Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Условия несостоятельности биметаллизма, когда производство денежных металлов превышает их потребление



Таков первый случай, когда х больше, чем содержимое денежного сосуда ниже линии mm. Во втором случае предполагается, что х меньше, чем содержимое денежного сосуда ниже линии mm; это значит, что серебра недостаточно, чтобы вытеснить все золото из обращения. При этих обстоятельствах, игнорируя на время всякое изменение в производстве или распределении, мы заключаем, что открытие трубки, т.е. открытие монетных дворов для свободной чеканки серебра, приведет всю систему жидкостей к общему уровню тт. Другими словами, премия на золотые слитки исчезнет (рис. 7б) и их покупательная сила и покупательная сила серебряных слитков будет средней между их первоначальными покупательными силами; эта средняя будет измеряться расстоянием от средней линии mm до 00. Другими словами, биметаллизм в этом случае достигает успеха; это значит, что он установит и будет поддерживать временно равенство между золотыми и серебряными долларами в денежном сосуде.

Но равновесие, которое мы только что нашли, есть простое выравнивание уровней, произведенное перераспределением существующих запасов золота и серебра между различными сосудами. Это равновесие нарушится тотчас же, как только эти запасы будут изменены. Перманентное равновесие требует, чтобы запасы оставались всегда теми же, т. е. другими словами, требует равенства между производством и потреблением для каждого металла. После отлива серебра из сосуда слитков в денежный сосуд, очевидно, не будет необходимости в том, чтобы и дальше производство и потребление золота были равны одно другому, так же как и производство и потребление серебра. Произойдет такое увеличение производства серебра и уменьшение производства золота, какое произошло в случае, рассмотренном в предыдущем параграфе. Результатом может быть то, что серебро, в конце концов, совершенно заменит собой золото или, наоборот, не будет в состоянии сделать этого.

Здесь две возможности. Одна возможность очевидна, а именно золото может быть совершенно вытеснено, т. е. получится то, что было изображено на рис. 6б. При второй возможности золото не будет вытеснено.

Осуществимость этой второй возможности станет ясна, если мы попытаемся сначала отрицать ее. Предположим, следовательно, что перепонка f находится у левой стенки и что перманентное равновесие наконец установлено. Мы только что видели, что уровень золота будет ниже, чем раньше, а уровень серебра выше. Насколько ниже или выше будет уровень золота или серебра зависит, очевидно, от технических условий производства и потребления, соответствующих общей ситуации. Конечно, нет ничего невероятного в том, что уровень золота может быть настолько ниже, а уровень серебра настолько выше, чтобы взаимные положения их могли стать обратными, т. е. уровень золота станет выше, чем уровень серебра. Но в таком случае совершенно невозможно, чтобы перепонка f оставалась на левой стороне. Золото, будучи теперь более дешевым, притекало бы в обращение и замещало серебро. При том положении, которое мы сейчас изображаем, перепонка не может находиться ни у той, ни у другой стенки. Если она будет у правой стенки, серебро будет дешевле золота и будет двигать перепонку влево; если перепонка будет у левой стенки, то золото будет дешевле серебра и будет двигать перепонку вправо. При таких обстоятельствах, очевидно, равновесие должно лежать между этими крайними положениями, как указано на рис. 7б. Условия производства и потребления, при которых биметаллизм может успешно действовать, будут, следовательно, таковы: 1) чтобы при серебряном монометаллизме золотой доллар был при равновесии дешевле серебряного и 2) чтобы при золотом монометаллизме серебро было дешевле золота. Следовательно, биметаллический уровень в том случае, когда биметаллизм осуществим, должен всегда лежать между уровнями, которые принадлежали бы обоим металлам при золотом монометаллизме, когда золото является деньгами, а серебро нет; по тем же причинам биметаллический уровень должен лежать между уровнями, которые принадлежали бы обоим металлам при серебряном монометаллизме, т. е. когда серебро является деньгами, а золото нет [Но этот уровень не должен обязательно лежать между уровнем денег при золотом монометаллизме и их уровнем при серебряном монометаллизме.]. Во всех наших рассуждениях мы предполагали существование данного законного отношения между обоими металлами. Но биметаллизм, невозможный при одном отношении, всегда возможен при другом. Всегда будут налицо два предельных отношения, при которых биметаллизм будет возможен.

Легко показать, что два предельных отношения для отдельной нации будут уже, чем для союза наций, так как денежный сосуд для одной нации меньше, чем для многих, в то время как сосуды изделий само собой будут больше при монометаллическом денежном обращении других наций. Когда биметаллизм проваливается при одном отношении, он опять может возникнуть при другом, но переход требует обесценения денег. Единственный путь вторичного введения в обращение металла, который вышел из денежного сосуда, состоит в уменьшении его количества в денежной единице, если не будет принята еще более сильно действующая мера, состоящая в повышении чеканного веса монет, уже находящихся в обращении.

