Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О зачатии монастыря и поставлении преподобнаго отца нашего Андреана на игуменство.



Потомъ же преподобныи Андреанъ с послушникомъ своимъ старцемъ Леонидомъ учинихъ себе хижицу малу под темъ великимъ дубомъ на речке на Вотху. Живущимъ же имъ время доволно, тружающимся Бога ради, труды к трудомъ прилагаху, претерпевающи пустынное стремление и от бесовъ велие подстрекание, тако и от лукавыхъ человекъ поношение. Помышляюще же преподобнымъ на пустыни, како благословитися у митрополита и церковь воздвигнути, и изобрахъ себе подобно время, в путь шествие творяху, в царствующий градъ Москву внидохъ, молятся вседержителю Спасу и Пречистеи Богородице и великимъ чюдотворцемъ московскимъ, просят благословения у митрополита Макария. Преосвященныи же Макарий митрополитъ московский и всеа Русии благословляетъ старцовъ, по прошению преподобныхъ повелеваетъ имъ храмъ воздвигнути во имя Пречистыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Успения. И вручи имъ благословенную грамоту и безданную. Христолюбивии же людие князи и боляре, московские воеводы, видя дерзновение старьцевъ, хотя пречестенъ и чюденъ храмъ на пустыни воздвигнути, и подавахъ им милостыни много на создание церкви и на устроение монастыря. Великий же святитель Макарий митрополитъ благословляетъ и поставляетъ диакона Андреана на духовную степень на игуменство, и священноиноческая действовати, и вся монастырская строити, и вда ему настольную грамоту, и повелеваетъ священноинокомъ, и диакономъ, и инокомъ, простымъ людемъ слушати его и во всемъ повиноватися, яко пастырю и учителю. Наказахъ его духовнымъ словесемъ и отпустихъ игумена с миромъ во свою ему пустыню.

Заложихъ церковь в лета 7051-го месяца маиа в 31 день, воздвизаетъ малую церьковъ с трапезою во имя Пречистыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Успения и добля устрояетъ, радовахуся душею и веселяхуся сердцемъ, освящахъ церковь и призывая себе христолюбивыя люди во обитель. Людие же, «видевше и не разумевше в помышление таковаго, яко благодать и милость на преподобныхъ его и посещение во избранныхъ его» (Прем 4:15). Овии радуются о милости Божией и Пречистей Богородице, яко таковое милосердие – обитель хощетъ просияти окрестнымъ же симъ весемъ Пошехонскимъ, иже не бысть в техъ странахъ обитель за девятьдесятъ поприщь. Инии же поселяне-невежы глаголютъ, яко «на придворияхъ нашихъ чернцы вселяются, да обладаютъ и нами». Православные же христиане вси окрестныя веси без измены прилежно любятъ святыхъ и желаютъ сами чернечествовати, и жены ихъ такожде радуются душами и о совершении чернеческомъ во своихъ имъ церквахъ глаголюще: «Уже честная обитель сия совершится, будетъ насъ кому вводити во ангельский образъ». Во обитель же преподобныхъ отецъ женскъ полъ не вницаетъ никакоже. И сами страдалцы труды к трудомъ прилагаху и от подвига в подвигъ прихождаху, отъ добродетели в добродетель приницаху, образъ даяху своимъ ученикомъ во всехъ путехъ своихъ: в молитве, и в пощениихъ, и в молении, и в трудехъ.

Егда же имъ прочитающе божественное писание не велегласно, не красно, но смиреннымъ гласомъ и кроткимъ, единъ чтеть, а вторый разсуждаетъ, и паки единъ по единому чтуще и ученикомъ такожде повелеваху и мирскихъ человекъ на благочестие поучаху, и своихъ людей страдалецъ къ церкви Божии на молитвенный подвигъ призываху и сами неоскудно Богу молящеся и Пречистей Богородице со слезами день и нощь, и великихъ чюдотворцевъ на помощь себе призывая, дабы ихъ обитель распространилася и телеса бы ихъ на пусте месте не лежали. И молитвами Пречистыя Богоматере и ихъ началниковъ строениемъ и уже обитель, якоже солнце, сияетъ красотою своею, такоже обитель сия благимъ строениемъ добродетелная слава по земли о ней молитвами страдалецъ Андреана и Леонида.

Братия же у преподобныхъ множашеся. И поставихъ марта в 5 день противо четыредесяти и двоихъ мученикъ, иже во Аммории, в среду противъ четвертка в нощи вооружилися злодеи белоселцы, овии в доспесехъ с мечи, а иннии в сладацехъ, а иннии с копии и с рогатины, еще Христова святая четверодесятница Спасу древними и святыми мученики не исполнена, въ цареградскихъ странахъ в римскихъ, и в севастийскихъ, и в прочихъ царствахъ, иже не леть ихъ исписовати. Тии бо мучители отвращали Христа Бога, сии же окаяннии возмятощася богатства ради. Христовы седмицы приехали дополнивати белоселцы преподобными сими в Росийстемъ государстве и отъ иныхъ странъ. Многую себе дружину собрахъ, якоже глазатии, иже в Синае и Раифе, преподобныхъ избиваху, стреляху, иного убиваху и ового копиемъ прободоша, а инныхъ мечи иссецаху.

