Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Цари из династии Амврия



Амврий был родоначальником династии, заслужившей самую дурную славу, — славу худшей династии Северного царства. Писание уделяет его 12-летнему правлению только восемь стихов (3 Цар. 16:21-28). Однако Амврий добился международного признания Северного царства. Даже после падения династии ассирийцы продолжали называть Израиль «Бит Хумри», то есть «Дом (или царство) Амврия».

Возглавляя войска при Иле (возможно, и при Ваасе), Амврий приобрел ценный военный опыт. С помощью армии он взял в свои руки царство через семь дней после убийства Илы. Не исключено, что он имел также конфликты со своим соперником Фамнием, умершим через шесть лет после воцарения Амврия; с этого момента Амврий — полновластный царь Израиля.

Амврий купил землю на вершине холма близ Сихема и построил там крепость Шомрон, или Самарию.


 

 

Она стала новой столицей. По его приказу Самария была превращена в наиболее укрепленный город во всем Израиле. Стратегически выгодно расположенная в 10 км к северо-западу от Сихе-ма, она оставалась непобедимой столицей Израиля более чем полтораста лет, пока не была захвачена ассирийцами в 722 году до Р. X.

Раскопки в Самарии были начаты в 1908 году двумя американскими археологами — Джорджем А. Рейснером и Кларенсом С. Фишером, руководителями Гарвардской экспедиции, и продолжены в последующие годы. Как видно, Амврий и Ахав соорудили прочную стену вокруг дворца. Другая стена на нижнем ярусе и дополнительная стена у подножия холма прекрасно защищали город от нашествий любых противников. Каменная кладка и отделка этих стен были настолько превосходны, что подобных не было найдено больше нигде во всей Палестине. Слоновая кость, используемая для инкрустации, которая была обнаружена в этих руинах, датируется временами династии Амврия и указывает на торговые связи с Финикией и Дамаском.

Амврий успешно проводил выгодную внешнюю политику. Судя по надписи на моавитском камне, найденном в 1868 году в столице Моава Дивон Клермоном-Ган-но и хранящемся ныне в Лувре, в Париже, именно Амврий подчинил моавитян Израилю. Собирая подати и контролируя торговые пути, Израиль приобрел большие богатства. Амврий установил дружеские отношения с финикийцами и закрепил эти отношения женитьбой своего сына Ахава на дочери Ефваала (Этбаала), царя тирского, Иезавели (3 Цар. 16:31) (Если Охозии, сыну Гофолии, дочери Ахава и Иезавели, было 22 года в 842 г. до Р. X., тогда брак Ахава с Иезавелью был заключен в правление Амврия). В Библии Этбаал назван царем сидонским, как израильтяне называли вообще всех финикийцев, к тому же Этбаал в действительности пользовался значительным влиянием на финикийском побережье. Этот брак имел большое значение для расширения торговых связей Израиля. Однако он, несомненно, открыл широкий доступ в Израиль идолопоклонству и положил начало тому крупнейшему в истории Израиля религиозному отступничеству, которое так было распространено во дни Ахава и Иезавели. Именно это имеется в виду в 3 Цар. 16:25, где об Амврий сказано, что он «поступал хуже всех» предыдущих царей.

Отношения между Израилем и Сирией в правление Ам-врия не совсем ясны. Когда мы читаем 3 Цар. 20:34, невольно приходит на ум, что вряд ли Амврий, искусный и удачливый военный вождь и дипломат, мог уступить города Сирии и отдать в собственность сирийским торговцам целые кварталы в столице. При Ваасе сирийцы под руководством Вена-дада I завладели богатыми торговыми караванными путями к западу от Акко, но, несомненно, Амврий лишил их этой монополии своим договором с Финикией и постройкой укреплений вокруг Самарии. Если слово «отец» понимать как

«предшественник» в вышеприведенном библейском тексте и применить название Самария не к городу, а ко всему Северному царству, то уступки, которые Израиль сделал Сирии, относятся к дням Иеровоама. Без полных подтверждений обратного разумно было бы полагать, что Израиль в дни Ам- врия не подвергался нашествию Сирии и не платил дань Венададу I при Амврий. Возможно, что у Амврия были какие-то связи с Ассирией, которые могли, несомненно, повлиять на отношение Сирии к Израилю.

