Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Божественные Лютеране





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Мы — снова на бывших финских землях, оккупированных русскими во время Второй Мировой войны. Советским войскам — ценой колоссальных потерь — удалось вытеснить отсюда всех воплощённых финских жителей. Но невоплощённые финские Божественные Учителя, работавшие здесь, ос­тались. И продолжают Своё Дело среди людей.

Нет, Они не мстят русским. Совершенные не обладают мстительнос­тью. И, более того, Бог не делит людей по национальному признаку. Он — «интер­национален» и «интерконфессионален», в отличие от малоразвитых людей… Но… Он формирует судьбы — в зависимости от совершённых воплощённы­­ми людьми поступков… Те, кто совершали тяжкие преступления здесь и вез­де, не могут рассчитывать на благоприятную судьбу. Если только искренне не раскаются…

… Елово-сосново-берёзовый лес с горками, оврагами и ручьями… С нами — два Божественных Учителя. Оба — в Их прошлом — скандинавские лютеранские пасторы. Мы знакомы с Ними уже года…

Как звучали Их земные имена? Одного из них — Пастор Лари — по последнему шведскому воплощению. Другой Себя нам по имени не называл: говорил, что Его финское имя будет трудно для нашего восприятия. Поэто­му Он предложил звать Его Фреди — как именовали Его при земной жизни Его американские друзья.

Они изъявляют желание говорить с нами — вначале не каждый по-от­дельности, а вместе: ведь судьбы были очень схожи.

Спрашиваем:

— Расскажите, пожалуйста: как Вам удалось постичь Творца и обрести полноту Совершенства?

— Мы Все воплощались в этих краях не один раз. Здесь для достижения Совершенства была исключительно благоприятная среда! И не только в смысле природной энергетики и ландшафтов…

Очень важно, что лютеранский священник-пастор не отделялся от народа. Пастор и его паства жили, как одна семья. Общие текущие хозяйствен­ные дела вся община решала совместными усилиями. И всегда во всех этих делах главной фигурой был пастор. Это и людей облагораживало, и сам пас­тор получал бесценный каждодневный опыт по изучению психологии людей, продвигающихся к единой духовной Цели. Это был именно его личный опыт познания человеческих душ: как кому давать духовные знания, кто что способен и не способен понимать.

Кроме того, Скандинавия — земля озёр! Один берег, другой берег, вода, лодки… Такова была там жизнь! Замшелые леса с ягодами и грибами, зайцы и белки… Размеренная жизнь и натуральное хозяйство. Вам бы так!

В чём было преимущество наших пасторов перед российскими православ­­ными? В том числе, в полном отсутствии пьянства и в естественной об­щин­ной жизни среди лесов и озёр…

Вот, к примеру, лодочники за работой — без забот и тревог, пьянства и ругани, на фоне лишь положительных эмоций — так протекала вся жизнь в приволье — и это очень важно! И проповедь — пронизывала всю жизнь! Повторяем: пасторы были не от­делены от народа, а всё время были в общей компании. Чем отличался пастор от всех остальных? Почему пастором становился именно этот человек? — Потому, что именно его избрала и посла­ла учиться община. Это был заведомо признанный общиной человек, которого уважали ещё до того, как он получил звание пастора.

При всём этом — минимум обрядов. Хотя для медитативной настройки на Отца и Сына Его Иисуса Христа — именно ради этого — были торжествен­ные богослужения. И каждое такое богослужение было праздником!

— А как Вы питались? Озёра, лодки, которые Вы строили… Не значит ли это, что и Вы были рыбаками? И нам неизвестно, чтоб современное лютеранство проповедовало отказ от питания рыбой и мясом…

— Ни один из Нас, разумеется, «убойной» пищей не питался!

Идеи этически выдержанного питания — в прежние века это обычно име­новалось пуританством — ведь возникли не сейчас. Они существовали всег­да, в том числе, задолго до воплощения Иисуса Христа.

Но, вместе с тем, никто из Нас никогда никого к этому не принуждал: каж­дый член общины сам выбирал, как ему питаться. И питание рыбой Мы не вменяли людям в качестве греха.

Мы объясняли другим, что пастор должен питаться чисто — иначе не услышать голос Бога. Кто-то понимал, что это касается только нас, пасторов, — и уважал. А кто-то — следовал примеру.

— А какие виды духовных тренировок Вы применяли? Ведь без специ­альных многоступенчатых медитативных практик невозможно познать Твор­ца и стать Им. Были ли у Вас воплощённые Божественные Учителя? Или же каждый из Вас ориентировался Сам индивидуально на помощь и духовное водительство только Бога?

— Ты ведь это знаешь: Нас всех вёл Óдин. Как и вас сейчас.[267]

— А всё-таки: преемственность через воплощённых Божественных Учи­­те­­лей была?