Преподобныи же игуменъ Андреанъ скрыхся ото убийцъ под задний дровяникъ. Окаяннии же мучители обретоша преподобнаго под дровянникомъ, и оцепихъ ужемъ игумена за гортань, и влечаху его в преднюю келию, и воздаша ему различныя муки, рвуще бритвами тело его и огнеными лучами прижигающе, рекуще и глаголюще: «Где суть животы ваши и статки?» Преподобный же великомученикъ игумен Андреанъ рече имъ: «Животы наши у Всемилостиваго Спаса на небесехъ и статки наши на земли. Ослабите ми мало, изму ихъ и воздамъ вамъ в руки». Мучителие же ослабиша, наготу воздаша. Преподобныи же, воставъ, приимъ корчажецъ, в немже четыредесять рублевъ, подаетъ мучителемъ и глаголетъ: «Теми статки и симъ сребромъ церковь было болшую создати во имя Пречистыя Богородицы вкупе со мною братии». Мучители рече: «Мы тебе созиждем своею силою часа сего». Отвеща преподобныи: «Горка ми есть ваша церковь и тощно созидание ваше, “прискорбна душа моя при смерти”(Мф 26:38, Мк 14:34), се сребро созидание наше и животы мои в руце ваю и статки наши вне келии моея, а в пределехъ множество черноризецъ. Опустите мя Бога ради, братия моя, в Корнилиевъ монастырь чернечествовати, да никакоже возвращуся семо и спасу душу свою тамо у отца своего Корнилия». И рече мучители: «Мы тебе воздадим “шлем спасения” (Еф 6:17) и послемъ тебя к царю небесному». Презре старческое моление, приимъ ужемъ, оцепляютъ его второе за шию. Преподобномученикъ рече: «“Яко агнецъ на заколение ведеся, яко овча безгласна в руце своихъ стрегущихъ” (Ис 53:7) отверзаю уста моя:

Молитва.

“Господи Боже мой, отдай же прегрешения моя симъ человекомъ, “не ведятъ бо, что творят” (Лк 23:34), приими духъ мой с миромъ. Не помяни беззакония моя, яже согрешихъ предъ тобою и беззаконновахъ. Не презри моления моего, Пречистая Богородица, рождение мое града Ростова, отцы мои духовнии, и братия спостницы, и духовная чада моя, и велицыи сродичи, простите мя Бога ради и благословите, уже бо иду к вамъ, к судищу Христову. По семъ не имамъ свидетися с вами во свете семъ, по глаголу Господню, яко “земля еси и в землю пойдеши”(Быт 3:19)”».

Сия слышах злодеи вне келии преподобнаго, извлецаху ужемъ и под полозъ санный устрояютъ. Оттоле преподобный Андреанъ мученикъ предастъ духъ свой в руце Божии. Нача злодеи похищати и монастырская грабити, иний же напредъ сего на дворце со служебниковъ ихъ перевязаху и в подполия пометаху, да не воздадутъ вести во окрестныя веси, и стражи уставляху около обители и дворца конюшенного. Кравия же не суть суще было. Иннии же злотворцы, окаяннии сатанины ученицы не пощади церкви Божии, затворъ выломихъ и царскими дверми внидоша во олтарь и тамо обретоша за престоломъ триехъ учениковъ преподобнаго. И извлецаху их вне церкви в трапезу и начаша ихъ мучити и путати, аки козлы, вне спятъ, и кости ихъ троскотаху. И ту убиша старца Давида. Разбойницы же выграбиша имение все обителное: медъ и воскъ, книги и масло, ларцы и платие и сосуды всякие и всякое собрание. Еще же и конии и возы покутаху.

Последи же и тело преподобнаго мученика Андреана игумена в сани ввергли и изо обители преподобнаго повезли. И не имамы поведати в та времена, где есть преподобнаго тело, скуташа и скрыша. Душа его во веки радуется, иже Христа ради пострада, на пустыни со ученики своими от злыхъ агарянъ от белоселецъ.

В та же времна бе некий священникъ сослужебникъ церкви великомученика Георгия страстотерпца Христова, зовомыи Косарь. В приходе техъ убиицъ белоселецъ, иже по его благословению деяху разбой на пустыни преподобныхъ. И по убиении преподобнаго отца нашего игумена Андреана и старца Давида разбойницы же, пришедше во своя дому, радовахуся о множестве богатства. Некий же разбойникъ утаихъ своея братии ларецъ, начася в немъ злата много, и сребра, и всякаго имения. Разверзъ сосудъ разбойникъ, приникъ, виде много множество образовъ святыхъ иконъ, такожде ваповъ и кистей сподоба иконнная. Убоя же ся разбойникъ о вещи сей недоведомой, прииде ко отцу духовному, ко прежде реченому Косарю, глагола ему: «Отче, простимся Бога ради, деръзнухъ неподобная, украдохъ у своея братии сосудъ ларечьный, начаяхся в немъ корысти многие, яже ми вещь не удобь ведомая». Темже, братия, расмотрихъ поп Косарь, яже бе образы святыхъ иконъ и сподоба, и нача себе сетовати и глаголати: «Се же бе на насъ поличное се злое, а не корысть предлежитъ, где бе таково сокровище скрыти». И реша се им, нача приницати семо и овамо и проглагола в себе: «Реки не имамъ, прудища у насъ не лучилось, не вемъ, где скрыти святая». Такожде рече, слыша его сослужебникъ, рекомыи Баба, таковы Косаревы речи, и восмеяся Баба, глаголюще: «Безуменъ попъ, не весть, где положити, восхоте разбоя творити, такожде и душъ человеческихъ побивати, устроихъ себя от неправды богатство собирати и красти у соседъ своихъ всякое орудие и от далныхъ странъ скотъ приводити, и отводити ея от человекъ коннымъ человекомъ».

