Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Значение судебного разбирательства.



Функции председательствующего (судьи)

По руководству судебным заседанием

После проведения подготовительных действий судья, при­знав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании.Деятельность суда и иных участников судебного процесса на этапе судебного разби­рательства регламентируется гл. 15 (ст. 154—193) и 2 (ч. 1 ст. 14, 16—21) ГПК РФ. Кроме того, необходимо принимать во вни­мание разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержа­щиеся в постановлении от 7 февраля 1967 г. № 35 «Об улучше­нии организации судебных процессов и повышении культуры их проведения» (с послед, изм.)1; постановление от 14 апреля 1988 г. № 3 «О применении норм ГПК РСФСР при рассмотре­нии дел в суде первой инстанции и ходе выполнения судами РСФСР постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. № 10 «О применении процессуального зако­нодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции» (с послед, изм. и доп.)2.

Судебное разбирательствопредставляет собой этапв разви­тии процесса по конкретному делу в суде первой инстанции, на котором происходит рассмотрение и разрешение дела по сущест-

1 БВС РСФСР. 1967. № 4. С. 4; БВС РФ. 1994. № 3. С. 7; 1997. № 1. С. 9;
2007. № 5. С. 1.

2 БВС РСФСР. 1988. № 7. С. 11; БВС РФ. 1993. № 2. С. 8; 1994. № 3. С. 8;
1996. № 3. С. 2; 1997. № 1. С. 13; 2001. № 12. С. 1. Далее — постановление Пле­
нума ВС РФ «О применении норм ГПК при рассмотрении дел в суде первой
инстанции».



Раздел I. Производство в суде первой инстанции


Ву1.Под рассмотрениемдела понимается деятельность суда по установлению его фактических обстоятельств, с которыми за­кон связывает возникновение, изменение и прекращение кон­кретных субъективных прав, свобод, законных интересов и юридических обязанностей субъектов спорного или иного ма­териального правоотношения, посредством исследованияс уча­стием заинтересованных в исходе дела лиц (ч. 1 ст. 12, 56 ГПК РФ) имеющихся в деле доказательств.Под разрешениемдела по существу подразумевается деятельность суда первой ин­станции по формулированию выводов о защите или об отказе в защите прав, свобод, законных интересов участников матери­ального правоотношения (ст. 2 ГПК РФ) на основе оконча­тельной оценки исследованных доказательств и соответствую­щей установленным фактам юридической квалификации спор­ного или иного материального правоотношения. Другими словами, именно на этапе судебного разбирательства дела суд первой инстанции путем исследования и оценки доказательств устанавливаетфактические обстоятельства дела, определяетправа, свободы, законные интересы, юридические обязанности субъектов спорных или иных материальных правоотношений, на основании чего от имени государства выносит решение о за­щитеили об отказе в защитесубъективных прав, свобод и за­конных интересов, т. е. вершит правосудие.

Таким образом, судебное разбирательство представляет собой ту «процессуальную арену», на которой разворачивается главное процессуальное «действо» (имеется в виду осуществление право­судия) с участием всех потенциальных его участников (суда, уча­ствующих в деле лиц и лиц, содействующих правосудию), со­ставляющее в силу этого тот стержень, на котором держится и вокруг которого «крутится» весь механизм судопроизводства. Убедительным доказательством данного тезиса служит характер и содержание деятельности участников судебного процесса дои послесудебного разбирательства. На этапах возбуждения и под­готовки дела (т. е. досудебного разбирательства) закладываются необходимые предпосылки для успешной реализации главного процессуального действа — осуществления правосудия по кон­кретному делу. Тогда как от качества и конечного результата

1 См. также: Зайцев И. М. Процессуальные функции гражданского судопро­изводства. Саратов, 1990. С. 21—23; Викут М. А., Зайцев И. М. Указ. соч. С. 232 (автор гл. 21 — И. М. Зайцев).


Глава 2. Судебное разбирательство



этого «действа» (т. е. послесудебного разбирательства) зависит дальнейшее движение (судьба) дела: его пересмотр в установлен­ном законом порядке и (или) исполнение вынесенного по нему судебного акта. Изложенное обусловливает значение судебного разбирательствакак одного из способов (форм) осуществления судами первой инстанции правосудия в порядке гражданского судопроизводства. Однако этим не исчерпывается все значение судебного разбирательства как самостоятельного этапа судебно­го процесса по делу в суде первой инстанции. В ходе разбира­тельства дела по существу суд оказывает на его участников и присутствующих в зале судебного заседания лиц воспитательноеи превентивное воздействие1,поскольку на конкретных примерах рассматриваемых дел наглядно демонстрирует механизм дейст­вия закона и иных правовых установлений, показывая, каким образом действующие законы, а также нормативно-правовые предписания охраняют и защищают права, свободы и законные интересы граждан, организаций, Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, других лиц, являю­щихся участниками материальных правоотношений.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что разбирательство дела по существу представляет собой такой этап в развитии гра­жданского процессуального отношения, на котором достигаются целии решаются задачи2гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ), а также в полном объеме реализуютсяего принципы3.

В соответствии со ст. 155 ГПК РФ разбирательство дела происходит в форме судебного заседания4 с обязательным изве-

1 На эту сторону деятельности суда в судебном разбирательстве неоднократно
обращалось внимание в постановлениях Пленума Верховного Суда РСФСР (РФ).
См., например: п. 3 постановления «Об улучшении организации судебных процес­
сов и повышении культуры их проведения» (в ред. постановления Пленума Вер­
ховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 10); абз. 1 преамбулы постановления
«О применении норм ГПК при рассмотрении дел в суде первой инстанции».

