Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ПОДГОТОВКА К ПРОПОВЕДИ





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

До сих пор очень хорошо помню, как в молодости, готовясь стать пастором, я попал на одно большое пасторское собрание. Во время перерыва я направился в переполненный мужской туалет, где нечаянно услышал разговор довольно известного пастора. Этот популярный проповедник хвалился тем, что распродал почти все свои книги, потому что проповедей у него столько, что хватит на все оставшееся служение /в ту пору ему было лет сорок/.

Немного разочарованный услышанным и, кроме того, одержимый юношеским идеализмом и заносчивостью, я, вытирая руки, взглянул на говорящего и сказал /причем так, чтобы все услышали/: "Все это похоже на человека, который уже умер". И повернувшись, вышел.

С тех пор прошло лет сорок, и теперь, надеюсь, я стал немного мягче, однако до сих пор, когда я вижу или слышу, как некоторые служители готовятся к проповеди, в меня это вселяет тревогу.

В начале моего служения я знал одного молодого пастора, который говорил, что всю субботнюю ночь напролет он готовится к проповеди, и лишь иногда ему удается вздремнуть часок уже на рассвете. Такая привычка беспокоила его, и он признавался, что для семьи она стала мучением. "Но мне просто необходима такая безвыходная ситуация, - пояснял он, - я просто не могу готовиться иначе".

Не так давно после семинара по гомилетике ко мне подошел они пастор, который пожаловался, что у него постоянно не хватает времени на подготовку к проповеди. Он только что получил новый приход с широкой миссионерской и внутрицерковной программой, и он него ждут, что все это он будет инспектировать. Административные дела требуют так много времени, что он просто не может готовиться к проповедям, как считает нужным. Он поделился своим расстройством с двумя коллегами, но понимания не встретил. "Подготовка - не проблема, - сказал один из них. - Просто в десять вечера надо выключить телевизор и, прежде чем лечь спать, потратить часок, чтобы набросать план проповеди. Я так и делаю".

К сожалению, такая установка преобладает, и, по сути дела, один крупный протестантский издатель оказался довольно проницательным, когда, издав несколько лет назад книгу, назвал ее "Экстренными субботним выпуском". В книге содержится более двухсот различных проповеднических концепций, касающихся разных текстов и тем /все это представлено как схемы, которые за ночь перед выходом на кафедру можно превратить в эффектные проповеди/.

Кроме того, можно вспомнить одного пастора, совершавшего служение в большой городской церкви. Во всей своей деноминации этот проповедник был широко известен как страстный реформатор, пророк и ревностный евангелический работник. В воскресенье утром, едучи вместе с женой в церковь, он обычно говорил: "Сегодня утром, дорогая, я, наверное, буду проповедовать о прощении /благодати, грехе, рождении свыше и т.д./. Не могла бы ты отыскать подходящий текст?" Жена прямо в машине пролистывала Писание, и когда они подъезжали к стоянке, текст был готов.

Итак, подготовка. Насколько она существенна в нашем проповедовании?

Согласно недавно проведенному обзору к тем пасторам, которые тратят на подготовку воскресной проповеди двадцать и более часов, приходят на несколько сотен человек больше, чем к тем, у кого на это уходит часов пять или меньше. Можно спорить о том, где причина и следствие, однако связь между временем подготовки и числом собравшихся всем нам что-то говорит.

Один знаменитый проповедник был известен своим искусством на каждые сто слов проповеди тратить всего лишь час, тогда как у другого на каждую проповедь уходило шестьдесят часов, и пятьдесят два года он проповедовал в процветающей церкви. Слишком долгая подготовка создает другие проблемы, касающиеся как семьи проповедника, так и общинной жизни. Джонатан Эдвардс, например, так часто заточал себя в своем рабочем кабинете, что вызывал жалобы у общины, которая почти никогда его не видела. Проповедовал он хорошо, но, прослужив в своей Нортгемптонской церкви почти четверть века, был вынужден ее покинуть: из всего мужского состава общины /насчитывавшего более двухсот членов/ за него проголосовало лишь двадцать три человека.

С тех пор миновало два века, однако проблема не исчезла. Хорошая проповедь требует длительной подготовки, но другие обязанности /семья, личные занятия и пасторство/ отрывают время от работы в кабинете.

Нередко конфликт отражается в таких, например, словах прихожанина: "Наш служитель - отличный пастор, чего не скажешь о нем как о проповеднике". Или иначе: "Каждое воскресенье его проповедь - это событие, но хотелось бы, чтобы его можно было застать на неделе". Много раз мне доводилось слышать, как члены церкви оценивают своих служителей по двум критериям: как пастора и как проповедника.

"Я прежде всего проповедник, - говорит служитель, - и поэтому всю пасторскую работу я поручаю другим". Или: "Я в первую очередь пастор, и если я делаю это хорошо, люди не должны ждать того же и от моих проповедей".

Специализация - одна из самых ярких тенденций нашего времени, и если в церкви большой штат работников, то порой это помогает решить проблему. Однако что делать, если вы чувствуете, что вынуждены выбирать? Что важнее? Мой собственный опыт, а также опыт двухтысячелетней истории Церкви говорит мне, что община нуждается и в том, и в другом.

Как же в таком случае уравновесить требования, предъявляемые кафедрой и приходом? В век космических скоростей и сложных, порой трагических проблем мы просто приходим в отчаяние от нашей неспособности оказать реальную помощь. Где найти время и силы, чтобы одновременно проповедовать и вести пасторскую работу?

Думаю, что из этой проблемы мы никогда не выберемся. Простых ответов не существует.

Быть может, хоть в какой-то мере мы смогли бы снять напряженность, если бы попытались изменить свое отношение к обеим сферам нашей работы. Что если мы перестанем воспринимать наши пасторские обязанности как вторжение в подготовку к проповеди и посмотрим на них как на неотъемлемую часть этой подготовки?

Почему так много пасторов всю неделю чувствуют в себе силы помочь человеку, попавшему в кризисную ситуацию, и так беспомощно выглядят, поднявшись на кафедру? Почему они столь находчивы и деятельны все дни от понедельника до субботы и столь неуклюжи и заторможены в воскресенье утром?

Отчасти проблема кроется в искусственном делении нашей работы на пасторские и проповеднические обязанности. Что если попробовать любою пасторское обязательство /будь то пасторская консультация, вызов, визит в больницу или беседа с членом общины/ сделать неотъемлемой частью подготовки к предстоящей проповеди?

Мы можем это сделать, а если хотим проповедовать на основании индуктивного метода, увлекая за собой слушателей, - то мы просто должны это сделать.

Мы уже говорили, что одна из основ индуктивного подхода заключается в том, чтобы начинать проповедь с учетом той ситуации, в которой эти слушатели находятся. Но как узнать, какова эта ситуация?

Один из способов "идти в ногу с жизнью" хорошо описывет Крэддок: "В какой-то мере битву можно выиграть просто не утрачивая живости, а это означает, что проповедник не должен превращаться в торговца товарами, которые позволяют жить другим: он сам живет. Не просто возвещает гимн, а поет, не просто руководит молитвой, а молится. Чтобы образы, которые он использует в своей проповеди, были настоящими, он сам должен смотреть на жизнь как на нечто реальное, а не как на иллюстрацию к какой-то сноске".

Готовясь к проповеди, важно не только использовать свой жизненный опыт, но и опыт других людей, и в этом смысле именно пасторские контакты могут стать той горной жилой, из которой можно черпать бесценные запасы, позволяющие увлечь за собой слушателя.

Но как из сырого материала /то есть жизненного опыта/ получить готовый продукт для цельной индуктивной проповеди? На этот вопрос мы попытаемся ответить по мере того, как в оставшейся части этой главы подробно будем рассматривать этапы подготовки индуктивной проповеди.

