Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Правовые формы реального кредита в средневековой Германии. Общие замечания





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Учение германистов об этих формах пережило длинную историю, лишь до известной степени завершившуюся к нашему времени. До начала 19 ст. романизованная теория путалась в объяснении природы средневековых форм реального кредита, так как последние слишком резко отличались от римских организаций Юстиниановых компиляций. Aeltere Satzung, эту господствующую форму реального кредита средних вв., юристы склонны были конструировать как продажу с правом выкупа. И подтверждение этого взгляда нетрудно было найти в оборотах источников. Neuere Satzung выдавали за реципированную из римского права ипотеку. Albrecht*(54) в начале 19 ст. пытался доказать, что германское право знало кроме Eigentbumsgewere nuere Pfandgewere и что в Германии уже в средние вв. было две формы настоящего залога: aeltere Sateung, где залог переходит в пользование кредитора и где кредитор не имеет права отчуждения залога, и neuere Satzung, где заложенная недвижимость остается у должника и где кредитор имеет право отчуждения залога. Albrecht придал такое название обеим формам реального кредита в уверенности, что между ними существует историческая и генетическая преемственность, и что neuere Satzung не только явилась позднее, по и выродилась из aeltere Satzung и отличается от последней только тем, что пользование недвижимостью принадлежит при ней залогодателю. Со временем, однако, набирался материал, на основании которого были подвергнуты сомнению как историческая преемственность обеих Satzungen, так и внутреннее сродство их. И вот Meibom*(55) предпринимает новую переработку учения о формах реального кредита в ср. вв. В результате своих исследований, Meibom приходит к убеждению, что aeltere Satzung и neuere Satzung суть организации, по существу различные. Первая является меновой сделкой, Tauscbgesehaft, обменом капитала за пользование недвижимостью; отсюда Meibom признает существенное сходство Satzung с Verkauf auf Wiederkauf и не только экономическое, но и правовое; различие отношений состоит лишь в том, что при Satzung обмен не затрагивает субстанции недвижимости. Отсюда же Moibom признает и долю истины в учении старых германистов (до Альбрехта)*(56). Напротив, neuere Satzimg есть чисто кредитная сделка, Satzung um Schuld и представляет договором установленное перцинированное состояние экзекуции недвижимости в пользу кредитора. Первая Satzung есть вещное право, дает кредитору Gewere, возникает путем Auflassung, прекращается выкупом или поступлением недвижимости в собственность кредитора; вторая не дает ни вещного права, ни Gewere, базирует (на судебном) запрещении собственнику отчуждать недвижимость, возникает без Аutlassung, путем частного или судебного акта и выполняется в экзекуции на недвижимость. Meibom внес много нового в уяснение вопроса, но он все же не разрешил последнего окончательно, например, не выяснил истинного соотношения Satzung к Kauf auf Wiederkauf, как равно и того, почему обмен капитала на пользование недвижимостью завершается при aeltore Satzung в известных случаях приобретением самой субстанции вещи кредитором. Причиной этому служило отчасти то, что Мейбом без критики усвоил деление Sateung на aeltere и neuero, провозглашенное Альбрехтом. А между тем самое это деление оказывалось не точным, и ключ к уразумению вопроса находился в предварительном установлении понятия Satxung*(57). И вот Franken*(58) говорит последнее слово по рассматриваемому вопросу. Путем остроумнейшего анализа французских, немецких и английских средневековых источников права талантливейший ученый пытается установить природу Satzung и этим путем дойти до уяснения истинного смысла организаций aeltere и neuere Satzung. Хотя автору и не удалось докончить своего труда, так что мы имеем от него только общее учение о Satzung, исследование aeltere Satzung и общие замечания о neuere Satzimg, но и результаты этой работы получились самые блестящие. Франкен остроумно доказал, что не только термины aeltere и neuere Satzimg не верные, так как neuere Satzung вовсе не есть Satzung, но что и классификация форм реального кредита на aeltere и neuero Satzimg не верная, но только потому, что в основе ее не лежит точного признака деления, но и потому, что aelture Satzung, как ее принято понимать, не есть простое понятие, а есть сложное явление, - именно комбинация чистой Satzung с другим правоотношением, о котором скажем ниже. Положительные выводы, к которым приходит Франкен, можно формулировать так.