2 О задачах гражданского судопроизводства более подробно см.: Осоки-
на Г. Л.
Указ. соч. С. 78-83.

3 О видах и содержании принципов гражданского судопроизводства см.:
Осокина Г. Л. Указ. соч. С. 110—146.

4 Представляется обоснованным мнение И. М. Зайцева, заключающееся в
том, что «судебное разбирательство» и «судебное заседание» являются различ­
ными, хотя и взаимосвязанными понятиями (категориями). Судебное разбира­
тельство и судебное заседание соотносятся между собой как содержание и фор­
ма. Разбирательство конкретного дела (т. е. содержание) может происходить
не в одном, а в нескольких судебных заседаниях. Такое возможно как в случае
отложения разбирательства дела, так и приостановления производства по де-


74 Раздел I. Производство в суде первой инстанции

щением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания. Исключение составляют дела приказного производства. Со­гласно ч. 2 ст. 126 ГПК РФ дела приказного производства1 рас­сматриваются и разрешаются судьей без судебного разбиратель­ства и вызова сторон для заслушивания их объяснений.

Руководство судебным заседанием возложено законом на председательствующего.Согласно ч. 1 ст. 156 ГПК РФ при еди­ноличном рассмотрении дела обязанности председательствую­щего выполняет судья, рассматривающий дело единолично. При коллегиальном рассмотрении дела в районном суде обязан­ности председательствующего выполняет один из трех профес­сиональных судей (ч. 1 ст. 14 ГПК РФ) либо председатель этого суда; в заседаниях других судов (имеются в виду областные и приравненные к ним суды, а также Верховный Суд РФ) — су­дья, председатель или заместитель председателя соответствую­щего суда. Председательствующий руководит судебным заседа­нием от имени суда. Принимая во внимание стоящие перед су­дом задачи (ст. 2 ГПК РФ), руководство судебным заседанием сводится к осуществлению четырех функций.

Первая функциянепосредственно вытекает из ст. 2, ч. 2 ст. 12, ч. 2 ст. 156, ст. 157 ГПК РФ и заключается в том, что председа­тельствующий обязан создать условиядля всестороннего и пол­ного исследования доказательств и обстоятельств рассматривае­мого дела. Осуществление председательствующим этой функции направлено на решение главной задачи гражданского судопро­изводства по конкретному делу, а именно на правильное его рас­смотрение и разрешение,т. е. установление судебной истины по делу. В целях надлежащей реализации указанной функции закон наделяет председательствующего соответствующими обязанно­стями и правомочиями, которые закреплены в ст. 157, 160—166, 171-172, 174-183, 185, 187, 189-193, 230, 232 ГПК РФ. Напри­мер, на председательствующем лежит обязанность по созданию условий для непосредственного исследования доказательств по

лу. В то же время судебное заседание проводится не только в целях разбира­тельства дела по существу, но и для разрешения отдельных процессуальных во­просов — например, в целях решения вопроса о сложении штрафа, обеспече­нии иска или назначении экспертизы. См.: Викут М. Л., Зайцев И. М. Указ. соч. С. 234 (автор гл. 21 — И. М. Зайцев); Зайцев И. М. Процессуальные функ­ции гражданского судопроизводства. С. 24.

1 Более подробно о сущности приказного производства см. гл. 5 настоящего издания.


Глава 2. Судебное разбирательство



делу (ч. 1 ст. 157 ГПК РФ), соблюдению принципов устности (ч. 2 ст. 157, ст. 158, 160-161, 164-166, 172, 178, 180-182 ГПК РФ) и непрерывности (ч. 3 ст. 157 ГПК РФ).

Вторая функцияпредседательствующего по руководству су­дебным заседанием вытекает из положений ст. 2 и ч. 2 ст. 156 ГПК РФ и состоит в том, что он обязан устранять из судебного разбирательства все, что не имеет отношения к рассматриваемомуделу. Успешное осуществление этой функции является залогом своевременного рассмотрения и разрешения дела,т. е. рассмотре­ния и разрешения его в установленные ГПК РФ сроки. Напри­мер, именно председательствующий обязан останавливать уча­стников судебных прений, если те ссылаются в своих выступле­ниях на обстоятельства, которые судом не выяснялись, а также на доказательства, которые не исследовались в судебном засе­дании (ч. 1 ст. 191 ГПК РФ). Значение этой функции трудно переоценить, поскольку к процессу, как полагает Э. М. Му-радьян, вполне применимо изречение: «Промедление смерти подобно». Бесконечность судебного процесса, продолжает ав­тор, есть не что иное, как отсутствие реальной судебной защи­ты прав того лица, которое тщетно его добивается в патологи­чески длительном процессе1. И далее, судебная защита прав и законных интересов должна быть своевременной. Явно затяж­ное судебное рассмотрение указывает на неэффективность ве­дения дела, ибо запоздалая судебная защита может быть по ре­зультату тем же, что и отказ в правосудии2.

Третья функцияпредседательствующего по руководству су­дебным заседанием вытекает из ст. 2 ГПК РФ. В соответствии с указанной нормой одной из задач гражданского судопроизвод­ства является формирование уважительного отношения к закону исуду. Эта задача решается посредством соответствующего про­цессуального поведения, в первую очередь самого председатель­ствующего, занимающего в процессе, процессуальном отноше­нии доминирующее положение. Адекватное с точки зрения про­цессуального закона поведение председательствующего в ходе судебного разбирательства дела, а также форма выражения и содержание оглашаемых им актов суда не только наглядно пока­зывают отношение председательствующего и суда в целом к дей­ствующему закону, но и провоцируют формирование соответст­вующего отношения присутствующих в зале судебного заседа-

1 См.: Мурадьян Э. М. Указ. соч. С. 90.

