Мироненко пишет о научном, информационно-поисковом и публицистическом страноведении, делая при этом акцент не только на задачах каждого из них, но и специфике способов их достижения [36. С. 40].

Ю.М. Гладкий и А.И. Чистобаев выделяют теоретическое, конструктивное, познавательное регионоведение [15. С. 6].

Для статуса комплексного страноведения (и регионоведения), безусловно, важен ответ на вопрос, какое место оно занимает в системе научного знания. Но по этому вопросу продолжает сохраняться разброс мнений. Особенно активно он обсуждается географами. В географическом сообществе просматриваются два подхода к данной проблеме.

Так, Ю.Н. Гладкий и А.И. Чистобаев в учебнике «Регионоведение» подчеркивают: «именовать регионоведение, как это нередко делается, полностью самостоятельной наукой было бы опрометчиво – оно является неотъемлемой частью географической науки», это «очень важная и специфическая часть региональной географии», «сугубо географическая субдисциплина» [15. С. 43].

То есть, как видно, регионоведение однозначно признается частью географической науки, более того – разделом тех или иных ветвей географии: физической, общественной, картографии и т.д. Действительно, почти все из многочисленных наук, образующих сложную и разветвленную систему географии, имеют свои региональные разделы (региональная экономическая география, региональная климатология, региональная физическая география и т.д.). Но в нашем контексте речь не об отраслевом регионоведении (экономико-географическом, политико-географическом, историко-географическом и т.д.), а о комплексном, которое соединяют (отдельный вопрос – как) материалы и данные различных наук по территориям (макрорегионам, странам, внутристрановым регионам).

Приверженцы другого подхода склонны рассматривать страноведение-регионоведение как самостоятельную стволовую ветвь в системе географических наук (наряду с физической географией, общественной географией, картографией). Это подход Н.Н. Баранского, Я.Г. Машбица, В.П. Максаковского. Концептуальной основой такого страноведения Н.Н. Баранский считал географический синтез, подчеркивая при этом, что в реализации данной идеи должны участвовать не только географы, но и историки, этнографы, демографы, экономисты, литературоведы и т.д.

 

Николай Николаевич Баранский (1881–1963) – выдающийся советский ученый-географ. Он был выпускником Томской мужской гимназии. Из Томского университета его исключили за революционную деятельность. Будучи активным членом Сибирского союзного комитета РСДРП, он неоднократно арестовывался. Московский коммерческий институт Н.Н. Баранский окончил только в 33 года. В советское время он стал крупнейшим ученым, основателей школы советской экономической географии. С его именем связана концепция опорного каркаса территории, теория экономического районирования страны. В 1946 г. Н.Н. Баранский обосновал идею комплексного страноведения как особой области научного географического знания, а также необходимость подготовки специалистов-страноведов. Н.Н. Баранский был крупнейшим организатором науки. Под его редакцией и в его переводе выходили крупнейшие работы по географии ученых зарубежных стран. Н.Н. Баранский – автор учебников по экономической географии СССР, которые издавались многократно.

 

А.Д. Воскресенский определяет регионоведение как «комплекс-ную интегральную социально-экономическую дисциплину …», отрицая, таким образом, монополию на нее географии [7. С. 204].

По большому счету, стержнем дискуссий о комплексном страноведении-регионоведении является вопрос о его научности. В этом нетрудно убедиться, если суммировать сомнения, критические замечания в адрес КС и КР. Остановимся на некоторых из них.

1. Страноведение – это всего лишь организационная форма сбора и анализа разнообразных, привязанных к определенной территории дан-ных, т.е. некое хранилище для последних. Приверженцы этой позиции, как правило, ссылаются на положение Н.Н. Баранского из его концеп-туальной статьи «Страноведение и география физическая и эконо-мическая» о том, что страноведение не претендует на роль особой науки, а является «лишь организационной формой объединения разно-сторонних знаний о той или иной определенной территории» [2. С. 34].

2. Страноведение (регионоведение) не является интегративной, «синтетической» дисциплиной. Интеграция, синтез научных знаний в рамках страноведения-регионоведения вряд ли возможны по причине продолжающейся дифференциации наук. Доказательством, по мнению сторонников этого аргумента, является отсутствие конкретных страноведческих работ, которые бы показали, что в результате «коллекционирования» происходит переход количественных накопле-ний в качественное их изменение, т.е. в новое знание.

3. Регионоведение (страноведение) не имеет собственной методо-логической базы, поэтому не приходится говорить о его самос-тоятельном научном статусе.