Должно быть также отмечено, что две нации не могут обе поддерживать биметаллизм при двух различных отношениях, если только эта разница не будет меньше, чем стоимость перевозки из одной страны в другую. Одна из двух наций потеряла бы металл, который она недооценила, и осталась бы при монометаллизме.

Можно привести и еще несколько дополнительных замечаний. Временные и нормальные моменты равновесия, которые были рассмотрены отдельно, фактически совершенно ясно отделимы во времени. Время перераспределения существующих запасов металла, согласно вновь изданному закону, зависит от скорости перевозки, переплавки и чеканки и может быть измеряемо месяцами или неделями. Нормальное же равновесие зависит от медленного действия изменений в размерах производства и потребления металлов и будет измеряться годами. Однажды установившееся нормальное равновесие продолжается до тех пор, пока условия производства и потребления не изменяются. Незначительные изменения этих условий - истощение рудников, открытие новых мест добычи и т. д. - вызывают слабые изменения в соотношении между золотыми и серебряными деньгами, т. е. в положении перепонки f. Колебания этой перепонки (но не колебания соотношения цен, как в случае двух несвязанных товаров) отражают эти изменяющиеся условия. Но, по всей вероятности, эта перепонка раньше или позже достигнет одного из своих пределов. Однако вероятное время для осуществления этого случая очень продолжительно. Мировое золотое обращение, грубо говоря, составляет, приблизительно, 5 млрд. долл., годовое производство серебра достигает приблизительно, по современной рыночной оценке, 100 млн. долл. Предполагая систему международного биметаллизма при отношении, скажем, 36:1, которая вначале была бы в нормальном равновесии, рассмотрим влияние чрезвычайного увеличения производства серебра, скажем, наполовину, т. е. на 50 млн. долл. Тогда потребовалось бы 100 лет, чтобы вытеснить золото, не принимая в расчет того, что, когда происходит вытеснение золота, превышение производства над потреблением неуклонно понижается. Если это превышение сокращается однообразно от 50 млн. долл. до 0, период должен быть двойным, т. е. 200 лет. Если мы добавим к этим соображениям тот факт, что в то время, как стимулы производства одного металла действуют быстро, будущие задержки производства другого металла действуют более медленно благодаря неподвижности основного капитала и что, следовательно, объем денежного обращения будет к концу больше, чем он был вначале; точно так же добавим тот факт, что денежный сосуд постоянно расширяется, и, наконец, тот факт, что течения производства одинаковы в каждом направлении и для каждого металла, - мы можем быть до некоторой степени уверены, что международный биметаллизм, будучи вначале успешным, при положении перепонки, близком к серединному, будет и продолжаться успешно в течение многих поколений. Первоначальный успех зависит, как мы видели, от установленного отношения.

Необходимо заметить, что биметаллизм никогда не может избежать небольшой премии. Напротив, это именно та разница уровней, которая доставляет силу, вызывающую изменение от одной точки равновесия к другой [Пока премия существует, более дешевый металл будет, несомненно, циркулировать несколько быстрее, а более дорогой - несколько медленнее, чем при отсутствии премии. При желании это может быть представлено плотностью жидкости в денежном сосуде, уменьшением этой плотности по одну сторону от f и увеличением по другую; при этом один металл будет покрывать большее пространство на диаграмме, чем нормально, и ускорять движение f к точке равновесия. Сгущение (увеличение плотности), главное значение которого состоит в накоплении, будет упомянуто ниже.].

В течение ряда лет биметаллический уровень будет занимать среднее положение между изменяющимися уровнями, которые принимают оба металла отдельно. Биметаллизм распространяет свое влияние на всякое колебание совместных золотых и серебряных рынков [Чтобы представить укрепляющееся влияние отдельного течения, заметим, что при биметаллизме три сосуда действуют, как один. Следовательно, по сравнению с монометаллизмом течения уменьшаются в обратном отношении к поверхностям жидкости, на которые эти течения распространяются. Таким образом, если общая площадь поверхности жидкости двух левых сосудов составляет 2/3 общей площади поверхности всех трех, приток золота, который при распределении только между двумя сосудами сделал бы слой в один дюйм толщиной, при распределении между тремя сосудами составил бы слой толщиною в 2/3 дюйма. Подобным образом уровень в правом сосуде, составляющем третью часть общей площади, при отливе серебра на один дюйм только путем торговли понизился бы на 1/3 дюйма, если бы в нем поддерживалось сообщение с денежным сосудом. Площадь поверхности сосуда, которая здесь играет главную роль, составляет размер увеличения количества товара с про порциональным уменьшением его предельной полезности. Закон обратной широты применяется с точностью только в статистике или при кратковремен ных повторных приспособлениях.]. Укрепляющаяся сила биметаллизма зависит от ширины сосудов, а не от положения перепонки. Он сохраняет полную силу независимо от соотношения между количествами золотых и серебряных денег, и он так же силен, когда только одна нация придерживается биметаллизма, как и тогда, когда целый мир принимает эту систему. Даже если бы только одна Швейцария имела успешно действующую систему биметаллизма, она могла бы до его крушения поддерживать и уравновешивать денежное обращение всего мира, безразлично, было ли бы в основание этого обращения положено золото или серебро. На самом деле мир пользовался бы всеми выгодами биметаллизма, применяемого в Швейцарии, без его зол и опасностей. Эта международная функция прекратилась бы сразу, как только потерпела бы крушение система биметаллизма.