2 Там же. С. 92.


76 Раздел I. Производство в суде первой инстанции

ния лиц к закону и суду, его применяющему. В этой связи вызывает недоумение позиция законодателя, не включившего в текст нормы ст. 156 ГПК РФ указание на воспитательное воз­действие судебного процесса. В результате этого ст. 2 ГПК РФ, предусматривающая среди прочих задач гражданского судопро­изводства такую, как формирование уважительного отношения к закону и суду, получилась декларативной, поскольку из после­дующих норм ГПК РФ неясно, кто и каким образом обязан это делать. В отличие от ГПК РФ ГПК РСФСР 1964 г. был лишен такого недостатка — ч. 2 ст. 145 среди прочих функций председа­тельствующего по руководству судебным заседанием прямо ука­зывала на «воспитательное воздействие судебного процесса». Та­ким образом, данная норма являлась логическим продолжением ст. 2 ГПК РСФСР в той ее части, где говорилось, что «граждан­ское судопроизводство должно способствовать... формированию уважительного отношения к праву и суду». В связи с изложен­ным представляется необходимым восполнить недостающее зве­но в логической связке ст. 2 и ч. 2 ст. 156 путем включения в текст последней (первое предложение) следующих слов: «и обес­печивает воспитательное воздействие судебного процесса».

Четвертая функцияпредседательствующего по руководству судебным заседанием вытекает из ст. 2, ч. 3 ст. 156, а также иных норм ГПК РФ и заключается в обязанности председа­тельствующего принимать необходимые меры по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседании,т. е. соблюдению процессуальной дисциплины1. Для реализации указанной функции ГПК РФ наделяет председательствующего широкими правомочиями. Прежде всего следует отметить, что в соответ­ствии с ч. 3 ст. 156 ГПК РФ правупредседательствующего принимать предусмотренные законом меры по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседании корреспондирует обязанностьвсех участников процесса, а также граждан, при­сутствующих в зале заседания суда, беспрекословно подчи­няться распоряжениям председательствующего. Под распоря­жениемпредседательствующего понимается устный организаци­онно-управленческий акт (действие),отражаемый в протоколе

1 По мнению Н. В. Кузнецова, процессуальная дисциплина — это поведе­ние субъектов процессуальных отношений, соответствующее требованиям норм гражданского процессуального права. См.: Кузнецов Н. В. Процессуальные обя­занности и дисциплина в судебном разбирательстве // Вопросы теории и прак­тики судебного разбирательства гражданских дел. Саратов, 1988. С. 141.


Глава 2. Судебное разбирательство



судебного заседания и направленный на создание и поддержа­ние надлежащего порядка в судебном заседании, а также обес­печение безопасности участников процесса1. Закон предусмат­ривает соблюдение двух условий, необходимых для осуществ­ления распоряжений председательствующего. Одно из них состоит в том, что, подчиняясь распоряжениям председатель­ствующего, участники процесса могут в соответствии с ч. 2 ст. 156 ГПК РФ заявить возраженияотносительно действий председательствующего, которые подлежат занесению в прото­кол судебного заседания. Второе условие адресуется председа­тельствующему или суду в коллегиальном составе и заключа­ется в том, что согласно ч. 2 ст. 156 председательствующий обязан давать разъясненияотносительно своих действий, а при коллегиальном рассмотрении дела разъяснения даются всем со­ставом суда.Думается, что под «разъяснением» в данном слу­чае подразумевается не что иное, как объяснение, раскрытие причин и побудительных мотивов, которыми руководствовался председательствующий, отдавая соответствующее распоряже­ние. В качестве примеров распорядительных действий предсе­дательствующего могут служить следующие случаи. В соответ­ствии с ч. 2 ст. 158 ГПК РФ председательствующий вправе распорядиться (т. е. разрешить) относительно дачи участника­ми процесса своих показаний и объяснений сидя, а не стоя. Лицу, нарушающему порядок в зале судебного заседания, председательствующий от имени суда объявляет предупрежде­ние. За повторное нарушение порядка гражданами, не являю­щимися участниками процесса, они удаляются по распоряже­нию председательствующего из зала судебного заседания (ч. 2 ст. 159 ГПК РФ). По распоряжению председательствующего родители, усыновители, опекун или попечитель несовершен­нолетнего свидетеля могут задавать свидетелю вопросы, а так­же высказывать свое мнение относительно личности свидетеля и содержания данных им показаний (ч. 1 ст. 179 ГПК РФ).

Итак, одной из обязанностей председательствующего как руководителя судебного заседания является принятие им необ-

1 В юридической литературе предлагались и другие определения указанного понятия. Например, по мнению Н. И. Ткачева, распоряжения единоличного судьи есть действия председательствующего в судебном заседании, основанные на управомочивающих процессуальных нормах и отражаемые в протоколе су­дебного заседания. См.: Ткачев Н. И. Особенности реализации гражданских процессуальных норм в судебном разбирательстве // Вопросы теории и практи­ки судебного разбирательства гражданских дел. С. 74.



Раздел I. Производство в суде первой инстанции


ходимых мер по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседании. При анализе этой обязанности обращают на себя внимание два момента. Во-первых, основание и характер при­меняемых мер. Во-вторых, крут субъектов, к которым возмож­но применение таких мер.

