Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вопросы для самоподготовки



 

1. Каковы были научные и общественные причины возникновения социологии?

2. Чем социология отличается от философии, психологии и других гуманитарных наук?

3. Каков предмет изучения в социологии?

4. Какие методы социального познания Вы знаете и какие из них могут считаться социологическими?

5. Чем отличаются академическая социология от прикладной ?

6. Что такое социоцентризм?

7. Чем занимаются макросоциология и микросоциология?

8. Каковы принципиальные различия в научных взглядах конфликтологов и эволюционистов?

9. Каковы причины сохранения и воспроизводства важнейших черт общества?

10. В чем особенности русской национальной школы социологии?

11. Назовите известных российских социологов. О чем они писали в своих научных работах?

12. Развиваются ли традиции русской социологии?

Литература

 

Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М.: Прогресс-Политика, 1992.

Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ,1994.

Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В. И. Добренькова. М.: Издание Международного университета бизнеса и управления, 1996.

Баразгова Е.С. Американская социология. Традиции и современность. Екатеринбург, Бишкек,1997.

Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность. Социология М. Вебера и веберовский ренессанс. М., 1991.

Гидденс Э. Социология 90-х гг. Челябинск, 1991.

Громов И., Мацкевич А., Семенов Б. Западная социология. СПб., 1997.

Монсон П. Современная западная социология: теории, традиции, перспективы. СПб.: NB, 1992.

Иванов В.Н. Социология сегодня. М., 1989.

История буржуазной социологии конца XIX и начала XX века. М., 1979.

История социологии в Западной Европе и США. М.: Наука, 1993.

Кондауров В.И. Предмет социологии. Историко-социологическое введение. М., 1992.

Култыгин В.П. Ранняя немецкая классическая социология. М., 1991.

Култыгин В.П. французская классическая социология XIX – начала XX века. М., 1991.

Кутырев В.А. Современное социальное познание. Общенаучные методы и их взаимодействие. М.: Мысль, 1988.

Новые направления в социологической теории / Филмер П. и др. М.: Прогресс, 1978.

Осипова Е.В. Социология Э. Дюркгейма. М., 1977.

Смелзер Н. Дж. Социология. М., 1994.

Современная западная социология. Словарь. М., 1990.

Социо-логос. М.: Прогресс, 1991.

Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии. М., 1986.

Тернер Д. Структура социологической теории. М., 1985.

Трошкина В.П. Социологическая концепция О. Конта. М., 1984.

Шепаньский Я.Ю. Элементарное понятие социологии. М., 1969.

Приложение 1. Материалы к коллоквиуму по русской социологии

Д.С. Клементьев, Л.Н. Панкова

АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В целом процесс становления социологии в России связан с определенным этапом развития русского общества. Период правления Александра III в России связан с началом великих реформ. Именно в этот период зарождаются основы русской национальной социологии. Как отмечал Н.О. Лосский, «в конце XIX и начале XX века значительная часть русской интеллигенции высвободилась из плена... болезненного моноидеизма. Широкая публика начала проявлять интерес к религии... идее нации и вообще... к духовным ценностям».*

*Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 197.

 

В этот период начались поиски неизвестных ранее подходов и в социальной сфере. Формирование социологии как науки происходило сразу в нескольких направлениях. Достаточно полно социологическая концепция русского исторического процесса была изложена представителями юридической школы Б.Н. Чечериным, К.Д. Кавелиным, А.Д. Градовским, В.И. Сергеевичем, С.А. Муромцевым, Н.М. Коркуновым; сравнительно-исторический метод в генетической социологии значительно обогатили М.М. Ковалевский, Н.И. Кареев, Д.А. Столыпин, Н.П. Павлов-Сильванский; становлению политической социологии в России способствовали во многом Л. И. Петражицкий, П.Н. Милюков, М.Я. Острогорский, П.А. Сорокин; школа субъективистов – Н.К. Михайловский, С.Н. Южаков – оказала значительное влияние на создание современной социологии интеракционизма; развитие экономической социологии во многом определили Н.Я. Данилевский, С.Н. Булгаков, М.И. Туган-Барановский, П. Б. Струве; основоположником ювенильной социологии в России по праву считается С.Н. Трубецкой, а этносоциологии – М.М. Ковалевский, Л.И. Мечников и П. А. Кропоткин. В принципе невозможно даже перечислить имена всех выдающихся ученых, стоявших у истоков классической русской социологии.

Русские социологи стремление к познанию социальной действительности сочетали с многообразием аналитических подходов. Такие известные ученые, как П.Л. Лавров и Н.К. Михайловский, в своих трудах отстаивали единство теоретической истины с такой истиной, как справедливость. По сути, русские социологи всех школ и направлений стремились создать всеобъемлющую универсальную модель социального познания. При этом духовная эволюция каждого ученого была неразрывно связана с эволюцией его теоретических изысканий. Как неоднократно подчеркивали И.В. Киреевский и А.С. Хомяков, цельная истина раскрывается только цельному человеку.

Русская социология конца XIX – начала XX века не только находилась на уровне мировой науки в целом, но по некоторым направлениям предопределила ее развитие.

 

Д.А. Столыпин

ОСНОВНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ И НАУЧНЫЙ МЕТОД ОГЮСТА КОНТА

В сочинениях по социологии наиболее употребимы два научных метода мышления: метод сравнительный и метод исторический.

Конт полагает, что слепое подражание биологическому процессу, т.е. исключительное применение сравнительного метода к указанию аналогий человеческих обществ с обществами животных, может вести к непризнанию истинных логических отношений обеих наук, биологии и социологии...

Другое применение того же сравнительного метода состоит в сопоставлении различных стадий, в которых находятся человеческие общества; рассматриваемые особенно у народностей наиболее независимых одна от другой.

Конт полагает, что при подобном применении сравнительного метода достигается наблюдение фактов в их статическом отношении и одновременно до известной степени получается понятие о динамическом естественном последовании явлений...

Более полным методом в социологии Конт считает метод исторический. Он предостерегает, однако, от иллюзий, могущих произойти при употреблении этого приема мышления, главная из которых «состоит в принятии постоянной убыли за стремление к всецелому уничтожению, или, наоборот, согласно математическому софизму, по коему смешиваются постоянные, увеличения и уменьшения, с изменениями безграничными».* Отдавая должную справедливость историческому методу, надо признать, что социальный вопрос оным не исчерпывается...

* Cours de philosophiе positive, par August Comte. Edition Littre. Vol. 4. P. 332.

 

Много одно время говорилось и печаталось у нас о научных методах мышления; усиленно применяли дедукцию к решению общественных вопросов; также восхваляли метод развития, а в результате одобряли формы, неподвижность которых несомненна. Так что отвлеченное учение методов в общем оказалось неуспешным.

