Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О збытии пророчества преподобнаго, како прорицаше о месте, «идеже услышите звоны и пения церковная».



Времени же некоему мимошедшу, приближися время святаго и великаго поста и минувши недели поклонения честнаго и животворящаго креста въ четвертокъ же тоя крестопоклонныя недели, слышавъ старецъ и братия и вси лю//дие, живущие в манастыре благовестъ в великий колоколъ к заутреннему пению, еще тме сущи. И изыде старецъ и братия и сущии с ними вне манастыря на слышание то слышавъ же и звонъ великъ по обычаю три часы, стояше же на долгъ часъ и вопрошаху другъ друга, откуду звонъ сей слышашеся тяжьки камбанария имущи окрестъ наю, не вемы такого звону. В тои же день празднующе па//мять святыхъ великомученикъ четыредесять, иже в Севастии, ни храма вемы мучениковъ, где бе. Глагола же старецъ: «Того есть места звонъ. Се же ми поведа явивыися человекъ, егоже Иевъ видехъ» Звонъ же слышашеся сверху реки Моньзы, точию места не ведехъ, кое бе. Старецъ же по времени иде к сущимъ окрестъ ихъ людий и вопроси ихъ слышаху ли на праздникъ святыхъ мученикъ четыредесятъ, иже в Севастии къ зау//треннему пению благовестъ и звонъ великъ, живущие же людие, иже есть древодели, делающе насады на бреге реки Моньзы на месте, нарицаемем Вонгомазъ. Сии глаголаху: «Слышахомъ, отче, у васъ въ манастыре звонъ великъ. Откуду убо привезоша великия колоколы или хто ихъ вдаде в манастырь. Мы же радостию радовахся о великомъ строении томъ. Старецъ же глаголаху: «Мы слышахомъ и чаяхомъ от ва//шего жительства звонъ той, негли хозяинъ привезе великия колокола. В то же время не бе его ту. Старецъ же отоиде от нихъ, скорбя вельми о неведении места. И прииде старецъ на починокъ новы, иже нарицается Стенино, его же зачатъ в пожитие некий человекъ имянемъ Иоаннъ по реклу Вакориинъ. Жена же его имянем Пелагея и вопроси ихъ старецъ о звону томъ. Они же отвещаше ему: «Слышахомъ въ твоемъ манасты//ре звонъ великъ и радовахуся, откуду Богъ тебе дарова такия великия колокола. Онъ же рече имъ: «Не въ манастыре бе звонъ тои». Жена же глаголаху: «Азъ разумно слышахъ, яко въ манастыре звонъ той и мужеви своему глаголахъ: Звонъ той выше манастыря на реке, на Моньзе, идеже есть боръ и сосеникъ велие место же то конецъ нашего поля внизъ по реке по Моньзе. Старецъ же иде на место, идеже поведа ему жена// и обрете боръ великъ близъ того стенина, идеже живяше прежереченый Иоаннъ Вакоринъ и взыде старецъ на место высоко бору того от Моньзы реки, аки вержение камени, и видевъ, яко красно место и леса угодны къ строению церквамъ и манастырю, точию во округъ прилежаше блато велие непроходно, обхожаху бо его по брегу Костромы реки. Печаль же имеяше старецъ, видя место непространно на хлебной пашне и помо//ливъся Пречистой Богородице и назнаменавъ место и постави крестъ медянъ въ древе, имый в мысли своей, негли Господь Богъ и Пречистая Мати Божия и паки явит о месте томъ и надеяся на явившагося ему человека, точию имый в мысли, яко не знаяше его, и иде же старецъ в манастырь и поведа братии и всем сущимъ с ними, яко звонъ той слышахъ вси людие, яко и место обрете, точию и еще не смеяше истинныя мысли изложи//ти на то место, яко бы зачати здания здати. Того же святаго и великаго поста приспе праздникъ Пресвятыя Владычицы Нашея Богородицы честнаго и славнаго Ея Благовещения и вси людие праздноваху той торжественный день и снидошася въ манастырь на всенощную молитву къ церковному пению. И егда же приспеваше время пению, тогда слышаша вси людие на