Хотя в дни Ваасы между Израилем и Иудеей гражданская война практически не прекращалась, Священное Писание не сообщает, что она продолжалась и при Амврий. Скорее всего, военные действия сменились дружескими переговорами с Южным царством, которые завершились браком между царскими семьями Израиля и Иудеи. Во всяком случае, Гофолия — внучка Амврия, дочь Ахава и Иезавели — была женой иудейского царя Иорама. Но был ли заключен этот брак еще при жизни Амврия, точно не установлено.

Амврий умер в 874 году до Р. X. Город Самария остался в истории как памятник его царствованию. Но хотя именно Амврий объединил и укрепил царство Израильское, он был греховнее всех своих предшественников.

Ахав (874-853 гг. до Р. X.) был выдающимся царем из династии Амврия. Унаследовав царство в период сложившихся добрососедских отношений с окружавшими его народами, Ахав успешно расширил экономические и политические связи Израиля за 22 года своего правления.

Будучи мужем Иезавели, дочери тирского царя, Ахав был в хороших отношениях с финикийцами. Все более расширявшиеся торговые связи между этими двумя странами представляли серьезную угрозу торговым интересам Сирии. И весьма возможно, что Венадад II, сын того Венадада (I), который был современником Ваасы и Амврия, реагировал на это финикий-ско-израильское сближение дипломатическими шагами. Есть предположение, что Венадад II устроил либо династический брак с финикийцами, либо поклонение излюбленному божеству Иезавели Мелькарту. (Тирское божество


 

 

Мелькарт (Ме-лек-Карт — «царь города») почиталось на родине Иезавели, что давало дипломатические выгоды Венададу II.) Ахав, со своей стороны, до тех пор, пока соперничество с Сирией не переросло в открытую войну, ловко пользовался любой возможностью повысить благосостояние своего народа.

По всей территории Израиля Ахав построил и укрепил множество городов, включая Иерихон (3 Цар. 16:34, 22:39). Что касается Иерихона, то, пожалуй, именно при Ахаве он и мог быть восстановлен из руин. Только в период отступничества возможно было пренебрежение проклятием, изреченным через Иисуса Навина (Иис. Н. 6:25). Восстановление Иерихона сопровождалось человеческими жертвоприношениями.

Но Ахав был прежде всего умелым администратором. Он взимал значительную дань с Месы (Меши), царя моавитско-го, поголовьем мелкого рогатого скота (причем баранов ему поставляли неостриженных). Это помогало ему поддерживать выгодное торговое равновесие с Финикией и Сирией. С Иудеей он наладил и поддерживал дружеские отношения благодаря замужеству своей дочери с Иорамом, сыном Иосафата (около 865 г. до Р. X.) (Заметьте, что Олбрайт считает Гофолию сестрой, а не дочерью Иезавели. Однако хронология Тиле дает достаточно времени для того, чтобы Гофолия могла быть дочерью Иезавели и Ахава).

Поддержка Иудеи укрепила позиции Израиля в его отношениях с Сирией. Сохраняя мир и развивая выгодную торговлю, Ахав смог продолжать свою строительную программу в Самарии. Приобретенное им богатство бегло упоминается в 3 Цар. 22:39, когда говорится о том, что он «построил себе дом из слоновой кости». Отделка жилищ резными украшениями из слоновой кости стоила неслыханно дорого. Даже Соломон имел только престол из слоновой кости. Слоновая кость, найденная археологами в руинах Самарии, весьма возможно, сохранилась там со времен Ахава.

В свое время Амврий, вероятно, познакомил Израиль с культом тирского Ваала — Мелькарта. Израильтяне уже были знакомы со многими Ваалами (местными божествами) разных народов. Но именно финикийский образ поклонения этому идолу сын Амврия, Ахав, широко внедрил по всему Израилю. Ахав считал Господа национальным Богом евреев и содержал при дворе «пророков Господа». Но он считал полезным поклонение и иным богам, что говорит о чисто языческом отношении его и к своему Богу. А его тесть Этбаал, бывший жрец Мелькарта, возможно, из политического расчета поддерживал у дочери верность тирскому божеству. Под ее влиянием Ахав построил в своей великой столице Самарии храм Ваалу (Мелькарту) (3 Цар. 16:30-33). Сотни жрецов тирского Ваала были доставлены в Израиль, чтобы сделать поклонение Ваалу религией народа Ахава. Ввиду этого Ахав приобрел репутацию самого грешного из всех израильских царей.