По мнению Конта, ознакомления с одними методами недостаточно; для полного метода необходимо знание законов, так как применение законов одних наук к изучению явлений других наук составляет главный общий рациональный научный метод.

Конт признает в основании своего воззрения естественное совпадение законов абстрактных наук: математики, физики, химии, биологии, социологии; так что, по его положению, законы явлений, открытые в одной какой-либо из абстрактных наук, присущи явлениям остальных абстрактных наук, хотя и могут находиться в скрытом виде в оных.

При этом согласно его иерархии наук законы простых явлений одинаково верны для наук высших порядков и обратно.

Можно сказать, что главное научное движение в нашем веке совершается в применении этого приема. Конкуренция, естественное общественное явление, дала повод Дарвину создать теорию о происхождении видов. Психология обновляется в руках натуралистов в учении психофизиологии или, как вернее называют, в науке психофизики, так как это название глубже охватывает предмет.

По воззрению Конта, законы естественных явлений составляют необходимую основу социальной науки. Этот метод эволюционный в широком значении этого слова.

Конт, приступая к изложению отношений социологии к другим основным наукам, ставит подчиненность социологии совокупности этих наук как главный принцип и необходимое условие для успешного изучения общественных вопросов. Несоблюдение этого условия парализовало усилия лучших умов в социальных трудах; предварительное ознакомление с общими законами – метод необходимый, «возможность которого неоспорима, хотя никто до сих пор не постиг в достаточной мере совокупность умственных обязательств, возлагаемых подобным обновлением науки»*...

* Cours de philosophie positive, par August Comte. Edition Littre. V. 4. P. 337–338.

 

Дело идет о методах мышления, а потому надо первее всего обратиться к философии, так как приемы мышления составляют главную основу оной. Философы XIX века, конечно, допускают математику, в смысле учения о времени и пространстве, основанную на идеальной математической точке, не имеющей пространства. Они признают Платона, который был геометр, также Декарта; но сколько шума поднялось у них с появлением в середине нашего столетия манускриптов Лейбница и фразы: «Спиноза начинает там, где кончил Декарт, in naturalismo». Но время и пространство это на реальном языке – движение и вещество, а такое применение считается материализмом; а потому эклектики, чтоб более отличить себя от последователей науки, приняли название спиритуалистов и, пренебрегая вообще наукой, взяли в свое исключительное ведение учение о социальных явлениях...

Оказывается, что высшие условия и принципы, которым надо отдать первенство, состоят из ошибочных учений или же навеянных временными обстоятельствами понятий...

 

Д.А. Столыпин

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КЛАССИФИКАЦИИ НАУК ОГЮСТА КОНТА И ЗНАЧЕНИЕ ЕЕ ДЛЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

...Конт построил свою классификацию, поставив науки в последовательном порядке, переходя от законов простых явлений к законам, открытым в более сложных явлениях, причем связь этих наук заключается в том, что последующие науки представляются основанными на законах, открытых в предшествующих.

Основные науки* в классификации Конта являются в следующем последовательном порядке: математика, физика, химия, биология, социология.

*Основные или абстрактные науки отличаются от прикладных тем, что имеют предметом исключительно открытие естественных законов бытия.

 

Положительные науки основаны на измерении, а потому первая в классификации наука – математика; физика основана на математике и законах механики; химическим телам присущи механические законы и в них раскрывается новый естественный закон: кратного соотношения частей в молекулярных составных единицах. Жизненным телам присущи законы механические и химические, и в изучении их открывается новый естественный закон: организации и роста, закон развития или эволюционный; все эти законы, согласно классификации, присущи социальным явлениям...

Организация, как и всякий организм, представляет одно целое или единицу, составленную естественно из разнородных частей.

Общественная экономическая единица тоже состоит из разнородных частей, но она отличается от биологической единицы (особенно у животных высшего разряда) тем, что в биологической единице грубее и яснее видима неделимость этой единицы. Так, например, если разрезать на части лошадь, то единица, видимо, гибнет и теряет свою ценность. Не так осязателен оказывается вред от деления, если разрушить земледельческую хозяйственную единицу...

Если вред от деления земли и разрушения хозяйственной единицы невидим на поверхностный взгляд, то беспредельное дробление земель не менее того ведет всех участников к бедности, в чем можно удостовериться на фактах. Для высших нравственных явлений тоже необходимо соблюдение веса и меры; при трудности измерения оно должно заменяться внутренним тактом...

Процесс в биологии обусловливается борьбой за существование. Принимая это положение в грубом буквальном смысле, отвергают принцип прогресса для общественных явлений. Но тут недоразумение: право сильного господствует в низших обществах; но с прогрессом и цивилизацией общество регулирует отношения лиц, имея в виду общественное благо, или то, что оно считает таковым. Собственно борьба за существование, конкуренция, составляют принцип развития в социологии, как и в биологии; особенно ярко она выступает в борьбе идей.

В настоящее время научная теория Конта вступает в борьбу с установившимися в социологии революционными принципами 1789 г. Принципы эти, послужившие разрушению феодальных порядков на западе, оказываются, по мнению Конта, непригодными и ретроградными в смысле создания новых нормальных порядков. Принципы 1789 г., полагал Конт, суть понятия, построенные на чистом мышлении a priori, подобные тем априорным понятиям, которые принимались в основание изучений в начале всех наук (флогистон, искание философского камня, жизненная сила и т.д.), понятия, которые были заменены впоследствии научными законами; в социологии априорные принципы 1789 г. должны быть также заменены научными законами. Законы эти для социологии, по теории Конта, суть общие законы мироздания. Только при знании этих законов и при посредстве их человек может властвовать и успешно направлять ход явлений.

Вред, происходящий от смуты в социальных понятиях, побудил Конта, по его заявлению, предпринять свой труд для основания социологии как положительной науки, для чего он принял за научный метод мышления эволюционный и тем самым устранил априорные принципы 1789 г., которые составляют в настоящее время главное препятствие нормальному развитию цивилизации...

Первым общим законом Конт ставит закон инерции (закон постоянства силы, постоянства движения в раз данном направлении, если не встретится противодействующей силы). Человек мыслящий, которому пришлось в жизни изменить свой взгляд или идею, которой он упорно держался, может по собственному опыту удостовериться, что изменение это произошло от усвоения им новой идеи, которую он нашел более правильною и которая дала новое направление ходу мыслей. А потому надо признать, что закон инерции присущ нашему мышлению.

Что касается другого механического закона: равенства акции и реакции, то при настоящем неустановившемся положении мышления в социологии явление это самое обычное. Крайность вызывает крайность... К счастью, на практике, при близком ознакомлении с действительностью, крайности сглаживаются. Маколей, изучая историю Англии, утверждает, что консерваторы провели столько же либеральных мер, сколько либералы консервативных. Спрашивается, причем тут крайние принципы либеральный и консервативный? Все крайности стушевываются при серьезном, научном ознакомлении с действительностью. Оставляю людям мысли проверить личным их опытом, насколько закон акции и реакции применим к человеческому мышлению.

