Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Война — это такое взаимоотношение государств, при котором между ними ведутся военные действия и полностью прекращаются все правоотношения мирного времени. 6 страница



Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным и т.п. традициям и представлениям. В Декларации о принципах международного права 1970 года подчеркивается: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимого государства или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение ». Следует иметь в виду, что право национального самоопределения не исчезает, если нация образовала самостоятельное государство или вошла в федерацию государств.

Субъектом права на самоопределение является не только зависимые, но и суверенные нации и народы.

С достижением национальной самостоятельности право на самоопределение лишь меняет свое содержание, что находит отражение в соответствующей международно-правовой норме. Воплощение принципа равноправия и самоопределения народов в Уставе ООН указывает, что речь идет о межгосударственных отношениях, которые должны осуществляться с учетом того, что все народы равноправны, и каждый из них имеет право распоряжаться своей судьбой. Здесь также подчеркивается значение такого рода отношений для укрепления всеобщего мира. Каждое государство обязано воздерживаться от любых насильственных действий, лишающих народы, о которых идет речь, их права на самоопределение. В своем опоре таким действиям народы вправе просить и получать поддержку в соответствии с Устава ООН.

Принцип самоопределения народов - это право народов, а не обязанность, и осуществление этого права может быть различным. Самоопределение не должно осуществляться с сепаратистских позиций в ущерб территориальной целостности и политическому единству суверенных государств. С другой стороны, если народ создаст орган, который официально представляет и выполняет публично-правовые функции, то всякие насильственные действия, препятствуют извне процессу самоопределения, могут рассматриваться как принципы невмешательства и суверенного равенства государств, нарушаются. Право народов на самоопределение тесным образом связано со свободой политического выбора. Народы, самоопределились, свободно выбирают не только свой внутриполитический статус, но и свою внешнеполитическую ориентацию. Уважение свободы политического выбора становится фундаментом сотрудничества, а не соперничества и противоборства. С этим, в частности, связано право освободившихся государств, на проведение политики неприсоединения, на участие в решении как общемировых, так и региональных проблем.

Международные пакты о правах человека 1966 года подтвердили связь самоопределения с правами человека, закрепив в своих первых статьях положение о том, что «все народы имеют право на самоопределение »(статья 1 Пакта о гражданских и политических правах 1966 года). Что касается этнических, религиозных и языковых меньшинств, то принадлежащим к ним лицам не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, своим языком, а также исповедовать свою религию (в соответствии со статьей 27 Пакта о гражданских и политических правах 1966 года). Эти положения получили развитие в Декларации Генеральной Ассамблеи ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам 1992 года. Государства обязаны охранять «на их соответствующих территориях существование и самобытность »таких меньшинств и поощрять создание условий для развития этой самобытности.

 

 

65. Принцип сотрудничества государств.

В соответствии с принципом сотрудничества государств, государства обязаны, независимо от различий в их политических, экономических и социальных системах, сотрудничать друг с другом в различных областях международных отношений с целью поддержания международного мира и безопасности и содействия международной экономической стабильности и прогрессу, общему благосостоянию народов и международному сотрудничеству, свободному от дискриминации, имеющей в своей основе такие различия.

С этой целью:

а) государства сотрудничают с другими государствами в деле поддержания международного мира и безопасности;

б) государства сотрудничают в установлении всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех и в ликвидации всех форм расовой дискриминации и всех форм религиозной нетерпимости;

в) государства осуществляют свои международные отношения в экономической, социальной, культурной, технической и торговой областях в соответствии с принципами суверенного равенства и невмешательства;

г) государства — члены ООН обязаны в сотрудничестве с ООН принимать совместные и индивидуальные меры, предусмотренные соответствующими положениями Устава.

Государства сотрудничают в экономической, социальной и культурной областях, а также в области науки и техники и содействуют прогрессу в мире в области культуры и образования. Они должны сотрудничать в деле оказания содействия экономическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах.

Таково основное содержание принципа сотрудничества государств. Полезно также напомнить, что в соответствии с п. 4 ст. 1 Устава ООН Организация Объединенных Наций призвана быть центром для согласования действий наций (государств) в достижении провозглашенных в этой статье общих целей Организации. Центром сотрудничества государств в той или иной специальной сфере их взаимоотношений призваны быть универсальные международные организации — специализированные учреждения ООН и Международное агентство по атомной энергии, а также различные региональные и локальные международные организации.