Богъ крепокъ Владыко человеколюбецъ милостивъ грешникомъ, а безумнымъ злодеемъ не попущаетъ во свете семъ. Православные христианя поцепихъ злодея сего татя Ивана Матренина и приимахъ его ко своимъ рукамъ предъ государскихъ слугъ, си речь стражей начальнымъ старостамъ Симеону да Иоанну со товарыщи с прочими. Старосты же государские и целовалники повеле прияти мастеромъ татя и поцепихъ его на дыбе Матренина с своихъ имъ промысломъ. Таже разбойникъ Иванъ Матренинъ пред многими людми повинуяся в различныхъ своихъ татбах, прочее же и в разбой ограды Пречистыя Богородицы обители преподобнаго Андреана.

Нача его старосты вопрошати, где бе тело преподобнаго игумена Андреана. Онъже по вопросу отвеща пред многими людми: «Нас множество было дружины белоселцовъ, возвещу вамъ по ихъ имянамъ, ового сицу, иного сии бе. И онъже дружина со своими советники, разграбихъ лавру Пречистыя Богородицы и замучихъ преподобнаго Андреана, и свезли из обители, и повергли тело его на рубежи Белова села и Широгоша. На заутрия убиения святаго намъ было, злодеемъ, устроити громаду дровъ костерныхъ и сожещи мощи преподобнаго. Мы же, злодеи, со дружиною своею изыдохъ заутра на дело, орудия своего огненнаго, таже искахомъ телесе преподобнаго и не обретохомъ его». Сохранены быша Господемъ Нашимъ Иисусомъ Христомъ в бесконечныя веки.

По томъ же по сохранении святаго тела и по восхищении злыхъ убийцъ государские прикащики и старосты губные послахъ писание о повелении цареве, что им повелитъ сотворити над всеми губители. Не по мнозе же времени прииде к нимъ повеление царево: губнымъ старостамъ разбойника Матренина повеле обесити, такожде и прочихъ обителнымъ разбойникомъ повеле устроити внутреннюю темницу и всадити ихъ до кончины живота ихъ. Дворы ихъ и статки и животы ихъ с пашнями на продажу продати и повеле цену селъ ихъ привести в разбойную избу, иже бе цена ихъ и доныне тамо вселяется пятьдесятъ рублевъ. Чаяхъ злодеи извести святую обитель и привести ея на придворие свое белоселское, и паче ныне Пресвятыя Богородицы обитель сияетъ, якоже солнце, посреди земли Росийския молитвами и молениемъ Пречистыя и Преблагословенныя Владычицы Нашея Богородицы и Приснодевы Марии, тако сего преподобнаго отца нашего великомученика игумена Андреана со ученики его. Христе Боже наш, помилуй насъ, дондеже живемъ в жизни сей и въ будущемъ веце, Господи, избави насъ муки вечныя и по отшествии нашемъ учини, Господи, полезная всему миру. Такожде и скиптры и державу царя нашего и даруй ему победы на варвары, супротивныя враги наша, и одоление противу татаръ кримскихъ, и главы ихъ поганаго царя Девликерия покори благоверному царю нашему под нозе, и братию нашу утверди, Господи, помилуй и упокой, якоже при нашемъ животе, и обитель его распространи выше наю, поставления нашего и устрой ея в долготу дний во веки векомъ. Аминь.

Месяца ноемврия в 19 день. Слово на обретение честныхъ мощей преподобномученика Андреана, благослови, отче.

Во обители Успения Пречистыя Богородицы, нарицаемо Пошехонския веси на реке на Вотху в лета 7058-го преподобномученикъ игуменъ Андреанъ пострада от зверообразныхъ разбойницъ и от мучения конецъ приятъ, и скрыша его честныя мощи недоведомъ никимъже и тоя святыя обители игумени и братия много искахомъ и вопросихомъ изоо всехъ окрестныхъ весехъ боголюбивыхъ христианъ о мощехъ преподобномученика Андреана игумена, и не вомогохъ, где слышати и не обрести. И тоя же обители боголюбивыи игуменъ Порфирий и братия бысть в скорби и в сетовании. И нача молити всещедраго Бога и Пречистую Богородицу, да бы имъ Богъ проявилъ, где преподобномученика Андеана мощи похищены от злыхъ разбойницъ и воспомянуша слово Господне во святом Евангелии: «Просите и датъся вамъ, ищите и обрящете, толцыте и отверзется вамъ, всякъ просяи приемлетъ и ищай обретаетъ» (Мф 7:7). И виде, яко не презре Господь моления рабъ своихъ, хотя прославити угодника своего. Сам бо Господь рече: «Не можетъ градъ укрытися, верху горя стоя, не светилника вжигающи поставляютъ его под спудомъ, но на свещнице и светитъ иже во храмине суть» (Мф 5:14-15). Тако бо просветится память и страдание преподобномученика игумена Андреана. О обретении честныхъ мощей его се намъ, братие, слово предлежитъ.

