Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О преставлении преподобнаго Ферапонта.



Рабъ же Божий Ферапонтъ пребываше во мнозехъ трудехъ и воздержании, и поминая память смертную и суда Божия в себе всегда имети хотя и понужая себе на делание и плачь. И по вся дни исъходя ис келии своея въ// пределъ въ церковь великаго чюдотворца Николы и плачася душа своея, яко о мертвецы. Писано бо есть: «Воздыхания и скорьбения вопиютъ ко Господу, а еже от страха слезы, та молятъ Бога. И тако все свое время во иноческомъ житии, сице поживъ благочестне, яко ни дне, ни часа отщетитися, никогда же хотя от трудовъ и славословия Божия, но Господеви сия вся изнуряше образъ добръ оставляетъ пребывающимъ тамо инокомъ. По сихъ же убо разумевъ преподобный еже къ Богу свое отшествие и призываетъ священноинока Андреяна и отца его себе имянуя. Созываетъ же и прочую братию и рече имъ: «Се уже конецъ живота моего приближается, и азъ убо отхожу от жития сего и предаю духъ мой въ руце Божии. И Той да сохранитъ вы и утвердитъ въ любви его. Азъ же, аще и телесне отхожу от васъ, но духомъ съ вами неотступенъ буду, аще любовь// будетъ межь вами». И тако блаженый вся со слезами изъглаголаше еже о спасении души и богоугоднемъ житии. Целовавъ братию, и отпусти ихъ во свои келии. Андреяна же молихъ преподобный, дабы по святей Божией литоргии сподобилъ его причастити святымъ Божиимъ тайнамъ, телу и крови Христа Бога Нашего. И завещавъ ему глаголя: «Во утрий день узриши яже о мне. По смерти же моей даждь ми въ причастие святаго// просвещения святыхъ Богоявлении от священныя воды. Андреянъ же отиде от преподобнаго во святую Божию церковь и совершивъ божественую литурьгию. Преподобный же стояше во святей Божии церкви и комкавъ святое и божественое тело и кровь Господа Нашего Бога и Спаса Христа. И паки рече Андреяну: «По преставлении моемъ причастити мене богоявленскою водою». И разыдошася по келиямъ, и снидошася на трапезу. Брати//я же глаголюще Андреяну: «Ферапонтъ глаголетъ о преставлении своемъ, еще здравъ сый». Келарь же поведаетъ: сию седьмицу Ферапонтъ ни пищи, ни питию не причастихся с нами, ни в келии своей не ведехъ, коли укругъ взимахъ или квасъ. Не вемы, чемъ питается». Старецъ же возбраняше о немъ глаголати: «таковыхъ убо Богъ весть». И заповедаетъ старца имянемъ Евсевию, да зрит преподобнаго, егда ис келии// изыдетъ или како въ келию внидетъ, да весть входъ и исходъ его и поведаетъ старцу. Единою же идущу Андреяну ко преподобному в келию, и видехъ его стояща и молящася и рече Андреяну: «Отче святый, во утрий день прииде в келию мою и принеси от священныя воды богоявленьския и сотвори о мне, яже ти молихся в церкви, и испроси от старца прощения». И приятъ благословение от него и отпусти ис келии своея, то же сло//во рекъ — во утрии приити въ келию его. Старецъ же размышляше, егда глаголаше ему по смерти его причастити богоявленьскою водою, ныне же велитъ во утрии принести воды, негли хощетъ преставитися. А видехъ его здрава суща и бодро ходяща, и недоумевашеся старецъ. Нощи же наставши, старецъ же аки огнемъ распалаемъ и о преподобнемъ, да бы виделъ отшествие его к Богу, веруя бо словесемъ его, якоже бо выше глаголахъ// о преставлении своемъ и братию поучихъ о богоугодномъ житии. И иде старецъ нощию х келие преподобнаго и ста близъ келии, да бы слышати нечто. И слышахъ в келии гласы поющихъ и глаголющихъ, речи же ихъ не бе разумети и дивися старецъ вельми ужасаяся, ведяще, яко единъ в келии пребываетъ. Гласи же многи слышася и не смеяше старецъ молитвы сотворити или вопреки внити и отойде во сво//ю келию, ведяще его по всему свята