Третий механический закон касается согласования каждого общего движения с различными частными. Это закон гармонии. Если при создании системы развивать исключительно какую-либо одну часть ее, то исчезает гармония и является естественное стремление к восстановлению нарушенного согласия. Закон этот, можно положить, свойствен также процессу мышления.

Кроме обвинения по поводу этого воззрения учения Конта в материалистическом направлении его упрекают еще в том, что учение это приводит к фаталистическому детерминизму. Но Конт утверждает только, что знание ведет к предвидению (т.е. при соблюдении известных условий получается тот или другой результат)*, а предвидение не есть фатализм. Так, из этого учения нельзя сделать утешительного вывода, что человеческое общество должно непременно при всяких условиях прогрессировать. Цивилизация или упадок общества зависят от господствующих в нем руководящих понятий; от качества их зависит исключительно упадок или прогресс народов.

*Подчинение дисциплине метода свободы мысли – это акт самодеятельности просветленного ума. «Согласование жизни с нуждами Государства не рабство, а спасение» (Aristotel. La politique. P. 344).

 

Конт именно указывает, что в настоящее время одна наука может нас избавить от современных смутных социальных понятий, тормозящих развитие. Ввиду этого вся цель его труда состояла в основании социологии как положительной науки...

 

С.Н. Южаков

СУБЪЕКТИВНЫЙ МЕТОД В СОЦИОЛОГИИ

...Субъективная школа в социологии может по справедливости быть названа русской социологической школой. Правда, Конт еще в 1851 году высказался за субъективный метод его «позитивной политики», субъективный метод наших авторов не совсем одно и то же...

Конт отделяет социологию как науку о законах общества от политики, науки о лучшем общественном устройстве. Первую он признает как «terme normal»* объективного метода, для второй требует метода субъективного. Очевидно, это не то же, что вообще видеть особенность каждого социологического исследования в субъективном методе, необходимо ему присущем...

*Допустимую границу.

 

Падение Римской империи есть событие, которое раз совершилось и больше повториться не может, в такой же мере, как Лиссабонское землетрясение есть факт, недоступный повторению «в данной совокупности», как всякая гроза, всякий ураган, всякое падение метеорита или аэролита суть явления, которые раз совершились и больше повториться не могут. Вчера была гроза и прошла; завтра, быть может, будет опять гроза, но то будет не та вчерашняя, а новая – завтрашняя, это не падение Рима, а падение Византии или Венеции, Карфагена или Польши. Явление, как факт данного рода, повторяется, но явление, как данный факт, повториться не может. В этом, и только в этом, последнем смысле можно сказать, что история есть ряд неповторяющихся изменений; но с другой стороны, в этом смысле процесс истории как предмет исследования ничем существенно не отличается от всех других процессов природы...

Повторяемость в неизменной связи есть необходимый критерий исследования индуктивного, но не дедуктивного. Таким образом, если бы даже меньшая посылка была вполне справедлива, то и тогда должное ограничение большей посылки привело бы лишь к выводу, что индуктивное исследование общественных явлений невозможно; вероятно, однако, автор не желал назвать всякое дедуктивное исследование субъективным, иначе математика была бы образцом дедуктивного метода. Благодаря слишком безусловному пониманию меньшей посылки явился вывод, что общественные объективные приемы неприложимы при исследовании явлений общественных, между тем как если придать этой посылке ее действительный смысл, то будет следовать только, что приложение общенаучных приемов в истории гораздо труднее, многосложнее, чем в других науках. Эта большая сложность и трудность исследования общественных явлений была многими и прежде замечаема, причем были указаны и разнообразные, многочисленные причины этой трудности; субъективной школе принадлежит честь дополнения списка этих причин еще одной, и притом одной из важнейших, основных...

Справедливо и несомненно, что человек всегда остается человеком, что он не может понимать иначе, как по-человечески, что он всегда, всюду и все оценивает с своей, человеческой точки зрения. Но какой смысл скрывается под этими положениями? Конечно, не иной, как тот, что понимание наше совершается по психологическим и логическим законам нашей природы, что наука сложилась и развивалась сообразно этим же логическим законам и что потому нет ни малейшего основания переносить эти законы из области сцепления человеческих мыслей и соотносительных этим мыслям человеческих впечатлений (феноменов) в область каких бы то ни было объективных реальностей, в область сцепления вещей самих в себе...

Вдумываясь в ситуацию мыслей приверженцев субъективной школы, можно дать следующее определение защищаемому ими методу: оценка, относительной важности явлений на основании нравственного миросозерцания (идеала) исследователя и построение научной теории при помощи того же критерия – вот отличительная черта, существенный признак субъективного метода. Нам предстоит решить, необходимо ли это условие? Если да, то представляемое требование действительно противоречит ли и исключает общенаучные объективные приемы исследования? Или, быть может, является только дополнением к ним, необходимым усложнением приемов исследования при усложнении самого материала, подлежащего исследованию?..

Сознательное введение в социологическое исследование нравственного элемента – вот что требуется субъективной школой от социолога. Но что такое этот нравственный элемент. Что нового вносится с ним в исследование?..

Особенность субъективного метода заключается в оценке относительной важности общественных явлений, на основании взглядов исследователя на нормальные отношения членов общества друг к другу и к целому и в построении научной теории при помощи того же критерия. Таково будет исправленное определение субъективного метода. Но в таком виде требование, им заявляемое (с некоторыми оговорками), весьма легко может быть принято самым ярым и нетерпимым приверженцем единства научного метода во всех сферах человеческого мышления; дело в том, что тут никакого особенного метода даже и нет вовсе, а есть просто провозглашение одной весьма важной теоремы социологии, именно, что общество основано на личностях и что развитие общества совершается не иначе, как личностями, через личности и в личностях. Если социолог признает эту теорему, то он, исследуя известное общественное явление, всегда будет останавливать свое внимание не только на последствиях его для общественной среды, культуры, но и на влиянии его на созидателей этой среды, на те общественные атомы, через которые единственно и могли возникнуть наблюдаемые им изменения общественной среды; он будет хорошо знать, что для общественной жизни не столько важно возникновение и процветание того или другого элемента общественной среды, сколько способов созидания его личности, так как от этого способа зависит его прочность, степень и даже характер его влияния на другие элементы общественной среды...

Игнорирование теоремы, на которой настаивает субъективная школа, есть грубая и непростительная ошибка со стороны социологов; приступать к построению какой-либо части социологии, не уяснив себе предварительно значение личностей для общественной среды и среды для личностей или даже прямо отвергая это значение, все равно что делать какие-либо изыскания по небесной механике, отвергая теорему об обратной пропорциональности силы тяготения к квадратам расстояния...

