Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Поклонение может быть хуже распятия





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

 

Ошо, в Индии есть поговорка: «Вашудхайва кутумбакам» — «Вся Земля — одна семья». Наверное, этой поговорке тысяча лет. Ошо, были ли когда-нибудь люди, которые жили как семья? Или это было предвидение некоего мистика, предвидение, которое ты воплотишь в реальность?

 

Никогда не существовало ни одного общества, которое бы жило согласно представлению «Вашудхайва кутумбакам» — «Вся Земля — одна семья».

Мистики на протяжении тысяч лет говорили об этом, рисовали это в воображении, но, к сожалению, люди поклоняются мистикам, но не позволяют мистикам себя трансформировать. Поклонение — это, на самом деле, способ избежать трансформации; если говорить другими словами: «Ты прав, но мое время еще не пришло. Я уважаю тебя, я поклоняюсь тебе, и я запомню все, что ты говоришь, но я не могу действовать соответственно прямо сейчас. Я обычное человеческое существо, а ты великая реализованная душа — расстояние огромно».

Поклонение мистику не настоящее уважение. Это прием ума, чтобы не видеть палец, указывающий на луну.

Человек очень хитер. Он может распять кого угодно, чтобы избавиться от него, он может поклоняться кому угодно, чтобы избавиться от него. Распятие и поклонение не разные вещи, потому что основная цель та же: «Оставь меня; твоя дурацкая утопия хороша, я ничего не имею против нее, но ты особенное существо, а я заурядное создание».

Чтобы доказать этот факт, люди называли своих мистиков воплощениями Бога, мессиями, спасителями, посланниками. Таким образом они их отдалили, они создали такое расстояние между собой и мистиками, что видение мистика осталось видением. С таким подходом это невозможно воплотить в реальность.

Первый шаг, чтобы претворить такое грандиозное видение в реальность, — осознать, что мистик — такое же обыкновенное человеческое существо, как и ты. Если он реализовал себя, ты тоже можешь реализовать себя. Что стало реальным у него, потенциально у тебя. Что расцвело в нем, семя в тебе. Между семенем и цветком вовсе нет расстояния. Семя уже в пути, старается изо всех сил, чтобы стать цветком.

Но было две причины, по которым отрицался этот простой факт. Одна была в том, что массы хотели расстояния, а другая — в том, что это удовлетворяло эго тех, кто на самом деле не был мистиком, кто был просто притворщиком.

Сказать самому, что ты послан Богом, — это конкретная ложь, потому что Бог — это ложь, а ты делаешь эту ложь еще более пагубной, говоря, что ты посланник, что ты пророк. Это удовлетворяло эго тех, кто не был на самом деле реализованным человеком, поэтому они никогда не прилагали никаких усилий, чтобы уничтожить это расстояние. Наоборот, они подчеркивали, что это правда, — что возможно для них, невозможно для вас.

Чтобы доказать, что расстояние непреодолимо, они либо сами придумывали чудеса, либо после их смерти вы добавляли чудеса в их жизни, потому что это делает разницу очевидной. Вы не можете сотворить чудо, а эти люди творили чудеса. Безусловно, они были людьми высшего порядка, с некой духовной силой, которой у вас нет.

Они также хотели, чтобы эти чудеса были сформированы вокруг них; это помогало их эго. Это помогало защититься и вам; иначе вы должны были бы трансформироваться, воплотить то, что кажется невозможным, в реальность — «Вашудхайва кутумбакам» — «Вся Земля — одна семья». Даже одна семья — это не одна семья. Братья ссорятся с братьями, мужья ссорятся с женами, жены ссорятся с мужьями, дети ссорятся с детьми. Даже семья не семья, а мистики говорят, что весь мир должен быть одной семьей.

Так это помогло их эго создать расстояние, это помогло вам, потому что это кажется почти невозможным. Даже пятеро человек в одном доме не могут жить мирно, там постоянные скандалы, ссоры и конфликты. Даже люди, любящие друг друга, приносят друг другу боль. Какова возможность того, что весь мир станет семьей, любящей коммуной?

Когда осознаете невозможность этого, легче согласиться, что это не в ваших силах, это возможно только для этих особых существ. Но весь мир не состоит из этих особых существ, «поэтому нам остается только поклоняться им». Это довольно изощренный способ распять человека.

Настоящий мистик будет отрицать, что есть какая-либо разница, потому что он понимает, почему вы хотите различий и разграничений.

Среди историй Гаутамы Будды о его прошлых жизнях есть одна история о том, что перед этой жизнью, когда он стал Гаутамой Буддой, он был неосознанным человеческим существом, как любой другой, и он услышал об одном человеке, который стал пробужденным, просветленным. Все ходили посмотреть на его. Он тоже пошел, с цветами на подношение. Он коснулся его стоп, поднес цветы к его стопам. Когда он вставал, он не мог в это поверить: человек, которого считали просветленным, склонился перед этим неосознанным существом и коснулся его стоп.

Будда спросил: «Что ты делаешь? Я неосознанное, обыкновенное человеческое существо; ты просветленная, пробужденная душа. Зачем ты коснулся моих стоп?»

