Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Нарциссический ответ



Для того чтобы справиться с подобной утерей внутреннего, чтобы вообще вынести эту невыразимую словами боль ненайденной индивидуальности, небытия как Person и постоянного духовного иссыхания; для того, чтобы выжить в этом внутреннем одиночестве, включается психодинамика, защищающая нарциссическую личность от возможных глубоких психологических травм. Она приводит к следующим типичным паттернам нарциссического реагирования:

дистанцированно-отстраненное, формально-холодноеповедение, которое делает нарцисса недоступным и высокомерным;

– гиперкомпенсации во внешнемчерез активизмы*;

завистливость,ревность,соперничество, условленные чувством нарцисса, что он постоянно чего-то недополучает (что действительно имеет место вследствие отсутствия соотнесения с внутренним);

агрессия,начиная от упрямстваи – через часто встречающуюся форму возмущенного раздражения («Ну почему это должно было случиться именно со мной?!») – кончая гневом;

рефлексы мнимой смерти**: прежде всего, возникает расщепление когниции и эмоций.

Мы предполагаем, что при нарциссизме (как и при личностных нарушениях вообще) активизмы и рефлексы мнимой смерти оказываются доминирующими (Längle, 2002).

Помимо этих паттернов реагирования и наряду с ними осуществляется попытка духовного преодоления, которая уже обозначена в предыдущих рассуждениях. Эти люди принимают решенияотносительно определенного стиля жизни. Хотя для людей с нарциссическими нарушениями соотнесение с внутренним закрыто, для них остается соотнесение с внешним, и поэтому они намеренно и зачастую с интересом включаются во внешние взаимосвязи.

Все силы и все внимание, которые находятся в распоряжении здорового человека для соотнесения с внутренним, перенаправляются наружу и реализуются в соотнесении с внешним. Благодаря этому в качестве компенсации удается в усиленной форме использовать не затронутые патологией способности Person (способность делать выбор и принимать решения, способность нести ответственность, способность находить смысл и т.д.)*. То, что к нарциссу не приходит изнутри, он стремится получить извне: картину себя, собственную ценность, собственную силу. Посредством идентификации с внешними объектами он стремится заменить недостающую Я-структуру, недостающую способность быть самим собой. В этом заключается специфический способ преодоления нарциссизма: «идти вовне», заменять Я идентификациями, т.е.объектами, которые служат Я-представителями. Ими нарциссический человек окружен как стеной, которая дает ему снаружи опору для того, чтобы выжить, однако одновременно отодвигает его на недосягаемое расстояние по отношению к другим.

Нарцисс живет, практически, только из соотнесения с внешним. Все, что ему принадлежит, все то, с чем он себя идентифицирует – его партнер, его дети, его профессия, его имя, его марка машины (и этот ряд можно произвольно расширять, но, к сожалению, и произвольно заменять) – имеет для него значение выживания, чрезвычайную значимость, потому что все это является заменой егоотсутствующего Я. Поэтому он живет в безупречной внешности партнерши, поэтому она живет служебным статусом или стальным телом партнера; поэтому он живет профессиональной деятельностью и полностью уходит в нее; поэтому он в такой степени обращает внимание на защиту своей собственности и своих ценностей. Любая критика всего этого смертельна для нарцисса. Она его стирает. Всякий, кто лучше его, кто больше имеет или более успешен, подвергает опасности его Я. Каждую собственную неудачу он воспринял бы как саморазрушение, и поэтому ее просто не может быть. И потому неудача никогда не происходит по его вине, это вина других – только в таком свете она может быть для него понятной.

У нарцисса нет доступа к своему внутреннему потоку. У него нет настоящей аутентичности. Он не знает свою внутреннюю ценность, свое Особенное, свое Я и свое бытие Person. В его переживаниях не возникает Собственное, он не черпает его из своей глубины. Он может искать это только во внешнем мире – пытаясь вырвать самоценность у других, заявляя перед другими претензию на особенность, не имея для нее реального внутреннего обоснования, даже не предполагая, что ее нужно обосновывать. Так как Я у нарцисса не питается изнутри, его безграничная нужда в этом выходит во внешнее, приобретая грандиозные размеры.

Итак, с точки зренияпсихопатогенеза, внутреннее Яв нарциссизме заменяется внешними идентификациями – отсутствующее соотнесение с внутренним компенсируется чрезмерным, преувеличенным соотнесением с внешним.