преже реченнемъ месте на бору благовестъ и звонъ ко всякой церковной слу//жбе, якоже и преже слышаху, и дивишася вельми людие таковому чюдеси от того же торжественнаго праздника звонъ бываше по вся дни на месте томъ, овогда единъ звонъ, овогда трезвонъ великий правилу церковнаго пения. Во святую де неделю цветоносия слышавъ той же звонъ на том же месте на бору. И по престатии звону старецъ, поемъ съ собою прежереченнаго Иева старца и иде на место, идеже бе// звонъ и идеже первие крестъ поставилъ и не дошедъ место, яко вержение камени, и слышахъ лики поюще согласно. Речи же ихъ не бе разумеша, и дивишася старцы чюдеси тому и отоидоша в манастырь свой. В ту же неделю цветоностную прииде в манастырь некий древоделъ имянемъ Климантъ и той делаше суды съ людьми своими на реце, глаголемей Моньзе. Случися ему делати противу того места, идеже слышаху звонъ и пение на друзей стране реки Моньзы. И пришед поношая вопрошаше старцовъ и всехъ, иже сущихъ ту, како оставяше церковь и пояше на пусте месте, идеже слышашеся звонъ, негли звонъ той от некоего привидения. Мы же тамо слышаше и говоръ людей многихъ. Старцы же и сущии с ними глаголюще ему: «Никто же от нас сего дни исходяще из манастыря, точию единъ Андреянъ, да и той сам совершивъ божественую// литургию во святей Божии церкви. Древоделъ же, давъ милостыню, братие, и отоиде здания здати. Приспе же день самого живоноснаго светлаго Воскресения Христа Бога нашего и снидошася людие в манастырь во святую Божию церковь и ожидающе того же звону, якоже и первие слышаху. В подобно же время святаго пения бысть благовестъ и звонъ на том же прежереченнем месте на бору и потом звону всякое церковное// пение совершающе. ВО время же святыя Божия литургии вси людие идяху ко святей Божии церкви, идяху же и древодели от заделия своего по брегу реки Моньзы. С ними же и хозяинъ, зовомый по реклу Богданъ, и жена его Парасковия. И приидоша противо места того, идеже бяху звонъ, и вопрошаше Богданъ той: «Что есть звонъ великъ?» Жена же его Парасковия реша ему: «Той звонъ во весъ святый и великий по//стъ слышахъ по вся дни. И сташа людие близъ места того, слушающе звону того и чюдящеся. По престании же звону слышахъ и пение вельми красно поюще, а никого же видяще, точию древие велие и чащи леса, во округъ же блата облежаще. И прииде в манастырь и поведающе старцу Андреяну и всей братии, яко слышаху звонъ и пение и никого же видяще. Прежереченный же Богданъ родомъ плесенинъ вдаде в манастырь милостыню дово//льну и обещася на месте томъ пребывать до конъчины живота своего, яко же и бысть. По празднице же Светлаго Воскресения Христа Бога Нашего от того преже реченнаго звону не вси людие слышаху, но ему же Богъ дарова слышати того же манастыря живущии в починькахъ мужи и жены, ихъже имяна суть Никонъ, Исидоръ, Козма, Феодоръ, Иоаннъ, Климантъ, жены же Мария, Парасковия, Пелагия, ихже и преже именовахомъ. // Тии слышахъ овогда великий звонъ, овогда малый. По празднице же Пянтикостия никто же от ту живущихъ слышахъ звонъ, когда точию мимо грядущии людие овии реками плаваху, инии сухимъ путемъ хождаху и ездяху, тии слышаху звонъ и вопрошаху ту живущихъ: «Что есть се, иже на пусте месте звонъ велий, ниже людий, ниже церкви имуще?» И отвещаше им ту живущии: «Звонъ той всегда бываше, и мнози людие дивишася та//ковому чюдеси и подаяху в манастырь милостыню велию. Старецъ же Андреянъ во многие времена глаголаху братии и всемъ людемъ, иже съ нимъ, поставити на томъ месте молебный храмъ, сиречь часовня, и вси глаголаху тому быти.