Человек рассмеялся и сказал: «Вчера я был тоже неосознанным, непробужденным; сегодня я пробужденный. Сегодня ты неосознанный, завтра ты будешь пробужденным. Помни, что я коснулся твоих стоп. Никогда не забывай об этом, когда станешь просветленным».

Эта история настолько показательная. Этот человек говорит: «Я пытаюсь научить тебя, что впредь... потому что я могу видеть возможность, возможность того, что ты станешь пробужденным. Вопрос только во времени. Это неважно — завтра или на одну жизнь позже. Но помни, что будда коснулся твоих стоп, когда ты был непробужденным».

В чем послание? Послание в том, что он пытается создать мост. Он пытается объяснить, что пробуждение — это не что-то сверхъестественное, это нечто присущее вашей природе, это не что-то, связанное с Богом, это нечто, связанное с вами. Это зависит от вас. Вы можете продолжать спать столько, сколько хотите, и в тот момент, когда вы захотите проснуться, вы можете проснуться.

И Будда это запомнил. Когда он умирал, его последние слова были: «Пожалуйста, не начинайте поклоняться мне. Я был здесь не для того, чтобы оставить поклонников — уже существуют миллионы поклонников. Не делайте из меня статую; иначе вы забудете мое учение, стоит отклониться — и вы удовлетворитесь поклонением, что не принесет вам никаких изменений. Вы останетесь такими же».

И это было именно то, что сделали люди. Он умер, и они начали делать статуи и поклоняться ему вопреки его последним словам. Более того, в мире статуй Гаутамы Будды больше, чем кого-либо другого.

В языках Среднего Востока, таких как арабский и перси, нет слова, обозначающего статую. Их слово для обозначения статуи but , а «бут» пошло от «будда». Статуй Будды было столько, что его имя стало тождественным статуе. И двадцать пять столетий люди поклонялись ему. Тысячи храмов были возведены на Востоке. Похоже, никого не интересует трансформация, которой он учил, но все очень увлечены поклонением ему.

Поклонение кажется очень искусным приемом, чтобы избежать мастера.

Иудеи также избегали Иисуса, но они использовали очень примитивный метод. Индуисты также избегали Гаутаму Будду, но они использовали очень искусный метод. Вы можете видеть результаты — Иисус был распят, и распятие стало источником христианства. Убийство, жестокость и кровь — вот из чего возникла религия. Ничего другого от христианства ожидать нельзя. За две тысячи лет оно убило миллионы людей. Сам его исток берет начало в убийстве, в распятии.

Их не волновало, чему учил Иисус. Он говорил: «Люби своего врага, как ты любишь самого себя». Тогда я не могу понять, кого убивали эти люди. Если вы любите своего врага, вы будете убивать любимых? Врагов надо любить, а кого надо убивать — друзей? Нет, учению не следовали; лишь читали проповеди в храмах. Но враги — и невинные враги, которые не причинили вреда христианам... Их единственным преступлением было то, что они не были христианами и они не хотели быть христианами, а это уже слишком много, слишком тяжкое преступление.

Индуисты использовали более искусный метод, возможно, потому, что у них более древняя цивилизация, более культурная. Они могли распять Гаутаму Будду, но они не сделали этого. Наоборот, они приняли Гаутаму Будду как одно из воплощений Индуистского Бога.

Вы удивитесь, но у индуистов двадцать четыре воплощения Бога. Это число — двадцать четыре — укрепилось в индийском уме. Как в сутках двадцать четыре часа, и цикл завершен, так одно мироздание — это один цикл миллионов и миллионов лет. В одном цикле существования двадцать четыре тиртханкары ; таково джайнистское представление.

Все возникает странным образом. Каждый язык и его арифметика основаны на десяти знаках, и эти десять знаков идут от десяти пальцев, потому что необразованные люди считают на пальцах. Первый подсчет был сделан на пальцах, а их всего десять; это просто совпадение. Вот почему вся математика от одного до десяти, потом идет повторение. Одиннадцать, двенадцать, тринадцать — это повторение. Вы можете переходить к миллионам, но это все повторение. Основных чисел десять, но нет необходимости в том, чтобы было десять основных чисел.

Были такие математики, как Лейбниц, которые работали только с тремя числами — один, два, три, — и у них получалось сделать любой подсчет. После трех четыре не идет, потому что четыре не существует в математике Лейбница. После трех идет десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, двадцать. Какая проблема — можно считать и так. В обычной математике в комнате будет четыре стула; Лейбниц насчитает десять, и это не составит лишних трудностей, подсчет будет абсолютно правильным.

Альберт Эйнштейн пытался работать даже с двумя числами. Просто, читая Лейбница, он сказал: «Почему три?»

Это было очередное совпадение; оно случилось из-за того, что Лейбниц был очень верующим человеком — иначе была бы нарушена троица. Если сделать меньше чисел, если сделать два числа, что случится с троицей? Если есть только две цифры, тогда один, два, десять, одиннадцать. Тогда будет десять, а не три. Чтобы спасти троицу и чтобы не возникло неприятностей с папой, он сохранил число три. Альберт Эйнштейн практиковал с числом два. Два, безусловно, совершенно необходимо — вы не сможете работать только с единицей. И он преуспел; с числом два это возможно.