Самым трагичным во всем этом является то, что несмотря на интенсивное погружение во внешнее, не происходит Встреч. Так как у нарцисса отсутствует доступ к самому себе, он не может постичь сущность другого. Объекты собираются, коллекционируются, он полностью ими поглощен, однако при этом он всего лишь их использует – они служат замещением его Я и поэтому отчуждаются от своего собственного внутреннего содержания, овеществляются и подчиняются диктату нарцисса. Так как у него нет себя самого, он не может вчувствоватьсяв другого. Так же, как он не чувствуют свою ценность, он не чувствует и ценность другого. Так же, как не уважает свое внутреннее, он не замечает интимное другого и перешагивает через него. Не имея Собственного, он инструментализируетсвои внешние возможности, потому что они не могут быть проникнуты его Person и его внутренней сущностью. И то же самое происходит с его отношениями с другими людьми и со всей его жизнью, остающейся не проникнутой его внутренней сущностью, а лишь пронизанной борьбой за глубокую ценность, которая есть у Person и болью Я, которое ее не находит.

Он не знает сочувствия и может быть холодным, как лед, и бессовестным, потому что он не чувствует сам себя. Он не считается с другими, но в равной же степени и с самим собой, эксплуатируя себя для своих целей. Он любит не себя, он любит свой отблеск в сиянии объектов. То, что он при этом чувствует – это, конечно, не любовь, а защитное поведение, касающееся только того, что способствует повышению самоценности. И в любви к другому человеку он тоже любит только то, что повышает его самоценность. Это замечательно карикатурно подмечено в одном анекдоте,когдапавлин и курица приходят регистрировать брак. Ответственный чиновник очень удивлен и спрашивает павлина, что побуждает его сочетаться браком с таким не равным ему партнером. Тот, однако, говорит с гордостью: «Моя невеста и я меня несказанно любим».

Так как все служит повышению самоценности, похвала, конечно же, вызываетрайское наслаждение. При похвале у нарцисса возникает чувство, что он идентичен сам себе. Для того, чтобы вот так взлетать на небеса, для того, чтобы постоянно возникало чувство, что ты полноценный и даже исключительный, появляется влечение, сходное по своим проявлениям с зависимостью. Однако любой, кто будет оспаривать его место под солнцем, его преимущества, его «особенное», делает его ревнивым и завистливым,делает из негосоперника.Из-за того, что у него недостаточно самоценности, он постоянно думает о своей выгоде и для ее достижения использует других. До тех пор, пока его выгода сохраняется, с ним хорошо сотрудничать. В противном случае возникают сложности: его воля становится подавляющей, ивсе должно идти только так, как он это себе представляет. Если же он наталкивается на сопротивление, то либо уходит на дистанцию и делает то, что хочет тайно или исподтишка, либо борется, вступая в соперничество и обесценивая других. Евгений Рот (1982) так сказал об этом: «Это встречается нередко – человек, который есть ничто, не дает также ничему быть».

Быть Person – неизмеримая ценность. Однако, оставаясь слепым в отношении этого глубинного источника в собственном Внутреннем, нарцисс видит ценность только в зеркале того, что ему принадлежит или появляется благодаря ему. Поэтому нарциссический отец может вполне серьезно сказать своей дочери: «Я так сильно люблю тебя, потому что я продолжаю в тебе жить».

Больше всего нарцисс боитсяпотери тех объектов, которые выполняют роль его Я. Больше всего его радует все то, что, укрепляя его Я, утверждает его собственную ценность, поискам которой он посвящает всего себя.

С терапевтической точки зрения, основной упор необходимо сделать на развивающем побуждении к самооценке. Ему необходима аутентичность терапевта, его терпеливость, его объяснения и его сопровождение для того, чтобы трансформировать детские части нарциссической личности во взрослую установку. При этом следует обратить внимание на все специфические элементы, обеспечивающие этот процесс, чтобы не спровоцировать преждевременное прекращение терапии. Так, следует придерживаться обязательного признания ценности, необходима высокая степень уважительного внимания и принятия всерьез. Вследствие его сильного чувства стыда, следует обращать внимание на максимальную самостоятельность, привлекая его в качестве ко-терапевта для самого себя. В заключение для закрепления терапии требуется глубинная работа и работа с биографией.

 

Однако это не легко – прорваться к этому слабому, маленькому, испытывающему боль, дрожащему, скрываемому, отторгнутому, невидимому, но истинному Я,достичь его основания, дать ему почвуи питание, помочь ему в становлении и развитии, преодолев все страхи и искушения нарциссизма.

 

 

Перевод: О. Ларченко

Научная редакция:

Институт экзистенциально-аналитической психологии и психотерапии

 

литература

Лэнгле А. Экзистенциальный анализ – найти согласие с жизнью // Московский психотерапевтический журнал. – 2001. – № 1 (28), с.5-23.