«Коренная и ничем неизгладимая разница, – пишет г. Михайловский, – между отношениями человека к человеку и к остальной природе состоит прежде всего в том, что в первом случае мы имеем дело не просто с явлениями, а с явлениями, тяготеющими к известной цели, тогда как во втором цель эта для человека не существует. Различие это до того важно и существенно, что само по себе намекает на необходимость применения различных методов к двум великим областям человеческого ведения...»*

*Отечественные записки. 1869. № 11. Отд. 2, 19 (в статье «Что такое прогресс»).

 

Задав себе вопрос: что такое цель? Он отвечает, что это желательное, приятное, должное. Исключив категорию должного, действительно характеризующую общественные цели, мы можем, прежде всего, возразить автору, что данный им ответ одинаково относится как к целям, преследуемым животными на всех ступенях жизни, так и целям человеческим. Не желательность или приятность отличает некоторые человеческие цели (цели общественные), а общежелательность и общеприятность, если будет позволено так выразиться, т.е. желательность и приятность достижения не только для преследующего субъекта, но и для массы, непосредственно не принимающей в ней участия...

Но тут мы встречаемся с новым аргументом г. Михайловского; мы не можем, говорит он, общественные явления оценивать иначе, как субъективно. «Сочувственный опыт вместе с опытом личным, комбинируясь известным образом, входит в наше психическое содержание и, наряду с категориями истинного и ложного, устанавливает категорию приятного и неприятного, желательного и нежелательного, нравственного и безнравственного, справедливого и несправедливого. Отрешиться от этой стороны эмпирического содержания нашего я столь же трудно, как произвольно вычеркнуть из своей памяти какие-нибудь знания. Поэтому комбинация ощущений и впечатлений, составляющая предвзятое мнение, с которым человек приступает к какому бы то ни было исследованию, в области общественных явлений осложняется новым элементом, элементом нравственным»*. Но почему «осложняется»? В других областях знания это предвзятое мнение может состоять из суеверий и вообще эмпирически усвоенных некритических мнений о связи, существующей между явлениями, но, благодаря обработанности и общепризнанности теорий этих областей, чаще оно заключается в приверженности к той или другой научно развитой гипотезе.

* Отечественные записки. 1869. № 11. Отд. 24.

 

Обществознания как единой науки о законах общества покуда не существует, а потому и последнего рода предвзятое мнение у социологов встречается реже, чем некритическое эмпирическое содержание и, конечно, именно традиционная нравственность, т.е. представление о началах общественности. Нравственный элемент не осложняет предвзятое мнение, а просто составляет его, но предвзятое мнение необходимо бывает во всяком исследовании, как прекрасно доказывает сам г. Михайловский; стало быть, и тут нет никакого плюса в общественно-научном мышлении...

Социологическое исследование может и должно держаться общенаучного метода и притом тем строже и неотступнее, чем сложнее материал, над которым приходится работать пытливости социолога. Если объективность заключается в том, чтобы игнорировать значение общественных событий для личностей и значение личностей для общественных событий, чтобы отмахиваться от социологических выводов, вытекающих из этических теорем, то это вовсе не объективность и беспристрастие, а просто опасное для науки заблуждение, напоминание того, что различные элементы общественного блага находятся в тесной зависимости между собой. Бог с ней, с такой объективностью; я готов выдать ее с головой нашим субъективностям. Но если, с другой стороны, субъективность заключается в том, чтобы вместо признания желательным и должным истинного объявлять истинным желательное, в том, чтобы снимать с исследователя-социолога узду всяких общеобязательных логических форм мышления, в том, чтобы теоремы одной из областей науки, как бы эта область ни была важна сама по себе, возводить в методологические критерии всякого общественно-научного мышления, если это означает субъективный метод, то да будет всякий социолог подальше от такого орудия; и чем талантливее мыслитель, тем опаснее для науки подобное направление...

Конечно, учение о том, что все в обществе совершается по неизменным законам само собой, что никакая сила не в состоянии изменить этих законов, а следовательно (заключает фаталист), и порядка событий, а потому нам ничего не остается, как бездействовать уже потому, что мы ничего не в силах изменить своим действием; те, которые поступают иначе, жалкие слепцы, достойные своей участи, гибели, ожидающих их за возмущение против неизменного хода вещей. Не очевидно ли это следствие забвения или, лучше сказать, неспособности понять роль нравственного элемента в общественном процессе, забвения того, что основы каждого общества составляют те или другие отношения личностей к обществу, что, следовательно, из взаимодействия личностей слагается развитие общества и что, наконец, поэтому невозможно направлять это развитие. Законы общественного развития неизменны, но что такое сами законы? Не просто ли это формулы взаимодействия личностей, равнодействующая личных сил? Если вы будете помнить, т.е. если вы не будете чужды понимания роли нравственного элемента в обществе, вы никогда не впадете в фатализм. Основная ошибка оптимистов та же. Оптимист также убежден в неизменности общественных законов, тоже упускает из виду, что весь прошлый прогресс осуществился только как результат, равнодействующая личных усилий, он забывает или не видит всего этого, но зато видит, что общество прогрессирует...

Таким образом, разобрав шаг за шагом всю аргументацию субъективной школы, которой она старается доказать неприменимость к социологии объективного метода, мы можем, наконец, сказать, что отрицательная сторона ее доктрины не выдерживает критики. Что касается положительной стороны, то в основании ее лежит глубоко истинная идея о значении нравственной доктрины в социологии, но нравственная доктрина есть учение об отношении личности к обществу, о приспособлении жизни к условиям общественного существования, так, что ее значение в социологии понятно и без каких-либо субъективных подставок. Ошибка субъективистов заключалась в том, что они теоремы социологии приняли за теоремы логики, и доктрину, долженствующую влиять на содержание науки, объявили методологическим, критерием. Собственно говоря, такая постановка вопроса есть сама по себе уже отрицание социологии, как особой науки, и отождествление ее с политикой. Вред такого смешения абстрактного отдела обществознания с прикладным очевиден, особенно если присоединить к этому столь общераспространенное смешение конкретной и абстрактной социологии...

