Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

В деловой разговорной практике



 

Значительная часть деловой информации, передаваемой в устной фор­ме, носит характер выводных суждений, т.е. суждений, не полученных путем непосредственного восприятия каких-то фрагментов действи­тельности, а выведенных из других суждений, которые как бы извле­чены из их содержания. Логическим средством получения таких вы­водных знаний и является умозаключение, т.е. мыслительная опера­ция, посредством которой из некоторого количества заданных сужде­ний выводится иное суждение, определенным образом связанное с исходным.

Все логические методы, которые используются при получении умо­заключений, можно классифицировать как индуктивные и дедуктив­ные. ИНДУКЦИЯ — умозаключение от частного к общему, ДЕДУК­ЦИЯ — умозаключение от общего к частному. Мы применяем индук­цию (или обобщение), если из наблюдения массы частных случаев де­лаем обобщающий вывод о всей совокупности таких случаев.

Индукция бывает полная и частичная. Полная индукция состоит в исследовании каждого случая, входящего в класс явлений, по пово­ду которого делаются выводы. Подобная возможность предоставля­ется редко, поскольку отдельных случаев бесконечное множество. Та­ким образом, мы делаем обобщения на основе изучения типичных слу­чаев. Например, сводки по изучению общественного мнения даются по обобщенным данным. Они основываются на примерных мнениях, а не на поголовных исчерпывающих данных о состоянии обществен­ного мнения.

Иногда весь ход делового разговора может принять форму обоб­щения с использованием примеров, не имеющих целью убедить слу­шателя. ПРОВЕРКУ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИМЕРОВ С ЦЕЛЬЮ ДО­КАЗЫВАНИЯ можно проводить одним из пяти способов.

1. Установить, правилен ли пример, положенный в основу обоб­щения. Иногда неправильность при подсчете или неточность примера может резко подорвать доверие не только к данному обобщению, но к самому говорящему.

2. Выяснить, имеет ли пример отношение к заключению. Допустим, что краска марки А стоит дешевле, чем краска марок Б, В и Г. Казалось бы, неизбежен вывод, что краска марки А выгоднее других. Но такое зак­лючение было бы неправильным, потому что приведенные примеры не обладают качеством относимости к выводу. Они относимы только к зак­лючению, что краска марки А — самая дешевая. Лучшие качества крас­ки других марок делают их более выгодными. Это одна из самых обыч­ных ошибок в индуктивных заключениях.

3. Определить, достаточно ли приведено примеров. Ре­шение этого вопроса зависит от количества примеров, способа их отбора и видоизменяемости. Взяв два случая некомпетентности отечественных бизнес­менов, еще нельзя прийти к выводу, что все наши бизнесмены — люди некомпетентные. В России много тысяч предпринимателей. При отборе не­скольких примеров большую роль играет фактор случайности. Российские бизнесмены, как и вооб­ще все люди, очень различны.

4. Установить, типичны ли подобранные при­меры. Этот способ проверки имеет прямое отноше­ние к изложенному выше. Достаточно или недостаточ­но примеров, зависит от того, насколько они типичны.

5. Проверить, имеются ли отрицательные примеры, которые сле­дует принять во внимание. Отрицательный — это пример, не подтвер­ждающий заключения. Он — исключение из правила. Если слушатели знают о таком отрицательном примере, который выпадает из поля зре­ния говорящего, они могут по одной этой причине отвергнуть то, что он хотел сказать.

Главный вариант обобщения — заключение от частного к частно­му. Это — аналогия или умозаключение по аналогии. Два предмета похожи один на другой, по крайней мере с какой-то точки зрения ана­логичны. Отмечая сходство и делая вывод, что схожие предметы тож­дественны и в других отношениях, мы рассуждаем по аналогии.

 

Есть аналогия в буквальном смысле слова, когда сравниваемые предметы в основном одного и того же порядка, но есть еще аналогия фи­гуральная, отмечающая сходство в предметах различного порядка. Вспомним библейское изречение «Не мечите бисер перед свиньями» (т.е. нельзя расточать истину перед глупцами). Здесь ясно видно, что, по­скольку есть существенная разница между бисером и истиной, свиньями и глупцами, фигуральная аналогия представляет только риторическую, а не логическую ценность. Вполне естественно, что такая аналогия, при­мененная в качестве иллюстрации, придает высказыванию образность, но было бы явно ошибочно пользоваться ею как доказательством.

Далеко не многие буквальные аналогии логичны, поэтому необхо­дима их проверка. Существуют два способа такой проверки. Первый — действительно ли уместно сравнение явлений? Второй способ — нет ли существенного различия между ними?

Два и более явлений могут быть существенно схожи и все же отличаться отсутствием подобия, необходимого с точ­ки зрения доказываемого положения. Следующий очевидный абсурд, приводимый в качестве при­мера во многих учебниках логики, выявляет возможную в этом отношении ошибку: «Киты и слоны — млекопитающие, следовательно, и те и другие водятся на суше». Здесь наши обычные знания — защита от подобного оши­бочного вывода.