Прежде чем начать, должен отметить, что почти все, что касается подготовки, связано с левой частью /то есть с индукцией/ той диаграммы, которую мы привели в 8-й главе. Что касается дедуктивной фазы проповеди /библейское толкование, экзегеза и герменевтика/, то она подробно рассматривается в тысячах книг по гомилетике. Таким образом, здесь нам надо сосредоточиться на подготовке индуктивной части, которая позволит увлечь слушателей, прежде чем начнется дедуктивный раздел.

Первая стадия подготовки: общение с людьми

Контакты с людьми, знание их ежедневной жизни не только дадут нам тот материал, который мы используем затем в качестве примеров, но и помогут обнаружить те проблемы, о которых необходимо поговорить на проповеди. Именно те чувства, которые владеют людьми, те трудные ситуации, которые мы помогаем им преодолевать, должны стать исходной точкой для вовлечения людей в нашу воскресную проповедь.

Всякое общение с любым членом общины может в этом смысле оказаться полезным. Конечно, есть в нашей церкви несколько человек, у которых как будто нет никаких забот в этой жизни, но они кажутся таковыми только потому, что мы их мало знаем. Стоит узнать их поближе, как станет ясно, что и у них есть свои обиды, потребности, проблемы.

Наши пасторские обязанности приобретут совершенно иное качество, если мы будем рассматривать их как способ узнать, в чем нуждаются наши прихожане, как сбор материала для предстоящей проповеди. Тогда они перестанут мешать нашим проповедническим задачам и, наоборот, дадут дополнительные возможности для лучшей подготовки к проповеди.

Давайте представим себе, как проходит неделя пасторской работы с точки зрения контактов с людьми. /Мы будем опираться на эти примеры в течение всей главы по мере обсуждения различных ступеней подготовки/.

В начале недели я позвонил одной пожилой супружеской паре - давним членам нашей церкви. Женщина недавно упала и не могла вставать с постели. Я хотел помолиться с ними и выразить сочувствие и обеспокоенность всей нашей общины. Но во время своего визита я понял, что сами они обеспокоены не столько здоровьем /больная шла на поправку/, сколько своими расходами на ежедневные потребности. Поскольку они жили на строго ограниченные доходы, инфляция съедала все их скудные сбережения.

В среду, после вечернего церковного собрания я слышал разговор двух моих прихожан о растущих ценах на образование в колледжах. Один из них сказал: "Я всегда хотел, чтобы моя дочь училась в христианской школе, но похоже на то, что все, на что мы можем рассчитывать в следующем году - это поступить в государственный университет".

В четверг я встретился во дворе со своим соседом и остановился поговорить. Он надеялся, что в следующем месяце, после заседания Министерства Образования местный школьные власти не сократят ту специальную программу, по которой он преподает.

Днем я посетил в больнице молодых родителей, чья недоношенная девочка три недели лежала там на сохранении.

Отец разрывался между любовью к ребенку и огромным больничным счетом, уже превышающим сорок тысяч долларов, в то время как страхового полиса у них не было.

В тот же вечер я позвонил еще одной молодой паре с тремя детьми, которая стала посещать нашу церковь в последние два воскресенья. Они недавно приехали в наш город и с трудом размещались в тесной двухкомнатной квартире. Во время разговора они жаловались на кризис жилищного рынка и пребывали в настоящем унынии, что не имеют в квартире даже своего угла.

В пятницу я принес три сумки продуктов, купленных на средства церковного благотворительного фонда, молодой матери с годовалыми близнецами, отец которых уже как месяц покинул семью.

В субботу моя жена вернулась из магазина, расстроенная, что ее счет составил более ста долларов и что она смогла купить только один пакет гамбургеров.

К концу недели, выполняя свои пасторские обязанности, я понял, что текущие заботы моих прихожан связаны с материальными затруднениями. Пасторская работа помогла мне узнать их потребности и определить ту сферу, где они нуждаются в поддержке.

Когда я понял, в чем состоит проблема, я попытался определить, насколько она велика. На основании того, о чем я читал, слышал и видел вокруг, я спросил себя: "Достаточна ли она серьезна и широко ли распространена, чтобы проповедь на эту тему получила отклик?" Когда я решил, что так оно и есть, я задал себе другой вопрос: "Хочет ли Бог, чтобы я проповедовал об этом?" После тщательного и молитвенного обдумывания я и на этот вопрос ответил "да". И затем я стал готовиться к тому, чтобы на ближайшей проповеди говорить об этой угнетающей всех проблеме.

На этой стадии я еще не знал наверняка, что мне надо сказать, не знал и того, что на эту тему говорится в Слове Божием. Люди нуждаются в поддержке, но мне следовало опасаться слишком упрощенного подхода. Я хотел напомнить им, что Бог помогает и заботится о них, но я не хотел осуждать или считать чем-то незначительным тот на самом деле существующий и вполне понятный страх, то разочарование, которые владеют людьми во времена экономического кризиса.

Я знал, что в этой проповеди мне придется решать сложную задачу.

Прежде чем перейти к рассмотрению следующей стадии, хочу сказать, что вовсе не считаю, будто идея проповеди возникает только под воздействием жизненных проблем ваших прихожан. Иной раз она рождается из молитвенных размышлений или из истины, открывающейся нам при глубоком изучении Писания. Первая стадия - стадия воздействия - включает в себя обращение и к современной жизни, и к Божьему Слову; здесь мы снова должны вспомнить упомянутый выше принцип "и то, и другое". Я подчеркивал те возможности, которые открывает нам обращение к текущей жизни, только потому, что об этом почти ничего не говорится ни в гомилетической литературе, ни в классах семинарий. Если мы хотим проповедовать под руководством Бога, то занимаясь своими пасторскими делами, мы должны так же чутко слушать Его голос, как и во время работы над проповедью.

Вторая стадия подготовки проповеди:

накопление материала

После того, как окунувшись в жизнь людей, я понял, в чем состоят их проблемы и определил ориентировочное направление для своей проповеди, я начинаю думать о том, какой материал мне понадобится.

Так как индуктивная проповедь всегда начинается с каких-то жизненных впечатлений, и/как было показано в главах 7 и 8/конкретные примеры в ней предшествуют каким-либо доводам, нам потребуется много иллюстративного материала. Когда я обращаю внимание своих студентов на этот момент, на их лицах появляется выражение озабоченности, и они непременно задают вопрос: "А где взять такого рода материал?"

Где найти рассказы, притчи, научные факты, аналогии, диалоги, свидетельства жизненного опыта и другие компоненты индуктивной проповеди, структуру которой мы обсуждали в предшествующих главах?

Было бы замечательно, если бы пасторские кабинеты были оснащены компьютерами с превосходной программой, которая могла бы выдавать материал на любую заданную ей тему.

Нереально? Я так не думаю. Человеческий мозг способен на такие вещи, о которых IBM может только мечтать. В памяти каждого пастора хранится огромное количество актуального, уникального, нового материала, который можно использовать в проповеди, и все дело заключается только в том, чтобы извлечь оттуда эти запасы.

Как же это сделать?

Индивидуальная "мозговая атака"

Нам необходимо овладеть этим приемом. Возможно, он кажется слишком фрейдистским, и потому мы старались избегать его, но, тем не менее, с помощью этого метода свободных ассоциаций можно извлечь из подсознания /своеобразной кладовой нашего мозга/ огромное количество материала. /К шестидесяти годам человеческий мозг содержит двести биллионов единиц различной информации./ Если вы никогда не пробовали делать это, вот один из способов, с которого можно начать: возьмите большой чистый лист бумаги и напишите наверху тему или проблему проповеди - пусть это будет, к примеру, наша проповедь о тяжелых материальных затруднениях и Божьих приготовлениях. Затем записывайте все, что приходит на ум, даже и то, что не имеет к вашей теме непосредственного отношения: какие-то случаи, цитаты, впечатления, темы, факты, вопросы. Ничего не подвергайте цензуре и не делайте пока никакого отбора - только пишите.

