Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ЧЕРЕМУХОВЫЕ ХОЛОДА



Ветер и снег.

Мельтешенье надежд

И черемухи цвет.

Рой мотыльков-однодневок

На стылой земле.

Ветер качает их крылья…

Лаская.

Они опоздали родиться

И умирая

Тают…

 

(с-к «Незабудки», Сыктывкар 1994;)

 

***

 

Что такое стихи?

Одни говорят:

«Проповедь!»

Другие утверждают:

«Исповедь!»

 

Что же такое стихи:

«Проповедь через исповедь»

или

«Исповедь через проповедь»?

 

(с-к «Незабудки», Сыктывкар 1994;)

 

Ш

 

***

Григорию Спичаку

 

Шуршанье шин. Асфальт.

Апрельский вечер.

Съедает дождь остатки снежных зим.

И улыбается апрельская дорога

Улыбкой африканского божка –

Блестящими зубами переходов.

 

А вешний дождь нетороплив и вечен.

И с придыханьем девушка-диспетчер

Водителю о чем-то говорит

По рации…

Таксист доволен. Улыбается слегка,

И на баранке твердая рука

Уверена и даже грациозна,

 

А светофоров хитрые глаза

Подмигивают мне:

-Еще не поздно

начать сначала.

Впереди – века! Века…

(с-к «Незабудки», Сыктывкар 1994; с-к «Север. Чаша причастия» 2012)

Э

 

***

Эти руки многое сказали...

я давно не видел чутких рук,

и целую трепетные пальцы

осторожно, чтобы не спугнуть

первый тур заказанного танца.

 

Опасаясь породить печали

редких встреч и тягостных разлук,

начинаю снова вечный круг

поиска тропы в страну Любовь.

 

Отрицая прошлое неверье,

отрицая прошлые потери,

поддаюсь на еле слышный зов

и целую трепетные пальцы

в зимний день заказанного танца

женщине по имени Любовь.

 

(с-к трех авторов, «Кони небесные», СПб, 2003)

Я

 

***

 

Я вернулся! Сбылись пророчества

Вешних криков горластых грачей!

В край, где дали мне имя-отчество…

Здравствуй, вечный Коровий Ручей.

 

Испеку на воде плоским камушком

Десять блинчиков на показ.

Пусть годков серебренных добавилось,

Но силенок еще не растряс.

 

Заполошная птица в полуночи

Нервно вскрикнет: «Ты чей! Ты чей!»

Я отвечу: «Не бойся, тутошный!

Из деревни Коровий Ручей!»

 

Сухогруз на реке загукает,

Подтверждая мои слова:

- Как же, помню, всегда при удочках

был заглавный сорвиголова!

 

А по бровкам, канавам, на займищах

Перекличка квакуш все звончей:

-Внук Степана приехал давеча

навестить свой Коровий Ручей!

 

На Печору дурманом черемухи

Наплывает багрянец-туман.

Я блуждаю по тропкам отроческим

Пряных игрищ вдыхая дурман.

 

Междузорье былинного таинства

Сохрани от речей, от вещей!

Береги мое детство, пожалуйста,

Деревушка Коровий Ручей!

 

***

 

Я видел в зеркале

огонь, кирпичную стену.

Казалось мне, что за спиной

весь мир идет ко дну.

 

Мглу разрывал сухотный хрип

и чей-то кашель-стон.

Зеркальным оком из глубин

глядел холеный..."он".

 

Ползла поземкою огня

шипящая смола,

ловила за ноги меня

удавка - кабала.

 

Но храм познания вины

построил мой народ,

к нему со всех сторон страны

начался крестный ход.

 

И задрожал горящий змий,

и скрылся в безднах волн,

когда над весями Руси

начался перезвон.

 

Я видел: в зеркале судьбы

крошились кирпичи,

а с неба падали слова -

познания ключи.

 

(с-к трех авторов, «Кони небесные», СПб, 2003)

 

***

Я – внук Крылатой Серафимы*,

мне родом долг и честь даны

на сохранение страны

в бредовом гульбище рутины.

 

И дед мой – родовой помор,

врываясь ночью в полудремье,

зовет в наследные гнездовья,

страну полярных рек и гор.

 

Там забываются соблазны,

там лечатся рубцы души,

там не бесчинствуют гроши,

народ живет без мысли праздной.

 

И если рушу я обет,

тону в рутинной слизкой тине,

спешит на помощь Серафима,

приходит в сон упрямый дед.

 

* - писатель В. Личутин написал повесть «Крылатая Серафима» и посвятил ее Раисе Ивановне Журавлевой – моей северной бабушке, учительнице, всю жизнь служившей сохранению страны.

(Библиографический справочник-анталогия «Литераторы Эжвы», Сыктывкар, 2003;

а-х «Белый бор», Сыктывкар 2011)

***

 

Я не люблю пионы и перроны…

Облезлые перроны сентября.

С тех давних лет,

когда дарил пионы,

той, что любить умела… Не меня.

 

(г-а «Красное знамя, Сыктывкар, 1993; ж-л «Россияне», 1994 г)

 

***

Маме

 

Я стою у порога,

Постучаться не смея,

После долгих скитаний

по стране Лицедеев.

 

Я стою возле двери

Заветного храма,

После долгих скитаний

В закоулках Обмана.

 

Я стою оробев,

Постучаться не смея

В дверь заветного храма

За которой, как прежде,

В своем вечном халате

Великая жрица

Ворожит над огнем,

Над кипящей водою.

 

Дверь заветного храма

Я тихонько открою:

- Я вернулся.

Здравствуй, Мама!

(с-к «Незабудки», Сыктывкар 1994;)