Средневековое германское право имело два источника правообразования: Volksrecht и Amtsrecht; первый источник - древнейший, второй - более поздний. Правообразование Volksrecht, в свою очередь, пережило две стадии развития, древнейшую и позднейшую. Древнейшая стадия правообразования Volksrecht отражает такую экономическую эпоху, когда право собственности на субстанцию недвижимости еще не выработалось и все отношение по недвижимости сводилось к праву пользования. Пользование было объектом всех отношений по недвижимости. Эта-то эпоха и была не только колыбелью, но и ареной господства Satzung в ее чистом и точном значении. В этом значении Satzung есть широкое понятие, означающее неизменно обмен пользования недвижимости на капитал. Таким образом, Satzung была не species, a typus, под который в каждом случае вкладывалось, по воле сторон, специальное содержание. В одном случае Satzung играла роль купли, в другом - clatio in solutum, в третьем - залога. Однако, во всех этих специальных применениях типической Satzung правовое строение последней оставалось неизменным; варьировалось только намерение сторон (intentio) да разве соотношение обмениваемых капитала и пользования; так, при купле покупатель выступал с предложением, при datio in solutum - собственник предлагал Satzung в уплату своего долга. Что же касается интересующего нас всего более случая, когда Satzmig являлась правовой формой реального кредита, или, говоря более обычным в литературе языком, кoгда Satzimg являлась Pfaadsatzung, - то вся особенность этого случая применения Satzung выражалась только в том, что предоставление капитала имело значение аванса за пользование и что стороны имели в виду: одна - кредитовать, а другая - за этот кредит предоставить пользование недвижимостью. В подробностях различались три случая: 1) пользование идет в %, 2) пользование идет на погашение кредитованной суммы, 3) пользование идет частью в %, частью на погашение кредитованной суммы. Хотя эти случаи носили разное наименование, но правоотношение везде было одинаковое. Только прекращение Satzung следовало различными способами: в первом случае имел место выкуп (Einlosung), во втором я третьем - возвращение права пользования к должнику, с покрытием из доходов от вещи кредитованной суммы (Kukkfall). Ho никогда Satzung, при которой право на субстанцию недвижимости вовсе не затрагивалось, не влекла перехода собственности на субстанцию к кредитору. Отсюда, как бы долго Pfandsatzung ии существовала, при ней всегда пользование было только временным. Отчуждатель пользования всегда имел тут право востребования, наличность которого и указывала на срочность правоотношения. Пользователь, конечно, имел Gewere на пользуемую недвижимость, ибо Gewere имела место везде, где было на лицо живое отношение к недвижимости, а особенно право извлечения из недвижимости плодов. Gewere была защищенной правом видимостью отношения к вещи. Из всего сказанного с очевидностью следует, что при Satzung, служившей роли залога, или не имело места никакое долговое отношение, как не имеет места никакое долговое отношение при найме недвижимости, когда наниматель наперед уплачивает сумму наемной платы. Satzung есть самодовлеющая, единая, двусторонняя сделка, при которой за наперед выдаваемый капитал предоставляется временное пользование недвижимостью. Выражаясь не совсем точно юридически, Ptandsatzung есть купля пользования или купля натуральной ренты.

Позднее, когда выработалось понятие права собственности на субстанцию недвижимости, Sataung все еще продолжала существовать, так как собственность на субстанцию все еще была опутана массой социальных связей, не допускавших свободы оборота, ее, как ленное отношение, право родственников и т. д. Да и капиталов было еще мало для того, чтобы субстанция недвижимости могла быть часто отчуждаемой. Но все же, рядом с Satzung, оперировавшей с пользованием недвижимости, на той же почве Volksrccht выдвигается в эту вторую эпоху и Propriotat, оперировавший с субстанцией недвижимости. Рядом с Nutungsrccht dorninium utilc обогащается новым правомочием Verausserungsrecht. Но и распоряжение субстанцией недвижимости в то время имело вид типа и не получило еще для разных самостоятельных правовых случаев распоряжения особых и специальных технических юридических признаков. Поэтому, когда хотели привлечь самую субстанцию недвижимости к служению ее цели залога, тогда совершали такое же отчуждение недвижимости, какое совершали в случае купли, datia in solutum и т. д. и лишь обставляли это отчуждение соответствующим условием: "si non solvero, res tua erit" и совершали условную инвеституру. Приобретатель и тут имел Gewerе. Сделка и тут была наличной, "Baargeschaft", "Zug um Zug" и самостоятельной, рядом с которой не существовало, да и не было места никакому долговому отношению, как ему нет места при отчуждении на наличные деньги. Но это была уже организация реального кредита, базировавшая не на пользовании, а на субстанции недвижимости. В противоположность Ptandsatzung, или просто Satzung, это был Proprietutspfand в его старинном подвиде - Yorfallptund, т. е. условное отчуждение, завершавшееся, в случае неуплаты в срок капитала, переходом недвижимости в окончательную собственность условного приобретателя, или кредитора. До наступления же условия собственником был отчуждатель, а, приобретатель имел лишь jus ad rem, лишь простую Ariwartschalt, подобно Eventualbelehnung. Вот почему в чистом виде, отрешенном от Satzung, эта форма реального кредита могла получиться только там, где, с одной стороны, акт передачи собственности на недвижимость из конкретного стал абстрактным, так что отчуждение собственности было возможно без передачи самой недвижимости, но где, с другой стороны, jus ad rem стало способным к Gеwеrе, так что приобретатель, не имея непосредственного отношения к недвижимости, имел абсолютное, защищенное против 3-х лиц право на недвижимость и не боялся отчуждения недвижимости со стороны отчуждателя в 3-и руки. Таков и есть английский Mortgage. Ha материке Европы чистый вид Proprietatspfand встречается изредка в обычаях стран nantissement во Франции, тоже конструируемый как условное отчуждение.