Такого рода совпадение произошло и в Индии. В джайнизме, как в самой древней религии, было представление, что точно так же, как день и ночь образуют полный цикл, затем следующие день и ночь — следующий цикл, так и мироздание... одно мироздание, потом все переходит в темную ночь, исчезает, потом возникает новое мироздание... У каждого мироздания есть двадцать четыре учителя; их называют тиртханкары, создатели пути. Это буквальное значение тиртханкары.

Прежде чем стали известны джайнистские двадцать четыре тиртханкары, у индуистов было только десять воплощений Бога, но затем они начали чувствовать себя несколько убогими: «У джайнов двадцать четыре, а у нас только десять?»

В любой области люди так друг с другом соперничают и так глупо себя ведут, что, если вы не присмотритесь, вы никогда не обнаружите, насколько внезапно после Махавиры, потому что он был самым выдающимся джайнистским тиртханкарой... Хоть он и был последним, он был самым влиятельным среди этих двадцати четырех. До Махавиры во всех индуистских священных книгах было десять воплощений. Возможно, тот факт, что воплощений было десять, не более чем результат подсчетов на десяти пальцах. Возможно, причина та же, что и в математике, и вас не удивит, что число десять — это тоже идея индуистов. Именно они впервые ввели цифру десять.

Поэтому вполне правдоподобно, что десять — законченное число; и тогда десять воплощений законченны. Вы можете изучить свой язык, и вы это обнаружите. Например, во всех языках, которые пошли от санскрита, в особенности во всех языках развитых стран Запада... На санскрите «два» — dwa , в некоторых языках оно становится twa и в итоге останавливается на two (англ. «два»).

Английское «three» происходит от санскритского tri. Разница настолько незначительна, в английском языке просто нет звука «dthra». Санскритский алфавит вдвое больше английского, поэтому в английском вы не можете написать «dthri», если вы напишете «dthri», оно станет «three». Приходится делать «dthra» при помощи «t-h», объединив две буквы.

На санскрите «six» (англ. «шесть») — sasth , вы видите, что они связаны. «Nine» (англ. «девять») — nov ; вы видите, что они связаны. Конечное число было десять, после десяти — повторение.

Но стоило Махавире выделить двадцать четыре тиртханкары, как индуистские богословы начали чувствовать, что слегка отстают. Люди начали говорить: «У вас только десять тиртханкар, а у джайнов двадцать четыре». Поэтому после Махавиры индуистские священные писания стали говорить о двадцати четырех перевоплощениях — неожиданно, без причин, без оснований. Как только Махавира умер, индуистские священные писания сразу же стали говорить о двадцати четырех перевоплощениях, просто чтобы быть наравне с джайнизмом.

Это предоставило им возможность, и как только представилась возможность — может быть, именно ради этой возможности они увеличили их число до двадцати четырех, и наоборот. Они приняли Гаутаму Будду, который был самой влиятельной персоной за пределами индуистского круга. Они не могли на самом деле распять его — они были намного более утонченными людьми, — но они могли распять его с помощью обычной логики.

Они рассказали о Будде историю в своих знаменитых священных писаниях, Шивапуране. История состоит в том, что Бог сотворил мир. Он создал ад и рай; он сделал так, что ад охраняет дьявол. Дьявол был королем ада, как Бог был королем небес; дьявол был его тенью, его противником. Прошли миллионы лет, но никто не приходил в ад — все умирали и попадали на небеса, потому что люди не делали ничего неправильного. Они не были преступниками, грешниками.

Дьявол был очень зол, он добрался до рая и спросил Бога: «Это более чем глупо! Для чего ты создал ад? Если никто не должен туда попадать, то это просто пустая трата сил. Моя жизнь проходит зря — я просто там сижу! Ты сделал меня королем ада, но в королевстве никого нет. Это просто пустое пространство. Миллионы лет я ждал, с меня хватит. Или уничтожь это королевство, или начни присылать людей. Я хочу властвовать над настоящими людьми, а не просто сидеть там в одиночестве».

И Бог сказал: «Не злись, возвращайся. Я скоро рожусь Гаутамой Буддой и буду убеждать людей совершать неправильные поступки. Скоро ад будет переполнен». Вот зачем Бог воплотился в Гаутаме Будде.

Вы понимаете план действий: они принимают Гаутаму Будду за индуистское воплощение Бога, но цель — отправлять людей в ад. Поэтому, кто бы ни следовал Будде, попадает в ад. С тех пор ад переполнен. И они продолжают расширять его, но люди все прибывают и прибывают. Ситуация в корне изменилась: теперь очень редко кто-то попадает в рай. Большинство поездов идут в ад.

В Шивапуране говорится, что толпа настолько велика, что иногда некоторых людей оставляют на земле в живых, вот где конец очереди. В рай их забрать нельзя, а в аду нет места; они расчищают место как можно скорей. Так много людей на земле ждут своей очереди и живут до того момента, пока для них не будет готово место, тогда их забирают.

Вот так они приговорили все учение Гаутамы Будды — что оно предназначено только для того, чтобы разрушать человеческую духовность. Вы можете наблюдать результат этого в Индии: буддизм исчез. Он был рожден в Индии, Индия была необычайно впечатлена Гаутамой Буддой. Тысячи храмов и статуй указывают на то, что вся страна была под его влиянием.