Илия был Божьим пророком в эти дни всеобщего отступничества. Он внезапно появляется во дворце Ахава и без всякой предварительной информации о своем происхождении или призвании громогласно заявляет, что «жив Господь, Бог Израилев», и объявляет Божью волю о засухе в Израиле, которая прекратится только по слову пророка. Гнев Божий был явлен народу и тем фактом, что Его пророк исчез. Илия провел три с половиной года в уединенном месте (Иак. 5:17). Пока в потоке Хорафе была вода, вороны питали Илию. Остальное время его кормила вдова из Сарепты(Интересно заметить, что Богу не нужно было далеко забирать Илию из опасного места. Сарепта (называемая Сидонской) была расположена между Тиром и Сидо-ном, где часто бывала Иезавель), запасы которой пополнялись чудесным образом каждый день. Другим великим чудом, совершенным здесь, было воскрешение сына этой вдовы.

В то время как народ в Израиле голодал, для Иезавели важнее всего была духовная вражда. Не будучи в состоянии отыскать Илию, царица убила некоторых пророков Господних. Других спас начальник над дворцом Ахава Авдий: он спрятал сто пророков в пещерах, обеспечив их безопасность. По всему Израилю и в окружающих землях велись усиленные поиски Илии, но найти его было невозможно. Затем Илия сам возвратился в Израиль и велел Авдию позвать Ахава.

Когда царь упрекнул Илию за то, что тот якобы возмущает Израиль, пророк смело обличил Ахава и его семью за несоблюдение Господних заповедей, а именно за поклонение Ваалу. По приказу Илии Ахав собрал 450 пророков Ваала и 400 пророков дубравных, находившихся на содержании Иезавели. Эти пророки Ваала и были жрецами Мелькарта, культ которого настойчиво насаждала Иезавель в интересах, возможно, своего отца. А «пророки дубравные» были жрецами богини Ашеры — «жены» Ваала. Илия видел не только ужасную картину голода в стране, но и массовое отступничество. Такое состояние народа требовало от пророка решительного шага. Собрав перед собой весь Израиль на горе Кармил, Илия смело обратился к народу со словами, что они не могут одновременно поклоняться Богу и Ваалу. Пророки Ваала должны были упросить свое божество возжечь огонь на жертвеннике с приготовленной жертвой. С утра и до вечера они совершали свои тщетные ритуалы, между тем как Илия высмеивал их бесплодные усилия. После этого Илия восстановил жертвенник Господень,


 

 

приготовил жертву, обильно полил ее водой и призвал Господа, чтобы он явил Свое божественное доказательство. Жертва была поглощена огнем, и весь Израиль признал Бога. Лжепророки были тут же убиты у потока Киссон. Одержав победу в молитве на вершине горы Кармил, Илия предупредил Ахава, что вскоре пойдет долгожданный дождь. Ахав поспешно двинулся на колеснице в 24-километровый путь в Изреедь, но Илия опередил его.

Ахав сам доложил обо всем Иезавели, рассказав все, что произошло на горе Кармил, и она сразу же начала угрожать Илии. Еще за день до этого Илия бросил бесстрашный вызов сотням лжепророков, но там был Ахав, заинтересованный не в состязании пророков, а в скорейшем прекращении голода для своего народа. Теперь же в борьбу вступала беспощадная чужеземка, стремившаяся покорить Израиль. Илия поспешил к ближайшей границе, стремясь поскорее покинуть Израиль. Двигаясь на юг, он оставил своего слугу в Вирсавии, а сам отошел в пустыню на день пути, пока наконец не сел, обессиленный, под можжевеловым кустом и начал просить себе смерти. Ангел снабдил его пищей и водой, и упавший духом пророк получил указание продолжать свой путь к горе Хорив. Тут Бог говорил с ним и заверил его, что в Израиле осталось 7000 человек, не принявших Ваала. Затем Бог дал пророку тройное поручение: помазать Азаила в царя над Сирией, Ииуя — в царя над Израилем и призвать Елисея себе в преемники. Когда Илия возвратился в Израиль, он передал Божий призыв Елисею, возложив на его плечи свою ми-лоть (плащ), и с тех пор Елисей стал его сотрудником.