В Германии же намек на него мы встречаем в конструкции Kauf auf Wiederkauf, которая, с меньшим приближением к истине, чем английские и французские источники, хочет выразить в тех же римских правовых понятиях тоже правовое явление, им. условное отчуждение как форму реального кредита. Но на материке встречается часто комбинация Рroprietatspfand, в указанной выше форме условного отчуждения, с Pfandsatzung, причем, такая комбинация, где Satzung прекращается с наступлением условия, влекущего превращение условного отчуждения в окончательное отчуждение. Эта комбинация двух разнородных отношений являлась не только на материке, но и в Англии, до образования там Mortgage чистого вида, - истинной необходимостью. Необходимой была комбинация разнородных отношений потому, что Gewere была тогда необходимым предположением правовой защиты отношения к недвижимости против 3-х лиц, а Gewere имела тогда своим предположением фактическое пользование недвижимостью; отсюда, отчуждение субстанции недвижимости, когда оно совершалось еще не абстрактно, а конкретно, являлось в то же время отчуждением пользования; с того же времени, когда отчуждение стало абстрактным актом, получилась в принципе возможность отделять условное отчуждение субстанции от отчуждения пользования, но получавшееся условным приобретателем jus ad rem, без одновременного получения пользования, не давало Gewere и не защищалось против 3-х лиц, так что и тут, ради защиты против 3-х лиц, условный приобретатель нуждался в одновременном приобретении пользования, которое только и сопровождалось Gewere. Лишь с тех пор, как абстрактное отношение jus ad rem само по себе сопровождалось Gewere, стал возможен разрыв комбинации и возникновение чистого вида Proprietatspfand. На материке, повторяем, последний редко и встречается. Из сказанного ясно, что первый шаг к Verfallpfand в области действия Volksrecht должен был быть совершен через Nutzungspfand. Отсюда и оправдывается в известной мере мнение, что Eigenthumsverpfandung развилась из nutzbare Satzung. Английский Mortgage co временем превратился путем практики судов справедливости из Verfallpfand в Verkaufspfand и стал настоящей, хотя и своеобразной, ипотекой, действующей и до сих пор в Англии*(59).

Во Франции Proprietatspfancl издавна уступал чистой Satzung и рано встретил сильного конкурента себе в Obligation (nenere Satzung). В Германии же, по-видимому, дольше и распространеннее действовала комбинация, которая часто и принимается в современной немецкой литературе также за aeltere Satzung, как и чистая Satzung. Ho и в Германии, со временем, рядом co старыми формами выдвинулась новая, получившая неверное название neuere Satzung (Obligation), к которой нам и предстоит теперь перейти.

Выше мы уже сказали, что со временем наряду с Yolksrecht выступил новый источник правообразования, Amtsrecht. В эпоху господства Amtsrecht недвижимость уже была менее связана социальными узами, капиталов было больше и движение собственности на недвижимости живее. К этому времени земля стала доступной процессуальному нападению по поводу иначе не полученного удовлетворения по требованиям - и экзекуция на недвижимость развивалась. На почве этого-то Amtsrecht и возникла совершенно новая и по существу отличная от выше очерченных кредитная или залоговая организация, не точно названная в Германии neuere Satzung, a во Франции - Obligation. Она имела общего с прежним Proprietutspfand то, что она также базировала на субстанции недвижимости и также, как тот под конец своего развития, она с самого начала являлась Verausserungspfand, т. е. завершалась отчуждением. Но она была по существу отличной от старых организаций. Именно, новая организация покоилась на Ваnn, в то время, как старая - на формальном акте инвеституры (Autiassung); новая с самого начала не нуждалась в Gewere и не давала Guwere, при ней все сводилось не к правоотношению к вещи, а к ограничению воли собственника обремененной недвижимости. Запрещение отчуждения - вот юридическая сигнатура повой формы залога. Но это была связанность лица, а не связанность вещи. Никакого господства непосредственного ни фактического, ни юридического над вещью у кредитора не было. Идея вещной связанности вещи без всякого внешнего, видимого воплощения не была известна германскому правовоззрению. Gerichtsbann, - этот корень экзекуции недвижимости, есть вместе с тем и корень новой организации залога. Экзекуция и neucre Satzung шли в правообразование общим путем. Но право отчуждения не есть существенный признак новой организации, ибо оно принадлежало тогда всякому кредитору ipso jure Сущность ее выступает в мерах предупреждения несостоятельности должника, именно в запрещении отчуждения определенных предметов.

Как бы то ни было, но эта новая организация есть уже специальнокредитная, или - специально залоговая.

К сожалению, этими общими намеками Франкену только и пришлось ограничиться в замечаниях о nеuеrе Satzung, точнее neuere Proprietiltspfand, или Verausserungspfand. Предполагавшийся специальный очерк не состоялся.

Подводя итоги своей теории, Франкен намечает такую схему залоговых форм средневекового германского права. Прежде всего, мы имеем деление форм на две главные половины: I Nutzungs - или Satzungspfand и II Verausserungs - или Proprietatspfand. Там - кредит базирует на пользовании, тут - на субстанции недвижимости. Первая группа имеет разновидности: 1) амортизационная Satzung, прекращающаяся, по правилу, возвращением недвижимости собственнику и, в свою очередь, подразделяющаяся на чисто амортизационную, где доход направляется всецело на погашение капитала - "Vifgage", "Todsate"; - и на амортизационную, но связанную с натуральным % - "Antichrese"; 2) Zmssatzimg, прекращающаяся путем выкупа только, "Mortgage" (противоположение немецкой Totsate).