Но буддизм исчез настолько тотально, что даже в самом священном буддистском месте, в Бодхгайе, где Гаутама Будда стал просветленным — там дерево бодхи, и стоит храм в память об этом событии — они не смогли найти в храм буддистского священника, поэтому индуистский брахман сотни лет выполнял обряды поклонения. Это стало семейной традицией.

Я спросил человека, который был там священником: «Сколько времени вы уже здесь?»

Он ответил: «Мы были здесь с того времени, как здесь появился этот храм». Индуисты создали такую атмосферу, что те, кто начал следовать Гаутаме Будде, вернулись — кому же охота угодить в ад, в геенну огненную — к индуистскому кругу.

Я стремлюсь донести до вас, что распятие Иисуса сделало из христианства фанатичную религию, которая столетиями убивала миллионы евреев, и они еще не отмщены.

Индуисты сделали намного лучше. Они не оскорбляли Гаутаму Будду, они почитали его как воплощение Бога, но сумели убедить людей, что, кто бы ни последовал за ним, попадет в ад, поэтому не следуйте ему. Вся Индия полностью очистилась от буддизма. Буддизм распространился по всей Азии, кроме Индии. Я посещал их всемирные конференции в Бодхгайе. Там были представлены все нации Азии, кроме Индии, потому что в Индии буддизм не существует.

Вы можете использовать распятие, вы можете использовать поклонение и добиться того же результата, и иногда поклонение может быть худшим распятием, чем любое другое распятие.

Мистики — истинные мистики — всегда стремились убедить человека: «Нет разницы между нами и вами. Единственная разница в том, что вы спите, а мы открыли глаза, мы проснулись, но это не такая большая разница».

Vasudhaiva kutumbakamvasudhaiv значит «вся Земля», kutumbakam значит «семья» — никогда не было реализовано. Есть надежда, что наступит день, когда оно будет реализовано.

Это и мое видение.

 

Ошо, когда-то в августе 1985 года я изо всех сил старалась убрать бар на дискотеке в Раджнишпураме, и я была уверена, что ты придешь туда ночью по той простой причине, что «мама» так беспокоилась о том, чтобы было идеально убрано! Пока я ждала тебя, я чувствовала себя домохозяйкой, которая ждет мужа, но я думала: «Этот муж не будет ко мне придираться, не будет критиковать мою работу. Он признает, что все прекрасно».

И так случилось: ты вошел в бар так спокойно, полный такого божественного очарования; мое сердце билось так сильно. Должна признаться, я была немного смущена. Я убедилась, что влюбилась в тебя глубоко, неизлечимо.

И вот что случилось однажды вечером в Иисусовой Роще примерно через тридцать дней после этого; я тогда праздновала тебя, и в своем сердце немного ревновала к тем длинноволосым девушкам, которые обычно танцевали с тобой!

У меня всегда был комплекс неполноценности из-за того, что я уродливая — и теперь в преклонном возрасте! «О, — думала я не со злостью, но с грустью. — Я бы так хотела быть симпатичной, чтобы сейчас он меня увидел!»

И когда я этого не ожидала — с удивлением я увидела, как ты подходишь ко мне, смотришь на меня, и танцуешь, и празднуешь со мной! Это была вечность — долгие, долгие минуты!

Ошо, когда я шла к себе домой в тот вечер, разговаривая со звездами, с полной Луной, я говорила: «Теперь я знаю, кто-то меня любит! Я уверена: он любит! Мы его возлюбленные, я уверена в этом!» И это, безусловно, развернуло мою жизнь на сто восемьдесят градусов. С того дня я чувствовала внутри себя теплоту — не то неловкое отсутствие, которое обычно было раньше, но что-то, что дало мне особую энергию, чтобы жить и распространять то прекрасное, что идет от тебя.

Ошо, ты всегда говоришь, что мы однажды должны будем отбросить привязанность к тебе, но единственное, чего я хочу всем сердцем, — это быть рядом с тобой, делить хорошие и плохие мгновения, пока смерть не разлучит нас.

Могу ли я отложить момент отбрасывания привязанности к твоему присутствию до следующей жизни?

 

Ты не осознаешь динамики духовных изменений. Я могу сказать тебе: «Ты можешь отложить», но чем больше ты будешь меня любить, тем больше ты будешь любить все существование, тем больше ты будешь любить себя. И с углублением этой любви ты начнешь исчезать. Есть только любовь, а любовь — это не привязанность. Привязанность от «Я». Любви достаточно, чтобы увести тебя от этого «Я».

Итак, я говорю: не волнуйся, ты можешь отложить; не бойся. Позволь любви стать тотальной — и «Я» исчезнет; и когда с твоей стороны «Я» исчезнет, кто будет привязан к кому? Привязанность отпадет сама собой.

У тебя есть чувство — которое есть в сердце почти каждого — что, когда привязанность исчезнет, исчезнет и любовь. Вот что происходит в обычных любовных переживаниях: любовь и привязанность — это почти одно и то же.

Но любовь ко мне — тотально иное явление.

Сначала привязанность будет сопровождать просто по привычке, но скоро она поймет, что больше не нужна, любви достаточно. И когда привязанность исчезнет, это не значит, что исчезнет любовь; и это будет впервые: ты почувствуешь ее чистоту, ее великолепие, ее совершенство. Ты не проигравший. Привязанность отброшена — ты победитель.