Будучи хорошим дипломатом, Ахав заключил удачные договоры и смог сохранить мир с окружающими странами почти до конца своего правления. Причины нападения Сирии на возрождающееся Израильское царство не указаны (3 Цар. 20:1-43). Возможно, сирийский царь воспользовался ослаблением Израиля из-за голода. Возможно также, что угроза Ассирии руководила Венададом II, когда он решился на военные действия в это время. При поддержке тридцати двух подчиненных ему царей Венадад осадил со своим войском и колесницами Самарию. По совету пророка Ахав созвал всех старейшин своей земли, чтобы собрать ополчение в 7000 человек для внезапного нападения. С помощью регулярных войск израильтяне разбили сирийцев, которые понесли крупные потери, а кони и колесницы, по-видимому, все достались Ахаву. Венадад II едва успел спасти свою жизнь.

Сирийцы снова начали военные действия против израильтян следующей весной, как об этом предсказал Ахаву пророк. С помощью блестящей сгратегии Ахав снова победил Ве-надада. При громадном перевесе сил врага, Ахав, расположив войска двумя станами в горах, нанес внезапный удар в долину, где стояли сирийцы, и поразил их. Он захватил и город Афек в 5 км восточнее Галилейского моря, в котором пытались укрыться бежавшие от разгрома сирийские воины во главе со своим царем. Венадад II был захвачен в плен, но Ахав отпустил его. В благодарность Венадад II предложил собственные условия мира, в результате чего некоторые города были возвращены Израилю, и победители получили право торговли в Дамаске. Такое милостивое и благосклонное обращение с самым лютым врагом Израиля со стороны Ахава было частью его внешней политики по установлению дружественных союзов с окружающими народами. Ахав, возможно, ожидал нападения со стороны Ассирии, так что договор в Афеке служил осуществлению его плана иметь Сирию в качестве дружественного буферного государства.

Ахав не воздал славу Богу за эту значительную военную победу (3 Цар. 20:26-43). По дороге в Самарию один из пророков выразительно напомнил ему, что даже простой воин рискует жизнью, когда бывает непослушен, тем более царь Израиля, который не исполнил свой долг, когда Бог даровал ему победу. Это суровое пророчество примешало тревогу и огорчение к победному торжеству Ахава.

Последнее столкновение Ахава с Илией произошло в винограднике Навуфея (3 Цар. 21:1-29). Потеряв надежду на приобретение этого виноградника, Ахав не смог скрыть своего разочарования от своей жены Иезавели. Безжалостная Иезавель не уважала израильские законы и не обращала внимания на чистосердечные отказы Навуфея продать наследственное имущество даже царю. Обвиненный лжесвидетелями На-вуфей был осужден старейшинами и побит камнями. Но Аха-ву не удалось в полной мере насладиться желанным имуществом, потому что вскоре ему встретился Илия. Этот глашатай Божий смело обвинил Ахава в пролитии невинной крови. За эту вопиющую несправедливость династия Амврия была обречена на погибель. Хотя Ахав покаялся, суд был смягчен только отсрочкой наказания на период после его смерти.

Битва при Каркаре в 853 году до Р. X. не упомянута в Писании (3 Цар. 22:1). Но она была достаточно значительным событием, происшедшим в трехлетний период мира между Сирией и Израилем, чтобы получить детальное описание в летописях Ассирии. Ассирийцы при Ашурнасирпа-ле II (883-859 гг. до Р. X.) установили контакты со Средиземноморьем, но избегали нападений на Сирию или Израиль.