В последнее время скептицизм в отношении комплексного регионоведения-страноведения получил дополнительные импульсы, задаваемые углубляющейся глобализацией (она как бы усиливает антирегионалистические тенденции), а также выходом на авансцену в науке таких новых актуальных сюжетов, как охрана окружающей среды, природопользование и т.д.

Таким образом, как видно, дискуссии по вопросу о месте КР–КС в системе научного знания не являются в большинстве случаев противостоянием амбиций их участников – они отражают достаточно серьезные реальности как объективного, так и субъективного характера. Каждый из названных выше аргументов оппонентов КР и КС содержит определенные резоны. Но, признавая это, нельзя сбрасывать со счетов и

 

другую позицию.

Немало ученых не соглашалось и не соглашается сейчас с утверждениями о подчиненном, организующем, сугубо информацион-ном характере комплексного страноведения. И.М. Маейергойз, известный отечественный ученый-географ, автор концепции экономико-географического страноведения писал: «Современное страноведение нельзя понимать как организационную форму объединения разнородных знаний о той или иной стране, как более или менее искусное соединение всех сведений о стране … [15. С. 35].

Регионоведение-страноведение – это сравнительно новая область знаний, она находится в стадии становления. Совершенно очевидно, что какие-то его проблемы должны быть отнесены к болезням роста.

Комплексное регионоведение-страноведение на уровне «высшего синтеза» действительно не получило пока широкого развития. Но и абсолютировать это обстоятельство вряд ли целесообразно. В научном сообществе получили высокую оценку регионоведческо-страноведческие работы многих советских авторов (И.А. Витвера, И.М. Майергоиза, Я.Г. Машбица и др.), не говоря о дореволюционных ученых.

Идея географического синтеза Н.Н. Баранского как концептуальной основы страноведения означала по сути своей установку на его развитие как науки. И в этом плане он продолжал традиции своих выдающихся предшественников – П.П. Семенова-Тян-Шанского и В.П. Семенова-Тян-Шанского, стоявших у истоков идеи синтеза [3. С. 383].

В своей борьбе за институализацию страноведения Н.Н. Баранский руководствовался интересами науки и общества. Необходимость страноведения как самостоятельной научной географической отрасли он выводил, прежде всего, из логики развития науки. По его убеждению, углубляющаяся дифференциация в науке, в том числе и в географии, грозит затормозить ее прогресс, т.к. специализация естественна и прогрессивна до тех пор, пока не теряется связь между явлениями многочисленных отмежеванных областей знаний.

Озабоченность продолжающимся процессом дифференциации наук, другой ученый, Ю.Г. Саушкин, выразил таким образом: «Ученые, подобно лилипутам, стали видеть не всего Гулливера в целом, а разглядывают или его пальцы, или нос, или обшлага рукавов его кафтана… Узкие специалисты перестают понимать друг друга, теряют общую научную ориентацию, не видят путей развития науки в целом …» [3. С. 434].

Н.Н. Баранский, безусловно, понимал всю сложность реализации идеи синтеза. «В какой именно части и насколько удастся превра- тить страноведческий комплекс в синтез, это есть вопрос факта», – писал он [2. С. 43].

Положение Н.Н. Баранского о страноведении как организацион-ной форме объединения разносторонних знаний, которое, как уже говорилось, используется оппонентами КС–КР, вряд ли может служить весомым аргументом. Во-первых, потому, что оно не вписывается в суть концепции страноведения, выдвинутой Н.Н. Барановским. Во-вторых, как справедливо отметил Я.Г. Машбиц, его можно трактовать и как обоснование синтеза данных многих наук. В-третьих, нельзя исключать того, что это положение – своего рода тактика, цель которой смягчить сопротивление оппонентов, в неизбежности которого Н.Н. Баранскому сомневаться не приходилось: он был крупным ученым, прошедшим через горнило многих научных (и не вполне таковых) дискуссий.

Есть еще одно обстоятельство, на которое обращают внимание «защитники» КС и КР. Это – общественная потребность в нем. Для общества, широкой публики интерес к регионам, странам носит не дифференцированный, а интегральный характер. Именно это имел в виду Н.Н. Баранский, когда незадолго до своей смерти посоветовал сделать «географию общенародной наукой», а стать таковой она, по его убеждению, могла только как наука целостная, и эту целостность он связывал именно с комплексным страноведением [3. С. 434].

