Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О явлении преподобнаго Ферапонтна, како явися всей братии, идуще по манастырю в келию старца Андреяна.



Братия же вси реша кождо по единому ихъ, яко и мы видехомъ во вчерашний день вечера того человека грядуща ко Андреяну, седины имуща и рубища худы, и вопросихъ его, что орудие имаши къ старцу. Онъ же отвеща намъ: «Звахъ мене Андреян// молитвенаго храма здати. Мы же вопрошахъ его: «Кто еси?» Онъ же рече: «Старецъ мя весть». И иде в келию свою старчю». Прииде же вси къ старцу Андреяну братия и вси сущии с ними и глаголюще ему: «Где той мужъ, иже прииде к тебе во вчерашний день вечера. Андреянъ же слышавъ и рече имъ: «Никто же ми в сия дни прииде. Имам сию седмицу, яко никого же видехъ странна, входяща в манастырь или исходяща, точию ваю вижь//ду днесь пришедшихъ в поможение къ строению молитвенаго храма. Пришедшии же реша: «Его же мы видехомъ на пути и поведахом ти. Тои обнощеваше у тебе в твоей келии. Братия его видеша грядуща к тебе». Старецъ же отрицашеся, яко «не видехъ никого же в сия дни и в келию мою никтоже входихъ». Братия же и вси приходящия прияша благословение от старца и иде на место, идеже имъ молитвенный храмъ здати, и пришедше х келейце ея// же самъ старецъ созда своими руками преже зачатия молитвеннаго храма и видехъ одесную страну келейцы древо велие стояще, в немже водруженъ медный крестъ, егоже водрузи старецъ, яко же выше рехомъ. У древа же того пре животворящимъ крестомъ видехъ ступени человеческия воглубишася в землю, яко пядь имущи глубины и дивишася вси таковому стоянию твердому и реша: «Кто// есть, иже таковы труды полагаше?» Инии глаголаху: «Андреянъ приходитъ семо по вся дни, иже и сию келию созда». И начаша сещи лесъ, в немъ же здати молитвенный храмъ. Прииде же к нимъ старецъ и рече: «Миръ вамъ и благословение». В то же время бысть паки звонъ на месте томъ верху ихъ, кабы на древе томъ, в немже крестъ водруженъ и возрехъ горе и не видехъ ничесоже, точию древие стояще, и чюдишася вельми и показающе// старцу ступени древа предъ крестомъ. Старецъ же вельми дивися тому и помышляше являющагося человека, его же многие люди видяще и не знаяше его. По некоемъ же времени совершиша молитвенный храмъ. Второе начало благовещенъскаго манастыря, что на устье Монъзы реки по поставлении келии и по соверьшении молитвенаго храма на месте, идеже и ныне манастырь стоитъ. Старецъ и братия и вси// сущии с ними мысляше день и нощь и молящеся непрестанно Господу Богу и Пречистой БогоМатери, како бы имъ на прежереченнем месте и идеже поставиша молитвенныи храмъ и келию, юже самъ старецъ созда, воздвигнути церкви и келии и манастырь возградити и преселитися тамо жительствовати, въ древнемже манастыре церковь вельми обетша. Братия же советъ сотвориша съ старцемъ и съ сущими с ними и глаголюще поло//жити жребий на древнее место и на новое, идеже стоитъ молитвенный храмъ, си речь часовня. И по жребию воздвигнути церкви и манастырь строити, а преже реченная чюдеса, иже слышание звону и пения, и явившагося человека, иже и многажды являшеся и глаголаше о месте, яко свято есть, и явится на немъ человекъ святъ. И сия вся аки в забвение положиша и уповаша на жребия и сотвориша два жребия е//динъ на древнее место, а вторыи на новое и певъше молебная пения и положиша жребия предъ образомъ Пречистыя Богородицы чесътнаго и славнаго Ея Благовещения на пелене и пригласиша етера человека, иже не знаяше совета ихъ, и послаша единаго взяти