Вторая группа подразделяется: 1) на старую организацию Proprietatspfancl, представляющую собою условную инвеституру, таковы: английский - Mortgage, французский - Nantissement, немецкий - Pfandschaft; эта старая организация имеет подвидами: а) старейшую организацию - Verfabllpfand и в) позднейшую организацию - Distractionsptand, и далее: а) такую, возникновение которой следовало путем натуральной традиции и в) такую, при которой традиция стала отвлеченной. 2) Новая организация Proprietatspfand, называемая Мейбомом: "Satzung als Anweisung von Executionsobjecten", пo правилу возникающая без всякой традиции и, по правилу же, целящаяся на отчуждение; во Франции ото - Obligation.

III Наконец, комбинации I 1 и 2 с II 1. Теория Франкена, способна объяснить многое в самых запутанных вопросах учения о средневековых формах залога. А данная им схема, устанавливает преемственность между его теорией и классификацией и таковыми же - его предшественников. Необходимо только помнить, что понятия aeltere и neuere Satzung, по утверждению Франкена, не вскрываются этими выражениями и что первое выражение иногда означает простую организацию (Satzung), иногда же - и сложную (Satzung с аlteres Propriettitspfand).

Почему, в конспективном очерке, каким невольно является настоящий очерк, я лишь отмечаю внесенную Франкеном поправку в учение о формах средневекового залога и, в целях понятных удобств, буду держаться обычной схемы, не забывая лишь ее истинного значения.

 

Aeltere Satzung

 

1. Aeltere Satzung, несомненно, институт древний и всецело носит печать натурального строя хозяйства и примитивного правовоззрения. Это подтверждается всем строением ее. Она происходит, как утверждают некоторые*(60), из той глубокой древности, когда земля еще не была отчуждаема и когда собственник распоряжался только пользованием земли, которое было основой и реального кредита. В мою задачу, однако, не входит исследование развития института в средние века, а лишь изображение его накануне рецепции римского права*(61). Сначала aeltere Satzung была общей и единственной формой реального кредита. Позднее она удержалась, главным образом, только в провинции. В городах же она была, по общему правилу, вытеснена neuere Satzung.

2. Aeltere Satzung поля, по правилу, устанавливалась на 3 года, точнее, на 3 посева; залог огорода, сада, луга - до первого сбора плодов*(62): Этот срок, как минимальный, связывал должника в интересе кредитора*(63). Обычный минимальный трехлетний срок при трехпольном хозяйстве был как нельзя более выгодным для обеих сторон. Кредитор мог в такой период извлечь для себя вполне достаточную выгоду в вознаграждение за лишение капитала*(64). А должник в полном хозяйственном обороте мог достаточным образом использовать кредит, если он употреблен на производительные цели, и легче мог скопить платежную сумму, если кредит был потребительный. Вот почему трехлетний срок не только был законным minimum и применимым всюду, где стороны открыто не установили иного срока по договору, но, обыкновенно, и в договорах устанавливался он же*(65). Максимального предела срокам закон не ставит, так что отношение могло затянуться на долгое время, раз только должник не пользуется по истечении 3-х лет принадлежащим исключительно ему правом востребования*(66). По договору сроки устанавливались, конечно, произвольные. Впрочем, и обычный минимальный трехлетний срок встречается не во всех правах. Можно думать, что в некоторых правах он уступил договорному сроку, более гибкому и более подходящему к условиям городской: жизни, где трехпольное хозяйство играло меньшую роль в экономическом обороте. По крайней мере, некоторые городские права знают востребования по полугодиям и даже четвертям года*(67).

3. Сущность правоотношения aeltore Satzung состоит, в общем, в том, что установитель Satzung получает наперед известную сумму денег, а приобретатель Satzung - получает иногда временное пользование недвижимостью, иногда же, сверх того, еще условное право собственности на самую субстанцию недвижимости. Развития заслуживает, конечно, отношение к недвижимости.

а) Кредитор получает заложенное именье в пользование*(68). При этом пользовании кредитор нередко имел широкие полномочия*(69). Он мог вести улучшенную систему хозяйства*(70). И едва ли он мог быть учтен в хищническом ведении хозяйства*(71).

Иногда кредитор обращал весь доход с именья на место одних только % с капитала, им ссуженного, не взирая на соотношение размера капитала и размера доходов с именья*(72). Тогда залог называли Pfandschaft (в противоположность Todtpfand, Todsate, амортизационному, при котором именье было способно погасить лежащее на нем бремя из своих продуктивных сил)*(73). Этот вид залога был особенно распространен в глубокую старину. Позднее он преследовался, особенно церковной властью, и карался как преступление. Но и в эпоху преследования он, очевидно, все же практиковался, хотя, может быть, и реже, чем прежде*(74).

Иногда же весь доход поступает в виде % с капитала лишь при том условии, что ссуда равна цене заложенного именья*(75). Конечно, это уже смягчение суровых отношений первого типа. Но это все еще Pfandschaft.