 

 

Салманассар III (859-824 гг. до Р. X.), возможно, хотел сократить торговые пути за счет территории Сирии или просто расширить завоевания своего предшественника, однако натолкнулся на решительный отпор. После захвата нескольких городов к северу от Каркара ассирийское наступление было остановлено крупными силами сирийцев, израильтян и десяти правителей мелких территорий. Эти силы Салманассар III описал на памятной стеле так: «Хадад-езер (Венадад) Дамасский имел 1200 колесниц, 1200 всадников и 20 000 пехоты; царь Ирхулени из Емафа прибавил к этому 700 колесниц, 700

всадников и 10 000 пехоты; Ахав, израильтянин, привел 2000 колесниц и 10 000 пехоты». Хотя надпись ничего не сообщает о всадниках Ахава, зато упоминается, что у него было больше колесниц, чем у всех других царей со времен Давида. Салманассар III хвалился великой победой. Историки считают исход битвы ничейным; иначе говоря, каждая сторона могла приписать победу себе. Но вряд ли это могла быть решительная победа, потому что ассирийцы не пошли на Емаф и не возобновляли своего наступления в течение последующих пяти или шести лет.

Когда прошла непосредственная опасность ассирийского вторжения, подошел к концу и трехлетний мир между Израилем и Сирией. Ахав предпринял попытку забрать назад Рамоф Галаадский (3 Цар. 22:1-40). Тиле полагает, что сражение при Каркаре произошло в июле или в начале августа, поэтому сирийско-израильское сражение произошло позже в том же году перед тем, как Ахав распустил свое войско. Родственная связь между царскими семьями Израиля и Иудеи вовлекла в эту попытку изгнать сирийцев из Рамофа Га-лаадского и царя Иудеи Иосафата. В течение трех лет Вена-дад II не возвращал этот город вопреки договору в Афеке. Ахав, по-видимому, смотрел на это сквозь пальцы, пока перед ними стояла общая угроза со стороны Ассирии.

Иосафат поддерживал Ахава в этом предприятии, но искренне желал получить указание от Бога. Четыреста пророков Ахава единогласно заверяли царей в победе; Седекия даже использовал пару железных рогов, чтобы продемонстрировать, как Ахав будет пронзать сирийцев. Очень характерно, что пророки Ахава — «придворные пророки», лишенные ревности о Господе и вполне уживавшиеся при дворе со жрецами Ваала, — предсказывали победу именем Господа. Это было действием «духа лживого» (3 Цар. 22:20-23), который вселился в них. Вот почему Иосафат, обладавший беспокойной совестью, спросил: «Нет ли здесь еще пророка Господня?» (то есть настоящего пророка Господня). Хотя Михей сначала с сарказмом поощрял царей выступить против Сирии, он все-таки наконец искренне заявил, что Ахав будет убит в этом сражении. За это царь приказал заключить Михея в темницу вплоть до своего возвращения.

Однако Ахав все же принял во внимание пророчество Михея. Пока Израиль и Иудея шли в атаку на Рамоф Гала-адский, он на всякий случай переоделся. Справедливо оценивая Ахава как способного военачальника Израиля, сирийский царь приказал убить его на поле сражения в первую очередь. Когда сирийцы погнались за царской колесницей и узнали в ее седоке Иосафата, они не стали преследовать его. Однако независимо от воли сирийцев Ахава пронзила случайная стрела, причинив ему смертельную рану. Израиль не только оказался без вождя, как предсказывал Михей, но и слова пророка Илии о смерти Ахава исполнились буквально (3 Цар. 21:19).

После Ахава на престол вступил Охозия и царствовал приблизительно год (853/852 г. до Р. X.). Из его внешней политики следует запомнить два события. Охозия не смог удержать Моав под властью династии Амврия (4 Цар. 3:5), а его совместная с Иосафатом морская экспедиция в заливе Акаба окончилась провалом (2 Пар. 20:35-37). Господу не было угодно общение Иосафата с Охозией; Он объявил об этом через пророка Елиезера из Мареши, который предсказал гибель кораблей, что и произошло вскоре. Поэтому, когда Охозия предложил Иосафату еще одно предприятие, иудейский царь ответил отказом (3 Цар. 22:47-49).