Но решать тебе. Ты можешь отложить — в этом я не буду тебя останавливать — ты можешь отложить до следующей жизни. Но не переставай любить. Погрузись еще больше в любовь, и она позаботится обо всем. Привязанность уйдет, откладывание уйдет. Оно заберет с собой весь хлам, который окружает твое внутреннее пространство. И когда есть только любовь, она божественна. Тогда она ни на кого не обращена, это просто аромат, доступный всем — всем тем ветрам, куда бы они не уносили его.

Чувствуй блаженство, что она постучала в твою дверь. И отбрось ту идею, что привязанность и любовь — это одно. Они враги. Именно привязанность разрушает всю любовь. Если ты откармливаешь, если ты подпитываешь привязанность, любовь будет разрушена; если ты подкармливаешь и подпитываешь любовь, привязанность исчезнет сама по себе. Они не одно; они две разные сути и противоположны друг другу.

 

Ошо, история о мистике, предложившем желающим присоединиться к нему в нирване, которую ты рассказывал вчера вечером, вызвала такие сильные ощущения в комнате!

Обычно, когда ты говоришь: «Это может случиться сейчас!» — я чувствую: «В этот раз у меня должно получиться, потому что ты говорил это так часто, что надо быть просто неполноценным, чтобы не достичь этого». Хотя вместе с этим чувством что-то во мне со страхом отказывается.

Вчера вечером я совсем не чувствовал страха. Я забыл обо всем незаконченном редактировании, я забыл обо всех вопросах, которые нужно подобрать. Я даже забыл, что ты сказал мне пока не исчезать. Я увидел шанс прыгнуть, но шанс не увидел меня. Пожалуйста, не мог бы ты разъяснить?

 

Легко забыть о том, что я говорил тебе пока не исчезать, но я ничего не забываю. Ты можешь отбросить все что хочешь, но ты не можешь отбросить свою редакторскую работу!

Поэтому, когда я говорю: «Это может случиться сейчас», ты не включен в это!

 

Ошо, если свидетель находится за пределами системы тело/ум, как же так получается, что, когда система тело/ум утром идет в душ, она не оставляет бедного свидетеля в кровати?

 

Миларепа, она оставляет свидетеля в кровати, особенно когда слишком холодно. Он отдыхает в кровати и ждет, пока ты выйдешь из душа!

Наблюдатель достаточно умен!

 

 

Глава 36

Если расцветает песня...

 

 

Ошо, в Америке многие — от медитирующих до менеджеров — используют технику, которая называется «позитивное мышление». Они пытаются превратить разрушительные мысли и условности, касающиеся себя, других и существования, в позитивные, и надеются таким образом стать более успешными на уровне своей жизни, которой они озабочены. Представляя себе их ум как пещеру, я задаюсь вопросом, не является ли эта техника просто росписью пещеры золотом? Ошо, эта техника позитивного мышления способствует пробуждению? Или она притупляет осознание того, что ты заключен в тюрьму, и желание стать свободным?

 

Техника позитивного мышления — это не та техника, которая трансформирует вас. Это просто подавление негативных сторон вашей личности. Это метод выбора. Он не может способствовать осознанию; он противоположен осознанию.

Осознанность всегда невыбирающая.

Позитивное мышление — это вытеснение негативного в бессознательное и приучение сознательного ума к позитивным мыслям. Но проблема в том, что бессознательное гораздо сильнее, девятикратно сильнее, чем сознательный ум. Поэтому как только что-либо становится бессознательным, оно становится в девять раз сильнее, чем было раньше. Оно может не проявиться, как раньше, но может найти новые пути выражения.

Поэтому позитивное мышление — очень слабый метод, лишенный глубины понимания, он продолжает снабжать вас ложными представлениями о себе.

Позитивное мышление пошло от некой христианской секты в Америке, которая называется Христианская Сайентология. Чтобы избежать слова христианин , чтобы другие тоже могли примкнуть к ним, они постепенно отбросили старый ярлык и начали просто говорить о философии позитивного мышления.

Христианская Сайентология, которая является первоисточником, предположила, что все, что случается в вашей жизни, не более чем мысленная проекция. Если вы хотите быть богатым, думайте и богатейте. Именно вследствие ваших позитивных размышлений вы богаты, вы становитесь богаче, деньги начинают стекаться к вам.

Я вспомнил анекдот. Молодой человек встретил пожилую женщину. Пожилая женщина спросила:

— Что случилось с твоим отцом? Он не приходит на наши еженедельные заседания христианских сайентологов, а он самый опытный участник, почти что основатель нашего общества.

— Он болен и чувствует сильную слабость, — ответил молодой человек.

Женщина засмеялась.

— Это всего лишь его мысль, — сказала она. — Он думает, что он болен — он не болен. И он думает, что у него слабость — у него нет слабости. Жизнь складывается из мыслей: что ты думаешь, то и получается. Скажи ему: пусть вспомнит свою теорию, которую нам проповедовал. Скажи ему: пусть думает, что здоров; скажи ему: пусть думает, что полон сил.

— Я передам ему ваше послание.

Через восемь или десять дней молодой человек снова встретил эту женщину, и она спросила: «Что случилось? Ты передал ему послание? — он до сих пор не приходит на еженедельные заседания».

