Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Сенсомоторный период



Первую стадию развития ребенка Пиаже называл сенсомоторной.Дети появляются на свет готовыми реагировать на воздействия окружающей среды посредством уже развитых у них сенсорно-перцептивных и моторных способностей. Согласно Пиаже, основные паттерны сенсомоторного поведения, начинающиеся как рефлексы, приводят младенцев к формированию схем через процессы ассимиляции и аккомодации. Уже заложенные в них паттерны, такие как взгляд, зрительное слежение, сосание, хватание и плач (крик), представляют собой кирпичики, из которых строится когнитивное развитие. На протяжении следующих 24 месяцев они превращаются в ранние понятия (представления) детей о предметах, людях и о самих себе. Таким образом, именно в сенсомоторном поведении заложены истоки интеллекта.

Адаптация.Схемы младенца уточняются, модифицируются и усовершенствуются благодаря процессу, который Пиаже назвал адаптацией. Термином адаптацияобозначается общий ментальный процесс привыкания к новым элементам окружающей среды, их «регистрации», дающей возможность последующего использования. В качестве примера Пиаже описывал игру своей 7-месячной дочери Люсьен с пачкой сигарет. В отличие от 2-летнего ребенка, который (как это ни прискорбно!) мог бы достать сигарету из пачки и сделать вид, будто курит ее, в поведенческом репертуаре Люсьен такие действия пока отсутствовали. Она обращалась с пачкой сигарет так же, как и с любым другим предметом или игрушкой, которые попадали в ее руки. Рассмотреть, взять в рот, схватить и стукнуть — таковы единственные доступные ей схемы манипулирования. Другими словами, она ассимилировала пачку сигарет в существующие у нее схемы.

Глава 5. Первые два года жизни: физическое, когнитивное и речевое развитие 247

При ассимиляции каждого нового предмета дети немного изменяют паттерны, или схемы, своих действий. При помощи хватания, сосания и жевания происходит аккомодацияновых объектов. Постепенно, благодаря ассимиляции и аккомодации, структура этих действий видоизменяется и из базовых сенсомоторных схем младенца развиваются более сложные когнитивные способности. Начиная с простых циркулярных реакций,повторяющихся паттернов поведения, являющихся главным образом рефлекторными по природе, большая часть обучения младенцев носит случайный характер. Совершается действие, которое ребенок видит, слышит или ощущает. Например, некоторые малыши обращают внимание на свои руки, когда они случайно оказываются перед лицом. Двигая руками, они обнаруживают, что способны изменить видимый мир, продлить заинтересовавшее их событие, повторить его, прекратить и вызвать вновь. Ранние циркулярные реакции младенцев связаны с открытием ими собственного тела. Последующие реакции подобного рода относятся уже к тому, как они пользуются своим телом или собой для изменения окружающей среды, например для того, чтобы заставить игрушку двигаться.

Стадии сенсомоторного развития.Пиаже разделил сенсомоторный период на шесть достаточно выраженных стадий, кратко описанных в табл. 5.6. Детальное рассмотрение каждой стадии не входит в задачи этой книги, но мы все же коснемся некоторых процессов и когнитивных достижений, происходящих по мере прохождения стадий.

Таблица 5.6 Шесть стадий развития сенсомоторного интеллекта по Пиаже

Стадия Возраст, месяцы Характерные признаки
0-1 Упражнение рефлексов: сосание, хватание, смотрение, слушание
1-4 Адаптация основных сенсорных и моторных структур (например, сосание различных предметов)
4-8 Развитие стратегии продления интересных впечатлений
8-12 Действия становятся более преднамеренными; возможен недолгий поиск спрятанных предметов
12-18 Активное исследование методом проб и ошибок («маленький ученый»)
18-24 Мысленное представление действия перед его совершением; использование умственных комбинаций
Источник: адаптировано по Flavel, 1963.

Игра с предметами.Несмотря на то что достижения детей в играх с предметами часто остаются незамеченными родителями и воспитателями, эти достижения играют важную роль в когнитивном развитии ребенка. К 4-5 месяцам младенцы обычно уже дотягиваются до предметов, схватывают их и удерживают в руках. Эти элементарные на вид навыки, вместе с более развитыми навыками воспри-

248 Часть II. Детство

ятия, позволяют малышам разнообразить игру с предметами. Дети обладают памятью на повторяющиеся события, приспосабливают свои действия к особенностям конкретных предметов и совершенствуют понимание социального мира, действуя «понарошку» и подражая поведению взрослых. Иными словами, игра закладывает основу для последующего развития мышления и речи ребенка.