Заболев однажды из-за серьезной травмы, Охозия не пожелал вопросить пророка Господня (а тогда еще был в Израиле Илия), но послал послов к Веельзевулу, божеству Акка-ронскому(Веельзевул (Баал-зебуб —

«господин» или «покровитель мух»). Общее название Ваал («господин») применялось к разным божествам. «Ваалом-покровителем мух» в Аккароне (Екроне) называли божество солнца, которое считалось покровителем всей природы, вплоть до мельчайших насекомых). Илия остановил этих послов по дороге и изрек суровое пророчество, что Охозия не поправится. Царь приказал схватить пророка и силой доставить в столицу. Но Бог избавлял его, и Илия предстал перед царем не раньше, чем Сам Господь повелел ему. Как когда-то Ахава, отца Охозии, Илия предупредил царя о суде Божьем за то, что он призывал языческих богов, а Бога Израиля презрел. Это было, пожалуй, последнее появление Илии перед царем (около 852 г. до Р. X.) (Письмо, которое Илия написал Иораму, царю иудейскому, 2 Пар. 21:12-15, казалось бы, указывает на более позднюю дату. Но все-таки оно не свидетельствует о личной встрече Илии с Иорамом, а скорее говорит о нежелании пророка встречаться с царем. Это единственное письменное произведение, приписываемое Илии). С тех пор больше не встречается никакого упоминания о связи Илии с царем Израиля (например,


 

 

Иорамом, преемником Охозии).

Илия и Елисей вместе создали школы для пророков. Когда Елисей понял, что их совместное служение приходит к концу, он просил себе в два раза больше духа, чем было на Илии. Огненные кони и колесница разделили этих верных соработников, и Илия был взят на небо огненным вихрем. Когда Елисей увидел, что его учитель исчез, он взял его ми-лоть и опять перешел Иордан, сознавая, что получил просимое. В Иерихоне народ вполне признал в Елисее Божьего пророка. В ответ на их просьбу он чудесным образом сделал полезной их нездоровую воду. На пути в Вефиль он подвергся издевательствам и насмешкам со стороны группы мальчишек, но Божий суд выразился в том, что они были растерзаны медведицами, дабы никто никогда не смеялся над Божьим пророком в Израиле. Затем Елисей пошел на гору Кар-мил и в Самарию.

Сын Ахава и Иезавели Иорам взошел на престол после смерти своего брата Охозии в 852 году до Р. X. В течение 12 лет царствования в Израиле последнего царя из династии Амврия Елисей часто имел дело с ним. Соответствующий отрывок Писания (4 Цар. 3:1—9:26) много рассказывает о служении этого великого пророка.

Восстание Моава было первой проблемой, с которой столкнулся Иорам, начав свое царствование в Израиле. Заручившись поддержкой Иосафата, Иорам повел объединенные войска Израиля и Иудеи в семидневный поход вокруг южной оконечности Мертвого моря, где к ним присоединился царь Едома. Хотя Израиль владел землями Моава к северу от реки Арнон, Иорам планировал напасть с юга. В то время как союзные армии расположились станом на границе Моава с Едомом, у них кончилась питьевая вода. Тогда был найден Елисей и приведен к трем царям. Он обещал, что Господь чудесным образом даст им воду, поскольку там был угодный Богу Иосафат. На следующее утро произошло нападение моавитян, но оно было отражено. Отступая от продвигающихся вперед захватчиков, моавит-ский царь нашел себе убежище в Кир-Харешете (в Кир-Мо-аве, или Кире Моавитском, нынешнем Кераке), расположенном на высоте\1240 м над уровнем моря. В отчаянии Меса, царь моавитский, принес сына своего, первенца и наследника, в жертву всесожжения моавитскому божеству Хамосу В ужасе захватчики покинули Моав, не возвратив его снова Израилю.

Елисей проводил весьма успешное служение во всем Израиле. Однажды вдова одного из пророков обратилась к Елисею с просьбой помочь ее сыновьям: кредитор угрожал отдать их в рабство. Благодаря чудесному умножению оливкового масла она смогла собрать нужную сумму денег, чтобы заплатить свой долг (4 Цар. 4:1-7).