В лето 7120 в Пошехонскомъ уезде Шигарския волости села Гужека церковныи дьякъ Иоаннъ Прокопиевъ хожаше по вся лета к Илие пророку на пустошъ на реку Ухру на усть реки Ушломы к ребине на Ильинскую пятницу, и из окрестныхъ весей священники прихождаху на той день и с собою приношаху икону мученицы Парасковии, нареченной Пятницы, и поюще молебны, а из окрестныхъ волостей и изъ градовъ многи торговые и пахотные люди веру держаху мученице Христови Парасковии, нареченной Пятнице, на той день прихождаху и молящеся мученице Христове Пятнице; и у ребины сквозе сучие проимаху дети малые и юноты, а иннии людие и в совершенномъ возрасте проимахуся.

Прежде реченному дьяку Иоанну Прокопиеву разсуждаху людем симъ, яко не подобаетъ тако творити вамъ, православнымъ христианомъ, якоже вы содеваете по правиломъ святыхъ апостолъ и святыхъ отецъ древо, на немъ же несть образа Спасова и святыхъ богоугодниковъ, да не покланяемся таковому древу, и яко неистово есть и неподобно тако творити христианомъ. Аще ли у васъ есть вера теплая на семъ пустомъ месьте молитися, и вы устройте себе на семъ месте церковь во имя святаго и славнаго пророка Илии и мученицы Христовы Парасковии, нареченныя Пятницы. И вы себе от Бога сугубу мзду примете, а от окрестныхъ христолюбивыхъ христианъ честь и славу.

Людие же окрестныхъ весей, слышавъ таковую речь богоугодну от Иоанна Прокопиева, начаша с нимъ совещати, дабы имъ Богъ далъ таковаго строителя в пустыню ихъ, кому бы мощно в томъ пустомъ месте церковь Божия строити. Позему же тому бывшу в поместье за вдовою Ириною Корнилиевою, женою Чеглокова. И влагаетъ Богъ въ сердце богоугодную мысль Иоанну Прокопиеву, и прииде ко вдове Ирине Корнилиеве, жене Чеглокова, и благословляется на томъ пустомъ месте у ребины церковь воздвигнути во имя святаго славнаго пророка Илии и мученицы Христовы Пятницы. Вдова же Ирина не токмо едину церковь повеле строити Иоанну Прокопиеву, но еще и самому ему повелеваетъ совершитися в попы к той церкве, но и отцемъ духовнымъ себе нарече. Иоаннъ же Прокопиевъ со окрестными христолюбцы начаша лесъ ронити и возити на то церковное пустое место, занеже то церковное место по та времена было пусто годовъ за сто, якоже толко и признаки на церковномъ месте, что сие место и древо ребина посажена для признаку впредь ходящие годы. А церковное место равно с прочими покосы и сена косили на томъ церковномъ месте, а кладища туто родителемъ не бывало у пророка Илии и от зачала веку. А старожилцы сказываютъ для того та церковь и запустела, что кладища родителемъ у нея не бывало от зачала веку. Преподобнаго отца нашего игумена Андреана молитва помогающи Богъ строити.

Молитвами же преподобнаго устроиша церковь святаго великаго пророка Илии Иоаннъ Прокопиевъ в лета 7123, а самъ Иоаннъ Прокопиевъ совершися в попы к тойже церкви святаго пророка Илии и мученицы Христовы Пятницы, и даша к той церкви вдова Ирина пашню и по малу времени отяся то поместье у вдовы Ирины Корнилиевы жены Чеглокова по государеву указу за прежнего помещика, за государева думного дьяка за Томила Июдича Луговского. В лета 7127-ого священникъ же Иоаннъ Прокопиевъ призываетъ къ себе в новую пустыню к Илии пророку на Ухру к ребине игумена Лаврентия с острову богоявленского из романовского уезда. Игуменъ же Лаврентий прииде въ новую пустыню к Илии пророку на Ухру, и начаша игуменъ Лаврентий монастырь мнишеский строити и христолюбивыя люди к себе в пустыню призывати и которыя христолюбцы восхощутъ монашескаго жития, в пустыни терпети Бога ради. Игуменъ же Лаврентий ихъ постризаху, того же году священникъ Иоаннъ Прокопиевъ купивъ своими денгами противъ манастыря за рекою Ухрою две пустоши поместныхъ у детей боярскихъ, у Жеревъцовыхъ въ домъ святому пророку Илии и христове мученице Парасковии нареченной Пятнице. Игуменъ же Лаврентие советуетъ еже о Христе з братиею во своемъ монастыре у пророка Илии на Ухре и посылаетъ священника своего белаго Иоанна Прокопиева с челобитною за своею игуменскую рукою к Москве бити челомъ Государю Царю и великому князю Михайлу Феодоровичю всея Русии, что бы имъ государь пожаловалъ те две пустоши в домъ святому пророку Илии и мученице Христове Пятнице въ вотчину во свое царское благомолие во веки Божиею милостию, и святаго славнаго пророка Илии, и мученицы Христовы Пятницы, и молитвами преподобномученика игумена Андреана. По челобитью игумена Лаврентия з братиею государь царь и великий князь Михайло Феодоровичь всея Русии пожаловалъ ихъ, велелъ имъ дать свою царскую вотчинъную грамоту за красною печатью на те две пустоши и на тое пашню, которая под монастыремъ со всеми угодьями, в домъ святому пророку Илии и мученице Христове Пятнице в новую пустыню.