Возможно, вы начнете с того, что видели и слышали на прошедшей недели, выполняя свои пасторские обязанности. Но не останавливайтесь на этом. Подумайте о своей жизни, о своем собственном опыте, семье, поездках, об известных вам отношениях между людьми, вспомните историю, жизнеописания, литературные произведения. К собственно Писанию вы обратитесь позднее, но если какие-то отрывки, стихи, персонажи вспоминаются вам сейчас, записывайте и их. Когда поток ассоциаций иссякнет, вы можете выбрать что-либо из написанного и на этой основе начать новую запись свободных ассоциаций.

Чтобы дать вам представление, как это делается, однажды вечером я сам подверг такой "мозговой атаке" тему нашей проповеди. Первое, что пришло мне в голову, - это евангельский стих: "Бог мой да восполнит всякую нужду вашу, по богатству Своему в славе". И я начал с нее. Я подумал о личном местоимении "мой", и это вызвало целую лавину ярких воспоминаний и переживаний из моей жизни.

Моя собака, мое место за столом, мой папа теряет зрение, мой пятидесятицентовый велосипед, моя учительница, мой первый костюм, моя девушка, мой брат, мой дом в огне, место для купания, мой доктор, мой пастор, мое обращение, моя церковь, мое призвание /предложение прихода, места пастора/, моя женитьба, моя жена, моя работа, мои радоcти, мой ребенок, мой мальчик, мои сыновья, моя семья, мой отпуск, смерть моей матери, моя ноша, моя книга, мой друг, мои проповеди - вся моя жизнь прошла передо мной.

Я вспомнил Лютера, который утверждал, что истинная религия определяется местоимениями.

Я стал думать о таких вещах, которыми мы можем обладать всегда, и о том, что духовные, культурные, интеллектуальные ценности и благо человеческого общения никогда не потеряют своей силы, даже если мы потеряем свое материальное имущество. Поиск того, что же мы можем иметь в активе, сосредоточился на истинных ценностях.

Из Библии я вспомнил слова псалмопевца: “Я был молод, и состарился, и не видел праведника оставленным и потомков его просящими хлеба"; 23-й Псалом; обещание из Книги Пророка Малахии : “не открою ли Я для вас отверстий небесных?"; Иисуса - "Ищите же прежде ... и это все ...”, насыщение множеств народа, эпизод с уплатой подати; "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир"; богатый глупец; Авраам и Лот; жадность Ахана; серебренники Иуды; Сын Человеческий не имеет места, где приклонить главу. Кроме того, наряду с примерами из Библии приходили и другие воспоминания.

Из своей жизни я вспомнил такие примеры: Великая Депрессия, которая заставила всех потуже затянуть пояса. Мой отец, имевший семью из шести человек и получивший за четыре месяца двадцать шесть центов. Бедствующие студенты семинарии; сын одного из них, который как-то сказал: “О, папа, давай помолимся о том, чтобы быстрее появились деньги". Другой студент, находящийся в крайне бедственном положении, обнаружил в своем почтовом ящике чек на две тысячи долларов. Рассказанная одним садоводом из Флориды история о том, как ураган сгубил весь его сад. Аль Хафед и бриллианты. Кроме того, вспомнились многие, чья жизнь, казалось, могла бы послужить поводом для написания Книги Иова.

Записав этот нахлынувший поток ярких воспоминаний, я лег спать, очень довольный тем, как много набралось материала для проповеди о том, что Бог предоставляет нам. На следующее утро я встал еще до рассвета, в моем сознании проходила вереница библейских и жизненных примеров, которые так и просились в эту проповедь. Потом возникли исторические и литературные ассоциации.

Я был поражен новизной, выразительностью, разнообразием, точностью и эмоциональностью воспоминаний, которые вызвало это простое упражнение. За более чем сорок лет служения я пользовался от силы парой примеров из тех двух дюжин, которую дала предпринятая мною "мозговая атака" этой темы.

Не так давно я делал это упражнение вместе с одним из моих сыновей. Он несколько изменил и усовершенствовал тот способ, каким я обычно записывал свои ассоциации. Теперь вы пишите тему не вверху страницы, а в небольшом кружке в центре листа. Когда вы думаете о связанных с нею образах, вы проводите линию, исходящую от центра, как спица в колесе, записываете пришедшую вам в голову мысль, пример, историю и обводите кружком. Если эта ассоциация порождает в свою очередь два-три своих образа, то вы от второго кружка вновь рисуете линии-"спицы" и записываете новые примеры. Затем возвращаетесь к основной теме и отводите от нее новые кружки с новыми ассоциациями. Через некоторое время на вашем листе появится примерно такая схема:

/см. схема 1/

Любую из производных идей вы можете сделать центральной темой и поработать с ней по этой методике на отдельном листе.

Как и при составлении последовательного перечня возникающих ассоциаций, так и в этом случае вы записываете все, что приходит вам на ум. Но этот последний способ имеет, по крайней мере, два преимущества. Во-первых, такая схема даже зрительно помогает вашему сознанию работать в разных направлениях. Во-вторых, связанные между собой идеи можно легко группировать независимо от порядка их появления.

Кроме того, в случае необходимости такую схему можно преобразовать и записать материал в виде последовательного перечня.

Большая часть того, что я записываю во время такой "мозговой атаки", останется, конечно, на бумаге. Возможно, только десятая или даже меньшая часть этого материала тем или иным образом войдет в проповедь.

Я знаю, что нужно быть осторожным и не превратить такие упражнения просто в скучные для других прогулки по дорогам вашей собственной памяти. В конце концов я должен буду отобрать только тот материал, который имеет отношение к моим слушателям и наиболее интересен им. Но этим я займусь позже, а сейчас мне важно не только качество, но и количество материала.

Даже те мысли и воспоминания, которые в итоге будут выброшены в корзину, принесут вам несомненную пользу, потому что в результате такой интенсивной "мозговой атаки" вы получаете не только необходимый для проповеди материал, но и нечто большее. Например, будучи профессором семинарии, я более двадцати лет никак не соприкасался с проблемами рынка труда. Я имел работу, постоянную штатную должность и чувствовал себя в полной безопасности, но обдумывание нашей темы методом "мозговой атаки" привело к тому, что я стал более восприимчив к таким проблемам, что совершенно необходимо для проповедника, обращающегося к аудитории, в которой могут быть те, кто переживает тяготы безработицы.

Этот метод заставляет работать наше сердце, ум и душу.

Изучение Писания

Накопление материала не ограничивается записыванием свободных ассоциаций. После выполнения этого упражнения мы должны вновь обратиться к Слову Божию.

В 7-й и 8-й главах мы говорили об использовании библейского материала в индуктивной части проповеди. Сейчас и наступает тот момент подготовки, когда мы подыскиваем такого рода материал - различные библейские истории, героев, аналогии. Вероятно, нам следует начать с тех, которые нам вспомнились при выполнении предыдущего упражнения. Возможно, уже здесь вы захотите дать какие-то толкования или комментарии к найденным отрывкам, но в основном вы займетесь этим на другой стадии подготовки. Сейчас же ваша задача заключается главным образом в том, чтобы собрать воедино весь материал, который вам может пригодиться. Поэтому лучше ограничиться поиском материала, необходимого для нашей темы.

Вы можете составить список связанных с темой слов и найти по симфонии соответствующие места в Библии.