— Не у каждого. Но Óдин — исчерпывающе помогал всем.

А насчёт техник медитаций — так ведь на этой Святой горке, где вы рас­положились сейчас, всю высшую буддхи-йогу очень просто пройти…

— Как Вы оцените лютеранскую церковь, которая сейчас существует в Финляндии?

— Идеи христианства легли в основу экзотерики лютеранской церкви. И она в прошлом прекрасно сочеталась с той эзотерикой, которая задолго до прихода христианства существовала на финской зе­м­ле.

«Крестовые походы» были, конечно, разрушительны. Но, в отличие от Рос­сии, где всё доброе, что прежде существовало, было истреблено инкви­зи­цией полностью, в Финляндии кое-что уцелело.

Лютеранство — это одно из самых здоровых, «демократических», тече­ний в христианстве. Оно не выделяет священство в высшую господствующую касту. Лютером был выдвинут тезис об оправда­нии одной верой, т.е. было отвергнуто то, что церковь является необходимым посредником между Богом и чело­веком.

И вот такое здоровое христианство очень гармонично соединилось с теми эзотерическими знаниями, которые существовали издревле на финской зем­ле.

— А в современной Финляндии существует память о тех знаниях?

— Полноценна та церковь, которая располагает не только экзотеричес­кими внешними формами, но и истинными эзотерическими знаниями.

Однако, вы сами понима­ете, как сложно найти человека, который спо­со­бен вместить и то, и другое… Разумеется, цепочка передачи знаний, нет-нет, да и рвётся...

Мы были Теми, Кто владели эзотерическими знаниями.

Официальное лютеранство, которое существует в Скандинавии сейчас, — в целом, доброе, но памяти об эзотерике в нём почти не осталось…

… Дальше разговор продолжает Фреди.

Фреди:

— Скандинавия — озёра, скалы, фиорды, огромные ели… — утончённая красота природы севера! Здесь жили молчаливые, сильные, крепкие люди.

Здесь нельзя вести беспечную, ленивую, праздную жизнь. Такая жизнь считалась позорной, и человек, пытавшийся так жить, встречался крайне ред­ко. Да и то, как правило, ощутив изолированность от остальных, он быст­ро испра­в­лялся.

— Как Ты познал слияние с Отцом, будучи лютеранским пастором?

— В служении Богу — Я достигал Божественно­сти.

И у Меня был мудрый наставник.

— Он учил Тебя медитациям?

— Нет, он учил Меня главному — жить по законам Бога.

Истинный пастор живёт в заботе о своей пастве. И он не только разъяс­няет законы Божии людям, но и сам живёт по ним — по законам любви и доб­ра, — собственным примером уча людей.

Он помогает душам соединяться с Богом. И никогда не встаёт между Бо­­гом и человеком.

… Ещё Мне хотелось бы сказать о такой каждодневности жизни с Богом, которая не становится обыденностью, не превращается в рутину исполня­е­мых «правил» и обрядов.

Да, велика мощь эмоционального прикосновения к Божественному Со­знанию! Но Я хотел бы говорить не об этих моментах духовных экстазов, а о той жизни людей, в которой нужно ремонтировать прохудившуюся крышу и чинить лодки, выращивать и собирать урожай в наши короткие северные ле­та, заготавливать дрова на зиму…

Именно пастор брал на себя заботу о том, что­бы — за каждодневным трудом — люди сохраняли и взращивали в себе любовь к Богу! И чтобы го­ре­ла она, подобно пламени свечи, в каждом сердце! Пастор зажигал такие све­чи в душах и следил, чтобы они не гасли.

Его проповедь была конкретной. Он избирал для бесед те темы, кото­рые были актуальны именно сейчас.

Жизни всех, их чаяния и помыслы, были у него, как на ладони. И пастор старался, чтобы каждый — с его, пастора, помощью — учился ощущать себя всегда на Ладони у Бога. И чтобы знали люди, что известны Господу все их мысли, надежды и поступки!

Пастор учил жить в открытости, обнажённости души пред Богом — не «строгим судьёй», который после смерти обязательно накажет, а добрым Ве­ликим Отцом, Который — всегда рядом, всегда готов помогать в жизни, а так­же не оставит и по смерти.

Именно лютеранская церковь, устранив священника как «посредника» меж­ду человеком и Богом, сделала Бога реальным и близким для каждого че­ловека! Пастор был лишь помощником и духовным наставником, но не посре­дником.

Пастор также соединял собою отдельные семьи — в общую семью лю­дей, живущих с Богом.

… Богослужения в общинах были праздниками, собиравшими всех вме­с­те и позволявшими ощутить общность, единство всех пред Небесным Отцом.

А пастор каждый раз во время богослужений старался наполняться Святым Духом — чтобы быть как можно более полноценным проводником Ис­тины Бога. Так, постепенно, всё прочнее становилось это Слияние…

… Ещё в познании Отца Мне очень помогала естественная жизнь в тру­де и в единении с природой.