Игра с предметами в своем развитии проходит ряд стадий, начиная с простой исследовательско-манипулятивной деятельности 5-месячных детей (Garvey, 1977). К 9 месяцам большинство младенцев исследуют предметы: дети размахивают ими, крутят во все стороны, проверяют на прочность, ударяя их о другие предметы. Однако они еще не понимают назначение тех вещей, которыми манипулируют. К 12 месяцам младенцы сначала останавливаются и обследуют предмет, прежде чем отправить его в рот. К 15-18 месяцам они пробуют использовать предметы по их непосредственному назначению, например могут делать вид, что пьют из чашки или причесываются детской расческой. К 21 месяцу дети уже используют многие предметы по назначению: они кормят куклу с ложки, усаживают ее на сиденье игрушечного автомобиля или пытаются открыть воображаемую дверь с помощью ключа. К 24 месяцам их игра еще больше напоминает реальность: малыши выводят своих кукол на прогулку и выстраивают в очередь игрушечные машины с прицепами. К 3 годам дошкольники могут превращать своих кукол в воображаемых людей, действующих по своей воле. Их кукла может теперь «сама» выйти во двор, наколоть дров, принести их в дом и растопить воображаемый очаг (Born-stein, O'Reilly, 1993; Fein, 1981).

Подражание.Можно легко заметить, что предметная игра 2-летних детей изобилует подражаниями окружающему их миру в таком виде, каким он воспринимается ими. Однако простые зачатки подражательного поведения (имитации) можно обнаружить и у младенцев.

В течение первых 2 месяцев жизни дети лишь время от времени подражают действиям играющих с ними взрослых. Как мы уже выяснили ранее, младенцы умеют имитировать выражения лица окружающих их людей. Однако мимическое подражание на 2-м или 3-м месяце исчезает и возобновляется вновь лишь через несколько месяцев (Meltzoff, Moore, 1989).

В 3-4 месяца некоторые малыши и их мамы начинают играть друг с другом в «разговор». При этом создается впечатление, будто ребенок подражает звукам материнского голоса. В действительности же именно мать начинает эту игру, имитируя издаваемые ребенком звуки, и обычно трудно понять, кто кому подражает: мать ребенку или ребенок матери (Uzgiris, 1984). К 6-7 месяцам способность младенцев подражать жестам и действиям взрослых значительно улучшается. Сначала малыши подражают лишь тем жестам, для которых у них уже есть схемы действия: разжимают и сжимают кулачок, тянут ручки в направлении предмета. Но к 9 месяцам они уже могут подражать новым жестам и действиям, в которых заняты обе руки, например ударять одним предметом о другой. На втором году жизни дети начинают имитировать серии действий или жестов даже спустя некоторое время после того, как они их видели. Сначала они подражают только тем действиям, которым им хочется подражать. Несколько позднее они, по инициативе родителей, подражают им, когда те показывают, как чистить зубы или есть вилкой, ложкой или китайскими палочками. Некоторые малыши даже к горшку приучаются без особых усилий, просто подражая старшим детям.

Глава 5. Первые два года жизни: физическое, когнитивное и речевое развитие 249

К 6-7 месяцам значительно улучшается способность младенцев к имитации жестов и действий

Требует ли подражание умственной репрезентации действия? Является ли оно актом мышления? Пиаже считал, что даже самое простое подражание предполагает сложный подбор схем действия. Он предсказывал, что дети не будут подражать новым действиям по меньшей мере до 9-месячного возраста. Кроме того, по его мнению, отсроченная имитация— подражание тому, что произошло несколько часов или даже дней назад, требует развитых когнитивных навыков, которыми пока еще не обладают дети 18-месячного возраста.