 

М.М. Ковалевский

ЭТНОГРАФИЯ И СОЦИОЛОГИЯ

Автор «Первобытной культуры», открывший нам впервые огромную роль тотемизма в религиозной и общественной жизни диких и варварских народов, Эдуард Тейлор, советовал всем, кто занимается этнографическими исследованиями, держаться того же метода, который употребителен в статистике. По его мнению, всякий раз, как возникает сомнение насчет общераспространенности того или другого обычая или верования, надо спросить себя, у какого числа племен это верование встречается или существовало и скольким народам оно осталось известно. Затем надо исследовать, не объясняются ли эти исключения характером тех особых условий, в которых протекает или протекала жизнь этих последних народов. Только в таком случае мы имеем право рассматривать данный обычай или верование, как нечто общее всем расам – известный фазис их общественного развития. С первого взгляда нельзя представить себе ничего более ясного и убедительного, более гарантирующего этнографов от тех сюрпризов, какими грозит им чересчур пылкий полет их воображения. Но, вдумавшись в основную мысль знаменитой статьи Тейлора, начинаешь спрашивать себя, можно ли применить статистику, обыкновенно оперирующую с вполне определенными величинами, к исследованиям, в которых приходится иметь дело с величинами неопределенными. Постараюсь пояснить свою мысль. Исходя из того положения, что народы подражали друг другу во все времена, мы имеем право спросить себя при виде того или другого обычая или верования, перенесенных из одной среды в другую, идет ли дело об одной или нескольких величинах. Система периодического передела земли в том виде, в каком она установилась в течение XVII века в центральных губерниях московского государства, в конце концов, распространилась и была введена и в Малороссии и в других областях обширной Российской империи.

Этот факт сам по себе дает нам право причислять большинство народов, населяющих Россию, к тем, которые непосредственно ввели у себя общинное землевладение, или следует, для точности и во избежание ошибки в вычислении, говорить только об одном факте общинно-мирского владения крестьян Великороссии ? А между тем далеко не безразлично при передаче цифрами числа племен, которым известен обычай периодического передела земли, считать большинство народностей России «мирскими» владельцами или нет. Наши заключения могут радикально разойтись, смотря по тому, какого способа подсчета мы будем держаться. То же самое можно сказать и при решении других вопросов столь же общего характера.

Возьмем, например, вопрос о распространении той системы родства, которую Левис Морган назвал системой родства по классам. Согласно этой системе, все члены одной и той же группы распределяются по возрасту в классы: отцов и матерей, сестер и братьев, сыновей и дочерей. Эта система встречается в Австралии и на островах Фиджи. Но так как фиджийцы в этом отношении только последовали примеру австралийцев, то в сущности эти два факта сводятся к одному. Таково по крайней мере заключение Файзона, который наиболее основательно изучил этот вопрос.

Во время моих этнографических исследований на Кавказе я не раз останавливался перед тем фактом, что в основании татарских и кабардинских обычаев лежат осетинские учреждения; но этот факт легко объясняется тем, что некогда осетины занимали всю страну, заселенную теперь другими народностями. Еще более поразило меня то обстоятельство, что, сличивши некоторые места из Авесты с верованиями, привычками и обычаями современных хевсуров и пшавов, я увидел, как много общего в целом ряде представлений и обычаев у грузинских горцев с древними персами. Отсюда я заключил, что у хевсуров и пшавов и до сих пор еще существуют пережитки верований и обычаев, свойственных иранцам, и по всей вероятности, предшествовавших составлению книг Авесты и религии Зороастра.

К сожалению, очень часто упускают из виду, какие многочисленные следы оставили в народных суевериях и привычках древние священные книги и старые юридические своды. А этого влияния вполне достаточно, чтобы не считать за самостоятельные открытия, сделанные народами различного происхождения независимо друг от друга, то, что, в конечном счете, явилось следствием широко распространенного подражания.

Как же производить статистические вычисления с такими неопределенными величинами! Когда я оперирую с числом рождений или смертей, самоубийств или даже затерянных почтой писем, я имею дело с чем-то весьма определенным. Ничего подобного нет, когда вопрос идет о том, чтобы определить относительное число народов, у которых родство считается по матери или по отцу. Ведь у нас нет никаких доказательств того, что так называемая патриархальная семья не явилась удачным нововведением в одном или нескольких центрах и не распространилась оттуда в разных направлениях, «как чернильное или масляное пятно», по образному выражению, так часто встречающемуся в трудах Тарда...

Какое же заключение следует сделать из всех критических замечаний, направленных в мой адрес, сторонников статистического метода в этнографии? Оно, на мой взгляд, сводится к тому, что, так как разные стороны быта народного тесно связаны между собой, то объяснения изучаемого явления надо искать во всей совокупности условий народной жизни. Пусть данное явление повторяется очень часто; эти повторения еще не доказывают его всеобщности, по крайней мере до тех пор, пока несогласные с ним факты не найдут объяснения в причинах исключительного характера.

Какой-нибудь обычай или верование может редко встречаться в наши дни, а в старину он мог быть общим правилом: часто сама редкость только свидетельствует в пользу древности.

Сопоставьте редкий обычай или редкое суеверие с теми пережитками, которые мы находим в религиях и юридических системах древности и средних веков, и вы сумеете уловить их действительно архаический характер.

Если надо искать объяснение того или другого верования или обычая во всей совокупности условий народной жизни, из этого вовсе не следует, что можно обойтись без помощи сравнительного метода, ибо то, что у одного народа сохраняется только в виде пережитка, т.е. анахронизма, у другого связано со всей совокупностью условий его жизни. Таким образом может быть выяснена сама причина изучаемого нами явления, причина, которая может ускользнуть от внимания исследователя, ограничивающего поле своих наблюдений только одним народом. Сравнительный метод, следовательно, также необходим в этнографии, как и при изучении языка, религии и права.

Я сказал, что этнограф должен обращаться ко всей совокупности условий жизни данного народа, как настоящих, так и прошедших, чтобы найти объяснение изучаемых им явлений. Но нет ли способа из этих самых условий выделять такие, которыми определялись бы все прочие?

Современные социологи имеют заметную склонность к своего рода монизму: они стремятся свести разнообразные факторы эволюции народов к одному основному. Этот фактор они видят то в очертаниях почвы и географическом положении изучаемой страны, то в ее климате, то в расе или расах населяющих ее народов. За последние же двадцать лет все эти односторонние толкования уступили место двум новым, столь же исключительным и к тому же радикально противоположным теориям.

Одни сводят поступательное движение обществ к причинам экономического порядка, к изменениям в способах производства богатств или их обращения, другие – к духовному состоянию изучаемых народов, к тому, что в Германии зовется народной, а во Франции коллективной психологией. Этнографы впали в такую же одностороннюю крайность. Ряд исследователей, обладающих большой оригинальностью и основательной эрудицией, как Гроссе и Гильдебрандт, думают открыть прямую зависимость между той или другой формой производства, с одной стороны, и той или другой организацией семьи и родственных отношении – с другой. Утверждают, например, и на мой взгляд совершенно ошибочно, что общественная организация охотничьих или рыболовных племен должна обязательно сводиться к моногамной семье, с отцом и матерью во главе. У пастушеских же народов, все по той же теории, преобладает скорее полигамия; разбросанные на огромном пространстве, необходимом для пастьбы их скота, они принуждены волей-неволей селиться небольшими группами. В этих группах наблюдается сильное преобладание мужчин и подчиненное положение женщины, как существа, за которое при браке дается выкуп. Отсюда происхождение родства по отцу и ограничение у охотников и рыболовов прав матери и тех, кто близок к ней по крови, в частности ее старшего брата.