Юноша ответил: «Я передал послание, мадам, но теперь он думает, что мертв. И не только он, но и все соседи, моя семья и даже сам я думаю, что он мертв. И он уже не живет с нами, он ушел на кладбище!»

Христианская Сайентология — поверхностный способ... она может кое в чем помочь; в частности, то, что действительно создано вашим мышлением, можно изменить. Но вся ваша жизнь не создана вашим мышлением.

Позитивное мышление пошло от Христианской Сайентологии. Теперь она рассуждает более философски, но основа остается той же: если вы будете мыслить негативно, это случится с вами; если вы будете мыслить позитивно, это случится с вами. И в Америке у такой литературы широкий спрос. Больше нигде в мире позитивное мышление не оказывает такого влияния, потому что это незрелость.

«Думай и богатей» — все знают, что это просто глупо. И это вредно, а также опасно. Негативные представления вашего ума должны быть высвобождены, а не подавлены позитивными представлениями. Вы должны сформировать сознание, которое не будет ни позитивным, ни негативным. Это будет чистая осознанность. В этой чистой осознанности вы проживете максимально естественную и блаженную жизнь.

Если вы подавляете некое негативное представление, потому что оно причиняет вам боль... Например, если вы злитесь, и подавляете это, и стараетесь приложить все усилия, чтобы превратить эту энергию в нечто позитивное — почувствовать любовь к человеку, на которого злились, почувствовать сострадание, — вы знаете, что сами себя обманываете.

Глубоко внутри это все еще злость, вы просто обеляете ее. Внешне вы можете улыбаться, но ваша улыбка ограничена только вашими губами. Это будет зарядка для губ; улыбка не будет соединена с вами, с вашим сердцем, с вашим существом. Между вашей улыбкой и вашим сердцем и вами огромная преграда — негативное чувство, которое вы подавили.

И это не единственное чувство; в вашей жизни тысячи негативных чувств. Вам не нравится человек, вам многое не нравится; вы не нравитесь сами себе, вам не нравится ситуация вокруг вас. Весь этот мусор продолжает скапливаться в бессознательном, а на поверхности появляется лицемер, который говорит: «Я всех люблю, любовь — ключ к блаженству». Но в жизни этого человека нет никакого блаженства. Он хранит в себе целый ад.

Он может обманывать других, и если он будет обманывать достаточно долго, то он может обмануть и себя. Но это будет не изменение. Это впустую потраченная жизнь — невероятно ценная, потому что ее нельзя вернуть.

Позитивное мышление — просто философия лицемерия, по правде говоря. Когда вы чувствуете, что сейчас заплачете, она учит вас петь. Вы сможете, если постараетесь, но эти подавленные слезы выйдут в какой-либо момент, в какой-либо ситуации. Есть пределы подавлению. А песня, которую вы пели, была абсолютно лишена смысла: вы не чувствовали ее, она не была рождена из вашего сердца. Она была только потому, что философия говорит всегда выбирать позитивное.

Я абсолютно против позитивного мышления. Вы будете удивлены, но, если вы не будете выбирать, если вы останетесь в невыбирающей осознанности, ваша жизнь начнет отражать нечто, что находится за пределами и позитивного, и негативного, что выше и того, и другого. Поэтому вы не останетесь в проигрыше. Это не будет негативным, это не будет позитивным, это будет экзистенциальным.

Так что, если есть слезы, в них красота; в них самих песня. Вам не нужно навязывать им никакую песню, они сами будут петь из радости, из удовлетворенности — не из грусти и неудачи. И если расцветает песня, то это не вопреки слезам и отчаянию; она выражение вашей радости... не против чего, не за что-то. Это цветение вашего существа, поэтому я называю ее экзистенциальной.

Позитивное мышление повело Америку по абсолютно неправильному пути: оно сделало людей лицемерами. Это наиболее влиятельная философия в Америке, а по сути, это даже не философия, это просто чушь. В ней нет понимания психологии человека, она не основана на изысканиях психологии; она не основана на более глубоких заключениях медитации. Она просто дает людям надежду — людям, которые ее теряют. Она дает людям амбиции.

Бедный человек полагает, что если он будет постоянно думать, то внезапно, ни с того ни с сего у порога появится кадиллак — хотя сейчас у него нет и порога. Сначала он должен подумать о пороге! Позитивное мышление создаст порог, потом позитивное мышление доставит кадиллак. И даже если это случится, пожалуйста, не садитесь в такую машину; это опасно. Нет ни машины, ни порога — это галлюцинация. Человек не в себе.

Все нужно заработать. Есть известная книга Наполеона Хилла «Думай и богатей» , и основная ее мысль такова: если вы будете действительно усердно думать, вы станете богатым. Были проданы миллионы экземпляров, потому что он хороший писатель, один из лучших в Америке. Он пишет хорошо, убедительно.

Но я уже вам рассказывал: когда его книга была издана впервые, он приехал в книжный магазин, чтобы издатель представил его покупателям и он раздал автографы. И так случилось, что в этот магазин зашел Генри Форд — он рассматривал книги, он любил книги, — и он поинтересовался: «Что здесь происходит? Кто этот человек?»

Он узнал, что это Наполеон Хилл, великий писатель, и что только-только вышла его новая книга. «Он будет счастлив быть представленным вам». Генри Форд подошел к нему. Издатель представил Наполеона Хилла со словами: «Он написал книгу „Думай и богатей“».

