Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Гипноз. Часть I I I



Истории, метафоры, аналогии

Что можно узнать из этой главы:

  • Роль «истории» или метафоры как гипнотического паттерна
  • Как использовать рассказы для наведения транса
  • Способность метафор вызывать изменения
  • Как изменять свою личную историю

 

Роберт Дилтс (Dilts, 1976) определил «метафору» как «риторический прием, когда о чем-либо говорится так, как если бы это было чем-то другим». Слово «метафора» само по себе буквально означает «пере­носить». Таким образом, при помощи метафоры мы переносим сообщение в сознание другого человека. Слушатель интерпретирует структуру метафоры в системе отсчета своего собственного опыта.

Роберт Дилтс (Dilts, 1976) определил «мета­фору» как «риторический прием, когда о чем-либо говорится так, как если бы это было чем-то другим».

Однако из-за того, что мы помещаем сообщение в рамки не связанной с ним истории, оно обычно ми­нует сознание и, таким образом, это позволяет под­сознанию получить сообщение. Хорошо сконструи­рованная метафора как набор направлений мысли, который изменяет убеждения в процессе разговора, должна обладать структурой, похожей на опыт че­ловека. Это сходство на структурном уровне, факти­чески, побуждает подсознание интерпретировать ме­тафору в связи с собственными потребностями и описывается термином «изоморфизм».

Как коммуникативные механизмы, история, метафора и рассказ являются намного более надежным способом вызова изменений, чем прямой совет. Как это объяснить? Частично это обусловлено тем, что в метафоре подразумеваемое сообщение замаскировано.

Кроме того, так как история имеет многоуровне­вую структуру, мы можем использовать ее для одно­временной коммуникации на многих уровнях. Милтон Эриксон был очень талантлив в этом. Он исполь­зовал метафоры для одновременной коммуникации и с сознанием, и с подсознанием. При этом, посылая сознанию шутливое и занимательное сообщение, он в то же время при помощи структуры истории за­трагивал более глубокие интересы человека. Снача­ла поверхностная история занимала сознание, а за­тем при помощи содержащихся в истории аналогий в подсознание «перемещалось» сообщение более глу­бокой (или высокой) структуры. Соответственно, при гипнозе мы главным образом используем исто­рии и метафоры.

Теоретически, с точки зрения метамодели языка, способ работы метафоры заключается в представле­нии поверхностной структуры значения при помощи поверхностных высказываний, составляющих содер­жание истории. На этом уровне мы просто слышим историю. Но в то же время глубинная структура зна­чения активирует трансдеривационный поиск в на­шей библиотеке ссылок, который затем связывает нас с историей на этом уровне. Главным образом, это происходит вне сознательной осведомленности. Мы устанавливаем связи неосознанно.

Иногда этот процесс может дать хороший лечеб­ный эффект на бессознательных уровнях. При таком лечении мы занимаемся «перекрестным отображени­ем субмодальностей». Истории функционируют как метауровень по отношению к обработке более низко­го уровня, осуществляемой автономной нервной си­стемой.

Как и в случае других паттернов рефрейминга, о которых мы упоминали, метафоры функционируют непосредственно в наших внутренних репрезентаци­ях. С помощью метафор мы переводим новые стра­тегии, значения, состояния, понятия и т. д. на более низкий уровень. Различие заключается только в том, что метафоры функционируют вне сознательной осведомленности. В данном случае мы используем историю и рассказ для опробования новых значений в формате «как если бы».

Подозревали ли вы, что история, метафора, рас­сказ, поэзия и т. д. могут быть связаны с такими глу­бокими и сложными процессами? На поверхности история кажется такой простой. Но преобразующая сила истории лежит не на поверхности, а под ней.

Природа и процесс повествования включают три основных компонента:

1) трансдеривационный поиск;

2) замена референтных индексов (сим­волизм);

3) изоморфизм.