С первыми успехами земледелия произошел, по этой теории, переход к материнской семье, а затем последовало снова возвращение к патриархату, как только более интенсивная земледельческая культура позволила соединиться нескольким семьям на сравнительно ограниченном пространстве.

Те, кто, как Гроссе, вполне убеждены в совершенном соответствии между формой производства и всеми другими проявлениями общественной жизни народа, находят связь даже между обожанием растений и животных и характером жизни первобытных охотников и пастухов. Культ предков начинается, по их мнению, только с того момента, когда с переходом к земледелию номадные племена превращаются в оседлые и когда у них является возможность поддерживать могилы родителей.

Все согласовано, или, по крайней мере, кажется согласованным, в этой теории. К тому же на ее стороне то преимущество, что она согласна с учением Маркса, великого апостола не только социализма, но отчасти и новейшей социологии. Самые пылкие, если не самые вдумчивые, адепты этого великого мыслителя готовы объяснить экономическими причинами даже развитие музыки, пластических искусств и литературы. Некоторые сомнения, высказанные мной по этому поводу, вызвали недавно чрезвычайно, впрочем, любезное возражение со стороны молодого австрийского социолога Келлес-Крауса. В своей статье, напечатанной в «Анналах социологического института», Краус делает невероятные усилия, чтобы связать разные преобразования в музыкальном искусстве с переменами в способах производства. Стремление если не отрицать совсем, то во всяком случае умалить до крайности значение великого психологического фактора изобретения даже в области науки и искусства продолжает господствовать и в настоящее время, несмотря на энергические и часто повторяемые протесты Тарда.

С другой стороны, совершенно забывают, по-видимому, что самые изменения в формах производства являются следствием основной причины – поступательного движения народонаселения, его все увеличивающейся плотности, как это очень кстати напомнил Конт. А между тем эта истина была признана еще Огюстом Контом и даже веками раньше его этими самыми меркантилистами, которые впервые формулировали великий вопрос народонаселения и в лице Бошеро предугадали гипотезу Мальтуса.

До какой степени велико заблуждение тех, кто намеренно упускает из виду тесное соотношение между экономической организацией народа и его верованиями и желаниями, можно судить по одному тому, что сама собственность отчасти возникла в зависимости от этих верований и желаний, именно – из религиозного представления, что дух усопшего охотно посещает место, где покоится его прах...

Но не одни только могилы, или прах предков, играют роль посредствующего звена между отдельным семейным очагом или группой подобных же очагов и тем или другим участком. Таким же звеном могут служить разные предметы, тесно связанные с личностью претендента на собственность. Туземец Новой Зеландии, например, объявляет себя собственником того или иного участка и только на том основании, что там зарыта его пуповина.

С другой стороны, достаточно совершить известное магическое действие, чтобы охранить данное место от посторонних посягательств и сделать его своею собственностью. Так, некоторые племена южной Африки, воткнувши в землю кол, обертывают его верхушку банановым листом. Этим действием, сопровождаемым проклятием тому, кто вздумает не обратить на него внимания, они устанавливают связь между землей и ее владельцем. Отрицайте после этого влияние верований на организацию производства!..

Но все это так очевидно, что доказывать долго не приходится. Спросим лучше себя, не обусловливает хотя бы отчасти та же самая плотность населения изменений иного рода, не вызывает ли она, например, привычки к сбережениям, не порождает ли она косвенно и антагонизма между богатством и бедностью? А этот антагонизм, в свою очередь, ведет за собой антагонизм другого рода – антагонизм между правящим классом и классом подвластным, между вождями, дворянством и простым народом. Нельзя сказать, чтобы эти явления были чисто экономического или, вернее, биоэкономического характера. Знания можно также накоплять, как и хлеб. Маг и судья, богатые знанием обрядов и заклинаний, такие же продукты этой своеобразной формы накопления, как человек, богатый коровами и потому благородный (так было у ирландских кельтов) или же как добровольно выбранный и почитаемый вождь являются продуктами простого накопления материальных богатств. Дайте себе, с другой стороны, отчет в том, насколько разные факторы общественной эволюции взаимно скрещиваются и действуют совместно, насколько было бы ошибочно поэтому стремиться свести их к какому-нибудь одному...

Итак, каков бы ни был характер учреждения, происхождение которого мы изучаем, идет ли дело о собственности, о кастах и о сословиях, о власти главы племени или народных вождей, мы постоянно наталкиваемся то на преобладающую, то на второстепенную роль психологического фактора. Таким образом... будущность сравнительной этнографии и услуги, которых социология вправе ждать от нее, зависят, на мой взгляд, от того, откажется ли она или нет от несчастного стремления сводить все подлежащие ее решению задачи к уравнению с одним неизвестным, которым является форма производства...

 

П.А. Кропоткин

НОВЫЕ ВРЕМЕНА

...Почему, в конце концов, человеческие общества являются такими устойчивыми? Почему их существованию присущи внутренние смуты? Почему постоянно продолжающиеся катаклизмы ведут к хаосу?

Ответ на вопрос о том, каким образом человек приспосабливался к изменяющимся условиям, трактуется различно в разные эпохи. В прошлом он был лаконичен: Создатель заботится о сохранении своего творения. В дальнейшем можно отыскать и нечто получше; новый якобинский век заменил идею закона идеей божественной власти. Вместо того чтобы видеть в «естественном законе» всего лишь угаданное нами простое отношение, лишенное степени условности (это означает, что если определенное событие случится, то и следующее обязательно произойдет в будущем), мы, сталкиваясь с необходимостью уважать закон, рассматриваем связь между явлениями как нечто высшее, сверхъестественное, по отношению к праву. В нашем столетии не только естественные науки, но и все связанные с изучением человека были подчинены именно этой идее. Она поработила не только университетские исследования, но и язык политика, реформатора, революционера.

Идея закона, дисциплины, порядка как на уровне явлений, так и существования индивидуумов, пронизала нашу лексику и доминирует как на революционных митингах, так и в аудиториях буржуазного университета. Вся наша философия унаследовала нечто от якобинства 1793 г. Но новое направление в развитии наук уже ощущается и скоро станет преобладать на концептуальном уровне. Если и существует несомненная гармония в природе (в некоторых пределах), если значительные катаклизмы, в определенной степени, влияют на порядок великих событий в природе, если все живое более или менее адаптируется к условиям существования, это означает, что все они продукты этих самых условий. Очевидно, что основа этих процессов не носит деструктивного характера.