Генри Форд посмотрел на обложку, на название и спросил Наполеона Хилла: «Ты приехал на своей машине или на автобусе?»

Вопрос казался настолько неуместным, но Генри Форд спросил, и Наполеон Хилл вынужден был ответить: «Я приехал на автобусе».

Генри Форд вернул книгу и сказал ему: «Когда ты достаточно надумаешься о красивой машине и она появится у твоего порога, принесешь мне эту книгу. Я Генри Форд — мне не нужна эта книга. Я знаю, что невозможно разбогатеть, лишь думая об этом. Ты можешь обмануть бедных людей при помощи этой книги. Все хотят стать богатыми, поэтому книга будет хорошо продаваться, и, возможно, благодаря продаже этой книги ты станешь богатым и купишь машину. Но помни, что условие было не таким. Я приму книгу, если машина появится из-за того, что ты будешь думать о ней».

Машина так никогда и не появилась, он так и не смог прийти к Генри Форду. А этот старик был довольно странным, время от времени он звонил и спрашивал: «Что машина? Если она еще не появилась, уберите книги с книжных полок. Это настоящее мошенничество!» И вся книга о позитивном мышлении — думайте только позитивно.

Вы видите разницу: то, что я делаю здесь, это... все мысли бесполезны — позитивные или негативные. Это две стороны одной медали. Вы не должны менять негативное на позитивное; вы должны выйти за пределы того и другого. Вы должны отбросить и то, и другое, вы должны стать бездумной сознательностью. И из этой сознательности все, что бы вы ни делали, будет правильным. Все, что бы вы ни делали, будет невероятно прекрасно. Все, что бы вы ни делали, будет приносить удовлетворение.

 

Ошо, сексуальная энергия должна выражаться в сексе, или мы просто так помечаем эту энергию в соответствии с биологическими потребностями? Если энергия не выражается в сексе, это подавление или ее можно трансформировать, найдя другие каналы?

 

Энергия может быть трансформирована, но только после того, как вы прожили ее естественно. Если вы не выразили ее естественно — сексуальную энергию сексуально, — вы не можете двигаться к трансформации.

Когда секс выражается как чистый секс, в этом нет греха, не нужно чувствовать себя виноватым в этом; так устроены ваши тела, так функционирует ваша природа — выражайте ее. Только если выражать ее естественно, наступит момент, когда желание выражать ее в сексе исчезнет. Это момент превращения, теперь возможна трансформация.

Сначала естественное выражение до момента удовлетворения ваших естественных инстинктов, а затем возможна трансформация, потому что теперь энергия не будет вынуждать вас выражать ее в сексе; она удовлетворена. Она познала, что такое сексуальное переживание. Только после этого возможна трансформация, и трансформация случится в медитации.

Поэтому, когда вы чувствуете в себе энергию и у вас нет желания выражать ее сексуально, просто сядьте в тишине и медитируйте. Медитация проложит дорогу, чтобы энергия могла двигаться выше, и вы узнаете, что та энергия, которая выражалась как секс, в конечном счете выражается как самадхи , как суперсознание. Это та же энергия — меняется только характеристика выражения. Но если что-то останется незавершенным, вас снова и снова будет тянуть к этому.

У религий есть повод подавлять секс. Они все хотели трансформировать энергию, поэтому, естественно, они подумали, что секс должен быть заблокирован, выражен любым другим способом; а затем эта заблокированная энергия может быть трансформирована в духовность. Но у них не было понимания, что такое секс, или энергия, или трансформация.

Секс — это не то, чего в вас определенное количество. Энергия вырабатывается каждый день, и если вы будете выражать ее сексуально, это не значит, что у вас не остается энергии, и поэтому как вы ее трансформируете? Сексуальная энергия создается каждый день. Это не хранилище, не банк, где, если ты будешь что-то вынимать, останется настолько же меньше. Она создается каждый день вашим образом жизни, вашими передвижениями, вашей пищей, вашим дыханием, вашим кровообращением — самой вашей жизнью . Это побочный продукт жизни. Но, если вы начнете насильно останавливать ее, вы навредите сами себе.

Прежде всего, если вы будете насильно подавлять секс, ваш ум будет постоянно думать о сексе — о сексе и больше ни о чем, потому что энергия, которая была подавлена, будет вращаться в вашем уме.

Позвольте мне напомнить, что ваш сексуальный центр находится в вашем уме; гениталии — лишь продолжение того центра, который находится в голове. Вот почему вы мечтаете о сексе, вы фантазируете о сексе — и каждая фантазия немедленно воздействует на ваши половые органы. Вы думаете, это в голове. Гениталии — это продолжение тонкого центра в вашей голове, поэтому, когда вы подавляете энергию, ваша голова переполняется ею. Ваш секс становится умозрительным, мысленным — вы думаете о нем, вы мечтаете о нем. А это уродство.

Один человек пришел к психоаналитику и говорит:

— Помогите мне, иначе я умру.

— Вы выглядите вполне здоровым и молодым. Почему вы должны умереть? — спросил психоаналитик. — В чем проблема?

— Проблема в том, что я постоянно думаю о сексе, — ответил пациент.