 

 

66. Принцип суверенного равенства государств.

Сущность данного принципа составляет правило о том, что поддержание международного правопорядка возможно и может быть обеспечено лишь при полном уважении юридического равенства участников. Это означает, что каждое государство обязано уважать суверенитет других участников системы, т.е. их право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Суверенное равенство государств составляет основу современных международных отношений, что закреплено в п. 1 ст. 2 Устава ООН, который гласит: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов».

В современном международном праве этот принцип с наибольшей полнотой отражен в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Позднее этот принцип был развит в Декларации принципов Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, Итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1989 г., Парижской хартии для новой Европы 1990 г. и ряде других документов.

Основное социальное назначение принципа суверенного равенства заключается в обеспечении равноправного участия в международных отношениях всех государств, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера. Поскольку государства являются равноправными участниками международного общения, все они обладают принципиально одинаковыми правами и обязанностями.

В соответствии с Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., понятие суверенного равенства включает следующие элементы:

1) государства юридически равны;

2) каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;

3) каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств;

4) территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны;

5) каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы;

6) каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ государства приняли на себя обязательства не только соблюдать принцип суверенного равенства, как он изложен в Уставе ООН и Декларации 1970 г., но и уважать права, присущие суверенитету. Таким образом, в отношениях между собой государства должны уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и административные правила, право определять и осуществлять по своему усмотрению и согласно международному праву отношения с другими государствами, право принадлежать к международным организациям, быть или не быть участниками двусторонних и многосторонних договоров, включая союзные договоры, а также право на нейтралитет.

Суверенитет как основное свойство, присущее государству, не означает полной независимости государств или тем более их изолированности, поскольку они живут и сосуществуют во взаимосвязанном мире, следовательно, говорить об абсолютном, ничем не ограниченном суверенитете нелогично.

 

 

67. Принцип территориальной целостности государств.

Этот принцип появился в теории международного права с закреплением его в Уставе ООН в 1945 г. Значение этого принципа весьма велико с точки зрения стабильности в межгосударственных отношениях и заключается в защите территории государства от любых посягательств.

Устав ООН запретил угрозу силой или ее применение против территориальной целостности (неприкосновенности) и политической независимости любого государства. В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., при раскрытии содержания формулировки п. 4 ст. 2 Устава ООН были отражены многие элементы принципа территориальной целостности (неприкосновенности) следующим образом: каждое государство «должно воздерживаться от любых действий, направленных на нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства или страны». В Уставе ООН также подчеркивалось, что «территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение положений Устава», и что «территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения». В связи с этим, отмечалось далее, не должны признаваться законными какие-либо территориальные приобретения, явившиеся результатом угрозы силой или ее применения. Вышеприведенные положения не должны толковаться как нарушающие положения Устава ООН или любые международные соглашения, заключенные до принятия Устава и имеющие юридическую силу в соответствии с международным правом.

Следующим важнейшим документом в развитии данного принципа явился Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., который содержит наиболее полную формулировку принципа территориальной целостности государств. Звучит она следующим образом: «Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превратить территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной».

Этот принцип отличается от рассмотренных выше принципов запрещения использования силы или угрозы силой, либо превращения территории в объект военной оккупации, либо приобретения с использованием силы или ее угрозы. Согласно Заключительному акту государства обязаны уважать территориальную целостность друг друга и, следовательно, должны «воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН».

 

68. Принцип уважения основных прав и свобод человека.

Появление принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод в качестве одного из основных международно-правовых принципов относится к возникновению ООН и связано непосредственно с принятием Устава ООН, хотя само понятие прав человека известно в теории с конца XVIII века.

В преамбуле Устава члены ООН подтвердили «веру в основные права человека... в равноправие мужчин и женщин...». В статье 1 в качестве цели членов Организации говорится о сотрудничестве между ними «в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Важнейшее значение имеет ст. 55 Устава, согласно которой «Организация Объединенных Наций содействует:

a) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития...

c) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех...».

В статье 56 предусматривается, что «все члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в ст. 55».