Путешествуя со своим слугой Гиезием, Елисей пришел однажды в Сонам, где пользовался гостеприимством богатой хозяйки. Сонам был в нескольких километрах севернее Из-рееля. За ее доброту Елисей заверил ее, что в свое время у нее будет сын. Следующей весной обещанный сын родился. Когда мальчик умер от солнечного удара, женщина-сонами-тянка пошла к Елисею на гору Кармил и обратилась за помощью. Ее сын был возвращен к жизни (4 Цар. 4:8-37). Спустя некоторое время, когда стране угрожал голод, Елисей посоветовал этой женщине переселиться в более благоприятное место. Пробыв семь лет в филистимской земле, она возвратилась и с помощью Гиезия получила обратно свое имущество (4 Цар. 8:1-6).

Когда голод грозил пророкам в Галгале, они приготовили себе похлебку из диких ядовитых плодов, но Елисей чудесным образом обезвредил похлебку, бросив в нее простой муки. Он также умножил двадцать ячменных хлебов и несколько сырых зерен в шелухе так, что насытились сто человек и еще осталось (4 Цар. 4:38-44).

Рассказ о Неемане (4 Цар; 5:1-27) говорит о связи Елисея с политическими вождями Сирии и Израиля. От пленной еврейской девочки сирийский военачальник Нееман, заболевший проказой, услышал о пророке Елисее, который может исцелять больных. С письмами от Венадада II Нееман прибыл в Самарию и потребовал, чтобы Иорам исцелил его от проказы. Перепуганный Иорам разодрал свои одежды, думая, что сирийский царь ищет повода для войны. Положение спас Елисей, своевременно напомнив Иораму о том, что «есть пророк в Израиле».

Явившись в дом к Елисею, Нееман получил простое указание: пойти и омыться в Иордане семь раз. Согласившись наконец на уговоры слуг послушаться совета пророка, военачальник получил исцеление. Он возвратился вознаградить Елисея, но пророк отказался от даров. Решив поклоняться Богу, Который исцелил его, сирийский военачальник возвратился в Дамаск. Печальным последствием исцеления Неема-на было то, что слуга Елисея Гиезий был поражен проказой в наказание за попытку присвоить дары, от которых Елисей отказался.

Когда Елисей посетил одну из школ пророков, один из учеников попросил построить еще одно здание,


 

 

потому что им было тесно. В сопровождении Елисея они пошли на Иордан, чтобы нарубить деревьев для постройки. Когда у одного из них топор упал в воду, Елисей чудом заставил топор всплыть (4 Цар. 6: 8-17,20) (Эдерсгейм обращает внимание на то, что древнееврейское слово, означающее «плыть» или быть «на воде» или «в воде», употребляется только еще в двух других местах Ветхого Завета: Втор. 11:4 и Плач Иер. 3:54. Интересно, что в контексте это слово может означать и «тонуть», хотя в случае с топором это не подразумевалось).

Во время царствования Иорама между Израилем и Сирией временами вспыхивали войны (4 Цар. 6:8-17, 20). Когда Венадад II сообразил, что его военные перемещения вызывают немедленные ответные действия Израиля, он решил, что у него где-то есть предатель. Но дело было не в этом — Елисей, благодаря пророческому дару, давал нужные указания израильскому царю. Поэтому сирийцы послали поймать пророка. Когда слуга Елисея увидел, что могучее войско сирийцев идет на Дофаим, он пребывал в страхе до тех пор, пока Елисей не показал ему огненные колесницы и коней, окружавших их со всех сторон. В ответ на молитву Елисея полчища сирийцев были ослеплены, и пророк смог увести их из Дофаима в Самарию. Перед израильским царем они прозрели. Иораму Елисей посоветовал устроить им пир, а потом отпустить на свободу.

Позже Венадад II расположился станом вокруг Самарии и подверг город голоду. Когда недостаток пищи сделался настолько невыносимым, что матери в отчаянии ели собственных детей, Елисей объявил, что через сутки будет обилие пищи. В это время четыре прокаженных вблизи Самарии решили рискнуть и пойти в стан сирийцев. Они были в полном отчаянии и на грани голодной смерти. Когда они пришли в сирийский стан, то обнаружили, что захватчики все оставили в стане, когда поспешно бежали, спасая свою жизнь. Сирийцы были чудесным образом приведены в состояние ужаса, когда услышали шум колесниц, лошадей и передвижения огромного войска. Когда прокаженные сообщили самарянам о наличии богатой добычи в сирийском стане, ворота города были открыты, и народ получил много пищи, по слову Елисея.