Я знаю, что мой последний совет противоречит мнению очень многих специалистов по гомилетике, но считаю, что тематический указатель весьма полезен при подготовке проповеди. Конечно, он не заменяет глубокого, тщательного анализа текста, но нет оснований опасаться просмотреть Писание с точки зрения тех потребностей и проблем, о которых мы будем говорить в проповеди, если мы учитываем при этом контекст найденных отрывков.

Здесь будет уместно сделать небольшое отступление, чтобы сказать, что все эти советы потребуют некоторой корректировки, если вы проповедуете по одной из книг Библии в целом или готовите ряд проповедей по такому отрывку Писания, как, например, Господня молитва.

Потому что самый легкий способ подготовить в полной мере индуктивную проповедь - это начать с того, чтобы определить, в чем состоят потребности ваших прихожан, и обратиться к Писанию за Божьей помощью и ответом. Ведь для индуктивной структуры, как мы говорили раньше, как раз и характерно начинать с частных вопросов и проблем, которые ведут к библейским выводам и их применению к жизненным ситуациям.

Но гораздо труднее проповедовать в индуктивном духе совместного исследования, когда вся община уже знает, что сегодня ваша проповедь начнется с той главы или стиха, на котором вы остановились на прошлой неделе. Но и это возможно.

Для этого проще всего начать с внимательного изучения данного отрывка. Затем нужно спросить себя: "С какими проблемами, вопросами и потребностями ваших прихожан связан этот отрывок?" Чтобы понять это, следует, в основном, положиться на Божье указание, так же как и во втором вопросе: "Какова та истина, о которой Бог говорит здесь, что поможет моим прихожанам в их проблемах и заботах?" Ответ на этот вопрос может стать тем выводом, тем совместно выработанным утверждением, к которому ваши слушатели придут в конце индуктивной части проповеди. И это будет той истиной, которая ляжет в основу дедуктивной части вашей проповеди. Ответ на первый вопрос - какие проблемы и вопросы стоят перед вашими прихожанами, каковы их потребности - поможет выбрать то направление, в котором вы вместе с ними будете искать помощь в истине Божьего Слова.

Ответив на два этих вопроса, вы приступаете к обдумыванию проповеди, используя опыт общения с людьми и тот материал, который вы собрали предложенным нами способом. Полезно еще раз просмотреть Писание: несмотря на то, что вы, конечно, уже знаете ваш текст, это поможет вам составить более широкую библейскую картину и найти дополнительный индуктивный материал, что еще более насытит вашу проповедь библейскими примерами.

Я убежден, что на тему любого библейского отрывка, любой библейской истины, учения, доктрины, возможно сделать цельную индуктивную проповедь. Все, что для этого необходимо - это наличие индуктивного материала и использование индуктивной структуры, при которой конкретные примеры предшествуют всем аргументам и утверждениям.

Обзор всех материалов по теме

После "мозговой атаки" и исследования Писания вы переходите к дальнейшим действиям по сбору материала для проповеди, которые выводят вас за пределы собственного опыта, знаний и представлений. Вы должны сделать широкий обзор истории и литературы, чтобы узнать, что уже было сделано и сказано по вашей теме и что делается и говорится сейчас?

Карл Барт, придерживающийся консервативных взглядов на проповедование, говорил, что, готовя проповедь, он на одном колени держит Библию, а на другом - газету. Помните об этом примере, когда готовите свою проповедь. Да, чтение газет необходимо, но недостаточно. Чтобы сделать широкий обзор всех материалов по теме, надо полдня провести в публичной библиотеке, просматривая различные периодические издания и каталоги, или перерыть всю вашу пасторскую библиотеку, чтобы узнать, что писали об этом другие проповедники и христианские писатели.

Сегодня в той области, которая связана с созданием искусственного интеллекта, наблюдается настоящий информационный взрыв. Скоро, благодаря электронному банку данных, возможности для подбора различного иллюстративного материала станут просто невероятными. Уже сейчас за 2-15 долларов в час /в зависимости от времени суток/ компьютерная компания свяжет вас с каналом новой информации и сама с помощью ключевых слов систематизирует ее по темам. В ближайшем будущем сеть подобных услуг станет еще шире.

Не так давно я слышал, как консультант по теории проповеди, обращаясь к группе служителей, сказал: "Сегодня, если вы не смотрите телевизор, ваша проповедь действенной не будет". Если мы вспомним, что средний американец проводит за телевизором около пятидесяти часов в неделю, нам придется признать, что он, наверное, прав. Это стало такой яркой особенностью американского образа жизни, что, готовя свои контрдоводы, которые вы собираетесь сообщить на воскресной проповеди, вы не можете не уделять внимания всему тому, что члены вашей церкви слушают и смотрят по телевизору.

Однако не со всеми аспектами выбранной вами темы надо знакомиться посредством масс-медиа. Если вспомнить того же Барта, то он регулярно проповедовал в местных тюрьмах, чтобы лишний раз напомнить себе о реальных потребностях человека.

А нам, если мы готовим проповедь о финансовых затруднениях, будет небесполезно сходить на биржу труда или поговорить со служащими кредитного банка. Информация из первых рук, а также личные встречи сделают по-настоящему глубокими и интересными проповеди на многие темы. Все, что нам надо - это суметь отыскать такие благоприятные возможности.

Еще один способ найти материал для проповеди - это выработать у себя привычку каждый раз заблаговременно беседовать с кем-нибудь из общины. Я слышал об одном служителе, который каждый раз старался включить в свою проповедь какой-нибудь пример или историю, рассказанные ему кем-нибудь из общины, и обязательно назвать того, от кого он это узнал.

Мы бы еще сильнее увлекли наших слушателей, если бы на каждой проповеди говорили примерно следующее: "Джим Петерсон рассказал мне, как 10 лет назад он пришел в эту общину, не имея работы и не зная, что делать дальше. ”Или: "Как раз на этой неделе мисс Адамс рассказала мне об одном человеке из нашей общины, жена которого оставила его с тремя маленькими детьми. Он не знает, как ему заботиться о малышах, потому что днем должен работать...”.

По долгу пастора постоянно общаясь с людьми, мы можем упомянуть о теме предстоящей проповеди и попросить их привести какие-нибудь примеры из своей жизни. Мы не должны использовать в проповеди каждую услышанную историю или рассказывать ее во всех подробностях. Какие это открывает возможности для примеров и иллюстраций! Cлушателям нравилось бы это, и успех был бы обеспечен.

Сбор материалов - это решающая стадия в подготовке эффективной проповеди. Она требует творческих способностей и усилий. Она требует нашей молитвы; нужно просить Бога, чтобы он помог нам увидеть и узнать самый убедительный, самый важный материал. И она требует времени. Над некоторыми темами вы можете работать в течение нескольких месяцев

Но три рассмотренных нами аспекта - ассоциативные упражнения, изучение Писания и щирокий тематический обзор - дадут нам большое обилие материала для проповеди на любую тему. И для нас станет трудной проблемой решить, что именно из этого огромного количества материала включить в проповедь.

Третья стадия подготовки: выбор цели

Недавно я слышал историю о том, как маленький сын одного пастора, войдя однажды в кабинет своего отца, увидел, как тот что-то яростно пишет за своим столом.

"Что ты делаешь, папа?" - спросил он.

Отец, едва взглянул на него, ответил: "Хочу закончить свою проповедь до ужина".

"Откуда ты знаешь, что нужно сказать в проповеди?"- спросил ребенок, подходя к отцу.

"Бог говорит мне", - отвечал пастор, не переставая писать.

Мальчик взглянул на бумаги, лежащие перед отцом, и спросил: “Тогда почему ты что-то вычеркиваешь отсюда?"