И начаша ту околныхъ волостеи православныя христиане наипаче постризатися в новую пустыню. И случися ту пострищися некоему христолюбцу белоселския волости деревни Иваникова, зовомыи Иоаннъ Исидоровъ сынъ, а во иноцехъ нареченъ бысть Иона. И начаша быти сынъ духовныи игумену Лаврентию и не поведаша такова великаго духовнаго дела и отцу своему духовному игумену Лаврентию до конечныя скорби ко исходу души своея. Лета 7134-го апреля в 1 день узна преждереченныи старецъ Иона скорбь и конечныи исходъ души своея от тела, и призываетъ къ себе отца своего духовнаго игумена Лаврентия, и поведаетъ ему сие великое духовное дело, о немъ же намъ ныне слово предлежитъ: «О преподобне мучениче Андреане, отче святый, прости мя Бога ради, прежде сего утаихъ твоего преподобия сказахъ мне отецъ мой родный Исидоръ, отходя сего света: “Сыну мой, Иоанне, в прошлыхъ временахъ лета 7058-го марта в 5 день в среду противъ четвертка приходили во Андреанову пустыню разбойницы, что на речке Вотху, промежь волостми Белоселскую, и Шелшедамскою, и Патроболскою, и Кештомскою разоряти тоя пустыни и грабити. И мучивъ его началника Андреана, и свезли тело его на рубежь Белого села и Широгоша, на речку на Ушлому, и покинули его въ бачаге тоя же речки. И отецъ мой деревни Иваникова Исидоръ с соседми своими того началниково Андреаново тело свезли на пусто место к пустой церкви славному Илии пророку на Ухру, где ныне монастырь стоитъ сей Живоначалныя и пророка Илии новые пустыни, и разобрали тое пустой церкви помостъ церковьныи и, подъ мостомъ выкопавъ могилу, и тело началника Андреана погребли ночью без службы (блюлися выимки от губныхъ старостъ). А на томъ мосте церьковномъ посадили древцо невелико для признаки въ приходящие годы, зовомая ребина. И ныне то древо выросло велми красно и велико. И прежде сего у того древа на пусте месте было многое исцеление болящимъ, толко запросто вменяли того исцеления, писати некому, потому что было место пусто. А сьездъ былъ издавна разныхъ городовъ всякие торговые и земские люди ярославцы и костромичи, вологжаня, и романовцы, и пошехонцы для своихъ тогровыхъ промысловъ в году на единъ день в ыльинскую пятницу. И в той день приходили многие болящие мужескъ полъ и женескъ, и з сущими младенцы. И у того древа священницы окрестныхъ весей в те дни молебны служили, и многие болящие народи, молебны слышавъ и образу великомученицы Парасковии, нареченныя Пятницы, прикладывалися и сквозе то древо промежь сучие рябину проималися, и в те времена недоведомо было, и никимъ же неповедано, что подъ темъ древомъ погребено тело преподобномученика игумена Андреана, не от древа бысть исцеление, но от его многострадалныхъ мощей. И в та времена подавали кождо по своей силе и отходили во своя домы, благодаряще Бога. И от недугъ своихъ исцеление получали”».

Слышавъше игуменъ Лавърентии от сына своего духовнаго, от старца Ионы таково великое духовное дело, посла в Шагоцкую волость в село Андреевское по козмодомьяновского священника, по Лукиана Козмина. И повелеваетъ священнику Лукиану писати изо устную духовную память, а самъ игуменъ Лаврентии перед священникомъ Лукианомъ допрашиваетъ старца Ионы по прежереченному его словеси. И старецъ Иона сказа имъ ту же духовну повесть, что и отцу своему духовному игумену Лаврентию. Священникъ же Лукианъ Козминъ, написавъ изо усътную духовную память, и отдалъ игумену Лаврентию. Игуменъ же, приписавъ духовные своею рукою и вместо сына своего духовнаго старца Ионы.