Вы сами знаете, сколь красива и нежна северная природа! Она не обладает пышностью и яркими красками юга, но зато позволяет ощущать тонкость и чистоту, наполняться тишиной и прозрачностью!

В такой-то вот прозрачной тишине ощущать и познавать Бога, на Мой взгляд, лучше всего!

Я рос среди елей, сосен и берёз — как и вы. И очень любил природу в тех краях, где Мне выпало во­плотиться.

Но Я искал также и высшее предназначение, высший смысл существования всего. Меня тяготило отсутствие полного знания о Высшем…

И хотя Новый Завет открыл для Меня многое, но он не принёс полного удовлетворения, не дав исчерпывающей информации о самом главном: о смы­с­­ле наших земных жизней и о том, где и как искать Творца.

В ту пору Я принял сан пастора — в основном, из-за желания помогать другим: в том числе, поддерживать их в жизни, внушая им веру в себя, в свои силы, советуя им быть сильными, не отступать перед трудностями.

… Я рос, постепенно врастая в чистоту и покой — разливаясь сознани­ем и сонастраиваясь с чистотой и покоем леса и озёр... И через какое-то вре­мя это ясное, широкое состояние стало для Меня привычным, естественным.

Устремлённость к Богу помогла Мне продвинуться и дальше. Я стремил­ся к Нему — и часто ощущал прикосновение чего-то, несущего удивитель­ную нежность… Так стало для Меня возможным осознанное соприкосновение ду­ши с Ним…

Раньше Я искренне верил в Его Бытие. Но теперь понял, что могу и реально ощущать Его присутствие в Своей жизни. Это подарило Мне огромную радость, придало новые силы, чтобы двигаться дальше!

Я стал стремиться к постоянному контакту с Ним в глубине Своего «раз­ливаемого» по ландшафтам духовного сердца.

Через годы таких тренировок Я научился жить в постоянном Слиянии с Ним.

Затем — из состояния Единения с Ним — Я стал смотреть Его глазами на людей, на жизненные ситуации, в которых оказывался Сам.

За долгие годы Я настолько привык быть в со­с­тоянии Соединённости с Ним, что уже не мыслил Себя отдельным от Него.

И когда жизнь Моего физического тела завершилась — Я… просто полностью влился в Него навсегда.

— Что Ты считаешь главным для тех, кто идут к Тебе?

— «я» не может быть Мной! Оно должно исчезнуть, раствориться.

Надо стереть границу между собой, как отдельным «я», — и Мной.

Пастор Лари:

— Я воплощался в Скандинавии несколько раз. Люблю северные края! Прозрачность, чистота, строгость природы севера создают особую непов­то­римую гармонию красоты!

Я шёл к Богу постепенно: шаг за шагом, воплощение за воплощением — развивая Себя как сознание, превращая Себя в Любовь. Условия севера учат людей быть сильными, стойкими, мужественными, учат помогать друг дру­гу.

В последнем воплощении Я был лютеранским пастором в небольшом селении в северо-восточной части Швеции. Оно состояло из нескольких до­мов, расположенных в долине реки. А вокруг был густой лес, состоящий в ос­новном из высоких елей, увешенных гирляндами шишек. Белки, зайцы, медве­ди, лисы населяли его во множестве.

Размеренная жизнь среди естественной природы помогала постигать покой, приучала к молчанию ума, к погружению во внутреннюю тишину.

В той небольшой деревушке Я был не только духовным наставником, но и единственным образо­ванным человеком. Я очень любил этих открытых, честных людей — и взял на Себя всю заботу о них. Я был и учителем, и вра­чом: обучал детей грамоте, исцелял от болезней, зная множество целебных трав, принимал роды. Люди обращались ко Мне за советами и поддерж­кой, они доверяли Мне...

Это было состояние души, дарящей себя другим и не желающей ничего для себя. Я дарил Себя, Свою любовь — этим людям и учил их обращаться к Богу в каждую минуту повседневной жизни.

И при этом Я оставался Сам один-на-один с Бо­гом: Мне ведь было не на кого «опереться», кроме Не­го.

— Расскажи, пожалуйста, о Твоём медитативном опыте…

— Óдин учил Меня медитировать, сливаясь сознанием с окружающей природой и растворяясь в ней. И — через это — Я постепенно погружался в глубины многомерной вселенной. Там, в Первозданной Глубине, Я и познал Отца: Чистейший и Нежнейший Живой Бесконечный Свет Изначально­го Со­знания!

А затем, по мере «взросления» в Его Обители, Я учился быть этим Све­том и исходить, будучи Им, — к людям.

Так и происходило Срастание с Отцом — до тех пор, пока Я, как отдель­ность, не перестал существовать…

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.