Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Закон и благодать



Мы подходим к решающему моменту в разговоре о соотношении закона и благодати. (Под законом мы подразумеваем сумму всех нравственных Божьих заповедей). Как воспринимать Божью волю в век господства благодати - как пожелание или как заповедь? Этот вопрос - не теоретическое упражнение по семантике. Слово "пожелание" несет оттенок необязательности, а "заповедь" - обязательна.

Когда Иисус сказал, что мы должны любить Его, повинуясь Его заповедям, в каком смысле Он употребил слово "заповедь"? В обычном или в смысле "Божьего пожелания"? Что мы имеем в виду, говоря о Божьем законе в век благодати? Закон - это пожелание или требование Бога?

Некоторые считают, что в век благодати Божий закон перестает быть требованием и выражает лишь пожелания Бога. Они говорят: Богу просто хочется, чтобы мы были святыми. Они настаивают, что мы теперь свободны не только от проклятья и осуждения, вытекающих из нарушения закона, но и от самих норм закона. Они считают, что настаивать на исполнении Божьих требований - значит, стать законником и жить не по благодати. Другими словами: думать, что Божья воля обязательна для исполнения, - это законничество, а считать, что воля Божья - Его пожелание, - это благодать.

Я думаю, что подобное мнение происходит от непонимания благодати. Божья благодать не изменяет основных положений Божьего закона. Благодать дарует прощение и примирение с Богом тем, кто нарушил закон. Благая весть заключается в том, что Бог снял с нас вину за нарушение закона и даровал нам праведность Христову, праведность Того, Кто полностью исполнил Его закон. Законничество - это не просто повиновение закону. Законничество - это стремление оправдаться перед Богом и примириться с Ним путем соблюдения закона, а не верой в Иисуса Христа.

Нужно помнить, что Бог - не только наш Спаситель и Отец небесный, но и - Верховный правитель и Владыка всей твари. Сыновья и дочери царя обязаны повиноваться законам своего отца наравне с остальными подданными. Они - под законом, как и остальные граждане государства.

Несмотря на то, что дети царя понимают разумность законов и добровольно повинуются им из любви к отцу, они все равно - под законом. Отвечая на благодать отца, они повинуются благодарно и с любовью. В главе 8 этой книги мы уже разбирали, что свои законы Бог начертал в наших сердцах, а потому нам не остается ничего, как только согласиться и с Его письменными законами.

На дорогах Соединенных Штатов есть обязательные белые знаки ограничения скорости и желтые - рекомендательные. Обязательные знаки установлены во исполнение законов того или иного штата. Рекомендательные предупреждают, что стоит сбросить скорость, потому что впереди крутой поворот, в который очень трудно будет вписаться, если ехать на скорости, предусмотренной белым знаком. Если вы превысите обязательное скоростное ограничение, вас оштрафуют за нарушение закона штата. Если же вы превысите рекомендательное ограничение, штрафовать вас не будут, потому что закона вы не нарушали.

Закон Божий подобен белому знаку: он содержит обязательные для исполнения нравственные нормы. Мы нарушали их многократно, но Иисус заплатил за нас "штраф" (своей смертью). Правда, закона после этого не отменили. Смерть Христа не "изменила законов штатов об ограничении скорости", белые знаки не заменили на желтые. Из-за пришествия благодати Божьи законы не сделались необязательными для исполнения, не сделались рекомендациями или предупреждениями об опасных поворотах.

Итак, суть и сила Божьего закона не изменились. Изменились лишь наши внутренние мотивы, заставляющие нас повиноваться, о которых мы говорили в главе 6. Законничество - это повиновение с целью заслужить спасение или Божье благословение. Повиновение в век благодати - это благодарность за спасение, дарованное Христом и уверенность в том, что через Христа Бог дарует и все остальное, необходимое нам.

Несомненно: повиновение Божьим заповедям из страха перед наказанием или с целью "выслужиться" перед Богом, - это не истинное повиновение. Богу угоден лишь один тип повиновения - повиновение из любви, ибо "любовь есть исполнение закона" (Рим. 13:10). Божий закон, записанный в Слове Его, излагает наши обязанности, а любовь служит поводом к повиновению. Мы повинуемся закону Божьему не для того, чтобы Он возлюбил нас, а потому, что Он уже любит нас во Христе.

С готовностью признаю, что очень трудно удерживать в сердце и разуме "законодательную" суть Божьей воли, не впадая в Законничество. Сэмюэль Болтон говорит об этом: "Очень трудно жить над законом и одновременно по закону. Но именно этому христианин должен научиться: выполнять обязанности по закону, но жить над законом в том, что касается комфортности существования - ни ожидая никаких благоволении за соблюдение правил, ни боясь наказания за неудачи".

Как это ни парадоксально, но, рассматривая Божий закон, как свод обязательных для исполнения заповедей, приходишь к мысли о благодати. Если же счесть Божьи заповеди рекомендательными или думать, что мы теперь - дети Божьи и больше не находимся под законом, то постепенно скатываешься до идеологии дел. Если повиновение Божьим законам - вещь чисто добровольная, то мы только и делаем, что считаем призовые очки за соблюдение столь необязательных правил.

Человек, который знает, что Бог требует от него - чада Божьего - повиновения, все яснее будет осознавать, насколько плохо повинуется Богу. И если он хорошо понимает библейскую благодать, то отдастся на милость Спасителя, будет уповать лишь на Его заслуги.