Buber M. Das dialogische Prinzip. – Heidelberg: Schneider, 1973.

Deneke F-W. Narzißmus als gewöhnliches und pathologisches Phänomen. // In: Persönlichkeitsstörungen. – 1997. – 2, 63-73, 71.

Eckhardt P. Selbstwert und Werterleben aus existenzalytischer. – Sicht Dplomarbeit, 1992.

Frankl V. Anthropologische Grundlagen der Psychotherapie. – Bern: Huber, 1975.

Heidegger M. Sein und Zeit. – Tübingen: Niemeyer, 1957.

Längle A. Personale Existenzanalyse. // In: Längle A (Hrsg) Wertbegegnung. Phänomene und methodische Zugänge, – Wien: GLE-Verlag, 1993. – 133-160.

Längle A. Die existentielle Motivation der Person. // In: Existenzanalyse. – 1999. – 16, 3, 18-29.

Längle A. Die Persönlichkeitsstörungen des Selbsts. Eine existenzanalytische Theorie der Persönlichkeitsstörungen der hysterischen Gruppe. // In: Längle A (Hrsg) Hysterie. – Wien: Facultas, 2002. – 127-156, 134.

Rogers С. Eine Theorie der Psychotherapie, der Persönlichkeit und der zwischenmenschlichen Beziehungen. – Köln: GwG, 1959/1987.

Roth E. So ist das Leben. – München: dtv, 7°,1982. – 35.

 

 


* Альфред Лэнгле (Австрия) – доктор медицины и философии, психотерапевт, председатель международного Общества логотерапии и экзистенциального анализа в Вене (GLE-International), преподаватель университетов Вены и Инсбрука. С октября 1999 года А.Лэнгле вместе с коллегами из GLE ведет в Москве обучающую программу подготовки психотерапевтов экзистенциально-аналитического направления.

Статья подготовлена автором по материалам его доклада на Международном конгрессе по нарциссизму в г.Зальцбурге (апрель 2002г.) специально для Московского психотерапевтического журнала.

 

* По своему содержанию эти предпосылки имеют аналогию с „фундаментальными экзистенциальными мотивациями“ (см. (Лзнгле, 2001) и конец этой главы).

 

* Eckhardt (1992) удалось эмпирически подтвердить, что самоценность складывается из обоих этих компонентов: из чувства по отношению к собственной ценности, т.е. по отношению к ценности собственной жизни (в соответствии со второй фундаментальной экзистенциальной мотивацией) и признания ценности собственных достижений (в соответствии с третьей фундаментальной экзистенциальной мотивацией).

* Можно сказать, что это соответствует основной христианской заповеди: «Возлюби ближнего своего, как самого себя».

**Еще раз скажем, что под Самостановлением мы понимаем формирование Я и обретаемую благодаря этому возможность проживать себя как Person, что составляет основу Самоценности.

* Под «самостью» в экзистенциальном анализе понимается пространство потенциальных возможностей, доступных для Я. Франкл (1975) определяет самость как «пространство, в котором Я дышит» (Прим. ред.).

* «Копинговые реакции» – спонтанные автоматические реакции преодоления, совладания с теми ситуациями, которые представляют для человека проблему. Аналог используемого в других направлениях психотерапии понятия «защитные механизмы» (Прим. ред.).

 

* Если в основе нарциссизма лежит злоупотребление, то в большинстве случаев оно происходит не через применение силы, а через совращающее манипулятивное вмешательство в Собственное.

* С точки зрения экзистенциального анализа, Рerson, помимо прочего, является носителем этического, нравственного начала человека (Прим. ред.)

* Активизмы – выделяемый в экзистенциальном анализе тип копинговых реакций, проявляющийся в компенсации дефицита чего-либо за счет чрезмерно активной деятельности (Прим. ред.).

** Рефлексы мнимой смерти – выделяемый в экзистенциальном анализе тип копинговых реакций, проявляющийся в параличе и потере чувств по отношению к тому, что представляет для человека проблему (Прим. ред.).

 

* Можно предположить, что одна из причин длительности времени, требующегося для терапии нарциссизма (как и нарушений личности вообще), состоит в компенсаторном использовании не затронутых патологией способностей Person. Это, с одной стороны, ведет к тому, что у человека, страдающего нарциссизмом, отсутствует субъективное чувство, что он болен или имеет серьезный дефицит. С другой стороны, это также приводит к тому, что в глазах окружающих людей нарциссические нарушения рассматриваются просто как «особенности поведения», «недостаток нравственности» или «жизненный стиль».