Свободная игра конструктивных и деструктивных сил сама по себе создает некое состояние длительного равновесия между ними. И если при этом и возникает гармония, то она не более чем всегда различный, обновленный результат игры. Ламарк и Фурье сами протянули руку человечеству. Идеи Ламарка нашли применение в исследовании общества, Фурье – в изучении явлений природы.

Существование гармонии, порядка обусловлено не причинами божественного характера, не законами, навязанными одной из активных сил. Достичь свободного равновесия между всеми силами, действующими в одной точке, возможно лишь при одном условии.

Как определить, что именно препятствует волеизъявлению личности? Даже в условиях относительного покоя может сработать эффект накопления энергии, который приведет к преобразованию, катаклизму, революции. С другой стороны, состояние гармонии отнюдь не длится вечно. Гармония не может существовать без постоянно изменяющегося бытия. Поскольку в природе и в человеческих отношениях бытие отсутствует, то сама жизнь – источник развития...

 

Приложение 2. Программа углубленного изучения истории социологии

 

СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНОГО ЗНАНИЯ

 

Предмет социологии. Место социологии в системе общественных наук. Особенности познания социальных явлений.

Уровни социологического знания: фундаментальные социологические теории, специальные (частные) теории, конкретные (эмпирические) социологические исследования. Научное и обыденное социологическое знание. Мировоззренческая, познавательная, прогностическая, идеологическая и прагматическая функции социологии. Понятия общественного идеала, социального проектирования, социального факта, социального поведения, социальной общности, социальной целостности и др.

Модели социального познания. Основные направления развития социологической мысли.

 

ПРОТОСОЦИОЛОГИЯ

 

Возникновение и развитие представлений об устройстве общественной жизни. Взгляды на общество, государство, сущность социальных процессов и социальную структуру в учениях античного периода (Платон, Аристотель). Античная культура и социология.

Воззрения на характер общественного устройства гуманистов эпохи Возрождения. Общественные взгляды теоретиков первых социалистических утопий (Т. Мор, Т. Кампанелла, Д. Уинстенли и др.). Становление исторического, теоретического и прагматического методов социального познания.

Борьба представителей эпохи Просвещения за торжество «царства разума» и «естественного порядка» в устройстве общественной жизни: Дж. Локк (Англия), Вольтер, Ж.Ж. Руссо, Ш. Монтескье, П.А. Гольбах, К.А. Гельвеций, Д, Дидро (Франция), Г.Э. Лессинг, И.Г. Гердер, Ф. Шиллер, И.В. Гете (Германия), Т. Джефферсон, Б. Франклин (США), Н.И. Новиков, А.Н. Радищев (Россия).

 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ КАК НАУКИ.

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ XIX-XX вв.

 

Социально-политические, экономические, теоретические предпосылки возникновения социологии как науки. Сен-Симон о значении индустриализации для развития общества. Конт – основоположник научной социологии. Понятие о предмете и методе социологии. Эволюционный принцип в социологии. Конт о классификации наук. Закон трех стадий. Социальная статика и социальная динамика. Социальный прогресс и социальная гармония в учении Конта. Политическая концепция Конта.

Сущность концепции эволюции Г. Спенсера. Биологизаторский подход к анализу общественных явлений. Основные понятия социологической теории Г. Спенсера. Социальная интеграция и социальная дифференциация как выражение внутренней динамики и разнообразия форм жизнедеятельности общества.

Натуралистические социологические школы «одного фактора»: механическая, географическая, расово-антропологическая, биоорганическая, социал-дарвинистская, психологическая.

Социология Э. Дюркгейма. Критика биологического и психологического редукционизма в социологии. Сущность «социологизма» Э. Дюркгейма. Концепция социальной солидарности.

Материалистическое понимание истории К. Маркса. Определяющая роль способа материального производства в развитии общества. Революционный принцип в социологии. Проблема социального конфликта и классовой борьбы в марксистской социологии.

М. Вебер – основоположник понимающей социологии и теории социального действия. Концепция «идеального типа». Социологический анализ типологии власти.

Роль системы ценностей в развитии общества. «Протестантская этика и дух капитализма». Социология религии в трудах М. Вебера.

Теория типов государства. Легитимный, традиционный и харизматический типы власти. Классическая теория бюрократии по Веберу.

Социологическая теория В. Парето. Понимание общества как системы взаимодействия индивидов. Теория элиты. Логическое и нелогическое действие в концепции В. Парето. Естественные науки как образец построения социологии. Иррациональность человеческого поведения и его последующая рационализация. Теория круговорота элит. «Львы» и «лисы». Открытые и закрытые элиты.

 

 

ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА

 

М. Хоркхаймер и Т. Адорно – основатели франкфуртской социологической школы. Западноевропейский период развития школы. Авторитет и проблематика авторитарной личности. Развитие франкфуртской школы в США. Реализация социально-критической функции социологии (концепция одномерного человека Г. Маркузе, теория отчуждения и «бегства от свободы» Э. Фромма).

Современная ветвь школы в Германии. Проблематика коммуникации в трудах Ю. Хабермаса.

 

РАЗВИТИЕ АМЕРИКАНСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

 

Особенности социально-экономического и политического развития США. Характер и влияние западноевропейской социологической мысли на американскую социологию конца XIX – начала XX в.: органическая школа и социальный дарвинизм (У. Самнер), психологическая школа (Ф. Гидденс). Общетеоретическое и эмпирическое направления социологии США и процесс их становления (У. Томас, Ф. Знанецкий).

Чикагская социологическая школа. Первая американская социологическая школа в Чикагском университете. А. Смолл, У. Томас, Р. Парк – первое поколение Чикагской школы. Межэтнические отношения и расовые проблемы. Девиантное и маргинальное поведение.

«Введение в науку социологии» Р. Парка и Э. Берджесса. Анализ процессов урбанизации, семейной жизни, дезорганизации. У. Огберн и инструментальная функция социологии. Развитие статистических методов. Государственные заказы на социологические исследования.

Г. Блумер и послевоенный этап развития Чикагской школы. Современное состояние школы (М. Яновиц, Дж. Саттлз, У. Кориблум, А. Хантер).

Институализация «академической социологии» США (американское социологическое общество, Гарвардский и Колумбийский университеты).

 

СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В РОССИИ:

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

 

Исторические корни, социально-экономические и политические условия возникновения и развития социологических воззрений в России в XIX в. Влияние западноевропейской и русской национально-культурной традиций на формирование общественной мысли.

Славянофилы, западники, революционные демократы – представители «особого», реформистского и революционного путей развития страны (А. Хомяков, П. Киреевский; Т. Грановский, К. Кавелин; В. Белинский, А. Герцен, Н. Чернышевский и др.).

