Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ФАКТОРЫ РИСКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ



Спектр эмоциональных нарушений в детском и подростковом возрасте чрезвычайно велик. Это могут быть тяжелые невротиче­ские конфликты, неврозоподобные состояния у ребенка вследст­вие органического поражения центральной нервной системы, пре-невротические состояния и др.

В психологической литературе эмоциональное неблагополу­чие у детей рассматривается как отрицательное состояние, возни­кающее на фоне трудно разрешимых личностных конфликтов (А. В. Запорожец с соавторами, А. И. Захаров и др.).

Традиционно выделяются три группы факторов, приводящих к возникновению эмоциональных нарушений у детей и подрост­ков: биологические, психологические и социально-психологи­ческие.

Биологические предпосылки эмоциональных нарушений включают в себя генетические факторы. Так, в исследованиях за­рубежных авторов была обнаружена отчетливая связь между де­прессивными состояниями у детей и аналогичными состояниями у их родителей (Каплан Г. И. и Сэдок, 1994; Black, 1987). Несо­мненно, наследственные факторы играют важную роль в форми­ровании индивидуально-типологических характеристик личности ребенка, однако их далеко недостаточно для возникновения тех или иных эмоциональных нарушений (Гуревич, 1932; Запорожец, 1974 и др.).

К биологическим факторам, предрасполагающим к возникно­вению эмоционального неблагополучия у ребенка можно отнести соматическую ослабленность вследртвие частых заболеваний. Она

способствует возникновению различных реактивных состояний и невротических реакций преимущественно с астеническим компо­нентом (Гуревич, 1932; Ковалев, 1979). Ряд авторов указывают на повышенную частоту эмоциональных нарушений у детей с хрони­ческими соматическими заболеваниями, отмечая, что нарушения эти не являются прямым результатом болезни, а связаны с труд­ностями социальной адаптации больного ребенка и с особенностя­ми его самооценки (Исаев, 1996; Мамайчук, 1989; Раттер, 1987). Го­раздо чаще эмоциональные нарушения встречаются у детей, в анамнезе у которых наблюдаются отягощающие биологические факторы в пери- и постнатальный периоды, но они также не явля­ются определяющими в возникновении эмоциональных нарушений у ребенка (Гарбузов, Захаров, Исаев, 1977; Захаров, 1993; Раттер, 1987 и др.). В. В. Ковалев отмечал, что невротические реакции у де­тей могут быть обусловлены неправильным воспитанием на фоне церебрально-органической недостаточности (Ковалев, 1979). Рези-дуально-органическая недостаточность, по мнению автора, способст­вует формированию психической инертности, застреванию на отри­цательных аффективных переживаниях, повышенной возбудимости, лабильности аффекта. Это облегчает появление болезненных реак­ций на психологические воздействия и способствует их фиксации (Ковалев, 1979).

К собственно психологическим причинам возникновения эмо­ционального неблагополучия у детей авторы относят особеннос­ти эмоционально-волевой сферы ребенка, в частности нарушение адекватности его реагирования на воздействия извне, недостаток в развитии навыков самоконтроля поведения и др.

В исследованиях отечественных авторов достаточно подроб­но изучены преневротические патохарактерологические радика­лы, формирующиеся в детском возрасте. В. Н. Мясищев относит к ним черты импульсивности, эгоцентризма, упрямства, сензи-тивности. Автор подчеркивает, что у лиц, страдающих неврозом, наблюдается преобладание субъективного и аффективного над объективным и логическим в проработке психотравмирующей ситуации. Кроме того, аффективная инертность способствует формированию вязкости болезненных переживаний (Мясищев, 1961).

Ученики В. Н. Мясищева Гарбузов с соавторами выделяет 9 типов преневротического патохарактерологического радикала: аг­рессивность, честолюбие; педантичность; благоразумность; тре­вожная синтонность; инфантильность и психомоторная нестабиль­ность; конформность и зависимость; тревожная мнительность и замкнутость; контрастность. При этом авторы подчеркивают, что наиболее характерным типом является контрастность, т. е. проти­воречивость всех личностных характеристик (Гарбузов, Захаров, Исаев, 1977).

А. И. Захаров описывает семь видов преморбидных свойств личности, предрасполагающих ребенка к неврозу. Это: 1) сензитив-ность (эмоциональная чувствительность и ранимость); 2) непосред­ственность (наивность); 3) выраженность чувства «Я»; 4) инпрес-сивность (внутренний тип переработки эмоций); 5) латентность (потенциальность — относительно более постепенное раскрытие возможностей личности); 6) противоречивость развития; 7) нерав­номерность психического развития (Захаров, 1982).

Достаточно подробно изучены личностные особенности детей, предрасполагающие к возникновению невротических страхов: не­уверенность в себе, тревожность, несамостоятельность. (Гарбузов, Захаров, Исаев, 1977; Захаров, 1982; 1986).

Многочисленные исследования зарубежных и отечественных авторов показали акцентирующее влияние среды как фактора ри­ска возникновения эмоционального неблагополучия в детском возрасте, особенно семьи (Бендлер, Гриндер, Сатир, 1993; Берн, 1992; Буянов, 1988; Варга, 1987; Захаров, 1982; Мамайчук, 1996; Матвейчик, 1992; Мясищев, 1961; Сермягина, 1991; Фрейд А., Фрейд 3., 1995; Эйдемиллер, Юстицкий, 1992; Юнг, 1994; Ginotl, 1977 и др.).