Иногда кредитор получает точно определенный %, но все же он держит имение в своем пользовании*(76). В этом случае открывалось, широкое поле договорным отношениям. Договор должен был определить высоту %, способ покрытия % из дохода именья, случаи, когда дохода почему-либо недостаточно на покрытие %, а особенно случая, когда доход превышает %. Излишек мог выплачиваться должнику; или он мог быть употреблен на погашение требования. Излишек мог третироваться неодинаково в зависимости от того, получен ли он от обыкновенной хозяйственной деятельности, или от особых индивидуальных забот и дарований кредитора и т. д. В этих случаях было уже больше элемента Todtpfand. Однако, и тут на деле было крайне трудно добиться безобидного для сторон отношения. Слишком деликатен вопрос об объективном доходе, о зачете его в процентах, об употреблении остатка на ту или другую цель. Чтобы оценить продукт, везде тут надо было прибегать или к легкой, но грубой мере раз навсегда установленной таксации или к хлопотливой мере. ad hoc наряжаемой экспертизы через посредство совестных и сведущих лиц и т. п. В конце концов добиться "амортизационного залога" недвижимости было почти невозможно*(77). Потому aeltero Satzung является формой, крайне благоприятствующей хищническому ростовщичеству. Власть недаром заботилась о том, чтобы к этому институту граждане не обращались "ane alle Noturfft"*(78). Уже по этому одному, она должна была бы уступить со временем место более тонкой организации neucre Satximg или Веntenkaut везде там, где это становилось возможным благодаря укреплению правового порядка и росту капиталов.

4. Но, кроме полного и бесконтрольного хозяйствования, кредитор получал при adtere Satzutig такое же полное юридическое господство на заложенное именье. Именно, он получал rechte Gewere*(79). Bo внешних отношениях к третьим лицам он за все время кредитного отношения выступал как наиболее близкий к недвижимости субъект, и право его пользовалось абсолютной защитой*(80). В отношении к должнику он был прежде всего связан личной обязанностью вернуть именье по удовлетворении*(81). Но, сверх того, у должника все это время оставалось и отвлеченное право собственности на недвижимость; у него только не оставалось на вещь никакой Gewere и потому, кажется, никакой абсолютной защиты против 3-х лиц*(82). Близость кредитора к недвижимости, данная с Gewere, была так значительна, что там, где чистая Satzung комбинировалась с условным отчуждением субстанции недвижимости и где стороны устанавливали точный срок для размена капитала и пользования недвижимостью, - с пропущением должником срока уплаты долга, кредитор становился прямо собственником, без каких-либо новых юридических действий с чьей-либо стороны*(83). Вот почему отношение при aeltere Satzung и третируется в источниках то как обмен именья за капитал*(84), то как купля именья с правом выкупа его должником*(85); стороны называются продавцом и покупателем*(86); долг - Pfandschilling*(87).

Вот почему и в литературе мы встречаем конструкцию aeltere Satzung как Kauf auf Wieclerkauf, продажу с правом выкупа*(88). Однако в очерченном правоотношении нетрудно угадать развитую Франкеном комбинацию чистой Satzung со старейшей формой Proprietatspfand, именно, Verfallpfand*(89), ибо, с одной стороны, только вместе обе правовые фигуры давали кредитору столь широкие полномочия во время существования кредитного отношения и только при наличности обеих, отношение завершалось поступлением недвижимости в окончательную собственность кредитора; а, с другой, только при них должник мог до времени сохранить собственность на заложенную вещь.

5. Возникала aeltero Satzung путем Auflassung, по крайней мере, по общему правилу*(90). Auftassung сопровождалась тут теми же мероприятиями, как в случае приобретения собственности*(91), и теми же последствиями*(92). По некоторым правам, aeltere Satzung возникала с записью в судебные книги*(93). Иногда же она возникала, по-видимому, даже по частной письменной сделке*(94).

6. Прекращалась aeltere Satzung прежде всего с обоюдным восстановлением капитала и имущества. Востребование составляло исключительное право должника*(95). По общему правилу он был волен избрать момент погашения отношения, насколько право не ставило тут точных границ. Отношение не изменялось и установлением срока в виде dies a quo. Ho определение срока в виде "dies ad quem", имевшее место при комбинации чистой Satzung с Verfallpfang, изменяло отношение. Пропущение такого срока влекло утрату права выкупа. И кредитор ipso jure становился собственником недвижимости*(96). О праве кредитора на востребование и в случае "dies ad quem" ничего не говорится в источниках; ему не принадлежало права на принудительное возвращение капитала*(97). Кредитор должен был довольствоваться тем, что он имеет. Todsate прекращалась путем возврата вещи должнику, за покрытием капитала из доходов именья*(98).

7. Из сказанного, ясно, что на одну вещь не могло быть более одной aeltere Satzung.

8. Satzung чистого вида была обменом капитала на пользование, а комбинируемое с нею отношение Verpfallpiand было условным отчуждением недвижимости; отсюда, не только не было места при aeltere Satzung какому-либо долговому отношению, но aeltere Satzung не была вовсе специально кредитной правовой организацией; она служила делу кредита лишь косвенно и между прочим*(99).