Анализ многочисленных международных документов по правам человека, к которым относятся, прежде всего, Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., показывает, что в современном международном праве имеется универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать и соблюдать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Тем не менее непосредственная защита прав и свобод человека является делом сугубо национальной правовой политики. Международные нормы в области прав человека в подавляющем большинстве не могут применяться непосредственно на территории государства, что требует от государства имплементации правовых норм в свою внутреннюю правовую систему. Современное международное право поощряет индивида все более активно участвовать в борьбе за соблюдение международных стандартов в области прав человека. Итоговый документ встречи государств - участников СБСЕ в Вене предписывает государствам «уважать право своих граждан, самостоятельно или совместно с другими вносить активный вклад в развитие и защиту прав человека и основных свобод», предусматривает «право лиц наблюдать за осуществлением и способствовать выполнению положений документов СБСЕ и присоединяться к другим с этой целью», а документ Копенгагенского совещания СБСЕ обязывает государство «обеспечивать, чтобы отдельным лицам было разрешено осуществлять право на ассоциацию, включая право создавать, присоединяться и эффективно участвовать в деятельности неправительственных организаций, которые стремятся поощрять и защищать права человека и основные свободы, включая профсоюзы и группы по наблюдению за соблюдением прав человека».

 

69. Проблемы международной правосубъектности Республики Башкортостан.

 

Российская Федерация - это молодое федеративное государство, где процесс развития федеративных отношений имеет свои особенности и протекает с осложнениями. Важным этапом в строительстве прочного и стабильного федеративного государства в РФ является процесс разделения предметов ведения и полномочий между федеральным Центром и субъектами федерации, однако, и здесь имеются определенные сложности.

Автор полагает, что если в области международных и внешнеэкономических связей субъекты федерации будут обладать реальными правами и обязанностями, то это может послужить основой для политического, экономического и культурного развития Российской Федерации в целом.

На сегодняшний момент субъекты Российской Федерации активно участвуют в международных и внешнеэкономических связях. Однако встает вопрос определения объема и пределов международной правосубъектности субъектов РФ, вопрос международно-правового статуса субъектов РФ.

Обращение к теме международной правосубъектности субъектов РФ объясняется:

• принятием новой Конституции РФ, закрепившее право субъектов федерации на осуществление международных и внешнеэкономических связей с иностранными государствами, субъектами зарубежных федераций, административно-территориальными единицами иностранных государств.

• отсутствием в отечественной конституционной и международно-правовой науке системного исследования данной темы.

• тесной связью постановки вопроса о конституционном регулировании международной деятельности субъектов РФ с определением юридического статуса субъектов федерации, с формулированием понятия субъекта международного права и с международной правосубъектностью субъектов РФ;

• возможностью посредством юридического обоснования международного статуса субъектов федерации способствовать решению ряда проблем конституционно-правового и политического характера, в том числе преодоления негативных тенденций в развитии федеративных отношений в РФ.

Указывается, что субъекты Российской Федерации активно участвуют в международных и внешнеэкономических связях и что формами международной правосубъектности субъектов РФ являются: заключение международных соглашений с иностранными государствами, субъектами зарубежных федераций, административно-территориальными единицами иностранных государств; открытие представительств за рубежом; участие в работе международных организации.

В целях получения более полной объективной картины предмета исследования выводы диссертационной работы могут быть представлены в следующем виде:

• Особенности организации федеративных отношений в конкретных государствах, отдельных элементов и типов связей в системе разделения государственной власти по вертикали говорят о многообразии современных моделей федерализма.

• Разграничение предметов ведения и полномочий между разноуровненны-ми органами государственной власти оказывает -непосредственное влияние на устойчивость федеративных систем и может служить процессу общественного развития.

• Разграничение предметов ведения и полномочий является основой к эффективному управлению государством. Федерация и ее субъекты взаимодействуют и образуют сложную систему прав и обязательств для полноценного функционирования государства.

• В условиях традиционной модели федерализма, относящей многие сферы общественных отношений к предметам совместного ведения, может успешно осуществляться при помощи договорного разграничения государственно-властных полномочий между федерацией и ее субъектами.

• Международная правосубъектность - это определение способности совершать самостоятельные международно-правовые действия. Она является социально-политическим и международно-правовым качеством.