В соответствии со ст. 159 ГПК РФ основаниемприменения мер по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседа­нии является нарушение порядка в судебном заседании. Всвязи с отсутствием в законе легального определения понятия «нару­шение порядка в судебном заседании» авторы, комментирую­щие соответствующие нормы ГПК РФ, предлагают понимать под нарушением порядка в судебном заседании такое поведе­ние лиц, которое мешает нормальному ходу судебного разбира­тельства; свидетельствует о явном неуважении к суду; направ­лено на противодействие распоряжениям председательствую­щего; демонстрирует нежелание соблюдать установленный гражданским процессуальным законом регламент заседания, а также пренебрежительное, оскорбительное для окружающих поведение1. В то же время некоторые действия участвующих в деле лиц, несмотря на внешнее сходство с противоправным по­ведением, не могут рассматриваться как нарушение порядка в судебном заседании, потому что осуществляются в рамках (пре­делах) предоставленных им процессуальных прав. В частности, имеются в виду неоднократные и без достаточных оснований заявления ходатайств, отводов, а также замечания в адрес пред­седательствующего и других участвующих в деле лиц по поводу совершаемых ими процессуальных действий; попытки вновь задать один и тот же вопрос, на который уже был получен ответ или который был отведен председательствующим2.

Следовательно, под основаниемприменения председательст­вующим необходимых мер по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседании следует понимать противоправное, виновное

1 См., например: Научно-практический комментарий к Гражданскому про­
цессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Жуйкова,
В. К. Пучинского, М. К. Треушникова.
С. 362; Комментарий к Гражданскому
процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М. А. Викут.
С. 324; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской
Федерации / Под ред. М. С. Шакарян. М, 2003. С. 296.

2 См., например: Научно-практический комментарий к Гражданскому про­
цессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Жуйкова,
В. К. Пучинского, М. К. Треушникова.
С. 362 (автор комментария к ст. 159
ГПК — И. К. Пискарев).


Глава 2. Судебное разбирательство



Поведение участника судебного процессаили гражданина, не яв­ляющегося таковым, но присутствующим в зале судебного заседа­ния, нарушающее установленный нормами ГПК РФ порядок в су­дебном заседании.

Меры, применяемые к нарушителям порядка в судебном за­седании, предусмотрены в ст. 159 ГПК РФ. Согласно указан­ной норме такими мерами являются: 1) предупреждение; 2) удаление из зала судебного заседания; 3) направление соот­ветствующих материалов прокурору для возбуждения уголовно­го дела; 4) наложение штрафа; 5) рассмотрение дела в закры­том судебном заседании; 6) отложение разбирательства дела. Таким образом, меры по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседании имеют троякий характер, а именно харак­тер процессуальной превенции,процессуального принуждения,процессуальной ответственности.

К мерам процессуальной превенцииотносятся предупрежде­ние (ч. 1ст. 159 ГПК РФ); направление соответствующих материа­лов прокурору для возбуждения уголовного дела (ч. 4ст. 159 ГПК РФ); рассмотрение дела в закрытом судебном заседаниии от­ложение разбирательства дела(ч. 5 ст. 159 ГПК РФ).Поскольку рассмотрение дела в закрытом судебном заседании применяется в качестве факультативной и дополнительной превентивной ме­ры воздействия в случаях массового нарушения порядка, то ука­занная мера будет охарактеризована вместе с основной мерой процессуального принуждения — удалением из зала заседания.

Предупреждениепредставляет собой такую меру воспита­тельного воздействия на нарушителя порядка в судебном засе­дании, которая выражается в официальном порицании этого лица с указанием на недопустимость противоправного поведе­ния в будущем и неблагоприятные последствия повторного на­рушения порядка в судебном заседании. Предупреждение объ­является председательствующим от имени суда и подлежит обя­зательному занесению в протокол судебного заседания1. Данная мера применяется к любому лицу, нарушающему порядок в су­дебном заседании: участвующим в деле лицам и лицам, содей­ствующим правосудию, а также гражданам, присутствующим в зале судебного заседания.

1 См. также: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Рос­сийской Федерации / Под ред. М. С. Шакарян. С. 296; Комментарий к Граж­данскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М. А. Викут. С. 324.



Раздел I. Производство в суде первой инстанции


Направление соответствующих материалов прокурору для воз­буждения уголовного дела в отношении нарушителякак мера про­цессуальной превенции применяется согласно ч. 4 ст. 159 ГПК РФ в тех случаях, когда в действиях лица, нарушающего порядок в судебном заседании, имеются признаки преступле­ния. Процессуально указанная мера оформляется путем выне­сения частного определения (ч. 3 ст. 226 ГПК РФ). Она может применяться к любому нарушителю порядка в судебном заседа­нии независимо от его процессуального статуса.

Отложение разбирательства делакак мера процессуальной превенции применяется судом в случаях массового нарушения порядка гражданами, присутствующими в судебном заседании и не являющимися участниками судебного процесса. Отложение судебного разбирательства всегда связано с затягиванием судеб­ного процесса, так как означает перенос на другую дату судеб­ного разбирательства, которое всякий раз начинается с самого начала, кроме случаев, указанных в ч. 4 ст. 169 ГПК РФ. Поэто­му отложение дела может оказать превентивное воздействие лишь на участвующих в деле лиц и лиц, содействующих право­судию, которым придется неоднократно являться в суд по одно­му и тому же делу, что приведет не только к волоките, но и к удорожанию судебного процесса. Тем не менее по смыслу ч. 5 ст. 159 ГПК РФ такая мера превенции, как отложение судебно­го разбирательства, применяется лишь в случаях массового на­рушения порядка гражданами, присутствующими в судебном заседании, но не являющимися участниками процесса. Указан­ное правоположение является нерациональным, ибо предпола­гает возникновение абсурдной ситуации, когда порядок в судеб­ном заседании нарушают одни (граждане, не являющиеся уча­стниками процесса), а страдают другие (участники процесса). Поэтому такая мера воздействия на нарушителей порядка в су­дебном заседании, как отложение разбирательства дела, должна применяться только к участникам процесса. Уместно заметить, что возможность применения отложения дела в качестве пре­вентивной меры к лицам, участвующим в деле (в том числе к прокурору и адвокату), предусматривалась ч. 3 и 4 ст. 149 ГПК РСФСР 1964 г. в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 января 1985 г.1 Однако Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 189-ФЗ «О внесении изменений и дополне-

1 Ведомости РСФСР. 1985. № 5. Ст. 163.