жребий в церкви. Вшед же человекъ той в церковь и вземъ жребий и изнесе пред вся люди, и вопросиша его вси, есть ли вторый жребий. Онъ же отвещав: «Не видехъ иного, точию// единъ обретохъ на пелене лежащь. Старецъ же и людие еще не поведахъ ему совета своего и вшедше въ церковь премениша жребий древняго места, жребий положиша на десной стране, но во местный положиша на шуее и послаша его паки взяти жребий, вшедъ же человекъ той въ церковь и обрете два жребия пред образомъ Пречистыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Благовещения, лежаще на пелене и не познаша// которыи износихъ первие и хотяше взяти от десныя страны и не дадеся ему жребий, прильпоша бо крепце къ пелене и не можаше его отторгнути и вземъ той же жребий, его же и преже износихъ и вдаша старцу и показаша всемъ, яко той же жребий, его же преже износихъ и вопросиша его вси, видехъ ли вторый жребий въ церкви. Онъ же отвеща имъ: «Видехъ на пелене лежаща на десней стране, точию не могохъ его отторгнути и поношая// старцу и братии и вемъ ту сущимъ: «Въскую тако творите, искушающе люди?» И положиша два жребия, и единъ приклеиша крепъце, а другий свободне учиниша. Слышавъ же старецъ и братия и вси людие и дивишася таковому чюдеси и поведаша человеку тому вся по ряду, чесо ради жребия творяху. Человекъ же той слышавъ, яко смотрение некое бысть божественно . И обещася ту пребыти до коньчины живота своего, якоже и бысть.//

О забытии пророчества преподобнаго Ферапонта и о исцелении юношь и о явлении преподобнаго, како явися родителемъ болящимъ юношъ и како явися разъслабленному юноше въ церькви, осязающе нозе его.

Времени же некоему мимошедшу, приехаша людие въ дву судахъ малыхъ ладийцахъ рекою Костромою. Едина ладийца от града, нарицаемаго Соли Галицкия, вторая от буя града снизу Костромы реки привезоша два юноши болящихъ единъ// огнемъ жгомъ уже къ смерти варитъ. Умъ его от огня отяся, не знаяше и своихъ ему. Вторыи же иже града Буя разслабленъ ногами, ни двигнутися можаху. Болезнь ему велия бысть и от той болезни юноша той умираше. Извещенно же бысть в манастыре старцу и всей братии и повелеша принести болящихъ въ манастырь и положити въ церкви пред образомъ Пресвятыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Благовещения. Старецъ же// воспомянувъ явившагося ему преже и рекшаго, яко того ради места исцелеютъ два юноши от лютых болезней. Созвавъ же братию и поведа имъ вся по ряду преже писанная, како ему явися человекъ на преже реченнемъ месте , идеже Нифонтъ хотяше манастырь воздвигнути и како рече ему не трудитися о томъ месте и како поведа ему новое оно место, идеже и ныне манастырь стоитъ, и како прорече ему, яко того ради места исцелеют// !!!! о лютыхъ болезней и заповеда старецъ всей братии в ту нощъ молитися и без сна пребывати, дабы Господь Богъ исцелилъ юноши оны и глаголаше старецъ братии: «Аще Господь Богъ и Пречистая Мати Божия ваших ради святыхъ молитвъ исцелитъ юноши сия, истинно веруемъ о новомъ Богомъ показанномъ месте, идеже молитвенный храмъ, сиречь часовня и келия стоитъ, тамо воздвигнемъ и церкви и ма//настырь устроимъ, аще Богъ повелитъ». Братия же, слышавъ от старца, с радостию слово его прияша. День же преклоняшеся уже къ вечеру сущи, и глаголаше Андреянъ родителемъ болящихъ юношь: «Молитися прилежне Господу Богу и Пречистой Его Богоматера, а во утрии молебны пети». Всемъ же ставшимъ на молитве всю нощь братия же по отпущении вечерняго пения разыдошася по келиямъ и подвизашеся на