• Частичная международная правосубъектность субъектов федерации является важной формой развития международных и внешнеэкономических связей субъектов федерации, эффективным средством включения субъектов федерации в область международных отношений, развития экономических, культурных и социальных связей с иностранными государствами, субъектами зарубежных федераций.

Представляется, что исходными посылками для закрепления международного статуса субъектов федерации являются отсутствие у субъектов федерации государственности и признание за ними качества производного субъекта международного права и соответственно ограниченной, частичной правосубъектности.

Основной проблемой в данном контексте является отнесение к ведению субъекта Федерации вопросов регулирования внешней политики и международных отношений. Право самостоятельно выступать участником международных отношений, заключать международные договоры предоставили сами себе Дагестан, Башкортостан, Бурятия, Татарстан, Тыва, Ингушетия, Республика Коми, Мордовия. Более того, конституции этих республик (п. 3 ст. 89 Конституции Республики Татарстан, ст. 69 Конституции Республики Саха (Якутия), п. «з» ст. 88 Конституции Республики Башкортостан, п. 2 ст. 62 Конституции Чеченской Республики, п. 1 ст. 93 Конституции Республики Ингушетия), раскрывая полномочия высших органов власти республик, отмечают право республик определять и осуществлять ее внутреннюю и внешнюю политику. Так, согласно Конституции Башкортостана внутреннюю и внешнюю политику Республики Башкортостан определяет.

Конституция Российской Федерации относит внешнюю политику и международные отношения к предметам ведения Российской Федерации и лишь вопросы координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ отнесены к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Никаких иных уточнений нет. Признания возможности субъектов РФ заключать соглашения в форме международных договоров нет также и в законе о международных договорах: заключение международных договоров относится к ведению Российской Федерации при согласовании его с органами того субъекта Федерации, интересы которого затрагиваются данным договором.

Можно утверждать, что законодательство Российской Федерации в целом исходит из возможности участия субъектов Российской Федерации в международных и внешнеэкономических связях, при этом они не обладают всеми необходимыми элементами международной правосубъектности и не могут заключать международные межгосударственные договоры. Закрепленные права на заключение международных договоров, предоставленные Республике Татарстан и Республике Башкортостан, должны быть аннулированы как противоречащие федеральному законодательству. Соглашения между субъектами различных федераций, между субъектами федераций и иностранными государствами, соглашения внешнеэкономического характера не относятся международным правом к международным договорам. Субъекты Российской Федерации не обладают международной договорной правоспособностью.

Итак, Российская Федерация в лице своих федеральных органов государственной власти обладает монополией на осуществление международных договорных отношений. Субъекты Российской Федерации могут осуществлять международные и внешнеэкономические связи.

 

 

70. Проблемы международной правосубъектности сложных государств.

В юридической литературе значительное внимание уделяется проблеме международной правосубъектности применительно к сложным государствам. По сути дела в наши дни этот вопрос касается только федерации и рассматривается в плане наличия или отсутствия суверенитета и международной правосубъектности ее членов. Что касается конфедерации, то она сложным государством вовсе и не является, это всего лишь союз двух или более суверенных государств.

Совсем по-иному обстоит дело в союзном государстве (федерации). В классической федерации международной правосубъектностью в полном объеме (наряду с другими суверенными государствами) обладает лишь федерация как таковая в лице ее центральных (федеральных) органов. Международная правосубъектность составных частей федерации (кантонов, земель, штатов и т.п.) либо категорически отрицается, либо ее проявление допускается с согласия федеральных властей в ограниченном объеме.

Известно, что классическая федерация не признает суверенного характера своих составных частей. Отрицается и международная правосубъектность государств - членов федерации. Отдельные внешнеполитические акции канадских провинций, швейцарских кантонов, австралийских штатов не меняют обшей картины.

Специалисты в области международного публичного права в различных странах, как правило, трактуют внешнеполитические полномочия государств - членов федераций в качестве полномочий, делегированных федеральным центром. Не следует забывать, что членство в ООН, предопределившее широкое признание международной правосубъектности Белорусской ССР, досталось республике в порядке исключения и в силу почти случайного стечения особо благоприятных обстоятельств. Если Республика Беларусь вновь окажется в составе какой- либо федерации, то ее международная правосубъектность станет постепенно «угасать». При любой реорганизации ООН и Других межправительственных организаций вопрос о сохранении членства Республики Беларусь будет обсуждаться с особым пристрастием. Крайне затруднено будет для республики и заключение новых международных договоров.