Нужно отметить, что длительное уравновешивающее действие биметаллизма является только относительным. Понятно, что один металл был бы устойчивее как единственное основание системы, чем в том случае, когда он соединялся бы с другим. В следующей главе мы рассмотрим предел, до которого это уравнивание является возможным. Здесь мы ограничиваемся только выяснением механического действия системы биметаллизма.

§ 4. “Хромающая” валюта, валюта “Gold-Exchange Standard”

В настоящее время биметаллизм представляет только исторический интерес. Эта система больше не имеет применения, но ее прежнее господство оставило за собой во многих странах, включая Францию и Соединенные Штаты, денежную систему, которая иногда называется “хромающей” валютой. Подобная система появляется тогда, когда при существовании биметаллизма, прежде чем один из металлов целиком вытеснит другой, монетные дворы закрываются для более дешевого из них, но деньги, которые были уже отчеканены к этому времени, не изымаются из обращения. Предположим, что металлом, не подлежащим свободной чеканке, будет серебро, как это имеет место во Франции и Соединенных Штатах. Все деньги, уже отчеканенные из этого металла и находящиеся в обращении, удерживаются в обращении наравне с золотом (al pari). Это равенство может продолжаться даже тогда, когда будут чеканиться время от времени ограниченные дополнительные суммы серебряных денег. Это повлечет за собой разницу в ценности между серебряными слитками и серебряными монетами, так как номинальная ценность серебряных монет будет выше их действительной ценности. Это положение изображено на рис. 8.

На этой фигуре трубка, соединяющая денежный сосуд с сосудом серебряных слитков, как бы разрезана или, лучше, закрыта клапаном, который преграждает переход серебра из резервуара слитков в денежный резервуар, но не обратно (так как никакой закон никогда не может воспрепятствовать переплавке серебряных монет в слитки). Вновь добытое серебро не может сделаться теперь деньгами и тем самым понизить покупательную силу денег.

С другой стороны, новые поступления золота продолжают влиять на ценность денег, как и прежде, притом на ценность не только золотых денег, но и параллельно обращающихся серебряных денег, номинальная ценность которых выше действительной. Если бы в денежный сосуд вливалось больше золота, то это повысило бы денежный уровень. Если бы этот уровень всегда оставался выше, чем уровень в сосуде серебряных слитков, серебро переливалось бы из денежного сосуда в сосуд слитков, так как проход в этом направлении (т. е. в направлении переплавки) еще свободен. До тех пор, однако, пока денежный уровень остается ниже уровня серебра в слитках, т. е. пока чеканное серебро стоит дороже, чем нечеканное, не будет течения серебра ни в каком направлении. Законодательное запрещение препятствует течению в одном направлении, а законы относительных уровней препятствуют его течению в другом.

В только что рассмотренном случае ценность чеканного серебра будет равна ценности золота в законном соотношении. Совершенно такой же принцип прилагается в случае всяких денег, чеканная ценность которых выше, чем ценность материала, из которого они сделаны. Возьмем, например, случай бумажных денег. До тех пор пока они имеют отличительные признаки денег - всеобщую принимаемость по их номинальной ценности и пока их количество ограничено, их ценность будет обычно равна ценности золотой монеты такого же номинального достоинства. Если их количество неопределенно возрастает, они будут постепенно вытеснять все золото и целиком заполнят денежный сосуд совершенно так же, как было бы с серебром при биметаллизме, если бы оно производилось в достаточно больших количествах. Аналогичное действие имели бы кредитные деньги и кредит в форме банковских депозитов. При распространенности пользования ими они уменьшают спрос на золото, понижают его ценность как денег и заставляют большую часть его уходить в изделия или в другие страны.

