Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вместо послесловия



 

Исследования поразительных способностей таких людей, как Вилли Мельников, Ирина Шубина, Сергей Халипов, чрезвычайно важны для науки и медицины. Изучение их феноменальной «патологии» поможет понять механизм обычной человеческой памяти и, несомненно, будет сопровождаться как научными открытиями, так и новыми свидетельствами необыкновенных способностей человеческого мозга. На сегодня достоверно известно несколько удивительных фактов. Так, например, при изучении иностранных языков или запоминании большого количества информации замедляется процесс потери памяти и помутнения рассудка. Также исследования показали, что полиглотам и «людям-счетчикам» проще решать сложные нестандартные задачи, что помогает мозгу дольше оставаться молодым, приобретать новые навыки, усваивать информацию. И, кроме всего прочего, давно доказано, что люди с лингвистическим интеллектом, как правило, необычайно творчески одаренны.

Но нужно ли становиться полиглотом или «человеком-счетчиком» тому, кто с детства таких талантов не проявлял? Этот вопрос я однажды задала члену-корреспонденту РАН, директору Института мозга человека РАН Святославу Медведеву. Вот что он мне ответил:

– Вы знаете, почему сверхвозможности проявляются редко, а если проявляются, то чаще всего в экстремальных ситуациях? Дело в том, что в мозге есть так называемый детектор ошибок. Его открыла еще моя мать – академик Наталья Бехтерева. Это механизм, который следит, чтобы ваши действия были «правильными», соответствовали стереотипам. Например, уходя из дома, вы делаете определенный набор действий: выключить газ, свет, утюг, запереть дверь. Вышли – и чувствуете, что-то не так. Неизвестно что – но не так. Возвращаетесь и видите, что забыли выключить утюг. Это работа детектора ошибок.

Этот же механизм следит и за тем, чтобы возможности оставались нормальными. Современные мощные автомобили – BMW, «Ягуар» – снабжены электронным механизмом, который ограничивает максимальную скорость, например, до 250 км/ч. Машина может и больше, но нельзя, потому что опасно. Так же опасны и сверхвозможности мозга. Возьмем один из самых близких к нам по времени примеров: жизнь и раннюю смерть Владимира Высоцкого. У него, несомненно, были сверхвозможности, и они его сожгли. Причем это касается не только уникальных случаев, таких как артистическая или научная гениальность, способность перемножать в уме шестизначные числа или выучить сотню языков. Наблюдения показывают, что, например, индеец Аляски или житель высокогорья может пойти на сверхвозможность – переехать в город и окончить университет. Однако в новом окружении все его адаптивные возможности будут предельно напряжены, он может стать прекрасным рабочим или инженером, но умрет, не дожив и до сорока.

Если плата за развитие возможностей в пределах нормы – тренировка, то цена сверхвозможностей – гипертрофия какого-то одного качества за счет других и, возможно, преждевременная смерть.

Можно ли с этим бороться? Вероятно, да. Если мы будем целенаправленно развивать какие-то сверхвозможности, то, может быть, мы сумеем сделать их безвредными для человека, но это маловероятно. Все-таки сверхвозможности очень опасны, и нужно быть предельно аккуратными, прикасаясь к этой сфере непознанного.

Глава 6 Чудесные открытия Бехтеревых – объясняем доступно!

 

Хранительница тайн «верховного главнокомандующего»

Именем Натальи Петровны Бехтеревой – выдающегося нейрофизиолога, академика РАН и РАМН, научного руководителя Института мозга человека РАН (Санкт-Петербург) – Международный астрономический союз назвал малую планету Солнечной системы, далекую, но видимую с Земли, под номером 6074. Теперь душа Натальи Петровны, возможно, наблюдает оттуда за нами – Homo sapiens, тайны мозга которого она пыталась постичь.

Страстное желание заглянуть в космос разума ей генетически передал ее знаменитый дед – Владимир Михайлович Бехтерев, русский невролог, психиатр и психолог. Она, в свою очередь, передала это горячее стремление своему сыну – нынешнему директору Института мозга человека Святославу Медведеву. Так бехтеревская династия уже в третьем поколении открывает человеку самого себя: рассказывает, как мы думаем и помним, как радуемся и огорчаемся, как учимся и любим. Но вот парадокс: чем больше секретов нашего «верховного главнокомандующего» ученые раскрывают, тем больше вопросов появляется. И дилеммы возникают не простые – все больше загадочные. А для того, чтобы вторгаться в неведомое, нужна смелость. И Наталья Петровна была бесстрашна. Как-то в одной беседе она мне призналась, что делит людей на рациональных и интуитивных.