Основные направления русской социологической мысли: натуралистическое (Л. Мечников); психологическое (Н. Кареев, Е. де Роберти); позитивистское (Н. Лавров, Н. Михайловский, М. Бакунин, И. Кропоткин); марксистское (Г. Плеханов, В. Ленин); христианско-гуманистическое (В. Соловьев, Н. Бердяев, С. Булгаков).

Социологическая (субъективно-позитивистская) школа П. Лаврова и Н. Михайловского. «Формула прогресса» по Н. Михайловскому. Теория неоплатного долга в субъективной социологии. Идея природной солидарности и отрицания государства в анархизме.

Проблема метода в русской социологии. Полемика В. Ленина и Н. Михайловского о роли субъективного и объективного факторов в истории.

Роль Г. Плеханова и В. Ленина в распространении социологии марксизма в России. Общее и различное в их понимании общественного идеала, конечных целей и путей их достижения в условиях России.

Христианский гуманизм в России, его особенности и основные черты. Идея всеединства, соборности и Софии, учение о нравственном смысле личности В. Соловьева и его последователей. Н. Бердяев о русской душе, русской идее и об истоках русского коммунизма. Роль русской интеллигенции в возрождении России в трудах социологов религиозного направления (С. Булгаков, И. Ильин, Л. Карсавин и др.).

Основные характеристики социологической концепции М. Ковалевского. Понимание им предмета и метода социологии. Взгляды М. Ковалевского на политическое устройство общества.

Состояние социологической мысли в России в 20–30-е гг.

Проблема социокультурной динамики в социологии П. Сорокина. Социальная философия А. Богданова.

 

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ

Развитие мировой социологии после второй мировой войны. Завершение процесса институализации социологической науки. Концепция теории среднего уровня и формирование отраслевых социологических дисциплин. Географическая экспансия социологии и деятельность Международной социологической ассоциации.

Основные направления американской социологии в послевоенный период. Структурно-функциональное направление (Т. Парсонс, Р. Мертон, Н. Смелзер и др.). Т. Парсонс и его теория социального действия. Понятия структуры, функции, адаптации, целеполагания, интеграции, ценностного образца, социального равновесия в концепциях структурно-функционального направления.

Социологическая концепция социального конфликта и «контролируемой эволюции» (Л. Козер, Д. Белл, К. Боулдинг). Гуманистическое направление американской социологии. Понятие отчуждения, повседневной реальности, социального взаимодействия.

Эмпирическая социология. Прагматическая направленность американской прикладной социологии. Социальная инженерия и диагностическая социология как основные исследовательские методы американской прикладной социологии. Индустриальная социология. Теоретико-методологическая основа индустриальной социологии (тейлоризм, доктрина «человеческих отношений» Д. Тейлора). Специфика исследований в американской индустриальной социологии. Понятие менеджмента. Социология и социальная психология. Понятие социометрии. Метод Я. Морено.

Диалектическая социология. Основные течения европейской диалектической социологии. Вклад Франкфуртской школы (М. Хоркхаймер, Т. Адорно). Диалектический гиперэмпиризм Г.Д. (Жоржа) Гурвича. Стремление поставить социальный анализ на фундамент бесконечно разнообразного опыта. Генетический структурализм Л. Гольдемана.

Американская ветвь диалектической социологии (Р. Аккельбаум, Д. Уолл).

Символический интеракционизм. Поиск единиц социального действия и социального смысла. Европейские (Э. Дюркгейм) и российские (П. Сорокин) предшественники интеракционизма.

Чикагская (Г. Блумер, А. Стросс, Т. Шибутани) и Айовская (М. Кун, Т. Партленд) школы символического интеракционизма.

Теория и метод социодрамы (Дж. Морено, К. Берк, И. Гофман, X. Данкен). Социоинженерное использование социо- и психодрамы.

Структурно-функциональный анализ. Зарождение метода структурно-функционального анализа в социологии (Г. Спенсер, Б. Малиновский, А.Р. Радклифф-Браун). Т. Парсонс как основатель институциональной школы структурного функционализма. Четыре основных функции социальных систем.

Школа французского структурализма (И. Леви-Строс, Ж. Лакан, М.П. Фуко, Ж. Деррида) и современное развитие структурно-функционального метода.

Социологический радикализм. Содержание и периодизация социологического радикализма в западной социологии. Радикализм Франкфуртской школы.

«Новые левые», «социологическое воображение» Ч. Райт Миллса. Акционализм А. Турена. Альтернативная социология А. Гоулднера.

Левое крыло структурного функционализма (И. Смелзер) и другие разновидности социологического радикализма.

Психоаналитическое направление в социологии. Психоанализ 3. Фрейда как метод познания и как инструмент воздействия. Классификация психоаналитических концепций в социологии.

Взаимоотношения личности и среды в трудах К. Хорни, Г. Салливана, Э. Фромма. Фрейдомарксизм В. Райха и Г. Маркузе. Постфрейдизм и фундаментальные законы развития культуры (М. Мид). Д. Рисмен и типология социальных характеров.

 

СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, ПОЛИТИКИ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ

 

Исторические, социально-экономические и политические условия модернизации традиционных и формирования новых подходов в развитии мировой социологической мысли.

Основные факторы, определяющие характер, направления и динамику общественных процессов XX в.: индустриализация, научно-технический прогресс, обострение социальных и национальных конфликтов, экология, социокультурная динамика и др.

Формационный (одновариантный) и цивилизационный (поливариантный) подходы к оценке качественного состояния общественной системы. Пути преодоления пережитков социологического натурализма. Роль политики, экономики, идеологии, культуры, геополитического пространства, национальных традиций и менталитета, науки, человеческого фактора на формирование конкретных программ и моделей современного общественного устройства. Теория конвергенции традиционных форм развития и проблема «третьего пути».

 

ОСНОВНЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ пути И МОДЕЛИ

Теории социальной общности: социальной мобильности (П. Сорокин); классовой дифференциации (В. И. Ленин, К.Каутский, Л. Д. Троцкий); среднего класса (Р. Дарендорф, Ф. Кронер, Д. Гэлбрейт); элиты (Дж. Бернхэм, Р. Уильямс, Г. Джильберт, А. Тойнби).

Технократические концепции: стадии экономического роста (У. Ростоу); единого индустриального общества (Р. Арон); нового индустриального общества (Д. Гэлбрейт); постиндустриального общества (Д. Бэлл, Г. Кан, 3. Бжезинский и др.); информационного общества (А. Тоффлер).

Политические модели: тоталитарная (СССР, Восточная Европа, Китай, Куба); социал-демократическая (Швеция, Австрия, Германия); неоконсервативная (США, Англия, Германия); посттоталитарная (новая Россия и страны СНГ).

Будущее мировой цивилизации. Футурология конца XX–XXI в. Глобальные проблемы современности и социального прогресса.

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.