И потомъ посылаетъ игуменъ Лаврентий во Андреанову пустыню живоначалныя Тройцы, и святаго славнаго пророка Илии, и мученицы христовы Пятницы служебника старца Исаию кирьпичника своея новыя пустыни, и повелеваетъ игуменъ Лаврентий старцу Исаие, пришедши во Андреанову пустыню, в церкви на соборе игумену Порфирию и всей братии таковое село духовное учителное слово возвестити, дабы в чювство пришли, понеже бо игуменъ Лаврентии достоверно слышавъ про ихъ самочиние и невоздержателное пьянство.

Аще желаеши от теплыя вашея сердечныя веры про отца своего началника игумена Андреана ведати, где его мощи почиваютъ и до ныне, и мы, Бога ради, оставите во обители и в дому чюднаго Богоявления Господа Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, и Пречистыя его Богоматере Честнаго и Славнаго Ея Успения, и великого чюдотворца Николы, и преподобнаго мученика и отца нашего игумена Андреана хмелное питие, и пиянъственный нравъ до конца отрините. И отецъ нашъ новые пустыни игуменъ Лаврентии про таковое великое духовное дело подробну возвеститъ вамъ про началника нашего игумена Андреана, где онъ преподобный и доныне почиваетъ. Аще ли таковаго его духовнаго совету не приимете и пиянственнаго от себе нраву до конца не отрините, то и отецъ нашъ новые пустыни игуменъ Лаврентий о таковомъ великомъ духовномъ деле орудия и совету с вами не имеетъ отныне и до века.

Игуменъ же Порфирий и вся братия Андреановы пустыни, воздевши руце горе и вси, яко едиными усты, вопияху: «Аще бы намъ Богъ даровалъ мощи преподобнаго отца нашего началника игумена Андреана в домъ чюднаго Богоявления, и Пречистыя Его Богоматере Честнаго и Славнаго Ея Успения, и великаго чюдотворца Николы, и преподобномученика отца нашего игумена Андреана, хмелное питие и пиянственный нравъ отринули, а поручница по насъ и послушница нашему обещанию Пречистая Богородица, и великий святитель Христовъ Николае Чюдотворецъ, и преподобный отецъ нашъ началникъ игуменъ Андреанъ, что впредь дому чюднаго Богоявления, и Пречистыя Богородицы, и великаго чюдотворца Николы, и преподобнаго мученика игумена Андреана хмелного пития не держать отнюдъ во веки векомъ».

Старецъ же Исаиа новые пустыни, слышавъ ихъ во церковь Пречистыя Богородицы таковое великое обещание, и повелеваетъ игумену Порфирию быти на советъ къ Живоначалней Троице и святому славному пророку Илии на Ухру в новую пустыню ко отцу своему игумену Лаврентию. Игуменъ же Порфирий по возвещании старца Исаиа вскоре прииде къ Живоначалней Тройце и святому славному пророку Илии в новую пустыню к игумену Лаврентию. Игуменъ же Лаврентии вопрошаетъ игумена Порфирия: «Чадо и брате, коего ради орудия и ползы подвигъ сии учини всю пустыню к намъ нищимъ и непотребнымъ?». Понеже бо игуменъ Порфирий сынъ духовный игумену Лаврентию. Игуменъ же Порфирии с великимъ молениемъ и обещаниемъ повелеваетъ орудие своего пришествия игумену Лаврентию. Игуменъ же Лаврентий вопрошаетъ самъ, якоже довлеетъ отцемъ духовнымъ детей своихъ духовныхъ вопрашивати о таковыхъ великихъ духовныхъ делехъ: «Чадо и брате мой духовный, Порьфирий, помниш ли ты и со всею своею братиею обители чюднаго Богоявления, и Пречистыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Успения, и великаго чюдотворца Николы, и преподобнаго мученика игумена Андреана свое обещание, что во обители его началника игумена Андреана хмелное питие и самочиние отставити и не быти хмелному питию во веки векомъ во Андреанове монастыре? Понеже бо преподобнии отцы наши и началники игуменъ Андреанъ да старецъ Леонидъ не хмельнымъ питиемъ и не различными сладкими ядми питайся, строя домъ Пречистыя Богородицы, но и паче питалися словесы Божественнаго писания, и всенощными бдении, и непрестаннымъ постомъ, и молениемъ, и теплыми сердечными слезами. А ядь ихъ была преподобныхъ отецъ в такове непроходимей пустыни в подобно время и во уреченныи часъ былия и мало хлеба с водою. Аще не бы таково ихъ моление и подвигъ постныи былъ, и не бы тако святая ихъ обитель распространилася ихъ составлениемъ, понеже бо и всемъ нам инокомъ правила святыхъ апостолъ и святыхъ отецъ, учение иноческое обещание предлежитъ от первыхъ насъ и до последнихъ инокъ, якоже и апостолъ Павелъ нас учитъ: “По вере вашей буди вама” (Мф 9:29). Богъ да услышитъ веру вашю и явитъ вамъ мощи преподобномученика и отца нашего игумена Андреана».