Фокусирование - это та стадия подготовки, на которой мы должны приступить к вычеркиванию. Это тот момент, когда нужно тщательно проанализировать весь этот конгломерат идей, цитат из Писания, всевозможных примеров и всего, что мы собрали, и начать сужать и уточнять фокус зрения, ища единую основную тему или ту связующую нить, посредством которой можно организовать всю эту путаницу и неразбериху в нечто цельное.

Даже если мы начали готовиться к проповеди с заранее определенного текста и знания той истины, которую надо донести до слушателей, это станет тем моментом, когда мы решаем, как прийти к этой истине, чтоб она стала совместно найденным выводом, и как ее сформулировать и утвердить в конце проповеди.

Одним словом, именно сейчас мы, наконец, отвечаем на вопрос: "Что же я действительно должен сказать в этой проповеди?"

Мы не даем простое поэтапное руководство, как найти ключевую, основную истину, общую идею, которая стало бы средоточием индуктивной проповеди. Ход ваших рассуждений и чуткость играют большую роль, когда вы обозреваете весь собранный материал и ищите наиболее важную информацию, наиболее действенный подход, наиболее значимую для ваших слушателей идею.

Иногда полезно поговорить на тему проповеди с кем-то еще - с какой-нибудь супружеской парой, другом, коллегой. И, не отрицая значения Божьего руководства на других стадиях подготовки, здесь мы должны быть как никогда молитвенны и открыты Божьему вдохновению и водительству.

Очевидно, что в одной проповеди нельзя сосредоточиться на всех этих понятиях, поэтому я должен ограничиться некоторыми из них. Я мог бы соединить два понятия - "Господь" и "пастырь", но что нужно сказать на тему "Господь - мой пастырь", чтоб это было связано с нашей проблемой материальных трудностей?

Иногда процесс ограничения не заканчивается на выбранной точке, и вам необходимо снова вернуться ко всему материалу. Так можно делать несколько раз: сужать фокус, затем опять слегка расширят его и находить новый более острый взгляд на вещи.

Когда я ограничился идеей "Господь - мой пастырь", я стал раздумывать, как связать ее с темой материальных трудностей и забот. В истинно пасторском духе, я расширил круг понятий до аллитерирующих слов: God's person /личность Бога/, His provision /Его приуготовления/, His protection /Его защита/, His peace /Его мир/, His presence /Его присутствие/. И мне пришло на ум слово plenty /изобилие/, а также - permanent /постоянный/, practical /практичный/, personal /личный/ и participating /участвующий/. /В русском языке аллитерация слов с этими значениями невозможна. - Прим. перев./

Когда я посмотрел на этот новый, более узкий перечень понятий, идея приуготовления показалась мне наиболее перспективной. Я обрел уверенность, что проповедь о Божиих приуготовлениях могла бы стать весьма ценным и удовлетворительным ответом на вопросы и потребности моих прихожан. Наверное, можно было бы выбрать и другие понятия, но именно это показалось мне более характерным, более точным.

Но даже после того, как мы нашли ключевую идею проповеди, мы можем в ней выделить еще более узкий и конкретный аспект. Так как индуктивная проповедь не начинается с какого-либо утверждения или вывода, а является исследованием, совместным поиском проповедника и слушателей, этому процессу уточнения будет содействовать постановка такого вопроса, ответом на который и служит ключевая, основная идея проповеди. Это немного похоже на одну телевизионную игру, в которой участникам состязания известны только ответы, а они должны придумать к ним соответствующие вопросы.

Задача состоит в том, чтобы поставить такой вопрос, на который наши слушатели захотели бы ответить, спросить их о том, что они действительно хотели бы узнать. Например, мы могли бы уточнить тему нашей проповеди о Божиих приуготовлениях с помощью вопроса: Заботится ли Бог о нас сегодня? Иногда этот ключевой вопрос можно заострить, задав его с оттенком легкого недоверия, которое выразит сомнение, имеющееся, возможно, у некоторых слушателей: Действительно ли сегодня Бог заботится о нас?

Каждую индуктивную проповедь надо начинать с такого всеобъемлющего вопроса. Это помогает создать ту общезначимую ситуацию, из которой исходит проповедник и его слушатели. Такой вопрос можно поставить в самой проповеди, а можно просто иметь его в виду. В любом случае ключевой вопрос фокусирует проповедь, придавая ей определенное направление и организуя ее как поиск ответа.

Когда мы настолько конкретизируем проповедь, что сможем отыскать ключевой вопрос, нам надо переосмыслить и придать большую рельефность предполагаемому ответу. Обоснован ли он и достоверен ли? Действительно ли мы сообща пришли к выводу, который приведет к дедуктивному соотнесению сказанного с реальной жизнью? Есть ли в вопросе что-нибудь такое, на что мы не готовы ответить, где наш ответ может пробудить сомнения или где у нас нет достаточной информации и доказательств? Быть может, вопрос надо сформулировать как-то иначе, более целенаправленно подойти к исследованию Писания, больше подумать над ответом? Опять-таки будет неплохо, если на этой стадии мы познакомим со своим ключевым вопросом и предполагаемым совместным выводом кого-нибудь, кто сможет внести какие-нибудь дополнения или указать на возможные недочеты. Нередко наши проповеди только выиграют от того, если на них окажет влияние какая-то другая точка зрения. Ведь порой мы настолько сливаемся с материалом, что перестаем слушать, что говорим. Простая реакция со стороны кого-то другого может выявить какое-то важное упущение или, наоборот, указать на выигрышное место, которое надо усилить.

Бог хочет, чтобы в нашей проповеди мы куда-то увлекли собравшихся: нам надо выяснить, куда именно, и, кроме того [и в этом состоит другая важная цель данного периода подготовки] надо понять, в какой ситуации они находятся, чтобы начать проповедь именно с ее учетом. В своем служении Генри Уорд Бичер довольно рано понял эту необходимость, которую назвал "взятием цели". Спустя два с половиной года после того, как он начал свое заурядное служение в Индиане, он пал духом, видя скудные плоды своего труда. Он приступил к исследованию методов, использовавшихся апостолами и отраженных в их Деяниях, и решил следовать их примеру, соотнося свою весть с характером и особенностями слушателей. Он выявил около сорока общераспространенных среди них понятий и в следующей проповеди, обращаясь к ним с тем, что волновало его самого, стремясь воздействовать на их эмоции и разум, он опирался на эти данные: "Мы все знаем..., "Мы все знаем, что...”, "Мы все знаем это...”.

Описывая результаты этого исторического опыта, Бичер говорил: "Во время этой проповеди пробудились семнадцать человек. Никогда в жизни я так не торжествовал. По дорого домой я не переставая пел от восторга. И сказал себе: "Теперь я знаю, как проповедовать. Я научился брать цель". Это было началом нового служения, которое сделало Бичера одним из самых действенных и влиятельных проповедников своего времени.

Выбор цели - это такой момент в подготовке, когда мы выявляем те вопросы, которые нам задают, и выбираем ответы, которые собираемся донести до наших слушателей. Время, потраченное на выбор цели, может расширить нашу проповедь и усилить ее воздействие. Порой приходится делать выбор между дробовиком, заряженным мелкой дробью, и винтовкой для крупного зверя.

Настало время взять цель.

Четвертый этап подготовки индуктивной проповеди:

построение

Как только мы сфокусировали наше внимание и выбрали направление, мы можем приступать к построению проповеди, основываясь на той информации, которую мы накопили в период сбора материала. Здесь [как и на этапе, посвященном выбору цели] нам надо как следует пересмотреть весь материал.

Первое, что надо сделать, - это произвести отбор. Мы должны обратиться к самому актуальному опыту, к самым уместным воспоминаниям, выбрать самые точные примеры [как из Библии, так и из современной жизни], которые соответствовали бы поставленной цели. Теперь надо подобрать иллюстративный материал, который способствовал бы постановке ключевого вопроса и приобщению слушателей к нашим выводам.