Истина в том, что нет полной логической аналогии, ибо не бывает двух совершенно оди­наковых совокупностей обстоятельств. Поэтому аналогией редко можно пользоваться, не обращаясь к дру­гим видам доказательств. Поэтому рассмотрим другой вариант индук­ции — суждение о причинной зависимости, которое играет особенно важ­ную роль в деловом разговоре. Именно здесь чаще всего приходится держать речь о смене явлений. Заключение о причине и есть логичес­кое рассуждение о перемене: оно представляет вывод, что при данном положении вещей результатом будет то или иное (заключение от при­чины к следствию) или что данное положение вещей вызвано другими известными условиями (заключение от следствия к причине). Вариан­том этих видов умозаключения будет вывод от следствия к следствию, если у того и другого одна общая причина.

В заключении от причины к следствию причина известна, и из нее выводится следствие. Например: «Стоимость нефти повысилась, сле­довательно, поднимется цена и на бензин».

В заключении от следствия к причине известно следствие, и о при­чине делается вывод. Например: «У рабочих промышленных предприятий, где зарплата больше, производительность труда выше, чем на предприятиях, где оплата труда меньше. Следовательно, заработная плата — причина разницы в производительности труда».

В каждом спорном случае умозаключения О ПРИЧИННОЙ ЗА­ВИСИМОСТИ применяются следующие правила проверки.

1. Возникает ли предполагаемое следствие, когда отсутствует пред­полагаемая причина? Если ответ — «да», то вы не вправе утверждать, что предшествующее явление — единственно возможная причина. Или нет никакой связи между двумя явлениями, или есть другая возмож­ная причина.

2. Отсутствует ли предполагаемое следствие, когда предполагае­мая причина налицо? Если ответ — «да», то вы не вправе утверждать, что последующее явление есть единственно возможное следствие. Или нет никакой связи между двумя явлениями, или есть другое возмож­ное следствие.

3. Не представляет ли единственная связь между следствием и его предполагаемой причиной только случайное возникновение одного после другого? Этот способ позволяет выявить характерное заблужде­ние в умозаключении о причине, хорошо известное под названием «пос­ле этого, следовательно, по причине этого». Данная ошибка представ­ляет форму беспечного обобщения отрывочных сведений.

4. Нет ли других возможных причин? Волнующая нас причина или ближайший повод явления обычно кажутся более очевидными, чем ос­новная причина. Уклонение от установления основной причины — обычная форма уловок.

5. Нет ли других возможных последствий? В большинстве случа­ев заключение от причины к следствию представляет на самом деле предсказание будущих событий. В таких случаях абсолютная провер­ка невозможна. Так как заключение от причины к следствию имеет в виду будущее, оно подвержено влиянию произвольного мышления, т.е. мышления, которое определяется желаниями и чаяниями.

Уяснив основные варианты индукции, перейдем теперь к умозаклю­чениям из общего положения, т. е. к дедукции. Дедукция — кратчайший путь к познанию. В этом ее характерное преимущество. Дедукция про­ста в том смысле, что состоит из трех суждений: 1) общего положения, именуемого большой посылкой; 2) связанного с ним суждения, ведуще­го к его применению, под названием малой посылки; 3) заключения. Весь этот трехзвенный процесс называется СИЛЛОГИЗМОМ. Например: «Ни один нечестный человек не будет избран в совет директоров. Петров — нечестен. Следовательно, он не будет избран в совет директоров». Сфор­мулированный в таком виде силлогизм — это категорический силлогизм.

Иногда одна из посылок или заключение не указываются. Этот со­кращенный силлогизм называется ЭНТИМЕМОЙ. Например: «Наше правительство не умеет работать, потому что все демократические пра­вительства не умеют работать». (Опущена малая посылка: наше пра­вительство — демократическое).

Чтобы восстановить энтимему в полный силлогизм, следует руко­водствоваться следующими правилами.

1. Найти заключение и так его сформулировать, чтобы больший и меньший термины были четко выражены;

2. Если опущена одна из посылок, установить, какая из них (боль­шая или меньшая) имеется. Это делается путем проверки, какой из крайних терминов содержится в этом суждении;

3. Зная, какая из посылок опущена, а также средний термин (он имеется в той посылке, которая дана), определить оба термина недо­стающей посылки.

Дедуктивные умозаключения проверяются двумя способами.

1. Правильны ли посылки?

2. Следует ли из них данный вывод?

Хотя искусство пользования силлогизмами представляет огром­ную ценность для деловых людей, вряд ли целесообразно в этой главе далее их подробно рассматривать. Дело в том, что правила, относящи­еся к пользованию силлогизмами, очень сложны. Поэтому тем читате­лям книги, которые захотят поглубже разобраться в этом, мы можем рекомендовать обратиться к полнообъемным учебникам логики, кото­рые в последние годы стали издаваться в нашей стране в гораздо боль­шем количестве, чем это было раньше[10].