Глава 2. Судебное разбирательство



ний в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» редакция указанных норм была существенно изменена. В результате этих изменений основанием применения такой меры превентивного воздействия, как отложение разбирательства дела, стало «массо­вое нарушение порядка гражданами, присутствующими при разбирательстве дела» (ч. 4 ст. 149 ГПК РСФСР в ред. 1995 г.). Подобного рода законодательные новации, как и ныне дейст­вующая норма ч. 5 ст. 159 ГПК РФ в той ее части, где говорится об отложении судебного разбирательства, едва ли могут быть признаны прогрессивными и рациональными.

К мерам процессуального принужденияотносится удаление из зала судебного заседания нарушителяпорядка. Осуществление этой меры воздействия регламентируется ч. 2 и 5 ст. 159 ГПК РФ. В соответствии с указанными нормами необходимы­ми условиями удаления из зала заседания нарушителя порядка являются повторность (ч. 2)и массовость(ч. 5). Согласно ч. 2 ст. 159 удалению из зала судебного заседания при повторном нарушении порядка подлежат две категории субъектов: 1) лица, участвующие в деле, в том числе их представители; 2) присутст­вующие в зале заседания граждане, не являющиеся участника­ми процесса. Таким образом, из текста анализируемой нормы следует, что лица, содействующие правосудию, т. е. свидетели, эксперты, переводчики, специалисты, в случае повторного на­рушения ими порядка не могут быть удалены из зала судебного заседания. Учитывая, что ГПК РСФСР 1964 г. допускал воз­можность удаления из зала заседания и этой категории участ­ников процесса (ч. 2 ст. 149), возникает вопрос: каким образом следует расценивать факт отсутствия в ч. 2 ст. 159 ГПК РФ прямых указаний на возможность удаления из зала заседания лиц, содействующих правосудию, — как ошибку (просчет) или сознательную позицию законодателя? Если это ошибка, т. е. законодательный пробел в правовом регулировании мер, применяемых к нарушителям порядка в судебном заседании, то следует согласиться с мнением тех авторов, которые допускают возможность применения правила ч. 2 ст. 149 ГПК РСФСР и сейчас1, с одной лишь оговоркой. Указанное правило не может

1 См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М. С. Шакарян. С. 296—297 (автор гл. 15 — Т. В. Доку­чаева); Гражданское процессуальное право России / Под ред. М. С. Шакарян. С. 244 (автор § 1 гл. 13 — Т. В. Докучаева).


82 Раздел I. Производство в суде первой инстанции

применяться в настоящее время в связи с тем, что согласно ст. 2 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» Гражданский процессуальный кодекс РСФСР признан утратившим силу в полном объеме с 1 июля 2003 г.1 Поэтому в соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПКРФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отно­шения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, фе­деральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применя­ют норму, регулирующую(т. е. действующую в настоящий мо­мент) сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права). Таким образом, в случаях удаления из зала заседания лиц, содействующих правосудию, можно говорить о применении аналогии закона, т. е. нормы ч. 2 ст. 159 ГПКРФ.

Однако как гласит русская пословица: «Гладко было на бу­маге, да забыли про овраги». Дело в том, что «безмолвие» зако­нодателя относительно применения к лицам, содействующим правосудию, такой меры воздействия, как удаление их из зала заседания, представляется далеко не случайным. Согласно ус­тановленным в ГПКРФ правилам ведения судебного разбира­тельства применение этой меры воздействия к свидетелям ли­шено практического смысла. При открытии судебного заседа­ния свидетели, явившиеся в суд, подлежат удалению из зала заседания (ст. 163 ГПКРФ), допрошенный же свидетель оста­ется в зале судебного заседания до окончания разбирательства дела, если суд не разрешит ему удалиться раньше (ч. 5 ст. 177 ГПКРФ). Таким образом, «удаление» является одним из логи­ческих элементов процессуального статуса свидетеля, рассчи­танного на случаи его правомерного поведения. В этой ситуа­ции говорить об удалении свидетеля из зала заседания как мере процессуального принуждения за повторное нарушение им по­рядка в судебном заседании едва ли уместно и оправданно.

Что касается переводчика, то удаление его из зала заседания способно парализовать весь ход судебного разбирательства, учи­тывая цель его участия в процессе (ч. 2 ст. 9 ГПКРФ). Участие эксперта в судебном заседании сводится к даче ответов на во­просы суда и участвующих в деле лиц в целях разъяснения и до-

1 СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4531.


