Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О явлении преподобнаго чюдотворца Ферапонта, како явися списателю, пишуще ему житие его и чюдеса.



Въ лето, въ не же списателю пишуще житие и чюдеса преподобнаго чюдотворца Ферапонта и велие рачение имуще о написании, како бы исписати истинно, понеже древнее писание вкратце написано. По преставлении преподобнаго азъ же многогрешный и многими леты многихъ испытахъ о житии и чюдесехъ всякими// духовными беседами и от многихъ уведавъ иже бывших с самимъ преподобным Ферапонтомъ и жива его сведуще, чюдеса творяща многим, якоже и выше в книзе сей написанно. И по истязании многихъ духовъныхъ беседъ и еже слышавъ о преподобнемъ, последи же многа чюдеса и азъ многогрешный своима очима видех и мене, окаяннаго, аки некоего изверьгох во многихъ напастехъ. Помольшу ми ся своими молитвами помилова, // а во ино время лютую ми болезнь исцели. Азъ же, окаянный, простирахъ многогрешную десницу мою и помалу писахъ повесть о зачале Благовещеньскаго сего манастыря, что на реке на Костроме, на устье Монзы реки, и о житии, и о чюдесехъ преподобнаго чюдотворца Ферапоньта, понеже многа ми лета преподобнаго во обители пребывающе из млада понудихъ себе жити во обители сей. И егда ми пишуще, врагъ ми// многую пакость творях и налагаше в мысль мою не писати ничтоже о преподобнем, аще и напишу, како могу явити сие написание людемъ, понеже грубъ умъ имеяхъ буду поносъ и уничижение от многихъ, а ино мыслию моею в миръ прилежахъ и многа лета боряхся с мысльми моими, а ино приидетъ ми желание писати житие и чюдеса преподобнаго чюдотворца Ферапонта. Азъ же востахъ, аки от сна мыслию и писахъ помалу, дондеже враг// мене не пленитъ мыслию моею, в некое же время прииде ми рачение велие изъбрати служьба и канонъ преподобному, понеже истинно ведехъ о житии и о чюдесехъ преподобнаго и многу ми желанию о семъ бывшу, врагъ же ми пакости творя и вложи въ мысль мою, како хощу исписати, не знающу ми книжнаго слогу, ни гранесословия. И многажды ми покушахся писати и прихождаху ми мысль в посмехъ будетъ сие, а не мзду прияти, но поругание. И от мысли// сея повергохъ писание, многажды ми бывше сему и не радящу ни о коемждо писании, ни о житии преподобнаго, ни о каноне и не едино лето, ни два, но многа лета сия ми быша, овогда писахъ, овогда же повергохъ писание. Многу же времени мимошедьшу, паки прииде ми желание писати о преподобнем и помалу писахъ. И абие впадохъ в велие сомнение от грубости ума моего. Во единъ же от дни, совершившу ми боже//ственную литургию, и иде в келию, и возлешу ми на постели, и не смежиста ми очи мои, и видехъ преподобнаго, вшедша в келию мою. Азъ же ужасохся вельми, и трепеташа кости моя. И хотящу ми востати с постеля моея, и не могохъ. И вскоре отиде от мене страхъ и имехъ въ мысли моей: «Кто вниде в келию мою?» Онъ же много поносивъ ми речию о нерадении моемъ и о сомнении писания и вся повеле ми собрати, ихже повергохъ.// Последи же рече без сомнения писати житие и чюдеса преподобнаго Ферапонта и в каноне похвалная и молебная писати повелехъ ми, и абие невидимъ бысть: входъ его в келию видехъ, а исхода не видехъ, но и еще врагъ ми досаждахъ, порази мя мыслию злою. Мнящу ми в мысли своей: «Лукавый духъ видехъ». И возбранихъ себе умомъ своимъ: «Врагъ мене ведетъ в посъмехъ и поругание, велитъ без сомнения писати о преподобнемъ,// негли и преподобному хощет моимъ окаянъствомъ и буимъ писаниемъ хулу навести, како ми писати о преподобнемъ, не сведуще книжнаго писания, ни богословныхъ книгъ читахъ коли, ни гранесословия знахъ, отнюдъ отрекохся писати о преподобнемъ и много ми борохъся с мысльми моими. И едва некогда прииде ми во умъ о видении преподобънаго: «Воистинну яви ми ся преподобный. Онъ ми повеле писати без сомнения. Азъ же, окаянный,// идохъ на гробъ преподобнаго чюдотворца Ферапонта и помоливъся на долгъ часъ и по молитве идохъ в келию мою, и прострохъ многогрешную десницу мою и писахъ житие и чюдеса преподобнаго чюдотворца Ферапонта, и молебны, и канонъ. И никакоже ми коли нападе развратный помыслъ, да не писати о