Однако сегодня очевидно, что младенцы умеют подражать новым действиям значительно ранее, чем предсказывал Пиаже. Например, дети глухих родителей начинают осваивать язык жестов и пользоваться им уже на 6-м или 7-м месяце (Mandler, 1988). Также исследователи показали, что дети способны к отсроченной имитации задолго до достижения ими 18-месячного возраста. В одном исследовании (Meltzoff, 1988a, 1988b) использовались игрушки оригинальной конструкции, такие как ящик с потайной кнопкой, при нажатии на которую раздается звуковой сигнал, и игрушечный медведь начинающий танцевать, если дернуть за веревочку. Младенцам показали все действия, заставляющие игрушки работать, но не дали поиграть с ними сразу. Исследователи обнаружили, что в возрасте 11 месяцев дети могли воспроизвести действие с этими игрушками не позднее чем через сутки, а в 14 месяцев — спустя целую неделю. Последовавшие далее исследования показали, что отсроченная имитация после перерыва в 24 часа проявляется даже у 6-месячных детей (Barr, Dowden & Наупе, 1996; Collie, Наупе, 1999), хотя им требовалась более долгая демонстрация целевого поведения, чем младенцам старшего возраста. Кроме того, необходимо заметить, что маленькие дети демонстрируют устойчивые индивидуальные различия в способности к отсроченной имитации (Heimann, Meltzoff, 1996): некоторые из них гораздо лучше умеют имитировать действия по прошествии времени, чем другие, независимо от возраста.

Постоянство объектов.Согласно теории Пиаже, главным достижением сен-сомоторного периода является понимание младенцами постоянства объектов.Постоянство объектов — это осознание факта, что объект существует во времени ив пространстве, независимо от того, находится ли он прямо сейчас в перцептив-

250 Часть II. Детство

ном поле младенца. По мнению Пиаже, большинство младенцев не достигают развития постоянства объектов до 18 месяцев, хотя уже в 8-месячном возрасте у них появляется представление о «постоянстве» своей матери или своего отца. В отношении всех остальных объектов младенцы живут в буквальном соответствии с пословицей «с глаз долой — из сердца вон»: если они чего-то не видят, значит, это нечто и не существует. Так, младенец тотчас же утрачивает интерес к накрытой одеялом игрушке, даже если продолжает держать ее в руке.

Развитие понимания постоянства объектов связано с рядом других когнитивных достижений. Во-первых, младенцы должны начать узнавать знакомые предметы, что доступно им уже в возрасте 2 месяцев. Например, они оживляются при виде бутылочки с молоком или тех, кто за ними ухаживает. Во-вторых, 2-месячные дети уже могут следить за движущимся предметом, который исчезает за одним краем ширмы, переводя затем взгляд на другой ее край, чтобы посмотреть, не появится ли он вновь, удивляясь, если в положенный момент предмет не появляется из-за укрытия. При этом их взгляд очень точно и синхронно следует за скрывшимся предметом. Но их, по-видимому, не беспокоит, если с другой стороны ширмы появляется совершенно новый предмет. В целом, дети до 5 месяцев могут очень спокойно относиться к всевозможным трансформациям окружающих их предметов (Bower, 1971).

Дети старше 5 месяцев более наблюдательны. Они проявляют беспокойство, если с другой стороны ширмы появляется новый предмет или тот же самый, но быстрее или медленнее, чем они ожидали. Однако и в этом возрасте младенцев можно провести, поставив следующий эксперимент. Представьте, что рядом на небольшом расстоянии друг от друга стоят две ширмы: предмет исчезает за краем одной ширмы и, не показываясь в просвете между ширмами, снова появляется из-за внешнего края другой.

Поисковое поведение младенца также проходит в своем развитии ряд предсказуемых стадий. Младенцы младше 5 месяцев не пытаются искать предмет: кажется, что они сразу забывают о нем, как только он исчезает из поля зрения. Поисковое поведение появляется где-то между 5-м и 8-м месяцами. Детям в этом возрасте доставляют большую радость игры типа пряток: им нравится прятаться под одеялом или закрывать глаза руками и «возвращать мир на место», отнимая руки от глаз. Тем не менее поисковые способности детей до 1 года все еще имеют некоторые ограничения. Если одна игрушка исчезает за дверцей, а вместо нее при следующем открытии дверцы появляется новая, то они удивляются, но принимают эту замену как должное. У детей постарше, между 12 и 18 месяцами, это уже вызывает недоумение: куда делась первая игрушка? И они пытаются ее отыскать.