На данном этапе вовсе не обязательно использовать все примеры. Может получиться так, что, не успев завершить построение проповеди, мы обнаружим, что на какое-то время надо вернуться назад, к тому моменту, когда мы собирали материал, и несколько усилить наш "мозговой штурм", чтобы заполнить имеющиеся пробелы. Однако как только мы почувствовали, какие примеры являются наиболее представительными и реалистическими, мы можем приступать к построению каркаса проповеди.

Поскольку в седьмой и восьмой главах мы довольно подробно обсуждали структуру индуктивной проповеди, нам остается только кратко упомянуть о том, что происходит в конце ее построения. В этот момент мы решаем, как изложить суть дела, какой индуктивный материал включить и как быть с формой, динамикой и течением проповеди.

В главах, посвященных структуре, мы подчеркивали, что цель индуктивной части проповеди заключается в том, чтобы завладеть вниманием слушателей и не давать ему ослабнуть до тех пор, пока они сами не придут к тому библейскому выводу, который сделали мы. Если наша проповедь посвящена финансовым проблемам, то вывод может быть таким: Господь действительно дает нам сегодня.

Привести слушателей туда, куда мы хотим их привести, сделать так, чтобы наши мысли стали общими, чтобы собравшиеся поверили в наши заключительные слова, приняли их и были готовы к тому, что мы приступаем к дедуктивной части нашей вести, для которой характерно утверждение и призыв, - таков результат проницательного отбора и упорядочения того, что мы хотим сказать [и как собираемся это сделать].

Все это совершается на том этапе подготовки, когда мы приступаем к построению проповеди.

Пятый этап подготовки индуктивной проповеди: обзор

Когда индуктивная часть проповеди оформлена, начинается последний этап подготовки - обзор. На этом этапе мы смотрим на все, что собираемся сказать, и оцениваем материал по следующим критериям [см. Приложение 2]:

Индуктивные установки

Индуктивный процесс

Индуктивные компоненты

Индуктивные иллюстрации

Индуктивный порядок

Индуктивная динамика

Здесь нам надо честно ответить на следующие вопросы:

- Начинается ли проповедь именно там, где находятся наши слушатели, то есть с учетом их ситуации [их потребностей, проблем, вопросов]?

- Какова ее динамика? Есть ли в ней напор и движение?

- Ставит ли она вопросы, которые задают сами слушатели?

- Пробуждает ли она интерес, обращаясь к чувствам и переживаниям?

- Широко ли в ней представлены индуктивные слагаемые, которые могут увлечь собравшихся?

- Фокусирует ли она внимание на чем-то определенном?

- Реалистична ли она? Связана ли с жизнью? С Библией?

- Такова ли ее структура, чтобы логически подвести к общему выводу?

- Отвечает ли этот вывод на ключевой вопрос?

- Приготавливает ли она путь к какому-либо дедуктивному призыву, которому надлежит следовать?

Если на все эти вопросы мы можем ответить утвердительно, то, стало быть, индуктивная часть нашей проповеди готова, если же нет, придется еще немного поработать.

В этой главе мы в какой-то мере условно разделили процесс подготовки проповеди на пять стадий. Хотя все они необходимы для того, чтобы подготовить действенную индуктивную проповедь, их нельзя резко отделить друг от друга и даже сохранить четкую последовательность. Мы не можем запрограммировать наш слишком человеческий ум следовать по одному определенному пути. На первой стадии общения мы уже начинаем собирать материал. Собирая материал, мы фокусируем его и даже в какой-то мере приступаем к построению. И все время, пока мы готовим проповедь, нужно иметь в виду вопросы, с точки зрения которых оценивается проповедь на последней стадии обзора.

Подготовку дедуктивной части проповеди можно считать шестой стадией подготовительного процесса. Но мы не рассматриваем ее здесь по двум причинам. Во-первых, как мы уже говорили, о дедуктивной проповеди существует очень много литературы. Во-вторых, подготовка индуктивной и дедуктивной части во многом идет одновременно, по крайней мере, составление последней не может представлять собой совершенно отдельного этапа. Большинство материала, используемого во второй части проповеди, мы находим во время работы над первой частью. Если какой-то иллюстративный материал мы не использовали в индуктивной части, он может пригодиться нам в дедуктивной части. Иногда то, что мы утверждаем дедуктивно, является просто повторением выводов, сделанных в индуктивной части проповеди.

Любое экзегетическое изыскание, сделанное во время подготовки первой части, подготавливает и усиливает те исследования, которые мы проводим специально для дедуктивной части.

Итак, то, о чем говорится в этой главе, не следует считать жесткой инструкцией, требующей последовательного выполнения всех своих пунктов. Это, скорее, самое общее руководство для подготовки цельной индуктивной проповеди.

Итак, подготовка. Насколько велико ее значение для успешного проповедования?

Отвечая на этот вопрос, я хотел бы рассказать одну историю о священнике, который стремился быть настолько чутким к Божьему водительству, что взял за правило готовить только первую половину проповеди. Таким образом, казалось ему, он позволяет Богу показать, куда идти и что говорить дальше, во второй половине.

Однажды он рассказал об этом одному из членов своей церкви. Тот выслушал, подумал минуту и сказал: "Думаю, что я должен поздравить вас, пастор. Ваша половина проповеди всегда лучше, чем та, которую вам помогает говорить Бог".

Конечно, Бог может воодушевлять нас на любом этапе проповедования, и мы должны быть всегда открыты его водительству, но многим из нас было бы лучше не полагаться на Бога ни в кабинете, ни за кафедрой.

ГЛАВА 11.

ЗА КАФЕДРОЙ

Уже более двадцати лет я постоянно посещаю семинар по церковному служению. Я пользуюсь этой возможностью, чтобы научиться искусству проповедования. В основном это очень увлекательные и полезные занятия, открывающие многие секреты проповедования.

Я помню, как однажды приехал проповедовать известный миссионер Стэнли Джонс. Чтобы послушать его, молодые участники семинара столпились в зале и на балконе.

Его голос дрожал от старости, а сам он с виду был слаб и не обладал представительной внешностью. Тем не менее всю свою проповедь он держал слушателей в напряженном внимании.

Окинув взглядом передние ряды, я увидел, что за минуту в среднем сто человек сделали не более десяти движений.

Все замерли и затаили дыхание, когда он коснулся одного из драматических моментов той истории, которую рассказал, чтобы подчеркнуть основную идею проповеди. В нем была какая-то скрытая энергия, которая освещала тайные сокровища, богатство и силу его проповеди, посвященной смыслу христианской жизни. Увлеченность, страстное желание донести до людей эту весть и стремление быть ясным, искренним и полезным проявлялись буквально во всем и держали покоренных слушателей в его власти.

Позднее, на этой же неделе, в той же самой церкви выступал с проповедью другой, уже отошедший от дел, священник. Он медленно и устало выговаривал по шесть-семь слов в минуту. Его неспособность увлечь слушателей была очевидна: об этом говорили бросаемые исподтишка взгляды на дверь, движения плеч, шарканье ног, потягивания, повороты, наклоны и множество других движений. Люди с трудом подавляли зевоту.

Я подсчитал, что та же сотня людей производила около двухсот движений в минуту.

Прослушав около двух тысяч проповедей в церкви, а за годы занятий со своими студентами - около двадцати тысяч учебных проповедей, я пришел к выводу, что успех не зависит ни от темы, ни от окружающей обстановки, ни от того, какими дипломами обладает оратор. Проповедник может отслеживать все положительные моменты, о которых мы говорили в этой книге /дух служения, понимание и внимание к аудитории, даже индуктивное построение проповеди/ и все же ему не удастся сделать слушателей соучастниками своего благовестия.