И по томъ игуменъ Лаврентий вручаетъ игумену Порфирию духовную изо устную память старца Ионы за своею игуменскою рукою: «Якоже васъ Богъ наставитъ, да и преподобныи мученикъ и отецъ нашъ игуменъ Андреанъ, тако себе и промышляйте, чада и братия, Богъ да подастъ вамъ мощи молитвами преподобнаго мученика игумена Андреана». Игуменъ же Порфириии благословение приимъ ото отца своего духовнаго, отъ игумена Лаврентия, и в путь шествие творяху к Москве бити челомъ государю царю и великому князю Михайлу Феодоровичю всея Русии и великому государю святейшему киръ Филарету Никитичю патриарху московскоу и всея Русии, чтобы государь да святейший патриархъ повелели перенести мощи преподобномученика и отца нашего игумена Андреана въ его обитель, в домъ чюднаго Богоявления, и Пречистыя Его Богоматере Честнаго и Славнаго Ея Успения, и великаго чюдотворца Николы во Андреаанову пустыню. Игуменъ же Порфирий прииде к Москве и вда духовную, и заустную память вручи великому государю святейшему киръ Филарету Никитичю патриарху московскому и веся Русии. Великий же государь святейший и всея Русии вычетъ духовноую и зоустную память старца Ионы за рукою отца его духовнаго игумена Лаврентия новыя пустыни и, советовавъ з государемъ и великимъ княземъ Михайломъ Феодоровичемъ всея Русии, и со властми, с митрополиты, и со архиепископы и епископы, со архимандриты и игумены, и повеле вдати свою святительскую грамоту за своею святительскую красною печатию игумену Порфирию Андреановы пустыни; приехавъ в Пошехонской уездъ в новую пустыню Живоначалныя Троицы и святаго славнаго пророка Илии на реку Ухру к ребине искати мощей преподобномученика игумена Андреана противъ духовные изо устные памяти старца Ионы под древомъ ребиною.

Прииде игуменъ Порфирии во обитель чюднаго Богоявления и Пречистыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Успения и великаго чюдотворца Николы во Андреанову пустыню и советуетъ з братиею на соборе, призываетъ к себе на советъ от Николы Чюдотворца Тропскаго монастыря Киприановы пустыни игумена Серапиона.

Слышавъ Томило Луговской, что государь царь и великий князь Михайло Феодоровичь и всея Русии и по Полоцкому рождению отецъ его государевъ, а в духовномъ чину отецъ и богомолецъ великий государь святейший киръ Филаретъ Никитичь патриархъ московский и всея Русии, повеле искати преподобнаго мученика отца нашего началника игумена Андреана въ новой пустыни на реке на Ухре противъ духовные памяти старца Ионы под древомъ ребиною. И пишетъ своимъ приказщикомъ в Шагоцкую волость в село Андреевское, «как-де приидетъ к вамъ в новую пустыню игуменъ Порфирий Андреановы пустыни з братиею и со христианы искати мощей началника своего преподобномученика игумена Андреана под древом ребиною, и вы бы ему мощей началника игумена Андреана под древомъ ребиною искати дали, а древа бы отнюдъ ничемъ не вредили с великимъ брежениемъ». Приказщикъ же Томила Луговского с писмом прииде в новую пустыню ко игумену Лаврентию и къ братии на советъ, како бы имъ мощей преподобнаго искати велети, а древа бы ничемъ не вредети.

Игуменъ же Лаврентий з братиею прииде к древу ребине и, поклоняяся Животворящему Кресту на святой церкви и проговоря достойно, а самъ игуменъ Лаврентий озирашеся семо и овамо, с которую бы страну древа искати мощей преподобнаго (якоже сынъ его духовный старецъ Иона игумену Лаврентию не указа, в которомъ месте положенъ преподобный началникъ игуменъ Андреанъ, занеже и старцу Ионе не указа места и отецъ родный Исидоръ, в которомъ месте положенъ преподобный мученикъ игуменъ Андреанъ, развее словомъ сказа признаку древо ребину поставлена в ногахъ посторонь могилы). Игуменъ же Лаврентий назнаменавъ своимъ посохомъ с полуденную страною сажени с полторы от древа, уповая на судбы Божия, якоже Богъ восхощетъ, то и сотворитъ, в томъ месте разгребше землю, идти подкопомъ к древу искати мощей преподобнаго.

О великое чюдо! Богъ прославляетъ святыхъ своихъ! Похраненъ бысть преподобномучениъ игуменъ Андреанъ лета 7058-го и недоведомо бысть, где преподобнаго тело похранили до 134-го, яко и место могилы его преподобнаго сравнялося с прочиею пожнею равно. И якоже пред очима игумена Лаврентия погребенъ бысть преподобномученикъ игуменъ Андреанъ, понеже бо над самыми мощьми преподобнаго начальника игумена Андреана назнаменовалъ место игуменъ Лаврентий своимъ посохомъ разгребати указываетъ, чтобы мощи преподобнаго обрести, а древа не вредити и не по мнозе времени после того, заговевъ в Филиповъ постъ на память святаго апостола и евангелиста Матфея, прииде игуменъ Порфирий Андреановы пустыни з братиею и со христианы в новую пустыню к Живоначалней Троице и святому славному пророку Илию на Ухру к ребине. И в то время не лучися в монастыре у себя быти игумену Лавреньтию (во ину весь отлучися нужды ради); игуменъ же Порфирий Андреановы пустыни, да Николской игуменъ Серапионъ, да черной священникъ Варлаамъ Новые пустыни, и с прочими священники, и со дияконы совершивъ понахиду под древомъ ребиною над мощьми преподобнаго. И нача озиратися семо и овамо, с кою бы страны итти ко древу подкопомъ мощей преподобнаго искати, а древа бы не вредити. И указаша Томиловъ человекъ Луговскаго Иоаннъ Барма: «Отецъ нашъ игуменъ Лаврентий приговаривалъ, и благословлялъ, и посохомъ своимъ игуменскимъ очертилъ сие место разгребати».