молитву// во всю нощь, яко же заповеда намъ старецъ. Самъ же прилежаше съ боляшими и съ родителема ихъ обнощь всю молящеся и, многие каноны певше, и вопрошаше старецъ родителей болящихъ техъ, како имъ прииде мысль приити семо и помолитися. Они же рекоша ему единъ по единому: «Азъ, отче, жительство имею во граде, нарицаемомъ Буе. Имя же мое Лукианъ нарицаюся, и въ сию седмицу, бывшу ми// на реце, ловяхъ рыбу, и пустихъ удицу въ реку, и седяхъ в ладийцы моей и мыслихъ о сыне своемъ, яко зле стражетъ ногами, люте раслабленъ зело, и, забывся, воздремахъ, и слышахъ гласъ, глаголющъ ми: «Етеръ старецъ грядетъ по брегу реки сея. Ты его удержи и вопроси о сыне своемъ и поеждь ему болезнь его, чимъ болитъ. И аще ти речетъ что, то сотвори». Гласъ же слышахъ, никогоже видехъ. Коснящу ми на реце и помышь//!!!! его же слышахъ, и чюдився велми. И молящу ми ся съ воздыханиемъ и слезы от очию моею исходяще, и возрехъ на десную страну брега, и видехъ старца стояща противо ладейцы моей, браду имея продольговату, сединами сияющу. Азъ же ужасохся, не видехъ его идуща, точию внезапу яви ми ся стояще. И вскоре обрадовах ми ся сердце и рекохь ему: «Благослови мя, отче святый». Онъ же отвеща ми: «Богъ да благословитъ тя, чадо». Азъ же// молихъ его, дабы !!! беседование сотворилъ. И рече ми: «Прииди семо на онъ полъ». Азъ же преехавъ к нему и поклонихся ему до земли и вопросихъ его, которые обители есть и откуду грядетъ и камо идетъ. Онъ же рече ми: «Азъ есмь благовещенскаго манастыря, с устья Монзы реки, идохъ во градъ, нарицаемый Кострома. Старецъ мене послахъ наяти делателей преносити манастырь на новое место, идеже ему Богъ показа чюдесами многими.// Иже того ради места целятся недуги и болезни многи. Азъ же еще его вопросихъ: «Идохъ ли прежде тебе кто путемъ симъ?» Он же рече ми: «Не свемъ никого же шествующаго предо мною». И поведахъ ему о сыне моемъ, яко лежитъ в дому моемъ люте разслабленъ ногами и скончеваются дние его. Онъ же рече ми: «Веди его ко старцу Андреяну на устье, да тамо новаго ради места исцелеетъ». Азъ же обещахся тако// сотворити и молихся, да быхъ обитель в дому моемъ. И всадихъ его в ладийцу мою и везохъ в дом мой и вопросивъ его, которыя церкви имате на Устие, имъ же ми помолитися. И рече ми онъ на новомъ месте церковь во имя Воскресение Господа Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа да великаго чюдотворца Николы. Ветхая же церкви Пресвятыя Богородицы Честнаго Ея Благовещения, а распадшаяся церковь во имя соборъ архистратига Божия// Михаила в ветхомъ манастыре, иже ныне жителство имеемъ, а зватися имать место отныне и до века Благовещеньской манастырь на устье и приехавшу ми на брегъ къ дому моему и излезохъ на брегъ. Азъ же вземъ мрежие, им же раыбы ловяхъ и несохъ во дворъ мой, а старецъ остахъ на бреге. Азъ же изыдохъ звати старца, да быхъ шелъ въ домъ мой и не обретохъ его ктому, и поискахъ повсюду, иже по реце плава//ющи и путемъ шествующихъ вопрошахъ, и никтоже его не видехъ. И не вемы, како или камо отыде от очию моею, и имяни его не уведехъ, и вельми о томъ скорблю. И ныне азъ, отче, по гласу невидимаго и по повелению старца, его же ти поведах, иже от твоея обители грядущаго, привезохъ сына моего, да молитъ ваше преподобъство всемогущаго Бога и Пречистую Его Богоматерь, да исцелеетъ сынъ мой, и по//!!!