А один сановник, который отказался верить слову Елисея, видел обилие пищи, но не вкусил ее, потому что был затоптан насмерть у ворот Самарии.

О служении Елисея знали не только во всем Израиле, но и в Сирии, Иудее и Едоме. Благодаря исцелению Неема-на и странной встрече сирийской армии с пророком Елисей был признан «мужем Божиим» даже в столице Сирии Дамаске. К концу правления Иорама (около 843 или 842 г. до Р. X.) Елисей посетил Дамаск (4 Цар. 8:7-15). Когда заболевший Венадад II услыхал о приезде пророка, он послал своего слугу Азаила к Елисею узнать об исходе болезни. Придя к пророку по восточному обычаю с дарами, погруженными на караван из сорока верблюдов, Азаил спросил Елисея, выздоровеет ли царь Венадад. Елисей ответил, что выздоровеет, но вскорости умрет. А после пророк дал Азаилу драматическое описание опустошений и страданий, которые ожидают его земляков-израильтян. Затем Елисей частично исполнил поручение, данное Господом Илии на горе Хорив (3 Цар. 19:15), сообщив Азаилу, что он будет следующим царем Сирии. Когда Азаил возвратился к Венададу II, принеся весть от Елисея, он на другой день задушил больного царя мокрым одеялом. После этого престол Сирии в Дамаске перешел в руки Азаила.

После смены царей на сирийском престоле Иорам попытался возвратить Рамоф Галаадский в последний год своего царствования (4 Цар. 8:28-29). В этом предприятии он получил поддержку своего племянника Охозии, бывшего тогда уже целый год правителем в Иерусалиме (2 Пар. 22:5). Иорам захватил эту стратегическую крепость, но был ранен в бою. Пока он восстанавливал силы в Изрееле, Охозия, царь иудейский, пришел посетить его. При войске израильском в Рамофе Галаадском, восточнее Иордана, остался Ииуй.

Елисей еще раз привлекает к себе внимание, когда исполняет другое неисполненное поручение Илии, данное тому на горе Хорив (3 Цар. 19:15-16). На этот раз Елисей не пошел сам, а послал в Рамоф одного из своих последователей, чтобы помазать Ииуя царем над Израилем (4 Цар. 9:1 и ел.). Иную было поручено отомстить за кровь пророков и служителей Господних. Род Ахава и Иезавели подлежал полному уничтожению, как в прошлом династии Иеровоа-ма и Ваасы до Амврия.

Под трубные звуки Ииуй был провозглашен царем. Он стремительно напал на Изреель и смертельно ранил Иорама, который так и остался лежать на поле Навуфея Изреелитя-нина, погубленного !Ахавом. Это было исполнением слов Илии (3 Цар. 21:19-24). Охозия попытался бежать, но тоже был смертельно ранен. Он добежал до Мегиддона (так с этого места в Библии пишется Мегиддо), где умер, и был отправлен в Иерусалим для погребения. Иезавель не смирилась, даже узнав о гибели сына и внука. Надев украшения, она встретила Ииуя высокомерно и сравнила его с Замври-ем, дав тем самым ему понять, что в ее глазах он всего лишь раб-цареубийца. По приказу Ииуя она была тут же безжалостно


 

 

выброшена из окна и разбилась насмерть. Ее тело съели псы. Так свершился суд над домом Ахава, как и предсказал пророк Илия.

 

 

Глава 11 ПРИВЕРЖЕНЦЫ ЮЖНОГО ЦАРСТВА

Введение

Раскол царства Соломона оставил династии Давида небольшую часть бывшей империи. Потомки Давида сохранили за собой столицу Иерусалим; кроме того, они сохранили непрерывную династическую преемственность при управлении малым Иудейским царством. В течение девяноста лет (931-841 гг. до Р. X.) у власти стояло только шесть царей.