перподобнемъ или поношение прияти о недоумении моемъ, яко же ми первие бысть от неприязни, но всегда, егда пи//шущу ми, сердцемъ радовахся и душею веселяхся, и отгнани ми быша всякия сопротивныя помыслы молитвами преподобнаго чюдотворца Ферапонта. И написахъ сия елико помня. Коль благъ Богъ во святыхъ своихъ, иже толикихъ и таковыхъ чюдесъ сподобивый его, иже бысть в последняя роды сия въ руской земли в Галичестей стране на реке на Костроме на устье Монъзы реки в пустыни, идеже вселишася богосносный// мужъ преподобный Ферапонтъ, яко же в житии его писано. Мне же слово ко сказанию чюдесъ святаго, аще и грубъ есмь и всякаго невежьствия исполненно обаче святаго молитвами помогаемъ елико возможно без лености, грехослужимую десницу прострохъ святаго преславная чюдодействия сказуя, не неведомо его постническое отшельственное пребывание в пустыни Благовещения Пресвятыя Пречистыя Богородицы// на реке, глаголемей Костроме, на устье Монзы реки. Ту бо равноангелное житие пожиша и вселенней светило показашася чюдодеянии различными и просвещаху с верою призывающих его на земли и на реках, якоже свидетельствуют чюдеса его. Ведомо вамъ буди и о семъ азъ многогрешный и уничиженный во многихъ прегрешении моихъ неключимый ни в коем же деле блазе и грубый разумом, ведомо да будет и о семъ, еже азъ написахъ// житие преподобнаго Ферапонта, да не въ забвении будетъ еже по Бозе добродетельное житие его и вы да не тщи будете таковаго дара и иже неведущии жития его, списа же ся житие его в пользу духовную хотящимъ своего спасения и сего ради ревновати по Бозе добродетельному житию. И мне убо дерзнувшу писати известно ведуще паче инехъ вамъ не буди то глаголати, еже о семъ не у бо бе онъ толико летъ помня еже// написа. Многа бо лета прешла суть до написания сего по тридесяти и девяти летехъ списася житие се по преставлении преподобнаго Ферапонта жива суща и чюдеса творяща. И по преставлении его велия чюдеса Богъ творитъ молитвами его и от честнаго его гроба аки источникъ кипяше чюдеса его и до сего дне. Азъ же многогре//шный пришлецъ бехъ во обитель сию. Пришедшу ми въ лето осмыя тысящи сто тридесят четвертаго и любезне мене приятъ сия обители священный игуменъ Григорий и понуди мене жити во своей келии. Азъ же живяхъ многа лета с нимъ во единой келии, и показахъ ми писание вкратце написано о зачале Благовещеньскаго манастыря на реке на Костроме на устье Монзы реки и о пришествие преподобнаго Ферапонта во обитель// сию, а иная-де многая писания згореша в древней келии его и поведаша ми речию многа быша написана чюдеса преподобнаго Ферапонта и о явлении его, иже не сущу ему зде на месте семъ, и являшеся мнозем и старцу Андреяну. И повелевшу ему во обитель сию воздвигнути на месте семъ надъ Монзою рекою, и вдаде ми писание игуменъ. Азъ же держахъ у себе не единъ год и прочитахъ с прилежаниемъ и со вниманиемъ многимъ. По летехъ же неколикихъ,// бывшу мии на Вологде в Прилуцкомъ манастыре преподобнаго чюдотворца Димитрия, игумену же тогда Антонию сущу, иже бысть духовный отецъ Андреяну, начальнику обители сея. И уведехъ мене, что жительство имею въ Благовещенскомъ манастыре на устье Монзы реки. И вопроси мене игуменъ Антоний о обители сей и о братиях, пребывающих ту. Аз же вся ему возвестихъ, елико сведехъ, приложи же мене вопросити, и о преподобнемъ Ферапонте, и о чюдесехъ. Азъ же, елико ведехъ, сказахъ ему. По некоемъ же времени игуменъ Антонии показа ми писание о зачале Благовещеньскаго манастыря и о явлении преподобнаго чюдотворца Ферапонта, како являшеся на месте, идеже ныне манастырь, и о слышании звону и пения на пусте месте, идеже ныне манастырь стоитъ, и о житии, и о чюдесехъ преподобнаго многа написана быша. Азъ же вопросихъ у него писания того и// вдаде ми, и многое время прочитахъ с прилежанием и со вниманием, а не писахъ, понеже в то время прилежахъ учению пения и ум мой уклоняшеся о мирских и о чести мира сего. И паки взяхъ писание у мене, аз же и не радяхъ о семъ, точию имый в мысли вся написанная. И по лете единомъ паки бывшу ми въ Благовещенъскомъ манастыре на устье Монъзы реки