мужа и мняше, яко сила Божия извеща ему преподобие его. Приспевъши же времени заутренняго пения. Бе же день недельный, в нюже празднуется память святыхъ праотецъ пред Рожествомъ. Восклепавши же утреню и снидошася братия во церковь. Прииде же и преподобный и по отпущении утреняго пения просиша у старца благословения и прощения и, целовавъ преподобныи всю бра//тию. И отиде в келию свою, еще тме сущи. Андреянъ же повеле прежереченному старцу Евсевию, да бы былъ въ келии преподобнаго. Преподобный же отсла старца и рече ему, да посетитъ мене Андреянъ преже божественыя литургии во вторый часъ дни прииде же старецъ и поведа Андреяну, якоже повеле ему преподобный. Наставшу же дни, восиявшу солнцу, Андреянъ же созывает братию во свою ему ке//лию и глаголетъ о преподобнемъ, яко хощет преставитися. Братия же реша, яко здравъ есть Ферапонтъ и бывыи у заутреняго пения. Точию размышляше, яко вчера целовахъ насъ в келии своей и отшествие свое поведах и о братолюбии поучихъ и о любви и обещася духомъ быти с нами. Андреянъ же рече братии: «Идемъ посетити его и нечто еще духовное слышати от него». И иде х келии преподобнаго и видехъ на о//коньце келии его голубь белъ седяше, трепещуще крылома своима. Приближившимся же старцу и братии х келии и возлете голубь и седе верху келии преподобнаго, из окна же благоухание исхождаше и наполняшеся весь манастырь и по-за манастырю, инже в починькахъ живущии, растояние имея поприще и больши. И тии наполняшеся тоя благоуханныя вони. Внидоша же старецъ и братия в ке//лию преподобнаго и обретоша его лежаща в мантии и в куколе, лице же его покровенно парамандомъ, еже есть воследование крестное пред образы свещи возженны. Воз главии же его кадилница со югльми горящими и со благоуханнымъ фимияномъ. При ногу же его лежаше плесницы плетены от липы, в них же и положенъ бе преподобный и приступивше старецъ и братия и открывше лице его и виде его уже отшедша къ Богу,// лице же его светлостию сияше. Воз главии же его писание обретохъ, да не отираютъ тела его водою, токмо причастити его богоявленьскою водою, святыхъ просвещению. Андреянъ же, держа во уме слово преподобнаго, яко и живъ глаголаше о причащении воды богоявленъския. Принесенне убо бывши воде и отпевше чинъ на исходъ души. И наченьше правилу причащению, якоже чинъ повелеваетъ, аки живу сущу// и принесше лжицею освященную воду ко устомъ преподобнаго. Онъ же приемъ воду, аки живъ, отверзая уста своя, сие трижды сотворихъ во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Преподобный же примаше аки живъ, лице же его вельми просвещашеся. Николи же его видехъ жива тако сияюще лицем, аки цветъ некий украшашеся. Единъ же от братии старецъ имянемъ Протасий, стоя у тела преподобнаго, мало свету видехъ, только блескъ ведех.// Очи его издетьска боляше. На честныя же мощи преподобнаго совершенне прозре и рече старцу и братии: «Видехъ лице преподобнаго аки солнце сияюще и вся келия светящеся от лица его и васъ всехъ совершенно вижду, и болезни не чюяхъ на очию моею. Андреянъ же и братия вси воздаша хвалу Богу и Пречистей Его Богоматери и угоднику ихъ преподобному Ферапонту. И певше надгробная пения, и погребоша тело его// честно въ пределе в церкви великаго чюдотворца Николы. Преставися преподобный Ферапонтъ Усть-Монъзенский чюдотворецъ во области града Галича в веси нарицаемей Корежьской на устье Моньзы реки въ лето 7094го месяца декабря во 12 день на память преподобнаго отца нашего Спиридона чюдотворца, епископа Тримифинскаго, въ день недельный во вторый часъ дни. Прежереченный же голубь седя на келии преподобнаго два дни// преставлении же преподобнаго