Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ФЕВРАЛЬСКАЯ ЭЛЕГИЯ



А. Попову

 

В холодные закаты февраля,

когда скрипят, устало тополя,

размахивая голыми руками,

стуча морзянкой по стеклу окна,

пытаясь нечто мудрое ввернуть

в мою беседу с прошлым....

 

Когда тягучесть монологов крутит нить,

пороша след надежды заметает,

а сон воспоминаний летних тает,

и пляшет тенью старая вина,

и хочется почти по-волчьи выть

нечеловечески - протяжными словами

а на душе безрадостно...

 

В стихах друзей ищу к основам путь,

и нахожу, и не могу заснуть

до первого луча в рассветной стуже.

И понимаю: " Я кому-то нужен..."

Точнее: "Нужен ли кому-нибудь?"

(с-к трех авторов, «Кони небесные», СПб, 200; а-х «Белый бор», Сыктывкар, 2012; с-к «Север. Чаша причастия» 2012)

Х

 

ХИТРИНКА ЖЕЛАНИЯ

(из цикла сантиментальные сказки)

 

Однажды,

Когда белая ночь,

улыбаясь, подглядывала в наше окно,

 

я коснулся твоего плеча

и мне ужасно захотелось

твоего поцелуя…

 

Я чуть подумал и сотворил

Обиженную физиономию.

 

-Что с тобой?

…Я молчу.

-Ты обиделся?

…я молчу.

 

Ты заглянула в мои глаза

И, поняв мою хитрость,

Прижалась губами к щеке

 

… Уфф!

Наконец-то я избавился

От этой противной физиономии!

 

(ж-л «Karelia!», Петрозаводск, 1992, на финско-карельском языке, перевод Арве Пертту)

 

* * *

 

Хлебнув неведомого лиха,

по миру дольнему брести.

 

Сквозь визг ликующей шумихи,

отодвигая лесть и месть,

смысл знака тайного обресть

и прошептать в конце пути,

почти неслышно, тихо-тихо:

 

- Помилуй, Господи! Прости!

Я долго ждал Благую Весть...

 

(с-к трех авторов, «Кони небесные», СПб, 2003; а-х «Моим Северам», М изд. дом «Руда и металлы» 2008)

 

***

«Чтобы стать Любовью в мире этом

я покинул солнечный эфир»

В. Пономарев

И я хотел сбежать от суеты

В далекий дом, в заветное далёко

И созерцать с многоэтажной высоты,

Как мечутся безумные мечты

За окнами…

 

Хотел бы я сбежать от суеты

И мыслью помогать всем одиноким,

Подобным позднему осеннему листу,

Ветрами зимними гонимому по снегу.

Всем не познавшим силу оберега

Молитвенного слова…

 

Хотел бы я сбежать от суеты

И видеть сон:

к неблизкому кресту

идет Учитель.

Честно… Яснооко.

Прозрев смущение души,

Искус побега,

Он тихим голосом

Волнует высоту,

Даруя всем

Великую Любовь.

 

Хотел бы я сбежать от суеты

И познавать основы всех основ

Для тканей чувств, для плоти строк и строф,

Но я, увы, не В. Пономарев.

 

Март, 1995 г, ночь после презентации

выпуска первого альманаха «Белый бор»

***

 

Хотелось быть Санчо -

ленивцем, плутом.

Лукавым, насмешливым

чуточку глупым,

но ровно на столько,

чтоб толикой плача

клянчить монеты

чудя и чудача.

 

Хотелось быть Санчо.

Пропить свои латы

и жить не мудря -

от аванса к зарплате,

но снова седлаю...

Не клячу -

коня Росинанта!

 

(а-х «Берега», Сыктывкар 1996)

Ч

ЧАША ПРИЧАСТИЯ

 

Дочь разбила чашку.

Не беда!

 

Говорят,

посуда бьется к счастью.

 

Соберу

расколотые части,

может, склею…

 

Нет,

Я не скупец,

 

но за час

до Божьего суда

 

пил вино из этой Чаши

мой отец.

(г-а «Красное знамя», Сыктывкар, 1993; а-х «белый бор», Сыктывкар, 1995; с-к «Север. Чаша причастия» 2012)

ЧАШКА КОФЕ

Крепкий кофе. Легкий треп. Анекдоты…

О знакомых, о себе. О работе.

В небе плещется луны половина.

Я сегодня убежал от рутины.

Крепкий кофе. Ни о чем разговоры.

Поздно. Уходить пора, а не хочется.

Там, за дверью затаились словно воры

Неустроенность, одиночество.

 

Кофе пью. Про что-то вру. Хорохорюсь.

Поздно. Уходить пора, но не хочется.

Потому-что знаю я: дверь открою,

Заломают руки мне эти… двое.

 

( г-а «Утро», Сыктывкар, 1992)

 

ЧЕРЕПАХА

(сонет)

 

Год за годом, презирая прах

слишком торопливых пирамид,

осторожно ползает впотьмах

костью защищенный индивид.

 

В перехлестах панцирных заплат

шахматная правильность хранит,

добровольно залезая в пат,

письмена погибших Атлантид.

 

Но подкожной завистью болит

с ломанной ухмылкой на губах

память в воспаленных черепах,

 

что однажды вспыхнул в небесах

сотнями горящих черепах

неземного странствия болид.

(с-к «Север. Чаша причастия» 2012)