Подобная неблагоприятная ситуация может возникнуть и в том случае, если Республика Беларусь не будет инкорпорирована в состав Российской Федерации, а станет членом объединенной белорусско-российской федерации, т.е. «внешним» по отношению к России субъектом федерации. Перспективы сохранения для Республики Беларусь ее международной правосубъектности и в этом случае будут не вполне благоприятными. Можно с достаточно высокой степенью вероятности предположить, что в таком случае российский федеральный центр будет оказываться давление со стороны «внутренних» субъектов, желающих повысить свой статус посредством приближения его к статусу «внешнего» субъекта. В свою очередь российский федеральный центр в целях устранения внутренней напряженности будет, скорее всего, стремиться к преобразованию этого «внешнего» субъекта в субъект «внутренний».

Особо следует остановиться на перспективах создания белорусско-российской конфедерации. В каком-то смысле учреждение такого образования представляет собой наилучший вариант. Международная правосубъектность государств -- членов конфедерации никакого сомнения не вызывает, возможность выхода из конфедеративного союза сохраняется. Разумеется, хорошо структурированная конфедерация могла бы быть выгодна для Республики Беларусь в силу причин, главным образом, экономического порядка. Но для Российской Федерации она далеко не столь желательна, как по политическим, так и по экономическим соображениям.

Конфедеративные отношения характеризуются принятием решений во всех общих для государств-членов органах лишь на основе консенсуса, по правилу «одно государство -- один голос». Для страны, многократно превышающей своего «младшего партнера» и по численности населения, и по размерам территории, и по валовому национальному продукту, и по сырьевой базе, и по мощи вооруженных сил и т.п., такая ситуация не может быть выгодной. Вполне возможно, что российская сторона будет стремиться с помощью самых различных методов обеспечить скорейшее превращение отношений между Беларусью и Россией из конфедеративных в федеративные. Не исключено, что подобного рода стремления будут реализовываться скрытно, явочным порядком, посредством саморазвития институтов конфедеративного союза, посредством использования так называемой «подразумеваемой компетенции» органов конфедерации.

 

71. Правовой статус наемника в международном праве вооруженного конфликта.

 

Наёмник («солдат удачи»[1]) — лицо, вступающее в вооружённый конфликт не из идеологических, национальных,политических соображений (и не принадлежит к так или иначе заинтересованной в исходе конфликта идеологической группе) и не в соответствии с воинской обязанностью, а ради выгоды.

Определение наёмника сформулировано в ст. 47 Первого дополнительного протокола к Женевским конвенциям, подписанного в 1977 г. Наёмником считается лицо, которое: специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооружённом конфликте; фактически принимает непосредственное участие в военных действиях; принимает участие в военных действиях, руководствуясь, главным образом, желанием получить личную выгоду, и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функций, входящим в личный состав вооружённых сил данной стороны; не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте; не входит в личный состав вооружённых сил стороны, находящейся в конфликте; не послано государством, которое не является стороной находящейся в конфликте, для выполнения обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооружённых сил. Исходя из этого определения, ни солдаты Иностранного легиона французской армии, ни военнослужащие частейнепальских гуркхов британских вооружённых сил не являются наёмниками, так как хотя эти части и сформированы из иностранцев, но их вознаграждение соответствует вознаграждению обычных военнослужащих. Получение Французского гражданства является «вознаграждением», превышающим вознаграждение обычных военнослужащих.

Международное гуманитарное право (или право вооружённых конфликтов[3]) наёмничество прямо не запрещает, а говорит лишь о том, что наёмники не являются комбатантами и не имеют права на статус военнопленного. Это означает, что наёмник рискует быть привлечённым к уголовной ответственности за участие в вооружённом конфликте, если попадает в плен. Действие международных договоров распространяется на те державы, которые эти договоры подписали, за исключением случаев, когда положения того или иного договора признаются нормами обычного права. К Дополнительному протоколу I от 1977 г., в отличие от Женевских конвенций, присоединились далеко не все страны, в частности, его не ратифицировали США. Недавнее исследование по обычному праву вооруженных конфликтов[4], тем не менее, считает статью 47 установившимся правовым обычаем, то есть нормой, ставшей обязательной для исполнения всеми государствами.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.