 

Neuere Satzung

 

1. Neuere Satzung представляет форму залога более позднего происхождения и носящую черты более развитого экономического оборота и более тонкого и развитого правового мышления и общего культурного состояния народов. И действительно, сомнению не подлежит, что она возникла позднее*(100). Отсюда она правильно называется "новейшей". Одно время думали, что она представляет вырождение aeltere Satzimg, за что и дали ей название "Satzung". Однако, благодаря новейшим исследованиям, установлено, что это не совсем верно*(101). Институт neuere Satzung, как мы уже видели, лишь в некоторых отношениях мог быть подсказан организацией aeltere Satzung, точнее организацией старого Proprietatspfand в его позднейшей форме Verausserungspfand. Но в общем и целом neuere Satzung возникла самостоятельно и независимо от aeltere Satzung. Последняя могла служить возникновению neuere Satzung и отрицательно, им. своими разнообразными неудобствами для возникающего более развитого оборота городов, так как 1) она чрезмерно поражала право собственности, что, позднее, оказалось вовсе не так нужным для обеспечения кредита; 2) она вредила успешному и правильному хозяйству, даже влекла опустошение имений, так как кредитор, временный пользователь, имел мало интереса щадить производительные силы именья; 3) в городах она была связана и с тем еще неудобством, что уступка недвижимости в пользование кредитора, в данном случае дома, влекла такие лишения должника, которые не отвечали выгодам кредитора; первый лишался жилища, в котором второй не нуждался... Но другой вопрос - возникла ли neuere Satzung самостоятельно на германской почве или она навеяна римским правом, хотя бы и задолго до общей его рецепции. Мнения ученых расходятся по этому вопросу. Немецкие ученые больше склонны видеть самостоятельное возникновение (Stobbe, Meibom, Franken и др.), французские же ученые стоят хотя и за самостоятельное происхождение (Esmeine), но все же не без римского влияния (Esmeinу, Viollet, Lecesne и др.). Добиться истины в этом вопросе крайне трудно, в виду того, что римские правовые идеи проникали в воззрение новых народов слишком с раннего времени. Несомненно то, что если тут и было римское влияние, то оно было крайне слабое, и neuere Satzung была организована до эпохи действительного римского влияния очень самобытно и мало походила на римскую ипотеку*(102).

Распространение свое neuere Satzung получила больше всего в городах, для которых она была более подходящей в виду и более развитого общего культурного состояния их, и более окрепшего правового строя их и большего запаса капиталов в них и, наконец, ввиду особых экономических свойств городских недвижимостей.

2. Недвижимость остается в хозяйстве собственника. Собственник сохраняет и юридическое господство над именьем, Gewere. Кредитор, по системе вещного права средних вв., не пользуясь именьем, не получает и Gewere; a, не получая Gewere, не получал на заложенное именье и абсолютного, защищенного против 3-х лиц, вещного права, признаком которого в то время, по общему правилу, была Gewere*(103). Кредитор получал по договору в целях обеспечения удовлетворения по своему требованию лишь такое право на имение, какое он получил бы тогда, когда на это имение было бы направлено взыскание в порядке экзекуционного производства; при neuere Satzung стороны заранее и по договору устанавливали "состояние экзекуционного производства"*(104); это право действовало, по своему, и против 3-х лиц, но это было действие не вещного права, а процессуальной меры запрещения должнику распоряжаться данной недвижимостью в ущерб кредитору. Neuere Satzimg можно признать уже специфически залоговой или специфически кредитной организацией; она и возникала ради обеспечения личного долгового отношения; но отношение ее к личному требованию было иным, чем при римском залоге, именно, это отношение было так же мало акцессорным, как экзекуционное состояние, возникшее при осуществлении личного требования не есть акцессорий последнего. Neuere S. была перципированным экзекуционным состоянием по осуществлению обеспечиваемого ею требования.

3. Возникала neuere Satzung, обыкновенно, актом в суде или совете и записью в городскую или судебную книгу; когда книги специализировались, она заносилась в книгу залогов*(105). Кредитор получал о том свидетельство*(106). Auflassung не имела места при возникновении neuere Satzung*(107). Иногда же neuere Satzimg возникала и по частному соглашению; но это было уже не так надежно*(108).

4. Правоотношение neuero Satzung всецело подтверждает данную выше конструкцию института. Кредитор имел право направить на заложенный предмет взыскание в случае неполучения от должника удовлетворения по требованию, обеспеченному заложенным предметом*(109). Так как это право кредитора было ничем иным, как правом на продолжение экзекуции, заранее открытой, то кредитор был связан своим выбором предмета экзекуции. Он не имел выбора между осуществлением своего права на определенный договором о neuere Satzung предмет и другими предметами из имущества должника. Он не только имел право, но и был обязан направить взыскание прежде всего на предмет залога; и лишь настолько, насколько он не получал удовлетворения этим путем, - он мог осуществить свое требование путем направления взыскания на прочее имущество должника. Таково было, по-видимому, правило. Некоторые же права и вовсе ограничивали ответственность должника перед кредитором одним только избранным заранее предметом залога. Эта преимущественная или даже исключительная ответственность перед кредитором предмета залога является особенностью германского залога сравнительно с римским залогом, при котором ответственность заложенным предметом была всегда только субсидиарной*(110). Чтобы обеспечить кредитору успех в осуществлении избранного им обеспечения должнику запрещалось совершать такие распоряжения недвижимостью, которые грозили кредитору ущербом,особенно же - отчуждение и новые залоги*(111). Но если, тем не менее, должник отчуждал недвижимость, отчуждение не признавалось ничтожным, только кредитор мог требовать отмены отчуждения в течение Jahrund Tag. По истечении же этого срока новый собственник был обеспечен от всяких нападений со стороны залогового кредитора в силу приобретаемой им rechtе Gewehre*(112).