Глава 2. Судебное разбирательство



полнения оглашенного в судебном заседании заключения экс­перта (ч. 1 ст. 187 ГПК РФ). Теоретически эксперт может быть удален из зала заседания в случае повторного нарушения им по­рядка, но только до того момента, пока суд не приступит к ис­следованию заключения эксперта либо после завершения такого исследования. Удаление из зала заседания специалиста, повтор­но нарушающего порядок в судебном заседании, тоже весьма проблематично. Это объясняется тем, что участие специалиста в судебном процессе продиктовано необходимостью оказания су­ду помощи в виде устных и письменных консультаций, а также пояснений, дачи ответов на вопросы участвующих в деле лиц и суда в целях разъяснения и дополнения своих консультаций, а также оказания суду технической помощи (ст. 188 ГПК РФ).

Таким образом, во избежание сомнений и затруднений в при­менении нормы ч. 2 ст. 159 ГПК РФ, допускающей неоднознач­ное ее толкование, Верховному Суду РФ следовало бы дать судь­ям соответствующие разъяснения, а в случае необходимости войти с законодательной инициативой по изменению редакции указанной нормы на законодательном уровне. Это важно в связи с тем, что, как верно заметил Г. Резник, расчет на правовую культуру правоприменителя не всегда оправдывается. Поэтому правовая норма должна формулироваться так, чтобы исключить возможность превратного ее толкования, ибо «точность никогда не бывает лишней. В законотворчестве — особенно»1.

Удаление как мера процессуального принуждения применя­ется по двум самостоятельным основаниям: за повторноеили массовоенарушение порядка в судебном заседании. В соответ­ствии с ч. 2 ст. 159 ГПК РФ за повторное нарушение порядка лица, участвующие в деле, в том числе судебные представители, могут быть удалены из зала судебного заседания на основании определения судана все время судебного заседания или часть его. В этом случае председательствующий знакомит лицо, вновь допущенное в зал заседания, с процессуальными дейст­виями, совершенными в его отсутствие. Граждане, не являю­щиеся участниками процесса, но присутствующие в судебном заседании, за повторное нарушение порядка удаляются по рас­поряжению председательствующегоиз зала заседания суда на все время судебного заседания.

1 Резник Г. Почему на адвоката-защитника нельзя налагать денежное взы­скание? // РЮ. 2003. № 8. С. 15.



Раздел I. Производство в суде первой инстанции


В случаях массового нарушения порядка гражданами, при­сутствующими в судебном заседании, суд согласно ч. 5 ст. 159 ГПК РФ может удалить из зала заседания граждан, не являю­щихся участниками процесса, и рассмотреть дело в закрытом судебном заседании1. Если удаление нарушителей порядка из за­ла заседания осуществляется по распоряжению председательст­вующего(ч. 2 ст. 159 ГПК РФ),то решение вопроса о рассмот­рении дела в закрытом судебном заседании облекается в форму мотивированного определения суда(ч. 4 ст. 10 ГПК РФ).

Мерой процессуальной ответственностиявляется штраф.Со­гласно ч. 3 ст. 159 ГПК РФ суд вправе наложить на лиц, винов­ных в нарушении порядка в судебном заседании, штраф в раз­мере до десяти установленных федеральным законом МРОТ. При анализе указанной меры воздействия на нарушителей по­рядка в судебном заседании обращают на себя внимание два момента. Первый связан с крутом лиц, на которых может быть наложен штраф, предусмотренный ч. 3 ст. 159 ГПК РФ. Вто­рой — с разграничением гражданской процессуальной и адми­нистративной ответственности за неисполнение законного рас­поряжения председательствующего о прекращении действий, нарушающих установленный порядок в судебном заседании.

Что касается крута лиц, которые могут быть оштрафованы в порядке гражданской процессуальной ответственности, то из буквального текста ч. 3 ст. 159 ГПК РФ следует, что никаких ог­раничений по субъектному составу такой ответственности нет. Это означает, что за нарушение порядка в судебном заседании могут быть оштрафованы при наличии вины как лица, участ­вующие в деле, и лица, содействующие правосудию, так и граж­дане, не являющиеся участниками данного судебного процесса. Однако при более внимательном изучении этого вопроса обна­руживается, что далеко не все участвующие в деле лица при на­личии в их действиях вины могут быть подвергнуты граждан­ской процессуальной ответственности в виде штрафа. Речь пре­жде всего идет о прокуроре и адвокате. Что касается прокурора,

1 По мнению Э. М. Мурадьян, такая мера не может применяться в процессе по «публичному» делу. Автор полагает, что «существуют организационные воз­можности обеспечить порядок, освободить судебную аудиторию от нарушите­лей, невосприимчивых к предостережениям судьи, и после перерыва или отло­жения продолжить судебное разбирательство. Публичность процесса — триеди­ное право сторон, суда и общества (судебной аудитории и представителей СМИ...)». См.: Мурадьян Э. М. Указ. соч. С. 24.


Глава 2. Судебное разбирательство



то, учитывая его должностное положение и в связи с этим необ­ходимость соблюдения процессуального паритета суда как орга­на правосудия и прокурора как органа надзора за законностью судебного разбирательства, применение к прокурору штрафных санкций недопустимо. В случае повторного нарушения им по­рядка в судебном заседании целесообразнее применять такие превентивные меры воздействия, как отложение судебного раз­бирательства (если без прокурора нельзя рассматривать дело по существу) с одновременным направлением сообщения вышестояще­му прокурору о неправомерном поведении в судебном заседании нижестоящего прокурора1. Уместно заметить, что наиболее удачное решение этого вопроса содержится в нормах УПК РФ. Имеются в виду ч. 2 ст. 258 и п. 3 ч. 2 ст. 111 УПК РФ (в ред. ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ2). В соответствии с указанными нор­мами при неподчинении обвинителя и защитника распоряже­ниям председательствующего слушание уголовного дела может быть отложено, если не представляется возможным без ущерба для уголовного дела заменить данное лицо другим. Одновре­менно суд сообщает об этом вышестоящему прокурору или в ад­вокатскую палату соответственно (ч. 2 ст. 258 УПК РФ). Однако уголовно-процессуальный закон исключает возможность при­менения к обвинителю и защитнику денежных взысканий (п. 3 ч. 2 ст. 111 УПК РФ в ред. ФЗ от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ)3.

