Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Миф № 17. Сегодня в мире от коклюша или его осложнений ежегодно умирают от 600 тыс. до миллиона детей. Прививка предотвращает опасное заболевание.



Когда потрясенному родителю демонстрируют такие ужасные (и, вероятно, правдивые) цифры, то при этом почему-то забывают уточнить, что речь идет о тех странах, где дети умирают миллионами решительно от всех болезней, как «контролируемых» прививками, так и «не контролируемых», в первую очередь от недоедания и от кишечных инфекций, о которых как о причине смерти в цивилизованных странах давно уже и думать забыли.

Коклюш относится к той категории заболеваний, которые ранее традиционно считались детскими и все повышающуюся заболеваемость которыми мы наблюдаем у подростков и взрослых сегодня. Возбудителем является нестойкая во внешней среде (вне человеческого тела гибнет в течение нескольких минут) бактерия Bordetella pertussis, а симптомы самой болезни вызывает вырабатываемый ею токсин. Источником заражения служит только больной человек, путь передачи инфекции - воздушно-капельный. Хроническое бактерионосительство встречается исключительно редко.

Судя по историческим данным, коклюш в свое время действительно представлял серьезную угрозу для детей, особенно для младенцев. Однако, по данным российских исследователей, показатели заболеваемости и смертности неодинаковы в различных слоях населения. Чрезвычайно большое значение имеют социальные факторы: материальная обеспеченность, условия быта, жилищные условия.

Жертвами коклюша чаще всего являются дети в возрасте до 6 месяцев (по оценке американского Центра контроля заболеваний - 0,5% всех случаев заболевания в этом возрасте), значительно реже до 12 месяцев. Случаи смерти от коклюша детей старше 12 месяцев относятся скорее к казуистике. Раз перенесенное заболевание обеспечивает стойкий, пожизненный иммунитет.

Окончательный диагноз коклюша требует лабораторного подтверждения, однако с этим есть серьезные проблемы. Бактерия высевается из мокроты (при этом отнюдь не в 100% случаев) лишь в катаральном периоде (когда родителям обычно и в голову не приходит обращаться к врачу, а тому — заказывать этот анализ) и в начале периода кашля. Потом бактерия уже не высевается. Не высевается она и у тех заболевших, что были ранее привиты. Очень важно здесь это подчеркнуть, потому что обнаружение возбудителя остается и по сей день самым распространенным методом лабораторной диагностики коклюша, а потому на основании отрицательного результата посева диагноз коклюша может быть не поставлен ранее привитому ребенку, даже если клиническая картина не вызывает никаких сомнений. Эта одна из причин, почему статистические данные могут рассматриваться как говорящие в пользу эффективности прививки. Существуют методы серологической диагностики (определения антител), но на практике они применяются очень редко.

Коклюшная вакцина (коклюшная составляющая многокомпонентных вакцин) традиционно считается одной из самых малоэффективных и одной из самых опасных из существующих ныне вакцин. Вряд ли существует иная современная вакцина, которая могла бы сравниться с коклюшной по количеству тяжелейших осложнений и смертей у ею «спасаемых», а также по сложностям с пониманием механизма ее действия в целом.

B Голландии прививочный «охват» оценивается в 96% — выше, чем любой установленный вакцинаторами необходимый процент для прочного «коллективного иммунитета». В 1995 г. там было зарегистрировано 325 случаев коклюша, в 1996 г. - 2778, к ноябрю 1997 г. - 3747. У заболевших были выделены... штаммы мутировавшего возбудителя. Они же обнаружились позднее в Германии, Франции и Италии. Неужели теперь придется придумывать вакцину против все новых и новых штаммов коклюша на радость производителям и распространителям вакцин? Это хороший пример бесконечной, но финансово очень выгодной прививочной цепочки: сначала прививками создать новые контингенты восприимчивого к инфекции населения, а потом придумать новую вакцину, чтобы и их привить.

Продолжающиеся в национальных масштабах прививочные кампании увеличивают число больных стертыми формами коклюша взрослых, которые заражают детей. При этом заболеваемость смещается в ранний детский возраст и дает там максимальную смертность (в 20 раз превышающую смертность во всех остальных группах). Когда в 1979 г. Швеция отменила прививки против коклюша (из-за неприемлемого количества осложнений), случаи заболевания в возрасте до 6 мес. исчезли, в возрасте до 2,5 лет их стало мало. Основная часть случаев коклюша, как это было и в допрививочные времена, стала фиксироваться у детей в возрасте от 2,5 до 10 лет, когда опасность незначительна. Так что же делают прививки: защищают младенцев или навлекают на них болезнь?

Миф № 18. Эпидемия дифтерии в России показала, что вакцинопрофилактике нет альтернативы и только путем поголовной иммунизации можно добиться реального успеха в борьбе с этой тяжелой инфекцией.

Этот миф очень хорошо опровергается нынешней ситуацией в России (и других странах). Графики заболеваемости дифтерией в любой стране демонстрируют то, что называется "эпидемическими циклами". Последний цикл в России имеет ту же нормальную продолжительность, что и циклы, наблюдавшиеся в допрививочную эру. Поэтому утверждение о том, что прививки остановили дифтерию в России, в высшей степени спорно.

Медицинская литература всегда признавала, что экономические и социальные потрясения способствуют возникновению дифтерии, как, впрочем, и иных болезней. В самом деле, большинство случаев дифтерии в России были зарегистрированы в специфических группах населения – это беженцы или перемещенные (вследствие внутренних конфликтов) лица, бездомные, алкоголики. Зарубежные специалисты, проводившие исследования в России во время недавней эпидемии дифтерии, отметили, что особенно высокая смертность наблюдалась только в одной-единственной группе - среди алкоголиков (25,7%), в то время, как среди "нормальных" русских она составляла около 1% - несмотря на все стрессы, связанные с жизнью в России[23].

Заболеваемость дифтерией, бывшей в XIX и начале XX в. одной из главных причин детской смертности, значительно снизилась к началу Второй мировой войны благодаря улучшению жизненного уровня населения; при этом практически во всех европейских странах - без всяких прививок. Как и прочие инфекционные болезни, дифтерия прежде всего болезнь грязи, скученности проживания и недоедания. Главными факторами риска заболеваемости дифтерией и особенно смертности от нее являются возраст младше 5 лет и старше 40 лет, низкий уровень жизни, алкоголизм. К слову, это стандартный контингент для всех инфекционных болезней, как с прививками, так и без, и дифтерия тут не исключение. Дифтерийный анатоксин не способен предотвратить ни циркуляцию возбудителя в обществе, ни инфицирование им, ни выработку токсина, становящегося причиной болезни. Судя по длительности последних эпидемий в странах СНГ и Балтии и по имеющимся литературным данным, его эффективность очень сомнительна и в выработке реальной невосприимчивости к токсину. Кроме того, у значительного процента прививаемых детей и взрослых прививочный иммунитет не вырабатывается вообще.

Неразборчивое массовое использование антибиотиков и прививки детям изменили эпидемиологические характеристики болезни, резко снизив возможности приобретения и поддержания естественного иммунитета к дифтерии за счет постоянного контакта с возбудителем. Дифтерия стала опасной для взрослых, а также для младенцев, не получающих антитела от матерей.

Таким образом, причинами эпидемической вспышки дифтерии в 1990-х годах стали резкое снижение уровня жизни населения республик бывшего СССР и неспособность российских властей вовремя оценить ситуацию и принять должные меры.