Представители классической фрейдовской школы психоана­лиза, рассматривая детский невроз как неадекватно разрешаемый конфликт между бессознательным влечением Я и Сверх-Я, при­знают психосексуальную природу этого конфликта и ответствен­ность родителей за возникновение эмоциональных нарушений у ребенка. А. Фрейд выделяет следующие факторы, предраспола­гающие ребенка к возникновению невроза: 1) система неосозна­ваемых фантазий у родителей, приписывающих ребенку опреде-

ленную роль; 2) пренебрежение потребностями ребенка и «втя­гивание» его в свою патологическую систему; 3) при наличии не­вроза у ребенка родители разделяют с ребенком его симптом или отрицают его, прибегая к неконструктивным способам психоло­гической защиты (Фрейд А., 1993). Н. Е. Richter, анализируя аф­фективные взаимоотношения между родителями и детьми, так­же признает роль неосознаваемых родительских ожиданий, фантазий об идеальном ребенке в формировании невротических реакций у детей (Richter, 1972). К. Юнг рассматривал источники «нервных нарушений» у детей и подростков в семейной ситуа­ции. Автор использует понятие примитивного бессознательного тождества, рассматривая его как слияние ребенка с родителями, в результате чего ребенок чувствует конфликты между родителя­ми и страдает от них, как если бы они были его собственными (Юнг, 1994).

Представители гуманистической психологии рассматривают эмоциональное неблагополучие детей в рамках отклонений в раз­витии личности, которые возникают при потере ребенком согла­сия со своими собственными чувствами и невозможностью найти смысл жизни и самореализоваться (Rogers, 1951).

С точки зрения представителей поведенческого направления эмоциональные нарушения у детей могут быть обусловлены не­адекватными наказаниями или поощрениями (Раттер, 1987; Ban-dura, 1969; Stuart, 1962).

В многочисленных исследованиях зарубежных и отечественных психологов подчеркивается важная роль ранних эмоциональных контактов в развитии личности ребенка. Известный английский психолог Джон Боулби, наблюдая младенцев, воспитывающихся в сиротских домах, обратил внимание на то, что в более старшем возрасте у них наблюдались различные эмоциональные про­блемы, деструктивное поведение, неадекватная самооценка. Эти особенности автор связывал с отсутствием у них ранних эмоцио­нальных контактов с матерью. В первые три месяца у малыша формируется наиболее сильная привязанность к матери. Дальней­шие исследования автора показали, что степень привязанности малышей к матерям зависела также от особенностей реагирова­ния последних на сигналы о потребностях младенцев. Автором

были выделены три группы младенцев по степени привязанности к матери: привязанные, избегающие и амбивалентные младенцы. Лонгитюдные наблюдения за детьми в течение 15 лет убедитель­но доказали, что наиболее адаптированными оказались дети пер­вой группы (надежно привязанные). В социальной обстановке (в школе, в летних лагерях) они получали более высокие баллы по таким качествам, как отзывчивость и лидерство, т. е. демонст­рировали здоровый паттерн развития (цит. по: Семья в психоло­гической консультации, 1989).

Разлука с матерью, перемена места жительства, аффективная неустойчивость взрослых может негативно отразиться на эмоци­ональном состоянии ребенка. Важное значение имеют особенно­сти отношений матери к нему. Американский психолог S. Brody выделила 4 типа материнского отношения:

Матери первого типа легко и органично приспосабливались к потребностям младенца. Для них было характерно поддержива­ющее разрешающее поведение. Они не навязывали малышу свои требования и терпеливо относились к его особенностям и потреб­ностям. Например, они не пытались ребенка рано приучить к ту­алету, а терпеливо ждали, когда он сам «дозреет».

Матери второго типа сознательно старались приспособиться к потребностям ребенка, они склонны к доминированию, что не­редко вносило напряженность в процессе общения с ребенком. Матери третьего типа не проявляли большого интереса к ре­бенку. Основу их материнства составляло чувство долга. В отно­шениях с ребенком у них не было естественности, теплоты. На­блюдался жесткий контроль за поведением малыша, матери часто делали им замечания.

Матери четвертого типа отличались непоследовательностью, плохо понимали потребности своего ребенка, требования были противоречивы, часто не соответствовали возрасту ребенка и его возможностям.

По мнению автора, наиболее неблагоприятным для эмоцио­нального состояния ребенка оказался четвертый тип материнско­го отношения. У детей развивалось ощущение нестабильности, повышенная тревожность, что являлось важной предпосылкой возникновения психического или физического дискомфорта. При

третьем типе материнства у детей часто возникало чувство опас­ности, в дальнейшем нередко наблюдались апатия, депрессия, сла­бая поисковая активность, любознательность и инициатива.

Таким образом, эмоциональные нарушения в детском возрас­те могут быть детерминированы целым рядом причин, факторов, условий. Их комбинации образуют сложную систему, что в зна­чительной степени обуславливает трудности дифференцирован­ного подхода к психологической коррекции.

В связи со сложностью этиопатогенеза эмоционального неблаго­получия в детском возрасте представляется важным системный под­ход к данной проблеме с выделением «системообразующего фактора» (Анохин, 1975; Ломов, 1984). Как отмечал Б. Ф. Ломов, «причины, воздействующие на систе\гу, могут быть сходны или даже идентичны, но следствия — различны... и наоборот... Какое следствие будет зако­номерно получено при воздействии данной причины, зависит от то­го, каков системообразующий фактор» (Ломов, 1984, с. 66).

Данные методологические установки имеют важное значение в процессе психокоррекционной работе с детьми с эмоциональны­ми нарушениями.