Другой аспект проблемы применения и толкования нормы ч. 3 ст. 159 ГПК РФ связан с разграничением гражданской про­цессуальной и административной ответственности за наруше­ние порядка в судебном заседании. По мнению А. Г. Новикова, нарушение порядка судебного заседания есть административное правонарушение, посягающее на институты государственной власти, затрагивающее прежде всего авторитет судебной власти и лишь в конечном счете развитие гражданского судопроизвод­ства4. В связи с этим автор предлагал исключить из ГПК РСФСР ч. 2 ст. 149 (аналогичная по содержанию норма содер­жится в ч. 3 ст. 159 ГПК РФ), ссылаясь на то, что она дублирует положение ч. 1 ст. 17.3 КоАП РФ, устанавливающее админист-

1 Более подробно об этом см.: Осокина Г. Л. Указ. соч. С. 229.

2 СЗ РФ. 2003. № 27. Ч. I. Ст. 2706.

3 Аргументы в пользу такого решения данного вопроса см., например: Рез­
ник Г.
Указ. соч. С. 13—15.

4 См.: Новиков А. Г. Гражданская процессуальная ответственность: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 20.



Раздел I. Производство в суде первой инстанции


ративную ответственность за неисполнение распоряжения су­дьи о прекращении действий, нарушающих установленные в су­де правила. Иными словами, противоречие между ГПК и КоАП предлагается снять в пользу КоАП. Свою позицию А. Г. Нови­ков объясняет не только ссылкой на административно-право­вую природу нарушения порядка в судебном заседании, но и тем, что процедура КоАП является более демократичной по сравнению с установленной ГПК. Демократичность же усмат­ривается автором в рассмотрении дела о наложении штрафа другимсудьей, что, по мнению А. Г. Новикова, само по себе (?!) гарантирует беспристрастность судьи1. С такой позицией трудно согласиться по следующим причинам.

Во-первых, в данной ситуации едва ли уместно противопос­тавлять авторитет судебной власти и интересы судопроизводст­ва по конкретному делу. Такое противопоставление или ранжи­рование не только неуместно, но и бесполезно, так как напо­минает спор о том, что первично: курица или яйцо. Авторитет судебной власти не может существовать и поддерживаться не­зависимо от «развития гражданского судопроизводства» по конкретному делу. Поэтому любое нарушение порядка в судеб­ном заседании при рассмотрении гражданского дела, опреде­ляемого нормами ГПК РФ, должно квалифицироваться прежде всего как гражданское процессуальное правонарушение, влеку­щее предусмотренную гражданскими процессуальными норма­ми штрафную ответственность.

Во-вторых, серьезные сомнения вызывает тезис А. Г. Нови­кова о наибольшей демократичности административно-право­вой процедуры, в соответствии с которой «допущенное пра­вонарушение устраняется другим судьей». По этому поводу хочется заметить, что «правовое поле», в рамках которого выну­ждены действовать суд и лица, вовлеченные силою обстоя­тельств в орбиту судебного разбирательства, по своему харак­теру весьма диалектично. По этой причине то, что в одной ситуации выступает как достоинство, в другой может превра­титься в свою противоположность, т. е. недостаток. А. Г. Но­виков усматривает демократизм «процедуры КоАП» в рассмот­рении дела другимсудьей, что уже само по себе, по мнению автора, гарантирует беспристрастность и психологическую неза­висимость при принятии решения о наложении штрафа. Пред-

См.: Новиков А. Г. Указ. соч. С. 20.


Глава 2. Судебное разбирательство



ставляется, что как раз наоборот, процедура КоАП по рассмот­рению дел о привлечении к административной ответственности за нарушение порядка в судебном заседании носит по сравне­нию с процедурой ГПК и УПК неоперативный, «заволокичен­ный», а по применяемым санкциям — более жесткий характер. Примером «демократизма» и «преимуществ» административ­но-правовой процедуры привлечения лиц за нарушение уста­новленных в судебном заседании правил может служить дело правозащитника В. Н. Вобликова, получившее общественный резонанс в средствах массовой информации1 в связи с наруше­нием его прав судебными и административными органами. По­сле вынесения судом определения об удалении В. Н. Вобликова из зала заседания он был также привлечен к административной ответственности с применением к нему таких санкций, как ад­министративный арест и административный штраф за пользова­ние диктофоном во время судебного заседанияБилибинского рай­онного суда Чукотского автономного округа. Поскольку ч. 7 ст. 10 ГПК РФ предоставляет участвующим в деле лицам и гра­жданам, присутствующим в открытом судебном заседании, пра­во в письменной форме, а также с помощью средств аудиозапи­сификсировать ход судебного разбирательства, Уполномо­ченный по правам человека в РФ предложил прокурору Чукотского автономного округа провести проверку законности наложения на В. Н. Вобликова административных наказаний и соблюдения органами внутренних дел его прав при отбывании административного ареста (?!). Орезультатах такой проверки ре­дакция «Российской газеты» обещала известить своих читате­лей2.