– Есть люди, которые интуитивно решают проблему очень хорошо, – объясняла академик. – А потом другие, уже на основе объективных методов доказывают эти же положения, кирпичик за кирпичиком строят «здание», основываясь исключительно на разумных основаниях. Оба пути имеют право на существование. Единственное, что первый путь – это путь, обреченный на потоки критики в его адрес, а второй путь практически безопасен. Но тем не менее я отношу себя к первому типу людей, и, затевая что-нибудь в науке, я заранее знаю, что будет получено. И, как правило, это подтверждается впоследствии.

Личное дело

Наталья Бехтерева родилась в Ленинграде 7 июля 1924 года. Ее детство было тяжелым. После того как отца-инженера расстреляли как врага народа, а мать отправили в сталинские лагеря, девочка оказалась в детском доме. Медициной она всерьез заинтересовалась во время войны, когда в блокадном Ленинграде дежурила в госпиталях, ухаживая за ранеными. В 1947 году Бехтерева окончила 1-й Ленинградский медицинский институт имени академика Павлова, в 1950-м – аспирантуру в Институте физиологии ЦНС АМН СССР. С 1950 по 1990 год работала в Институте экспериментальной медицины АМН СССР, возглавляла Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины АМН СССР. Затем руководила Институтом мозга человека РАН. Была лауреатом Госпремии СССР, членом Австрийской и Финской академий наук, Американской академии медицины и психиатрии, почетным гражданином Санкт-Петербурга. В последние годы поверила в Бога, заинтересовалась феноменом «жизни после смерти», встречалась с болгарской пророчицей Вангой, о чем рассказала в своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни». Скончалась на 84-м году жизни в госпитале Святого Георгия в Гамбурге.

Мне и моим коллегам из «Комсомолки» посчастливилось не раз встречаться с этой удивительной женщиной и на медицинских конференциях, и у нее в институте. Без труда удавалось вызывать ее на откровенные, душевные признания и во время кратких телефонных бесед, и в ходе длинных интервью. Вот что сохранилось в наших архивах (см. на сайте www.kp.ru).

О возможностях мозга: «Он может настолько многое, что этому не перестаешь удивляться». – Наталья Петровна, правда ли, что у обычных людей мозг работает только на 10 %, а у гениев – на все 100?

– Неправда! Меня всегда удивляет, когда кто-то пытается судить, на сколько процентов загружен человеческий мозг. Я всю жизнь работаю с мозгом человека, и все методики исследования мозга знаю, но я не могу понять, кто и как это подсчитывает. Мы знаем, что мозг устроен так: что бы в нем ни происходило, мозг обязательно активизируется весь. Он проигрывает все возможности, дальше идет минимизация территорий мозга, которые будут задействованы. Ситуаций, когда мозг не проигрывает варианты, не бывает. Это когда-то и Павлов доказал. Мы же это видим постоянно. И это прекрасно, это – самый лучший механизм самосохранения мозга.

– Какими возможностями обладает содержимое нашей черепной коробки?

– Практически неисчерпаемыми! Мозг создан так, что я не могу себе даже представить, какие требования жизни могли обусловить появление такого совершенного аппарата. Мозг может настолько многое, что этому не перестаешь удивляться.

– Если посмотреть на карту мозга, какая часть его изучена, а какая нет?

– Весь мозг изучен, но только не очень хорошо изучен, еще очень много свойств мозга нам предстоит изучить. Что мы знаем о мозге, а чего не знаем? Мы знаем многое об организации движений. Мы знаем уже некоторые общие принципы организации мышления, эмоций. Не говоря уже о том, что достаточно хорошо изучена такая функция головного мозга, как руководство всей внутренней сферой организма. Но вот чего мы пока не знаем и даже не видим пути познания: можно ли когда-нибудь будет на основе объективных данных понять, о чем думает человек.

