Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Социально-исторические и психологические драмы М. Булгакова Дни Турбиных, Бег

Источник: Сайд Х. Ф. Драматический конфликт личности и истории в пьесах "Дни Турбиных" и "Бег"

Само название пьесы «Дни Турбинных» помогает нам понять суть пьесы. Слово «дни» означает те считанные дни, в которых решалась судьба Турбинных и всего уклада жизни этой русской интеллигентной семьи. Ведущей темой пьесы «Дни Турбинных» стала судьба интеллигенции в обстановке гражданской войны. Все персонажи пьесы «Дни Турбинных» из интеллигенции и все служат в армии. Алексей Турбин — полковник, Николай — юнкер, Елена — замужем за полковником Тальбергом. Студзинский, Шервинский, Мышлаевский — военные. Ларион является единственным персонажем, который не служит в армии. Семья Турбинных состоит из трех членов: Алексей — старший брат, Николай — младший брат и Елена их сестра. Несмотря на все ужасы гражданской войны и опасность, которая царила в этом периоде, Турбинным удалось сохранить спокойствие и уют в своем доме. В пьесе «Дни Турбинных» описываются некоторые события гражданской войны. Штаб русского командования позорно бежал и гетман просил германское командование немедленно дать войска для восстановления порядка на Украине. Но Германия сообщила гетману, что она не имеет возможность такое сделать, так как во–первых, — у Петлюры двести тысяч войск, великолепно вооружён и во-вторых, — вся Украина, оказывается на стороне Петлюры. Германское командование предложило гетману ехать к ним в Германию и тот согласился.
Действующие лица в пьесе ''Дни Турбинных'' показывают нам драматический конфликт личности и революции. В пьесе усиливается мотив выбора в серьезных условиях, когда вспыхнула Октябрьская революция. В данном моменте старый режим рушится. Настало время, чтобы личность решила, на какой стороне она будет стать.

 

В основе пьесы «Бег» положен острый драматический конфликт. Само название пьесы отражает напряжение и волнение. «Вынесенное в название пьесы слово «Бег» указывает на эмоционально-напряженный темп «повествования», причем для Булгакова одинаково важно и воспроизведение событий гражданской войны в их реальном проявлении (через быт, характеры и судьбы действующих лиц), и философско-символическое обоснование мыслей о закономерности победы революции и исторической обреченности «белой гвардии», бессмысленности «бег»» [1, c.105–106]. Пьеса «Бег» изображает время отступления белой армии в Крым и показывает нам сцены из жизни белых интеллигентов в пореволюционных годах. Булгаков поставил своих персонажей перед чрезвычайным кризисом и оставил их выбрать. Им надо было выбрать или остаться в России или бежать. Некоторые из белых интеллигентов выбрали спасти свою жизнь путем эмиграции. Об этом сложном вопросе отзывался А. Кораблев в своей статье «Время и вечность в пьесах М. Булгакова»: ««Бег» — пьеса испытаний, булгаковский вариант «Хождений по мукам», раздумья о непреложности «исторической судьбы» и возможностях личной свободы. Бег — жизнь во времени — удел человека, но бегство — это уже акт его свободного выбора между бессмертием и отсутствием смерти» [6, с. 46]. Действующие лица в пьесе «Бег» бегут, чтобы спасти себя, Они покидали родину, думая, что они могут хорошо жить на чужбине. Ища покоя и спасения, они оказались в трудном конфликте.
Персонажам пьесы «Бег» надо было не только выбрать, но и выносить ответственность за принятое решения. Петров связывает трагическое звучание «Бег» с чувством ответственности за собственное решение: «В отличие от «Белой гвардии» и «Дней Турбинных», где «бег» не определяет композицию произведений и носит только комедийный характер, в «Беге» это не один из мотивов, а центральная тема с сатирическим и трагедийным звучанием. Здесь в поле зрения драматурга находятся такие нравственные и историко-философские вопросы, как взаимосвязь личности и истории, личности и обстоятельств, случайности и закономерности, проблема вины и расплаты. И если в «Днях Турбинных», в основе конфликта выбор, то в «Беге» — ответственность за приятое решение»
М. Булгаков в пьесе «Бег» устами Романа Хлудова уподобил бегство белых бегству тараканов. Вот Хлудов об этом говорит главнокомандующему: «Да в детстве это было. В кухню раз зашел в сумерки, тараканы на плите. Я зажег спичку, чирк, а они и бежали. Спичка возьми да и погасни. Слышу, они лапками шуршат- шур-шур, мур-мур… И у нас тоже — мгла и шуршание. Смотрю и думаю, куда бегут? Как тараканы, в ведро. С кухонного стола — бух!»
В судьбе персонажей двух пьес "Дни Турбиных" и "Бег" писатель показал нам драматический конфликт личности и истории. Этот конфликт носит не только исторический характер, но и нравственный, так как для некоторых персонажей двух пьес – в частности для Алексея и Хлудова – это не только конфликт между белыми и красными, но между старыми убеждениями и новыми. Если в пьесе "Дни Турбиных" звучит мотив выбора в серьезных условиях, то в пьесе "Бег" отражается мотив ответственности за принятое решение.
В пьесе "Бег" конфликт личности и истории проявляется ярко в образе Хлудова. Он как генерал белой армии должен быть верен службе в белой армии и воинской присяге. Ощущение бессилия и трудного положения белых заставляет Хлудова убить невинных людей для того, чтобы сохранить режима царя и в конце концов он эмигрировал. На чужбине Хлудов сильно переживает: тоска по родине и ощущение тяжести вины перед мертвыми усиливают мучения Хлудова. Пьеса "Бег" кончается ценой самоубийства Хлудова. В пьесе "Бег" Михаил Булгаков показал, как страдали другие персонажи в эмиграции: Чарнота жил в нищете, боясь вернуться на родину, а Серафима голодала, страдала от ностальгии и хотела вернуться на родину. Голубков тоже страдал и хотел вернуться.