Впечатление о неоперативности аминистративно-правовой процедуры усиливается тем, что согласно абз. 4 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административной ответственности за неис­полнение распоряжения судьи (ст. 17.3 КоАП РФ) рассматри­ваются исключительно мировыми судьями.Это означает, что в случае рассмотрения дела в федеральном суде общей юрисдик­ции первой инстанции вопрос о наложении штрафа за наруше­ние порядка в судебном заседании должен передаваться на рас-

1 См.: Козлова Н. Бесплатному защитнику положено сидеть // РГ. 2003. 30 окт.; Селиверстов В. И. В законности наказания разберемся // РГ. 2004. 13 янв. С. 11.

2РГ. 2004. 13 янв. С. 11.


88 Раздел I. Производство в суде первой инстанции

смотрение мирового судьи. Не отрицая в целом существование проблемы разграничения гражданско-процессуальной и адми­нистративной процедур привлечения нарушителей порядка в зале судебного заседания к штрафной ответственности, полага­ем, что при наличии в самом ГПК РФ, регламентирующем гра­жданское судопроизводство, упрощенной и более мягкой по санкциям процедуры наложения штрафа (гл. 8 ГПК РФ) пред­почтение должно отдаваться именно гражданско-процессуаль­ной процедуре. В связи с этим ч. 3 ст. 159 ГПК РФ следовало бы дополнить положением, аналогичным тому, которое имеет­ся в ч. 2 ст. 118 УПК РФ. Данная уголовно-процессуальная норма содержит правило о том, что «если соответствующее на­рушение допущено в ходе судебного заседания,то взыскание налагается судом в том судебном заседании,где это нарушение было установлено, о чем выносится определение...» (выделено мной. — Г. О.)1. Руководствуясь изложенным, ч. 3 ст. 159 ГПК РФ можно было бы сформулировать следующим образом: «Суд также вправе в том же судебном заседании наложить на лиц, виновных в нарушении порядка в судебном заседании, штраф в размере до десяти установленных федеральным законом мини­мальных размеров оплаты труда. На определение суда об отказе сложить судебный штраф или уменьшить его может быть подана частная жалоба».

Несколько слов о разграничении гражданско-процессуаль­ной и административной ответственности за нарушение порядка в судебном заседании. Такая проблема действительно существу­ет, потому что ч. 3 ст. 159 ГПК РФ (гражданская процессуальная ответственность) и ч. 1 ст. 17.3 КоАП РФ (административная от­ветственность) предусматривают схожие по фактическому со­ставу деяния. Однако речь идет именно о сходстве, потому что гипотеза и санкция ч. 1 ст. 17.3 КоАП РФ несколько отличаются от тех, которые содержатся в ч. 3 ст. 159 ГПК РФ. В качестве ос­нования административной ответственности выступает факт не­исполнениязаконного распоряжения судьи о прекращении дей­ствий, нарушающих установленные в суде правила.Основанием

1 В этой связи заслуживает внимания позиция К. Гуценко. По справедливо­му замечанию указанного автора, главной силой, запускающей в действие нор­мы об ответственности за неуважение к суду, должен быть сам суд. Судьи должны в первую очередь сами защищаться от любых проявлений неуважения к ним и не зависеть в этом от каких бы то ни было должностных лиц. См.: Гу­ценко К. О судебной власти и судейском корпусе // СЮ. 1991. № 2. С. 4.


Глава 2. Судебное разбирательство



гражданской процессуальной ответственности является факт на­рушения порядка в судебном заседании.Такие выражения, как «нарушение установленных в суде правил» и «нарушение поряд­ка в судебном заседании», трудно назвать синонимичными, так как первое гораздо шире второго, хотя не исключается иное тол­кование указанных понятий1.

Таким образом, гипотеза административно-правовой нормы шире гражданско-процессуальной, ибо нарушение порядка в судебном заседании (ГПК РФ) представляет собой частный случай нарушения установленных в суде правил (КоАП РФ). Имеются также различия в санкциях. КоАП РФ предусмат­ривает более жесткие меры ответственности: административ­ный штраф в размере от 500 до 1000 руб. и административный арестна срок до 15 суток. ГПК РФ устанавливает в качест­ве санкции только штрафную ответственность в размере до 10 МРОТ. Следовательно, низший предел гражданско-процес­суальной штрафной ответственности может быть и ниже пяти МРОТ.

Думается, что разграничение двух форм ответственности за нарушение порядка в судебном заседании должно осуществ­ляться с учетом степени тяжести правонарушения, если иметь в виду возможность применения более строгих по сравнению с ГПК РФ административно-правовых санкций. Это во-первых. Во-вторых, разграничение административной и граждан­ско-процессуальной ответственности за нарушение порядка в судебном заседании должно быть отдано на «откуп», т. е. ус­мотрение суда (судьи), который вправе, руководствуясь степе­нью тяжести правонарушения (неоднократность, прямой умы­сел), выбрать гражданско-процессуальную или административ­но-процессуальную процедуру привлечения правонарушителя к ответственности. В первом случае суд сам в том же судебном заседании решает вопрос о наложении штрафа в размере от од­ного до десяти установленных федеральным законом МРОТ в соответствии с гл. 8 ГПК РФ. Во втором случае федеральный суд общей юрисдикции по аналогии с нормой ч. 4 ст. 159 ГПК РФ направляет частное определение мировому судье для решения вопроса о наложении на нарушителя порядка в судеб-

1 Как верно заметил Г. Резник, синонимия составляет достоинство общели­тературного языка, однако она крайне нежелательна для языка специального, стремящегося к однозначности понятий. См.: Резник Г. Указ. соч. С. 13.


90 Раздел I. Производство в суде первой инстанции

ном заседании административного штрафа в размере от 5 до 10 МРОТ или применении к нему административного ареста на срок до 15 суток.