мъ Господа ради церковь Воскресение Христа Бога Нашего и великаго чюдотворьца Николы и место оно новое, идеже церкви сооружены, да и мы быхомъ помоливеся тамо. Старецъ же Андреянъ сълагаше вся глаголы сия въ сердцы своемъ (Лк 2:19), ведяше истинно, яко никтоже от него из манастыря изхождаше, и никогоже отпусках. Рече же ему вторый человекъ, отецъ болящаго: «Азъ, отче святый, жилище имею во граде Солигали//ческия, сынъ мой !!!! огнемъ жгомъ уже вторый месяцъ проходитъ. Азъ же ремесьство имея, железо ковахъ, и бывшую ми в кузнице своей, ковавшу ми железа плужные, ими же землю орахъ. И жалящу ми о сыне моемъ, яко зле стражетъ во огни. И преклонихся на стулъ, на нем же млатомъ бияхъ, и быхъ аки въ забытии. И внезапу предста ми етеръ старецъ. Азъ же не видехъ, како влезе в кузницу мою, токмо рече ми: «Что скорь//биши и дряхлуеши?» Азъ же рече ему: «Сына моего ради болезнуетъ ми сердце, жегалицею болитъ сынъ мой люте зело, уже и дние его скончеваютца». И вопроси мя старецъ: «Колико время болезнуетъ сынъ твой?» Азъ же отвещахъ ему: «Седмую седмицу не востает с постеля своея, люте огнемъ жгомъ. Мню, яко в сий день изыдетъ духъ его. Мати же его слепотуетъ от многаго плача. У мене же кости моя изсышутъ от многия туги». И// рече ми старецъ: «Веси ли манастырь на устье Монъзы реки?» Рекохъ же ему: «Азъ добре знаю место то, и старца Андреяна, и прочую братию вемъ, точию тебе единаго не вемъ, тамо ли жительство имаши». Онъ же рече ми: «Тамо живу со старцемъ Андреяномъ во единой келии». И рече ми: «Вези сына своего. Тамо ныне Андреянъ преноситъ манастырь на новое место вверхъ по реке по Моньзе, идеже ему и всемъ сущимъ с нимъ Богъ по//!!! чюдесы звономъ и пениемъ ангельскимъ. И будетъ тамо манастырь, и место то свято есть». Азъ же его вопросихъ: «Какое орудие имаши зде?» То же ми отвещахъ, яко старецъ Андреянъ послахъ мене наяти делателей преносити монастырь на новое место. И молихъ его азъ, дабы обиталъ въ дому моемъ. Онъ же не восхоте въ дому моемъ быти и рече ми: «Иду въ монастырь свои»//. Азъ же по глаголу!!!! везохъ сына моего, да молит Бога ваше преподобъство, да исцелеетъ сынъ мой и покажи ми старьца того, его же азъ видех. Рече же Андреянъ: «Никто же от мене в сие время исходихъ изъ манастыря старца, его же поведаете ми, несть такого у насъ пребывающаго въ манастыри. Мню, яко сила некая Божия есть». Родители же болящихъ рекоста Андреяну: «Веди насъ и сыны наши на оно новое место, идеже стоят// церкви Воскресение Христа Бога Нашего и великаго Чюдотворца Николы и тамо помоливеся с верою, да исцелеютъ сыны наши». Приспевшу времени утреняго пения, братия же сшедшеся во святую Божию церковь, в той же день празднуется праздникъ обновления храма Воскресения Христа Бога Нашего. И наченьшу утреню и по сконьчании псалмовъ и по ектении возгласиша: «Богъ Господь и явися намъ, благословенъ грядый// во имя Господне». В то же время двигнуся разслабленый ногами и седе на постели своей и нача вопрошати: «Где есть той старецъ, иже в сию нощь осяза ми нозе? И глагола ми: «Иди на новое Богомъ показанное место, да тамо совершенне исцеление получиши». Азъ же молихся ему, да бы велъ мя тамо. Онъ же рече ми: «Азъ же ти путь поведаю, ты же самъ доидеши» Молюся ему, да быхъ указалъ путь той, ныне же недуга// моего не чюяхъ, токмо аки мразъ знобитъ ми нозе. Покажите ми старца того». Братия же предсташа вси болящему. Онъ же глядаше на нихъ и рече: «Не обретаю того, иже ми нозе осяза, и глаголяй со мною». И паки рече ко старцу Андреяну: «Отче святый, камо его ты отослахъ, иже в сию нощь с тобою каноны певше и глаголяй с тобою вести насъ на место оно?» И вопросиша болящаго, каковъ бе старецъ, «иже нозе// твои осяза и глаголяй с тобою?» Онъ же поведах подобие его, якоже и родители болящихъ реша. Старецъ же и братия слагаше вся глаголы сия в сердцахъ своихъ и помышляше в себе, яко некая сила Божия есть. Конъчану же бывшу утреннему пению, и внезапу возопи болящии жегавицею: «Въскую куплете мене в рекахъ сихъ?» Сердце мое дрожаше аки от мраза люта. И мняше его яко ото огня люта глаголет нелепая, и приступи//ша к нему родители его, и старецъ, и братия. И видевше с него воду течаху или потъ его аки вода. И вопросиша его родители его: «Како ти бысть здравие от болезни твоея?» Онъ же рече: «Не чюяхъ болзени, точию мразъ знобитъ ми сердце и тело. Ведите мене, идеже ми теплоту обрести». И воста самъ съ постели своея, и хожахъ по церкви и отираше потъ лица своего, и глаголя: «Начните пети молебная пения, уже и мразъ// от мене ходитъ. Се здравъ есмь, не слышу недуга своего». Болящии же ногами начатъ велми плакати и рыдати и глагола: «Прогневахъ Господа Бога моего, и Пречистую Богоматерь, и старца, его же видехъ в сию нощь. Ныне же его не вижду. Клевретъ ми здравие получи и воста съ постели своей. Азъ же востати не могу, не чюю бо недуга своего и болезни, еюже болехъ, токмо востать не могу». Родители же его плакаста горько и начаша// молебная пения и, певше каноны воскресению Христа Бога Нашего, и Благовещению Пресвятыя Богородицы, и собору святаго архистратига Божия Михаила, и великому Чюдотворцу Николе. По сконьчании же молебнаго пения, воста разслабленый и прииде самъ къ Животворящему кресту. И по освященной воде по отпущении же святыя Божии литургии старецъ Андреянъ и братия ведоста людей техъ, иже исце//ление получиша и родитей?? ихъ на оно Богомъ показанное новое место. И пришедше въ молитвенный храмъ, еже есть часовня, и помолихся животворящему кресту и святымъ иконамъ. И воздаша хвалу Богу, и Пречистой Его Богоматери, и архистратигу Божию Михаилу, и великому чюдотворцу Николе. И вдаша милостыню довольну старцу и братии и отоидоша в домы своя съ миромъ и радостию великою, яко исцеление и//стинно получиша. Старецъ же и братия и вси сущии с ними советъ положиша, и веру истинную приятъ на новомъ Богомъ показанномъ месте церкви воздвигнути и манастырь строити. И иде старецъ Андреянъ въ царьствующий градъ Москву, и прииде въ Чюдовъ манастырь ко архимариту Пафнутию, его же и преже именовахомъ. И поведа ему вся по ряду бывшая о явлении святаго новаго места, о звону// и о слышании пения, и о явлении человека Божия, и о исцелении болящихъ, и о всехъ бывшихъ чюдесехъ. Архимаритъ же, слышавъ сия, вельми возрадовася радостию велиею и вдаде ему казны своея, много вяще первыя настроение церквей и манастырю. И молиша святейшаго Иева патриарха Мовсковъскаго и всея Русии, да бы благословилъ старца Андреяна на новомъ богопоказанномъ месте церкви воздвигнути и ма//настырь строити. Святитель же повеле ему дати свою благословенную грамоту и вдаде ему милостыню довольну на создание церкве и манастырю и антимисы ко освящению церквамъ безпошлинно. И отпусти старца Андреяна с миромъ во свою ему пустыню. Архимаритъ же Пафнутий обещается старцу Андреяну, яко да и азъ буду въ твоей пустыни в сию зиму, понеже умолю благовернаго царя для// моей старости свободитъ мене изъ Чюдова манастыря. Ты же, брате, назидай место оно, его же ти Богъ показа звономъ, и пениемъ, и иными чюдесы, их же ты поведалъ ми еси. В сию же нощь препочини в келии моей. Во утрии же помоливеся и отойдеши въ путь свой.