въ пределе въ церкви великаго чюдотворца Николы, идеже бе погребенъ преподобный Ферапонт по вся дни хождаше дым тонокъ видомъ синь благоюханенъ вельми от верху и до помосту церковнаго. Егда же отворяху церковные двери и окна и той благовонъный дымъ не исхождаше изъ церкви. И бысть до четыредесяти дней таковое чюдо над гробомъ преподобнаго въ четыре//десятый же день по преставлении преподобнаго Ферапонта прииде священьноинокъ Андреянъ и вся братия въ церковь Николы Чюдотворца на гробъ преподобнаго, хотяше сотворити панахидную служьбу о немъ и видехъ во всей церкви свещи возженны, надъ гробомъ же преподобнаго стояше свещъникъ, на немъ же свеща возженна. Андреянъ же поноси старца, иже пономарьскую служьбу храняше, что без людей во//зжегъ вся свещи и замкнувъ двери и отойде. Пономарь же отрицашеся, яко в сий день не бе ходихъ въ церковь сию, ни свещи вжигахъ, не вемы, како возгореся свещи и абие внезапу погасе вся свещи ни угли видети горяща. Старецъ же и братия вси падоша на гроб преподобнаго и молящеся со слезами, и просяще прощения, яко не уведе бывшаго чюдеси и паки восклонихся и видех едину свещу на свещни//це возженну паки и радовахся, яко не презре Богъ моления ихъ и, певше понахиду, и изде изъ церкви, и видевъ благоуханный дымъ восходяще горе, и преклоняшеся на востокъ. Ветру же дыхающу съ востоку, дымъ же восхождаше противу ветра и вси дивишася бывшему таковому чюдеси и хвалу воздаваше Богу, и Пречистой Его Богоматери, и преподобному Ферапонту. С того же дни не бысть видети тонькаго дыма того// и благоухания. В первое лето по преставлении преподобнаго Ферапонта прихождаху многие людие града Костромы и молящеся у гроба преподобнаго прощения просяше и глаголюще: «Святче Божий, прости наша согрешения, егда намъ запрещаше от слабаго жития. Мы же не послушахомъ твоих премудрыхъ повелений и много пострадавше от бесовския злобы и обещахомся ити ко твоей святыни, и облегчение// прияхомъ, и отидоша беси от насъ. Ныне же молимъ тя: прости наша согрешения». И быша вси исцелени от злыхъ духовъ молитвами преподобнаго, имянъ же ихъ не описано до сего написания. Ныне же не вемы, како написати имяна ихъ, понеже многа лета прошла до написания сего по преставлении преподобнаго. Времени же некоему мимошедшу, бе некий человекъ имянемъ Петръ, его же и выше именовахомъ, иже препо//добный исцели его от злаго недуга. То идяше от скотъскаго двора въ манастырь къ заутреннему пению, еще тме сущи, и внезапу видехъ въ манастыре церковь горитъ, пламя вельми высоко восхождаше, а огнь синь и преклоняшеся пламень на реку на Моньзу противу бури ветреныя. Петръ же ужасеся вельми и трепеташе кости его, видехъ церковь горящу и тече скорее къ манастырю, дабы возве//стити всемъ сущимъ въ манастыре и прииде въ светлости пламеня того до святыхъ вратъ манастырьскихъ и видехъ церковь стоящу от земли и до верха во огни целу и вниде во врата манастырьская и не бе огня видети, ни света, тма бысть. И прииде прежереченный Петр ко Андреяну и поведа ему все по ряду, еже видевъ и дивихъся на многъ часъ и сия поведахъ и братии и, уразумевше, глаголахом: «Се преподобный Ферапонтъ// от гроба своего сияетъ, просветивше духа зарями». Старецъ же и братия, шедше на гробъ преподобнаго и молящеся, глаголюще: «Ныне предстоиши со ангелы святей Троицы и Христа непрестанно славиши и неизреченную славу ясно зря и насъ назирающи от небесныхъ кругъ, приялъ еси от Бога трудовъ своихъ воздаяние. Просвяти душа наша, притекающих к тебе с верою и просящих твоего заступления, преподобне отче Ферапонте,// да молитвами твоими сохраняеми, избавимъся геены и вечнаго мучения.