и в некое время прииде ми рачение велие писати о преподобнемъ житие его и// чюдеса писахъ, яко же и выше изъявихъ и хотехъ послати на Вологду в Прилуцкой манастырь ко игумену Антонию о написании преподобнаго Ферапонта. В то же время игуменъ Антоний по повелению цареву, отехавше на Вятку собирати дани царевы. Азъ же писахъ, елико помня писание игумена Антония и вопрошахъ игумена Григория и прочия братия о преподобнемъ, о житии и чюдесех, уже писах и преставление преподобнаго и врагъ ми пакость сотво//рихъ, зазрехъ себе о неразумии и повергохъ писание и небрежаше о семъ, яко же и выше изъявихъ, иже и канона избрахъ до седмыя песни, и сие повергохъ и немало времени не радехъ о семъ, аки в забвении бых. Времени же некоему мимошедшу, прииде ми рачение восприяти иноческий образъ, якоже обещахся изъмлада. Игуменъ же Григорий, его же и выше именовахъ, постриже мя и облече во мнишеский чинъ. По мале же времени игуменъ,// и братия, и вси сущии ту принудиста мене восприяти строительство обители сея. Азъ же по нужди повинухся воли ихъ, и паки прииде ми желание писати о преподобнемъ. И вземъ древнее свое писание и прочитахъ со вниманиемъ и хотехъ писати чюдеса преподобнаго и совершити канонъ. И паки врагъ порази мя злою мыслию, како хощу писати еже и написано есть, како могу сие явити людемъ, понеже украшения в речехъ не имуще, ни слогу праваго.// ни гранесъ, ни псаломская приречения приписахъ ко украшению речамъ и преподобному сие писание не в похвалу будетъ. И паки вся повергохъ, яко же и выше изъявихъ. Малу же времени мимошедшу, преставися священный игуменъ Григории и не бе ту во обители священноинока. Братия же тоя обители и вси сущии ту понудиста мене восприяти чинъ священничества. Азъ же по нужди повинухся воли ихъ. Егда же ми приехавшу от царствуюшаго града Москвы и служихъ во святей Божией церкви божественую литургию. И по соверъшении службы идохъ в келию, и возлеже на постели моей, понеже с пути бехъ и еще не смежиста ми очи мои, но аки воздремахъ мало и видехъ пришедша в келию мою етера старца и поносихъ ми о нерадении моемъ писати о преподобнемъ. Азъ же вельми ужасохся и трепетенъ бывъ и паки забыхся умомъ, мняху// сонъ зрети. Онъ же, явивыйся паки мне глаголахъ писати без сомнения о преподобнемъ Ферапонте, о чюдесехъ и каноне. Ничто мнети в мысли моей, якоже и бысть, иже и выше написахомъ тамо прочитаи. И тако виною помолившумися и принудивъ себе еже возмогохъ и прострохъ грубую десницу и написа вся, елико помня, тако Богу изволившу, поспешествовавъшу ми молитвами преподобнаго чюдо//творца Ферапонта и паки послахъ ихъ на Вологду ко игумену Антонию еже бы ми вдалъ писания о преподобнемъ Ферапонте, его же азъ видехъ у него. Игумену уже преставльшуся, а елицы бывыи с нимъ на Вятъке и те поведахь ми многия книги истопихь игуменъ в реце, глаголемей Двине, понеже стругъ нашъ разбиша волнами о камене и велию скарбу потопихъ. Мы вемы и то писание, тамо истопихъ, но и еще повемъ вамъ и о иномъ писании преподобнаго Ферапо//нта о житии и о чюдесехъ имехъ писание у себе первый игуменъ обители сея имянемъ Антоний, последи же бысть игуменем Воскресенъскаго манастыря Соли Галическия на посаде, его же и выше писахъ в книзе сей. Азъ же многогрешный еще быхъ в мире, пекийся мирьскою суетою, но ижелании ми быхъ писати о преподобнемъ, и идохъ ко игумену Антонию в Воскресеньской манастырь, да бы ми вдалъ писания того о преподобнемъ Ферапо//нте. Онъ же поведахъ ми въ древнемъ дому моем згорехъ вся книги моя и сие писание не остахъ, и вся потребная дому моего погоре, и вельми жалящу ми паче всего дому моего о написании жития и чюдесъ преподобнаго Ферапонта, мене же грубаго и паки в сомнение врагъ вложи и имехъ въ мысли моей, аще бы угодно было не бы без вести таково писание было. И многими мысльми мятущеся, аки волнами, яко же и выше изъявихъ, доньдеже// самъ преподобный чюдотворецъ Ферапонтъ посети мене милостию своею и в видении повелехъ ми без сомнения, яко же и выше написахъ, ныне же, аки сладкаго брашна напитоваюся, егда прочитахъ житие и чюдеса преподобнаго чюдотворца Ферапонта.