В поисковом поведении годовалых младенцев есть некоторая непоследовательность. Например, если игрушку прячут в месте А и младенец 8-12 месяцев ожидает найти ее там, он будет искать именно в том месте, даже если он видел, что ее спрятали в месте Б. Пиаже (Piaget, 1936/1952) предположил, что у младенцев в этом возрасте есть два не скоординированных вида памяти: один из них отвечает за сохранение образа спрятанного предмета, а другой — за процесс его поиска, и к этому добавляется несформированность постоянства объектов.

Однако не все соглашаются с интерпретацией, данной Пиаже экспериментам, связанным с прячущимися предметами. Ошибка «А-не-Б» (называемая так потому, что младенец ищет некий ранее спрятанный предмет в месте А, даже если сей-

Глава 5. Первые два года жизни: физическое, когнитивное и речевое развитие 251

час он спрятан в месте Б) была подвергнута тщательному изучению и оказалась универсальным феноменом, но исследователи до сих пор расходятся в мнениях относительно того, как она связана с познавательной сферой младенца (Smith, Thelen, Titzer & McLin, 1999). Знают ли они, что объект существует, даже будучи спрятанным? На самом ли деле они считают, что предмет спрятан в месте А? Эстер Телен и ее коллеги придерживаются другого мнения, основанного на том, что знает младенец, а не на том, что он делает. По сути, заметив, что получение данного эффекта зависит от первоначального повторяющегося прятанья предмета в месте А, они предположили, что память о постоянном обращении к этому месту доминирует даже тогда, когда предмет прячется в место Б. То есть ошибка обусловливается не незрелостью когнитивных структур и не отсутствием постоянства объектов, как считал Пиаже. Она является результатом динамического взаимодействия процессов смотрения, доставания и припоминания, интеграция которых у детей этого возраста находится в состоянии становления.

Предположение Рене Байержо заключается в том, что маленькие дети не могут добиться успеха при решении таких задач в силу того, что они сталкиваются «...с трудностями, связанными с планированием и реализацией последовательности действий» (Baillargeon, 1994, р. 133) совсем не из-за ограниченности их знаний о физическом мире. Используя разнообразные задачи, заключавшие в себе более явные нарушения принципов физики, чем в задачах, предлагаемых Пиаже, Байержо и другие исследователи продемонстрировали, что даже младенцы в возрасте 2,5-3,5 месяцев обладают многими из тех представлений о предметах, что есть у взрослых (Baillargeon, 1993, 1994).

Память. Большинство описанных до сих пор сенсомоторных способностей требуют наличия той или иной формы памяти. Мы знаем, что 4-месячные младенцы предпочитают смотреть на новые предметы, а это означает, что они достаточно хорошо помнят уже виденное (Cohen, Gelber, 1975). Малыш, подражающий взрослым, должен обладать способностью запоминания производимых ими звуков и движений, которые они совершают. Младенец, ищущий игрушку там, где у него на глазах ее спрятали, вспоминает место, где она лежит.

Даже самые маленькие дети, по-видимому, обладают хорошей зрительной памятью (Cohen, Gelber, 1975; McCall, Eichorn & Hogarty, 1977). Исследования с использованием метода привыкания показали, что уже 2-месячные дети хранят в памяти зрительные впечатления (Cohen, Gelber, 1975). Джозеф Фаган (Fagan, 1977) установил, что 5-месячные дети узнают однократно показанное изображение через 48 часов, а фотографии человеческих лиц — спустя 2 недели. Последовавшие далее эксперименты по большей части подтвердили данные исследования, впервые проведенного Фаганом, особенно в отношении ранней памяти младенцев на лица (Nelson, Collins, 1992; Pascalis et al., 1998). Ряд исследований указывает на то, что младенцы обладают и долговременной памятью, по крайней мере на яркие события. Например, дети, участвовавшие в необычном эксперименте в самом раннем возрасте, вспоминают его, когда их помещают в ту же самую обстановку спустя несколько месяцев (Rovee-Collier, 1987). А в одном исследовании детям удалось вспомнить эксперимент, проводившийся двумя годами раньше (Myers, Clifton & Clarkson, 1987). В дальнейшем удалось выявить различные факторы, определяющие степень сохранности ранних воспоминаний (Наупе, Rovee-Collier, 1995). Особое значение имеет фактор наличия или отсутствия дви-

252 Часть II. Детство

 

ВРЕЗКА 5.2