Он может тщательно и добросовестно подготовиться, сделав все так, как мы советовали в 9-й главе. Его установки, содержание и построение проповеди могут говорить об искреннем желании вовлечь слушателей, и все же он не достигнет своей цели, если само выступление перед аудиторией не будет столь же безукоризненным.

Именно произнесение проповеди может определить столь разительную разницу в восприятии слушателей, которая заявила о себе на проповеди Стэнли Джонса и священника, проповедовавшего после него. Способ изложения может еще более усилить или, наоборот, свести на нет эффективность всего того, о чем мы уже говорили.

Прямой контакт.

Прямой контакт со слушателями - один из трех основных аспектов изложения, который очень важен, если мы хотим вовлечь слушателя в нашу проповедь. Подобно многим вещам, о которых мы уже говорили, такой контакт должен корениться в позиции проповедника. Быть в контакте со слушателями - это, по сути дела, хотеть помочь им, выступая как дружелюбный свидетель, а не враждебно настроенный защитник истины. В этом случае ваша весть будет свидетельствовать, а не просто возглашать во что бы то ни стало.

Визуальный контакт с аудиторией приобретает новое значение в наш “видео-век”. Телевидение и кино приучили людей судить об эмоциях и характере по выражению лица и глаз профессиональных актеров. Многие из ваших слушателей, просто по привычке, будут оценивать и вас, и то, что вы говорите, на основе зрительного контакта с вами.

Из истории нам известно, что, известный французский придворный проповедник Бурдалу, говоря проповедь, почти никогда не поднимая глаз от написанного текста. Случалось, что он от начала до конца говорил с закрытыми глазами, чтобы аудитория не отвлекала его. В преклонном возрасте иногда так делал и Чарльз Уэсли.

К сожалению, это не стало историей. Однажды я видел, как священник, читая проповедь, где-то в середине своей речи минут десять говорил, ни разу не взглянув на слушателей. Потом он объяснил это так: “Порой, когда я проповедую, люди начинают раздражать меня, поэтому я просто закрываю глаза и продолжаю говорить”. Разительный контраст с Августином, который всегда внимательно наблюдал за аудиторией и если видел, что надо что-то изменить, менял это прямо в середине проповеди.

Однако отсутствие визуального контакта выражается не только в том, что проповедник отгораживается от людей, закрывая глаза. Не раз я видел проповедников, глядя на которых казалось, что, читая проповедь, они пребывают где-то вне сводов этого храма. Другие словно созерцали заоблачные сферы или старательно сосредотачивали взгляд где-то между рядами. Еще чаще встречаются ораторы, которые пристально смотрят дюймов на шесть выше голов слушателей.

Некоторые утверждают, что Писание и нужно читать, не поднимая глаз, что без контакта со взглядом человека Слово кажется более сакральным. Но факты не подтверждают этого. Зачем отвлекать внимание прихожан от чтения, если вы просто не можете научиться смотреть в глаза?

Визуальный контакт - это нечто гораздо большее, чем просто незначительное, но придирчивое гомилетическое правило или очередная идея профессионалов, которую надо вбить в головы нерешительных новичков. Для выражения участия, взаимодействия, понимания и ободрения он значит не меньше, чем слова, а может и больше. Сочувствие надо выражать глазами. Мы не можем выразить свою истинную заботу о людях, не можем рассчитывать на их вовлеченность в нашу проповедь, если просто игнорируем их присутствие. И равным образом мы не сможем сделать это, если не будем смотреть на них.

Однако зрительный контакт - это только часть проблемы. Не стоит забывать и о голосе.

Многие проповедники испытывают терпение своих слушателей, говоря каким-то странным, отрешенным, потусторонним голосом, в той монотонной распевающей манере чтения, которая идет еще от Средних Веков. Другие, не решаясь петь, идут на своего рода компромисс и говорят “священным” шепотом, третьи - как-то в нос и попросту гнусавят.

Все эти искусственные заклинания препятствуют нашей основной цели - вовлечению слушателей - делая проповедь отстраненной, безликой и неестественной. Сегодня, когда изысканная естественность теле- и кинозвезд часто кажется более настоящей, чем сама действительность, любые ханжеские нотки, звучащие во всех наших храмах, могут восприниматься как нечто напыщенное, устаревшее и даже нелепое. В лучшем случае, наши священные завывания сочтут неестественными, в худшем - они вызовут в ком-нибудь подозрение, не пытаемся ли мы тем самым скрыть нашу собственную ограниченность.

Как избавиться от этой пасторской монотонности и всего, что мешает такому контакту? Во многих учебниках по устной речи говорится об основах постановки голоса, но своим студентам, будущим пасторам, я говорю, что есть еще одно лекарство: готовить проповеди для людей, а не просто на какую-то тему. После того, как проповедь полностью готова, пересмотрите ее, поставив себя на место ваших слушателей, а затем, когда взойдете на кафедру, говорите с ними как с конкретными личностями, которым вы хотите помочь, а не как с толпой, которой вам надо внушить свои убеждения. Если вы будете говорить так же откровенно и искренне, как бы вы делали это, говоря о том, что вас лично волнует, ваш голос будет звучать естественно, и проповедь произведет впечатление.

То, как вы ходите, стоите или жестикулируете, тоже немаловажно. Если мы хотим вовлечь каждого, мы не можем стоять лицом только к одной части аудитории, обращая только к ней свои жесты и слова. Привыкнуть к этому очень легко, и я видел многих проповедников, которые всегда говорят, повернувшись к одной и той же излюбленной ими части храма.

Такой контакт требует и того, чтобы слова и жесты были согласованы. Задранный нос может сказать о многом - особенно на прекрасной проповеди о скромности. Такие, казалось бы, понятные слова, как “я вас люблю”, могут потерять свою сердечность и не вызвать никакого доверия, если вы скажете их, сжав кулаки и нахмурив брови.

За годы моего преподавания одно из самых забавных впечатлений произвел на меня студент, который говорил проповедь, склонившись над текстом, не отрывая он него глаз и в то же время лихорадочно жестикулируя руками над опущенной головой. Его неумение держаться портило все; слова и жесты совершенно не вязались между собой и не имели никакого отношения к слушателям.

Однако контакт с аудиторией обусловлен не только тем, что мы делаем, когда говорим. Очень часто он является результатом того, что именно нами говорится. Дипломатический язык, на котором мы пытаемся выражаться, часто утрачивает свою силу. Фраза “Было бы, в конечном счете, желательно...” имеет не больше смысла, чем прямое и удобное “Я надеюсь...”. Выражение “Каждый имеет возможность задать вопрос...” не сразу доходит до собеседника, не в пример более ясному и определенному “Вы можете спросить...”.

Лексический контакт с аудиторией не таит в себе ничего сложного и, в основном, сводится к выбору простых, ясных понятных и наиболее употребительных слов. Здесь, однако, есть две опасности, которых проповеднику надо избегать.

Первая кроется в стремлении к нарочитому умствованию. Проповедуя, мы можем уподобиться авторам, которые в своих книгах о способах коммуникации говорят о “реконцептуализации”, “ретинальном опыте”, “дигитальном опыте”, вместо того, чтобы просто говорить о “воспоминании”, “зрении” и “ощущении”. Выражаясь столь многосложно, мы можем потерять и смысл, и слушателей.

Вторая опасность, о которой предупреждал еще Джон Уэсли, - это употребление профессионального богословского языка.

Мы должны избегать христианских штампов, клише и терминологии. Порой с американских евангелических кафедр звучит так много традиционных “христианизмов”, что обычному человеку с улицы так же трудно во всем этом разобраться, как мне или вам уразуметь научные доклады на конференции по ядерной физике.