До тех пор пока количество серебра или других денежных знаков, например бумажных денег, слишком мало, чтобы вполне вытеснить золото, золото будет удерживаться в обращении. Ценность других денег в таком случае не может упасть ниже, чем ценность золота, так как если бы это произошло, то, по закону Грешема, они вытеснили бы золото, но мы предположили, что их наличное количество недостаточно для этого. Паритет между серебряными монетами и золотом при “хромающей” валюте не зависит, следовательно, непременно от какой бы то ни было разменности на золото, но может быть только результатом ограничения количества серебряных монет. Подобное ограничение обычно является достаточным, чтобы поддерживать паритет вопреки неразменности. Однако это не всегда справедливо, так как если бы население потеряло доверие к некоторым видам неразменных бумажных или других неполноценных денег, даже, если они и не были выпущены в чрезмерном количестве, то все же они будут обесценены и будут почти так же дешевы в денежной форме, как и в виде сырого материала. Человек склонен принимать деньги по их номинальной ценности до тех пор, пока он уверен, что всякий другой готов поступать так же. Но возможно, например, что простой страх разрушит это доверие. Получатель, который при обычных обстоятельствах принимает без возражений всякие деньги, являющиеся обычным или законным платежным средством, может теперь начать настаивать “на исключении из контракта” более дешевой валюты [В механическом истолковании, так как закон теперь утратил бы свою силу, перепонка не подчинялась бы больше давлению справа и произошла бы значительная разница в уровнях по обе стороны. Такой механизм иллюстрировал бы параллельное обращение двух металлов при свободной оценке каждого из них, но опыт показывает, что такое положение является слишком неудобным, чтобы долго удерживаться. Серебро будет циркулировать все менее и менее, т. е. скорость его обращения будет постепенно уменьшаться. Это, как мы видели, может быть изображено положением, что жидкость в денежном сосуде (только вправо от перепонки) получит большую плотность, тем самым передвигая перепонку вправо. Если серебро совершенно перестанет циркулировать, перепонка окончательно передвинется направо и мы будем иметь золотой монометаллизм. Денежным результатом подобного отрицательного отношения к серебру будет, таким образом, повышение цены золота.]. Это значит, что он может настаивать при заключении всех своих будущих контрактов на платежах в монетах из лучшего металла, например золота, и тем самым содействовать дальнейшему падению обесцененных бумажных денег.

Итак, неразменные бумажные деньги, подобно нашим неразменным серебряным долларам, могут циркулировать al pari с другими деньгами, если количество их ограничено и они не являются слишком непопулярными. Если их количество постепенно увеличивается, то такие неразменные деньги могут изгнать все металлические деньги и вступить в неоспоримое обладание всей областью денежного обращения.

Но хотя подобный результат, т. е. такое положение, когда бумажные деньги являются единственными деньгами, и возможен, он редко является желательным. Без строгих законных гарантий неразменность является постоянным соблазном к злоупотреблениям, и этот факт сам по себе уже возбуждает недоверие деловых кругов и препятствует заключению долгосрочных контрактов и созданию предприятий. Неразменные бумажные деньги почти неизменно оказывались большим злом для страны, пользующейся ими. Между тем, хотя разменность не является безусловно необходимой для создания паритета их ценности с полноценными деньгами, практически она является мудрой предосторожностью. Лишение разменности серебряного доллара в Соединенных Штатах является одним из главных дефектов в нашей неудовлетворительной денежной системе и постоянной опасностью.

Возможны различные степени разменности. Одной из наиболее интересных систем частичной разменности является система, известная теперь как “Gold-Exchange Standard”, при которой страны, не имеющие строгой золотой валюты, тем не менее поддерживают твердый паритет с золотом через внешние биржи. При этой системе правительство или его агенты хотя и не разменивают своих денежных знаков на золото, но разменивают их на векселя, подлежащие оплате золотом за границей, т. е. на иностранные девизы. Это значит, что правительство продает векселя на Лондон или Нью-Йорк по установленной цене. Денежные знаки, которые оно таким образом получает и в известном смысле разменивает, оно держит вне обращения, пока цена иностранных векселей не упадет (т. е. пока спрос на размен не прекратится).

Система “Gold-Exchange Standard” может быть рассматриваема как особый вид “хромающей” валюты с дополнением в виде частичного размена.

Это дополнение, однако, значительно модифицирует природу “хромающей” валюты. “Хромающая” валюта без связи с Gold-Exchange может во всякое время разрушиться, если серебро (или всякие другие деньги с номинальным достоинством, превышающим их действительную ценность) станет настолько преизобилующим сравнительно с размерами торговли, что окончательно заменит собой золото. Как только все золото будет вытеснено из обращения, паритет с золотом нарушается. Но при системе “Gold-Exchange Standard” такая катастрофа может быть избегнута. На самом деле при этой системе нет необходимости всегда иметь золото в обращении. Готовность правительства продавать иностранную валюту по фиксированной цене и удерживать серебро, полученное за валюту, извлекает ровно столько денег из обращения, как если бы было действительно вывезено эквивалентное количество золота. До тех пор пока правительство готово и способно регулировать цену векселей стран, имеющих золотую валюту, оно ipso facto поддерживает приблизительный паритет с золотом.