Что касается отсутствия у регионоведения собственной методоло-гии, то это отсутствие еще не означает невозможности ее выработки. Кроме того, в настоящее время вообще достаточно мало наук, обладающих только своими собственными методами. Даже математика сегодня использует инструменты формальной логики, принципы философии, элементы общей теории систем. Методы, которые та или иная наука заимствует у других наук, как правило, адаптируются к предмету ее изучения.

Это положение целиком и полностью относится к регионове-дению (и страноведению). Имея междисциплинарный, комплексный характер, регионоведение использует как общенаучные методы, так и методы экономической географии, политических наук, истории, физической географии, экономики и т.д.

У комплексного страноведения-компексного регионоведения, несмотря на имеющиеся проблемы, есть серьезные предпосылки для развития.

Во-первых, имеются кадры страноведов. В их создании – большая заслуга Н.Н. Баранского. В качестве одного из условий становления страноведения он предложил реализацию своей, рассчитанной на перспективу, программы подготовки подобных специалистов. По сей день не потеряли значения требования к страноведу, сформулированные Н.Н. Баранским. «Для страноведов, – писал он, – еще в большей степени, чем для физико- и экономико-географов необходимы широкое развитие, начитанность в литературе философской, политической, исторической, экономической и, кроме всего этого, еще некоторый литературный талант» [2. С.37].

Справедливости ради следует отметить, что в России специалистов-страноведов, а тем более специалистов высокой страноведческой культуры все же явно не хватает.

Во-вторых, есть научные основы страноведения. Речь идет не только об идеях, заложенных в трудах Н.Н. Баранского, Я.Г. Машбица, И.М. Маергойза. Они развиваются и дополняются их современными преемниками. Например, методологические основы страноведения значительно усиливаются появившимися недавно работами Н.С. Мироненко, Ю.Н. Гладкого, А.И. Чистобаева. Учебное пособие Н.С. Мироненко «Страноведение» (2001) существенно пополняет и углубляет арсенал методов исследования основных элементов комплексного страноведческого исследования – территории, географии-ческого положения, расселения и др. Несомненное достоинство работы – представленная в ней методика применения в страноведении логико-математического, сравнительно-географического, сравнительно-исторического, балансового, картографического методов, системного подхода.

Ценность учебника Ю.Н. Гладкого и А.И. Чистобаева «Регионоведение» (2002), на наш взгляд, заключается в том, что его авторы а) дают интересную (хотя и не бесспорную) трактовку сути страноведения и регионоведения и их соотношения; б) дополняют традиционную регионализацию мира по физико-географическому, экономико-политическому основаниям культурно-цивилизационным основанием, а следовательно, обогащают и страноведение; в) делают достаточно успешную попытку связать специфику основных макрорегионов мира с их историко-культурным развитием; г) «очеловечивают» регионоведческий (страноведческий) обзор, уделяя особое внимание этническим, демографическим, конфессиональным, политико-географическим характеристикам территорий.

В-третьих, на возрождение комплексного страноведения «работают» новые геополитические реальности современного мира, появление на карте мира все новых и новых государств. Все это уже сейчас, например, требует серьезных исследований по странам Центральной Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона, значение которых для России изменилось не только по масштабам, но и по существу.

В-четвертых, углубляющиеся интегральные процессы, многогран-ное взаимодействие стран также создает потребность в страноведческих работах разных видов: геоинформационного, общеобразовательного, культурно-просветительского, научного.

Но дело не только в потребностях прагматического характера. Интеграция – это и многочисленные контакты, сотрудничество ученых всего мира, что, безусловно, усиливает потенциал отечественного страноведения и регионоведения.

Конечно, сами по себе названные предпосылки – это еще не решение проблем регионоведения. У них есть и другие, например, финансовые аспекты. Но, представляется, что они тоже не должны быть препятствием для осуществления регионоведческих, страноведческих программ. Как подчеркивал Н.Н. Баранский, «только в виде страноведческих сводок, хорошо и литературно оформленных, география приобретает общедоступную и общеинтересную форму, становится готовым для широкого рынка товаром».

Таким образом, дело возрождения и дальнейшего развития страноведения находится в руках ученых и организаторов науки.

 

Контрольные вопросы

1. Каково соотношение понятий «комплексное регионоведение» и «комплексное страноведение»?

2. Что является объектом КР?

3. Как можно определить предмет КР?

4. Что означает междисциплинарный характер КР? Как он может быть объяснен?

5. Каковы функции КР и КС?

6. Как определяется место КР и КС в системе научного знания?

7. Чем определяется дискуссионный характер вопроса о месте КР (КС) в системе научного знания?