Игуменъ же Порфирий благословихъ служебниковъ своихъ по благословению игумена Лаврентия то место разгребати и ко древу итти подкопомъ. Служебники же начаша разгребати, уже бо земля в то время велми мерзла. И сняша землю первый слой с пядь на толщину пожни и заяша вторый слой земли. И ту прииде гниль древяная перста на три на толщину гнили, а под гнилью менши пяди земли сняша, и ту явилися мощи преподобнаго Андреана началника. «Людие же видевше и не разумевше, ни положиша в помышлении таковаго» (Прем 4:15), начаяхся преподобнаго под самымъ древомъ, а те мощи выбрали на скалу, и в то время прииде во свою пустыню игуменъ Лаврентии и помолився живоначалней Троице и святому славному пророку Илии, и благословися от игуменовъ и самъ имъ такожде благословению подавъ и прочимъ всемъ такожде. И иде ко древу проститися над мощми преподобнаго и, видевъ мощи выбраны из земли, и нача сетовати и повеле принести чашу хлебенную из хлебни и собрахъ мощи преподобнаго и несохъ въ трапезу теплую и поставихъ ихъ честно на поставе самъ игуменъ Лаврентии своима рукама и покрыхъ покровомъ и глаголаша со властми: «Братия не скорбите, Бога ради. По вере вашей да явитъ намъ Богъ достоверно мощи преподобнаго отца нашего началника игумена Андреана». И повелеша служебникомъ под древо итти подкопомъ.

Служебники же сутками подкопашася под древо с полуденныя страны и с нощныя сажени полуторе от древа, а с восточныя страны и з западныя по сажени, и не обретохомъ под древомъ ничтоже, развее земля матерая николиже была двигнута, занеже и памятуховъ не было, что у тое церкви пророка Илии родителямъ кладища не бывало ниже каменныхъ признакъ на могилахъ для, де, того та церковь и пуста была от давныхъ летъ. Наутро восташа игуменъ Лаврентии, къ заутрине прииде в церковь и, помолився святымъ иконамъ, и пришедъ к мощемъ проститися, и открывъ покровъ, приникъ со свечею и видевъ у мощей на главе и на прочихъ составехъ земля обтаяла и с мощей обвалишася в сосудъ. И видевъ игуменъ Лаврентии у мощей преподобнаго на затыли у главы еще венца знати власовъ под главою улежалися, яко полстки перста на три в ширину и в длину черны, якоже и образъ его преподобнаго написанъ на иконе при техъ людехъ, которые его, преподобнаго, знали велми во Андреанове пустыне; а на прочихъ составехъ одежи его обтаяло з землею невеликие части, не вемъ – отласъ бывалъ золотной, не вемъ – бархать узорчатъ на золоте изотлеша в толикое давно время, а иныя части иноческия одежди власяницъ.

Игуменъ же Лавретии призва к себе и прочихъ игуменовъ, и братию и велми о том возрадовашася радостию великою, яко явилъ имъ Богъ мощи преподобнаго началника игумена Андреана. И скуташа преподобнаго мощи, и положиша его честно во гробницу, и покрыша покровомъ, и понесоша ис пустыни мощи преподобнаго на главахъ во обитель чюднаго Богоявления Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречистыя Его Богоматере Честнаго и Славнаго Ея Успения во Андреанову пустыню. Братия же и вси иноцы возрадовашася, и христианя з женами и з детми радостию великою и встретоша мощи преподобнаго началника своего игумена Андреана за пять поприщь от монастыря и несоша во обитель его преподобнаго на главахъ братия и христианя и, отпевше надгробное пение, и положиша мощи преподобномученика игумена Адреана в соборной церкви Святаго и Славнаго Ея Успения Владычицы Нашея Богородицы и Приснодевы Марии во гробницу честно противъ праваго крилоса. И на обретение и по пренесении честныхъ мощей преподобномученика игумена Андреана бысть многое исцеление различными недуги беснующимъ, и дряхлымъ, и слепымъ, и хромымъ дарова Богъ исцеление от честныхъ мощей преподобномученика Андреана и до ныне с верою приходящимъ къ честному его гробу неокудно приемлютъ и ото всякихъ напастей и бедъ къ Богу молитвами своими ходатай и заступникъ и от всякихъ скорьбей и различныхъ болезней от святаго гробу чюдотворныхъ его мощей неоскудно подаетъ исцеление. Богу нашему слава ныне, и присно, и во веки векомъ. Аминь.