– Значит, поговорка «чужая душа – потемки» еще долго останется актуальной?

– Думаю, что да. Мы сегодня можем зафиксировать, что делается в мозгу человека при применении какой-то пробы, но обратная задача гораздо сложнее. Скажем, подсоединить к человеку какие-то датчики, и, глядя на их показания, сказать: человек думает о том-то – это практически невозможно. Трудно сказать, достигнет ли этого наука когда-нибудь.

– Какие тайны мозга вы разгадываете сейчас?

– Мне сегодня хочется понять, как развить не просто творческие способности, а сверхвозможности мозга? А главное, как защитить человека со сверхвозможностями, чтобы ему не пришлось расплачиваться слишком дорого за свою гениальность. Однажды я была свидетелем, как одна моя коллега Любовь Юрьевна Ложникова пыталась развить у девочки, которой в восьмилетнем возрасте бандиты вырезали глаза, альтернативное зрение (это когда «видят» не глазами, а с помощью каких-то других органов, так сказать, «третьим глазом» – С. К. ). Девочка уже многому научилась, даже определяла цвет. Или бывало так: отец стоит перед расписанием и не может найти своего поезда. А она говорит: «Ну что ж ты так долго ищешь?! Вон там, в правом верхнем углу». Однажды удивила людей, ехавших с ней в поезде, очень точно описав, как они выглядят. Она уже много чего видела. Но вдруг сказала, что больше не хочет, что она возвращается в свой мир. Я думаю, испугался ее мозг. Девочка подсознательно почувствовала, что вернется не только зрение, но и все ощущения той страшной трагедии, которую она перенесла.

– Фантастическая история! Значит, альтернативное зрение – это не выдумки?

– Прежде чем обнародовать какой-нибудь факт, мы его сто раз проверяем. Самый главный скептик в нашем институте – директор, мой сын Святослав Медведев. Он говорил мне: «На что ты тратишь время? Занимаешься ерундой». Я, действительно, полгода сидела и смотрела технику развития альтернативного зрения. Так вот Святослав заказал маску из пластика, через которую точно ничего не увидишь. И мы провели эксперимент. Посадили девочку Катю, которая обладает и обычным, и альтернативным зрением, перед компьютером. Надели ей маску и сказали, что на компьютере будут слова. А на самом деле чего только не показывали: рисунки и все прочее… Так вот она опознала то, что было на экране, на сто процентов! После чего Святослав сказал: «Этого не может быть, но это так!»

– Как же эти дети «видят»?

– Механизм альтернативного зрения еще не ясен. Наверное, принимает участие кожа. Возможно, это что-то типа эхолокации. Мозг излучает электрические сигналы и с их помощью осуществляет поиск, как бы ощупывает внешний мир. Но это даже не рабочая гипотеза, а всего лишь предположение. И пока разгадка этому феномену не найдена, нужно быть с ним очень осторожным, чтобы не навредить. Ведь вместо гениев можно получить сумасшедших!

– Вы не раз были у болгарской пророчицы Ванги. Вас интересовал феномен ясновидения?

– Да, в первую нашу встречу я честно рассказала Ванге об исследовательской цели своего приезда. Она, кстати, ничуть на это не обиделась. Но желание изучать ее после нашей беседы у меня сразу отпало. Теперь я знаю, что есть подлинные ясновидящие, с большой надежностью предсказывающие будущее, «видящие» не только прошлое, но и скрытое от глаз настоящее. Ванга помогла мне «увидеть» умершего мужа, даже услышать его. Сделала несколько предсказаний, которые стали сбываться едва ли не на следующий день, подарила возможность «смотреть» по желанию потрясающие вещие сны. Феномен ясновидящей Ванги – факт непреложный. Хотя это – непознанная реальность. Когда я заявила об этом открыто, то на меня посыпались упреки от коллег, что, мол, как я – просвещенный человек, академик – могла поддаться гипнозу какой-то шарлатанки?! Но я никогда не боялась быть белой вороной и от своих убеждений в угоду корпоративному мнению ни разу не отступила.

– Вы сами стремились развить в себе сверхвозможности?

– Нет. Я не сверхчеловек и никогда не хотела им стать. Просто иногда я стремлюсь сделать то, что кажется невозможным и это у меня получается.