Если мы хотим донести нашу весть до слушателей, нужно говорить просто, живо и понятно. Мы говорим о крайне актуальных в наши дни вещах, и это настойчиво требует ясности, которая и выделяется как основное качество, обеспечивающее контактность с людьми.

Задолго до того, как взойти на кафедру, нам надо помолиться, чтобы Господь ниспослал нам рвение сделать свою проповедь ясной и понятной. Затем вы можете проверить и скорректировать свой лексический выбор, руководствуясь следующими правилами:

1/ Пользуйтесь “правильными”, точными словами. Говорите “это овал”, а не “это вид окружности”.

2/ Используйте конкретные названия, а не родовые понятия.

Говорите “пегий пони”, а не просто “лошадь”; говорите

“особняк”, “хижина”, “пристройка”, а не просто “строение”.

3/ Используйте описания. Говорите: “Ветер жалобно выл и метался за углом дома”, а не просто: “Дул сильный ветер”.

4/ Используйте разнообразные глаголы действия. Можно сказать “он умчался”, “он вырвался”, “покинул дом”, а не просто “он ушел”.

5/ Используйте короткие, энергичные англосаксонские слова.

русский пример невозможен

6/ Говорите языком своих слушателей:

“Ты мне нравишься”, а не “Я отношусь к тебе с большим почтением”.

7/ Используйте подражательные слова, которые имитируют естественные звуки: “крах”, “люлька”, “шипеть”, “свист”, “чихать”.

8/ Используйте слова современного языка. “Здание”, а не “резиденция”, “еда”, а не “трапеза”.

9/ Избегайте клише, профессионализмов, банальных фраз.

Если бы в своей лексике мы постоянно и внимательно руководствовались этими правилами, наша проповедь была бы в высшей степени актуальной и современной, а это очень усилило бы контакт со слушателями.

Существует еще один простой способ углубления контакта: использование прямого обращения к собравшимся. Некоторые современные авторы книг по гомилетике предостерегают служителей против чрезмерного употребления местоимений “вы” и “я”, однако в этом вопросе я разделяю мнение англичанина Х. Фармера, который говорит, что, если мы проповедуем в духе Нового Завета, то обойтись без прямого личного обращения невозможно.

В шестой главе мы видели, что Иисус в своих проповедях опирался на обращения, вопросы и диалог. В Нагорной проповеди слово “вы” /или его формы/ употребляется или подразумевается 221 раз, и, кроме того, изучение новозаветных посланий еще раз показывает, что число прямых обращений в них очень велико. Авторы постоянно используют личное обращение: в начале писем - для того, чтобы найти общий язык и основу для разговора, в заключительных строках - чтобы напрямую обратиться со своей вестью к конкретным лицам.

Прямое обращение очень распространено в библейских проповедях, но современное проповедование до сих пор не оценило его в должной мере.

Стиль устной речи

В большинстве учебниках по гомилетике почти ничего не говорится о втором важном аспекте проповедования - о стиле устной речи, однако в отличие от других тем, рассматриваемых в курсе теории проповеди, именно этот вопрос воспринимается студентами с большим энтузиазмом и удовольствием.

Исследования показывают, что, в среднем, 95% общения происходит в устной форме и только 5% - в письменной.

Тем не менее почти все годы учебы уходят на то, чтобы научиться излагать свои мысли на письме, а не в устных выступлениях, которые, кстати, в наше время преобладают. Есть определенная разница между разговорным языком и тем, которому нас обучают на университетских курсах по композиции и сочинению. Тем менее складывается впечатление, что очень немногие проповедники понимают эту разницу и, понимая ее, сознательно пользуются нормами устной речи в своем благовествовании.

Выступить с проповедью - это не просто, стоя перед удобно усевшимися слушателями, произнести текст на религиозную тему. В проповеди, как и в любом устном сообщении, смысл передается через язык, голос и действие. Поскольку каждая проповедь передается устно, ее воздействие можно усилить за счет использования всех особенностей разговорного языка.

И письменное и устное сообщение должно преследовать три цели: быть ясным, энергичным и интересным. Однако если письменный текст - это текст завершенный и неизменный, то задача устной речи - вызвать сиюминутное восприятие и непосредственную ответную реакцию.

Письмо и чтение обычно совершается наедине с самим собою, говорение и слушание - действие по своей природе социальное. Письменный язык фиксирует результат размышления, устный - сам процесс. Устное слово существует только в момент произнесения, тогда как письменный язык - это нечто установленное и неизменное. Устная речь обращена к конкретной аудитории в конкретное время и по конкретному случаю, а письменная - к невидимому и порой неизвестному читателю. Связь между говорящим и слушающим происходит непосредственно “здесь” и “теперь”, а контакт между писателем и читателем дистанцирован во времени и пространстве. Реакция слушателя идет одновременно с речью, тогда как о реакции читателя автор нередко ничего не знает.

Таким образом, несмотря на некоторое сходство, различий между двумя видами коммуникации очень много, и они предполагают довольно разные способы выражения.

Все мы потратили годы, обучаясь письменной речи на курсах по композиции, английскому языку и литературе, и поэтому нет смысла повторять давно известное. Зададимся лучше вопросом о том, каковы отличительные черты речи устной.

Устная, или разговорная речь должна быть легка для восприятия и понимания. Она более четкая и ясная, использует более конкретную, а не абстрактную лексику. Она вариативна и разнообразна, состоит как из коротких, так и длинных предложений. Для нее характерно нарастание интереса и динамики. В разговорной речи больше различных связок между предложениями, которые соединяют воедино целые фразы и речевые периоды.

В устной речи больше разнообразных формулировок одной и той же мысли, больше повторов. В ней больше энергии и движения. Она использует такие выразительные средства, как прямое обращение, аналогия, аллюзия, личная оценка, энергичные и выразительные глаголы и существительные, примеры, сравнения и противопоставления, образные выражения, вопросы и другие приемы, рассчитанные на более живое общение.

Устная речь более неформальна и индивидуальна, более непринужденна и разговорна и вдобавок характеризуется нарастающим развитием.

Она более эмоциональна и откровенна; в ней больше простых предложений, меньше - сложноподчиненных, больше конструкций в активном залоге, меньше - в пассивном; настоящее время используется чаще, чем прошедшее и будущее.

Силу и энергию устной речи придают англосаксонские слова, из которых состоит живая, непосредственная речь детей и подростков. Латинизированные формы, накопленные нами за годы образования, часто отягощают ее, тогда как “менее интеллектуальный”, “менее изощренный язык” легче, убедительнее и полнее доносит нашу весть до современного слушателя.

Был проведен эксперимент, в котором принимали участие две тысячи человек и которой показал, что, если сообщение делается с использованием определенного числа элементов устной речи, то информации усваивается на 10% больше. Преимущество устной речи проявилось в этот тесте независимо от того, кто из ораторов выступал, и звучала ли живая речь или магнитофонная запись.

Устный язык дает проповеднику возможность достичь трех целей, к которым должна стремиться любая речь - ясности, энергии и интереса. Ни один элемент устного стиля, взятый в отдельности, не может гарантировать достижения этого результата, но их сочетание чрезвычайно усилит эффективность нашей проповеди.

Понять особенности устной речи вам помогут приводимые ниже таблицы. В первой дается перечень тех факторов, которые влияют на достижение каждой из трех названных целей:

Речь

Ясность Энергия Интерес

идеи конкретные слова образность

слова характерные слова тропы

предложения выразительные слова разнообразие

примеры баланс предложений конфликт/напряжение

последовательность повторы ритм

связь прямое обращение активность

непосредственность личные оценки яркость

глаголы сравнения/контрасты

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.