Последующие залоги, установленные вопреки запрещению, также не были ничтожными, только осуществление их не должно было вредить старейшему залогу*(113). Позднее и вовсе стали допускать последующие залоги*(114), вменяя должнику в обязанность сообщать последующему кредитору о существующих уже залогах*(115).

При конкуренции, по общему правилу, старшее правоотношение предпочиталось младшему*(116). Но, по некоторым правам, преимущество принадлежало тому кредитору, который раньше вчинал иск и приступал к экзекуции, не встречая возражений со стороны старших кредиторов*(117).

Издавна были известны и генеральные ипотеки*(118). Законных ипотек германское право вообще не знало*(119).

5. Осуществление залога совершалось в порядке исполнительного судебного производства. Суд троекратно публиковал об экзекуции. И затем, по большинству прав, следовала продажа, но должнику иногда предоставляется право выкупа именья. По некоторым правам, кредитор мог дальше заложить именье и только в случае, когда не найдется лица, желающего ссудить первого кредитора под залог недвижимости, следовала продажа последней. Иногда же именье прямо присуждалось в собственность кредитора*(120). Иногда стороны имели право договариваться о том, чтобы, в случае просрочки, кредитор мог отчудить залог без всяких формальностей*(121).

Полученный, за удовлетворением кредитора, остаток цены именья идет должнику*(122).

6. Особые организации, возникшие около neuere Satzung в некоторых герм. городах. В некоторых городах около neuore Satzung возникли интересные организации, напр., в Аугсбурге. Именно, в Аугсбурге развился обычай выдачи кредитору, при залоге недвижимости, Kauf-Brief, как символа вещи. Такой кредитор, по местному обычаю, имел преимущества перед всеми прочими, даже старейшими; позднее институт развился до того, что и при вторых и 3-х ипотеках выдавались кредиторам аналогичные документы с Kauf-Brief, носившие название Uebertheuerung. И эти кредиторы, уступая кредиторам старейшим, обладавшим Kauf-Brief или Uebertheuerung, тем не менее шли вперед прочих ипотечных кредиторов, не получивших Kauf-Brief или Ueberthouerung. Получилась своеобразная система строгого приоритета. Ипотеки такого рода назывались Handvesten и о них велась особая книга в Stadt-Kfinzlei. В каждый Brief вносились сведения, обременено ли именье ипотекой и в какой сумме. Так образовалась смелая и образцовая ипотечная система. Но римское влияние убило ее. В 1718 г. Bathsdelv;rct, увлеченный романистическими теориями, повелевает, - "по точному разуму juris eommunis, особ. 1. 6, 7 С. qul pot., впредь в конкурсе предпочитается creditor, so tempore prior, будет ли на его стороне генеральная, специальная ипотека или Hanclvesto, будет ли молчаливая или открытая ипотека": и система нала*(123).

 

Rentenkauf

 

1. Происхождение этой формы реального кредита объясняют тем, что процентный заем и aeltere Satzimg преследовались церковной властью за их ростовщический характер, тогда как neuere Satzung или еще вовсе не появлялась, или же имела применение только в городах*(124). Рента, под личиной купли, скрывала процентный заем. Впрочем, рента и без того имела почву в условиях средневекового оборота и могла успешно действовать ири дозволении процентных займов, так как она, давая кредитору равную по энергии с aeltere Satzimg обеспеченность, имела для должника удобства, равные с neuore Satzung*(125). Некоторые усматривают в ренте переходную форму от aeltere Satzung к neuere Satzung*(126). Рентный долг, по утверждению некоторых, начал свое распространение в деревне, но потом пользовался неменьшим успехом и в городе*(127).

2. Сущность рентного долга заключалась в следующем: землевладелец, ищущий капитала, добывал его тем, что продавал кредитору ренту со своего имения. Землевладелец обязывался платить капиталисту, в вознаграждение за лишение капитала, известную ренту в определенные сроки. Но рента не была личным долгом землевладельца; это было реальное бремя, возложенное на определенную недвижимость, капиталист имел Renten-Gewere, - это внешнее выражение вещного правоотношения. Рента была национальной германской правовой организацией, где вещное право, ius in re аlienа, направлялось не на воздержание собственника вещи, а на положительное действие с его стороны.

Ренты были вечные, Ewiggeld, и временные*(128).

3. Возникала рента, подобно всем вещным правам, путем Aufla,ssung и записи в книгу, а с введением специализации книг - в книгу долгов и рент. Кредитор получал рентное свидетельство*(129).

