Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Фатическое речевое поведение (ассоциативный способ общения)



речевое поведение, направленное на то, чтобы высказаться и встретить понимание, на поддержание разговора; осуществляется обычно в виде обмена репликами, содержание которых ассоциативно связано друг с другом.

 

Очередность партнеров в процессе беседы не сводится к последовательному обмену репликами. Беседа может строиться как тирады одного из собеседников и периодические одобрительные кивки другого или как нарушение очередности утверждений и ответов, попеременно произносимых участниками. При этом нарушенная последовательность ответов, переход с одной темы на другую не вызывают у собеседников недоумения или непонимания именно потому, что контексты разговора очевидны каждому его участнику.

Пример:

Пассажиры в электричке играют в карты. В вагон входят контролеры.

Первый пассажир: У тебя билет есть?

Второй: Есть.

Первый: Давай карту, я хожу.

Второй: А так штраф – сколько?

Первый: Не знаю. (Обращается к сидящему рядом.) Вы не знаете?

Третий: Нет. У вас нет билета?

Первый: Есть. Просто интересно, насколько дороже...

 

Таким образом, важнейшими характеристиками повседневной разговорной речи можно считать следующие:

1. Персональность адресации, то есть индивидуальное обращение собеседников друг к другу, учет взаимных интересов и возможностей понимания темы сообщения; более пристальное внимание организации обратной связи с партнерами: адресат разговорной речи всегда присутствует налицо, обладает той же степенью реальности, что и говорящий, активно влияет на характер речевого общения; позиция партнера непрерывно рефлексируется, переосмысливается, на нее реагируют, ее предвосхищают и оценивают. Говорящий ждет активного ответного понимания, будь то сочувствие, возражение или согласие.

2. Спонтанность и непринужденность; условия непосредственного общения не позволяют заранее спланировать разговор, собеседники вынуждены мыслить и говорить одновременно. Нормы спонтанной естественной речи допускают, что беседующие вмешиваются в разговор друг друга, уточняя или меняя его тему; говорящий может перебивать сам себя, что-то вспоминая, возвращаясь к уже сказанному. Высказывания полны оговорок, повторений, исправлений и других языковых погрешностей.

3. Ситуативность; непосредственный контакт говорящих, тот факт, что предметы, о которых идет речь, чаще всего видны или известны собеседникам, позволяет использовать мимику и жесты как способ восполнения неточности выражений, неизбежной в неформальной речи. В то же время ситуативность предполагает учет прошлых ситуаций общения с данным человеком (если они имели место), его социальный статус как условие, которое необходимо соблюдать, чтобы быть понятым в данной ситуации. По этой причине любое высказывание, вполне невинный вопрос могут быть наполнены гаммой самых разнообразных чувств, начиная от простого любопытства и кончая невысказанными укорами, затаенной обидой. Например, в разговоре между подругами на вопрос одной из них: «Ну как, подошли твоей дочке джинсы?» вторая может ответить: «Да, все нормально» и тут же, смутившись, добавить: «Извини, пожалуйста, я совсем забыла тебя поблагодарить».

 

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ЗАРУБЕЖНЫХ ПСИХОЛОГОВ

 

Пытаясь подвергнуть языковые погрешности некоторой систематизации в целях выяснения характерных особенностей живой речи, известный американский социальный психолог Э. Гофман предложил следующую рабочую классификацию.

Взяв за основу способность человека к самоконтролю как условие успешного взаимодействия с другими, он разделил все возможные оговорки на те, которые индивид фиксирует в своем сознании и исправляет, и те, которые он упускает из виду.

К первой группе погрешностей были отнесены факторы, оказывающие влияние на ход речи: непредусмотренные паузы, повторы и неверное произношение слов.

Вторая группа языковых погрешностей состоит из промахов, глупых ошибок, которые подразумевают неприемлемые в данном кругу слова и выражения, несоответствие произнесенного интеллектуальным и социальным требованиям ситуации, а также оплошности, ложные шаги, например, ненамеренное или незамечаемое нарушение норм «хорошего» поведения в разговоре, бестактность, нескромность, неделикатность.

Обнаруженные погрешности, как правило, незамедлительно исправляются по следующей схеме: основная линия речевого поведения – ошибка – исправление – возврат к изначальному состоянию дел.

 

(См.: Кравченко Е. И. Э. Гоффман. Социология лицедейства. – М., 1997.)

 

Многочисленные и разнообразные опущения, ссылки, условные обозначения, к которым прибегают люди во время разговора, включая определенные значимые жесты, – обычное средство нашего общения. Однако для общающихся между собой, как правило, это не является серьезным препятствием во взаимопонимании. Человеческое общение, беседа развиваются по пути максимальной экономии и концентрации языкового потока. Как только участники взаимодействия определяют для себя ситуацию, смысловое содержание беседы, их реплики становятся все более и более сжатыми и полновесными. Сама ситуация, мимика, физические перемещения в пространстве – все это восполняет и взаимодополняет разнящиеся лишь своим внешним видом средства общения.

4. Эмоциональность; ситуативность, спонтанность и непринужденность речи в непосредственном общении усиливают ее эмоциональную окраску, выдвигают на первый план эмоционально-индивидуальное восприятие говорящими как темы разговора, так и собеседника. В целом для понимания смысла разговора более важны не строгая регулярность утверждений и ответов, не их грамматическая и синтаксическая выдержанность и даже не что говорится, а то, как говорится. Стремление быть понятыми побуждает собеседников к частому выражению личных оценок, эмоциональных предпочтений, мнений. При этом эмоциональная непосредственность не только не затрудняет, но, наоборот, облегчает понимание происходящего в целом и состояния нашего собеседника, в частности.