 

32. Орнаментальный стиль в прое Б. Пильняка

Автор отказывается от привычной романной традиции: ''Этой зимой я написал уже роман ''Голый год'', - сообщал Б. Пильняк И.И Белоусову. – У меня роятся какие – то странные образы и ощущения. Писать так, как писал Чехов, Бунин, Ценский, нельзя …''.

Складывается орнаментальная проза Б. Пильняка, навсегда причислившая его к русскому авангарду, импрессионизму. ''Революцию взять сюжетом почти невозможно в эпоху течения ее'', - скажет А. Белый. Произведения Б. Пильняка свободны от единого сюжета, в них нет традиционных романных характеров. Они строятся на ''склейке'' разнородных в тематическом и стилевом отношении ''кусков''. Но именно эта форма позволила показать не только рушившийся мир, но и выявить исторические и философские законы жизни. История по-прежнему рисуется через метафору, получает свое развитие образ метели. Автор стремится выразить надиндивидуальную ритмику эпохи: ''Каждому – его глазами, его инструментовка и его месяц.

С самого начала на уровень семантики текста выносятся два основных мотива, включающих в себя контрапункт времени – вечности, заявленный уже в эпиграфе к ''Вступлению'' (''… и тогда, когда будущее молчит о судьбине нашей, всякая проходящая минута вечностью начинаться может'') и контрапункт Ордынин – город – Китай – город, соответственно тематизирующий противо - и сопоставление двух одинаково – стихийных, иррациональных начал – исконно русского и восточного, которое сопутствует русскому как его бессознательное. Тема Ордынин – город подхватывает образные доминанты заглавной мотивной линии рассказа ''Проселки'', а следовательно, и саму идею национальной самобытности, исконности: '' Земли же ордынские – суходолы, долы, озера, леса, перелески, болота, поля, пылкое небо – проселки''. Тема Китай – города, ориентированная повторами словообразов с семантикой ''отсутствия'' (''безлюдье'' и ''безмолвье'', ''без котелка'', ''вместо глаз''), выносит идею загадочной, скрытой в глубинах бессознательного восточной стихии: ''… в ноябре в Канавине, в снегу, из заколоченных рядов, из забытых палаток, из безлюдья – смотрит солдатскими пуговицами вместо глаз – тот: ночной московский и за Великой Каменной стеной сокрытый: Китай. Безмолвие. Неразгадка. Без котелка. Солдатские пуговицы вместо глаз''.

Оба контрапункта связаны друг с другом и сопровождаются образами сплетающимися между собой. Один из них – образ кругового движения, закон природы и истории: ''А над городом подымалось солнце, всегда прекрасное, всегда необыкновенное. Над землею, над городом, проходили весны, осени и зимы всегда прекрасные, всегда необыкновенные''. Образ кругового движения в главе I ''Изложение'' трансформируется в мотиве знойного марева, сна наяву, колокольного звона: ''В городе, городское, по-городскому. Древний город мертв. Городу тысяча лет. Знойное небо льет знойное марево, и вечером долго будут желтые сумерки. Знойное небо залито голубым и бездонным, церковки, монастырские переходы, дома, земля – горят. Сон наяву. В пустынной тишине, бьют стеклянным звоном колокола в соборе: - дон, дон, дон – каждые пять минут. Этими днями – сны наяву''.

Мотив метели, следовательно, получает дополнительные тематические обертоны и дает росток новому лейтмотиву: ''Россия. Революция. Метель''. Этот мотив приобретает статус межтекстуального рефрена и свяжет не только фрагменты одного текста, но и целые произведения (''Голый год'', ''Иван – да - Марья'', ''Метель'', ''Третья столица'', ''Повесть о черном хлебе'', Машины и волки''), создавая единое пространство метатекста. Исправляя ''ошибку'' Петра, возвращая Россию к ее национальным истокам, революция открывает новые пути, которые должны возвысить Россию над миром.