4. Правоотношение: а) кредитор имел Gewere на недвижимость, обремененную рентой. Это было Gewere не собственника, а рентного управомоченного*(130). Кредитор имел право на получение ренты. Это право характеризуется суровыми чертами. Если рента не уплачивается своевременно, кредитор в праве на двойную уплату. При упорстве же должника, управомоченный может добиваться присуждения себе в собственность самого участка. И тогда не принимается в соображение и цена участка, так что должник не получает и той доли из цены именья, которая превышает должную капиталисту сумму*(131). Кредитор, далее, имел право не допускать установления дальнейших рент*(132), а при переходе именья в третьи руки кредитору принадлежало Nаherrecht*(133).

b) Должник, по крайней мере позднее, имел право востребования; кредитору это право не принадлежало*(134). Одностороннее право должника на востребование рентного отношения было выгодно должнику. Раз должник аккуратно выполняет нетрудную обязанность уплаты ренты, он может не бояться внезапного взыскания капитальной суммы долга, всегда разрушительно действующего на имущественное положение лица в условиях сельскохозяйственных отношений. Но эта особенность ренты была невыгодна кредитору, так как он окончательно лишался распоряжения капиталом на неопределенное время и не мог уже в будущем найти капиталу лучшее помещение, хотя бы к тому и представлялись благоприятные условия. Неудобства рентной организации реального кредита должны были сказаться особенно позднее, когда развилась промышленная деятельность, капитал находил себе новые сферы применения, и капиталист, ввиду колебаний ренты на капитал и доходности от помещения его в разные предприятия, был заинтересован в том, чтобы всегда иметь возможность распоряжаться капиталом в зависимости от колебаний условий рынка и перемещать его из одной промышленной сферы в другую, руководясь единственно личным интересом. Уже одно это обстоятельство, помимо влияния римского права, могло вызвать и действительно вызвало постепенное охлаждение общества к институту ренты и предпочтение ей ипотечного долга*(135).

c) В принципе допускалось установление нескольких рент на одно имение. Тогда отношение усложнялось. При установлении следующих рент требовалось согласие обладателей предшествующих рент*(136). При осуществлении предшествующим управомоченным своего права судебным порядком и при следующем за сим присуждении имения истцу, последующие рентно-управомоченные должны были, под страхом лишиться своего права, принять имение на себя обремененным старейшими рентами (но не младшими). Право вступления в обладание именьем предлагалось по порядку от младших к старшим кредиторам*(137).

5. Прекращалась рента удовлетворением кредитора, по востребовании со стороны должника; или - по судебному приговору, который имел место при неаккуратности должника и выполнялся присуждением имения управомоченному по ренте, а при конкуренции нескольких кредиторов младшему, желающему принять на себя рентное бремя в пользу старейших рентных кредиторов.

6. В некоторых городах рента, подобно neuere Satzung, послужила отправным пунктом для крайне интересных организаций. В Бремене еще в давнее время из рентных свидетельств образовались знаменитые Handvesten. При установлении ренты, как мы знаем, собственник выправлял рентное свидетельство на имя кредитора. Когда, позднее, рядом с рентами были допущены займы с процентами, выправление рентных свидетельств, само по себе очень важное для городского оборота, постепенно отрешалось от действительного установления ренты. В процессе отрешения сначала прибегали к подстановке на место приобретателя ренты нотариуса или судебного чиновника, фиктивно покупавшего ренту. Но скоро перестали требовать и этого и удовлетворялись односторонним заявлением собственника о том, что он устанавливает ренту определенной величины на предъявителя рентного свидетельства. Эти то свидетельства на предъявителя и назывались в Бремене Handvesten. Собственник заранее, ввиду лишь будущей потребности в кредите, выправлял Handvеsten на пергаменте, по правилу в круглой сумме, в городском совете или суде; Handveste удостоверяла, что собственник известной недвижимости отчуждает другому, именно держателю рентного свидетельства, право получения из недвижимости известной годовой ренты. Выправлялись ренты лишь в два определенных периода в году, что, вместе с исследованием судом или советом обстоятельств дела, правоотношения по недвижимости и т. п., служило гарантией как обеспеченности ренты, так и интересов 3-х лиц, прикосновенных к недвижимости.

Handvesten, после того, как в основе их уже не лежала никакая действительная купля ренты, обратились в бумаги на предъявителя с реальным обеспечением именьем, а когда позднее и рента конструировалась так долг, обеспеченный именьем, - в закладные листы на предъявителя, покоившиеся на одностороннем, абстрактном, формальном волеизъявлении собственника. Собственник мог распоряжаться Handvesten самым различным образом и в любое время. Он мог передать их личному кредитору в заклад, для обеспечения личного требования, потом мог выкупить их, и, затем, снова отдать в заклад. Handvesten циркулировали как движимая вещь, при переходе их не требовалось ни цессии, ни индоссамента. Ранг Handvesten, тяготеющих на одной и той же недвижимости, определялся не временем выправления их и не временем вручения третьему лицу, а исключительно указанием, которое делалось об этом в самом документе: "первая", "вторая" и т. д. Handveste. процент не ограничивался указанным в Handveste "5%"; он определялся по соглашению сторон при заключении займа под заклад Handveste. Hendvesten пережили в Бремене благополучно эпоху римского влияния; они действуют там и поныне. Они-то, как увидим со временем, и вдохнули Торренсу идею его акта и послужили в Германии образом для организации рентного долга имперского гражданского уложения. Аналогичные явления встречались и в других значительных средневековых городах: в Гамбурге, Мюнхене, Цюрихе и т. д.*(138).

 

Глава II. Организация вотчинно-ипотечного оборота во Франции в средние века

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.