Говорят, что евангелист Д.Л.Муди сказал: "Человека, который еще не понял, что пропадает, очень трудно привести к спасению". Он говорил, что лишь те, кто увидел свою греховность, обращаются к Спасителю. Господь Иисус показал нам тот же принцип: "Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию" (Мф.9:13).

Этот принцип относится и к нам - верующим, живущим под благодатью. Нам не нужно снова и снова "пропадать", но не следует и забывать, что мы - грешники. А для этого давайте серьезно относиться к Божьим заповедям, считая их законом собственной жизни. Они напоминают нам о нашем духовном банкротстве и учат нас, искупленных грешников и полных банкротов, ценить обильную Божью благодать.

Итак, закон Божий - это свод правил жизни, который абсолютно не противоречит благодати. Более того, если им правильно пользоваться, он станет главным подручным благодати. Его можно сравнить с пастушьей собакой, которая не дает нам отбиться от стада благодати, когда мы рвемся "на волю в пампасы" - на просторы дел.

Закон и любовь

Некоторые утверждают, что "закон любви" заменил собой нравственные заповеди Иисуса; что наше единственное правило - "любить ближнего, как самого себя". Они цитируют слова апостола Павла: "Ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого", и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона" (Рим.13:8-10).

Из слов Павла можно сделать вывод, что новозаветный принцип любви заменил ветхозаветный принцип закона, т.е. в древности евреи жили по конкретным законам нравственности, а новозаветная церковь вышла из "этого века" и теперь живет по высшему принципу, по принципу любви. Любовь же может быть только добровольной, но никак не вынужденной, а потому, - рассуждают они, - любовь и закон исключают друг друга.

Но если учесть, что нравственный закон - письменное воспроизведение нравственного естества самого Бога (а "Бог есть любовь" - 1Ин.4:8), то пропасть между законом и любовью исчезает. И то и другое - отражение Божьего естества. Они, образно говоря, - две стороны одной медали. В нашем случае, любовь - повод для повиновения нормам закона, а закон дает конкретные указания, рассказывая, как нужно любить.

Так, в Рим.13:10 Павел пишет: "Любовь не делает ближнему зла". Представим, что это единственное, известное нам определение любви. Предположим, у нас нет десяти заповедей, которые Павел цитирует в стихе 9: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй". Как тогда узнать, что такое "делать ближнему зло"?

Все мы в той или иной степени знакомы с классическим определением любви, данным Павлом в 1Кор.13:4-7: "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит".

Павел не приводит энциклопедического определения любви. Он рассказывает о любви, описывая поведение "любящего" по отношению к ближним. Как он себя ведет? Все его действия - это различные выражения нравственного Божьего закона.

В главе 19 книги Левита мы находим развитие Десяти заповедей, о которых говорилось в главе 20 книги Исхода. Давайте перечитаем стихи с 11-18 главы 19 Левита:

"Не крадите,

не лгите и

не обманывайте друг друга.

Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь.

Не обижай ближнего твоего и не грабительствуй.

Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра.

Не злословь глухого и пред слепым не клади ничего, чтобы преткнуться ему; бойся Бога твоего. Я Господь.

Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему, и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего.

Не ходи переносчиком в народе твоем и не восставай на жизнь ближнего твоего. Я Господь.

Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха.

Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего;

но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь".

А теперь перефразируем эти стихи, используя схему Павла "любовь не...". У нас получится следующее:

"Любовь не крадет, любовь не лжет, любовь не обманывает. Любовь не бесчестит имени Божьего. Любовь не обижает ближнего, не грабит его. Любовь не оставит у себя до утра платы наемника. Любовь не злословит глухого, не поставит ничего перед слепым, чтобы не преткнуться ему.

Любовь не делает неправды на суде; любовь не будет лицеприятна к нищему, не будет угождать лицу великого. Любовь по правде судит ближнего своего. Любовь не сплетничает и не восстает на ближнего своего.

Любовь не враждует на брата в сердце своем, не мстит и не имеет злобы на сынов народа своего, как самого себя".

Из парафразы Божьего закона мы видим, что все его положения - это описание "любви в действии".

А еще глава 19 Левита помогает нам понять, кто наш ближний. Это и наемник, и слепой, и глухой, и бедный, и богатый... Это тот человек, которому нам порой хочется солгать, у которого хочется украсть, на которого хочется восстать. Это тот человек, который причинил нам зло и которому хочется отомстить. Это тот человек, жизнь которого из-за нас подвергается опасности. Можно твердо сказать: наш ближний - это всякий человек, с которым сводит нас Бог. Но человек - существо крайне не твердое в своих убеждениях и склонное закрывать глаза на те нравственные нормы, которые ему не нравятся, а потому о правилах поведения полезно думать в контексте совершенно определенных жизненных ситуаций.

Принцип любви - это вовсе не высший принцип, стоящий над нравственным Божьим законом. Это то, что дает нам силы и желание повиноваться. Закон же учит библейским проявлениям любви. Все предписания Божьего закона не стоили бы и выеденного яйца, если их исполнять без любви к Богу и ближним. Я предпочту иметь дело с тем, кто со мной честен из любви ко мне, а не "ради пользы дела". Я предпочту того, чья любовь основывается на библейских нравственных нормах и этических принципах.