— Это не большая проблема, все думают о сексе.

— Вы не понимаете...

— Я постараюсь и пойму, — он нарисовал на бумаге линию и спросил: — Что это? Что она тебе напоминает?

— Не шутите! Она напоминает мне секс. Линия? — Даже психоаналитик был слегка шокирован, что линия напомнила ему секс. А мужчина сказал:

— Я прочитал все книги по психологии — это фаллический символ.

И он был прав, потому что психоанализ Фрейда утверждает, что так и есть, это фаллический символ.

Врач нарисовал другую фигуру — треугольник. Мужчина закрыл глаза и воскликнул:

— Не надо! Я не хочу об этом думать.

— Но это просто треугольник!

— Возможно, и треугольник, но подумайте о Фрейде, и вы поймете, что я имею в виду. Это моя беда.

— Хорошо, — сказал психоаналитик. Он нарисовал третью фигуру — круг. И тут мужчина вскочил со стула. Он вскричал:

— Хватит! Хватит! Я не гомосексуалист! Я никогда еще не видел такого порнографического психоаналитика — вы рисуете не что иное, как порнографию.

Именно в этот момент они увидели из окна проходящего мимо верблюда, и психоаналитик сказал:

— Забудь об этом. Выгляни на улицу. О чем напоминает тебе этот верблюд?

— Верблюд? Это самое опасное животное; я не хочу иметь ничего общего с верблюдами! Ничего общего с верблюдами! Забудьте об этом.

— Но это странно.

— Ничего не странно — все напоминает мне секс, и это из-за того идиота, который сказал мне подавлять, потому что так надо: когда ты подавляешь энергию, твой внутренний уровень энергии начинает расти. Это не он растет, а я уменьшаюсь! У меня никогда не было страха перед верблюдами или чем-то еще, но теперь я не могу выйти на улицу, я не могу ни на что смотреть, потому что все каким-то образом умудряется напоминать мне о сексе.

Подавление нанесет вам вред: оно наполнит ваш ум сексом... никакой трансформации, только уродливая, умозрительная сексуальность.

Естественный секс гораздо прекраснее. Он простой и невинный.

Кроме того, если вы начнете подавлять секс, вы никогда не сможете трансформировать его. Вся ваша энергия будет расколота на две части. Секс — та ваша энергия, которая должна быть подавлена, а оставшиеся энергии вашей жизни должны подавлять ее, и ничего не остается, что может быть трансформировано. Кто будет трансформировать? Кто будет трансформирован?

Подавление — самое худшее, что проповедовали религии людям.

Естественный секс автоматически приводит вас к точке, где вы чувствуете, что это простой биологический феномен, и прошлое желание уйдет. Оно уходит через переживание; теперь там будет энергия, и так как вы не подавляли ее, она не станет умозрительной, она не сделает секс вашей проблемой.

С медитацией вы будете открывать высшие двери вашего сознания, вашего суперсознания. Энергии всегда нужно движение, она не может оставаться статичной. И эти новые места будут гораздо более пленительными.

Сексуальную область ты уже пережил. Это было хорошо на уровне биологии, но это было обычное переживание, доступное всем животным, всем людям, всем птицам. В нем не было ничего особенного, ничего уникального. Но если медитация открывает путь к суперсознанию и энергия доступна, эта энергия автоматически начинает двигаться по новому каналу, который открылся.

Это то, что я вкладываю в понятие «трансформация».

Относитесь ко всему с легкостью. Помните об одном: медитация должна продолжаться в вашей «с-легкостью к природе». Когда все, что связано с природой, удовлетворено, энергия доступна; она начинает двигаться по путям, которые открыла медитация.

Это простой процесс. В трансформации вам не нужно ничего делать. Все, что нужно, это чтобы не было подавления. Энергия доступна — нет желания направить ее по сексуальному пути, и открывается новый путь. Энергия мгновенно приходит в восторг в предвкушении движения по новому пути. И стоит ей пережить более высокое качество блаженства, вопрос о подавлении исчезает и никогда не поднимается.

И последнее, что нужно запомнить: даже если вы познали с помощью сексуальной энергии суперсознание и высшие уровни, это не значит, что вы не можете пользоваться энергией из сексуального канала. От более высокого вы всегда можете перейти безо всяких трудностей к более низкому; но, чтобы от более низкого перейти к более высокому, нужна очень хорошая подготовка.

Вы будете удивлены, когда узнаете о странном явлении, происходившем в Индии в ведические времена, пять тысяч лет назад — невозможно поверить... Если пара понимала, что они не могут родить детей, они приходили к великим ясновидцам, великим мастерам, которые жили в лесах, в горах, и у них были свои университеты — тысячи студентов.

И они просили мастера: «Мы хотим, чтобы кто-нибудь, в ком больше нет секса, проявил к нам сострадание и дал ребенка моей жене». И это было распространенное явление, в нем не было ничего предосудительного. Но в этом можно видеть великую проницательность: у того, кто вышел за пределы секса, гораздо больше возможностей дать рождение более совершенному ребенку, чем у обычного человека.

Так продолжалось в Индии до появления Будды и Махавиры. Именно они принесли с собой подавление и осудили этот обычай.

Я до сих пор за эту ведическую традицию; она очень близка науке. Будда и Махавира, оба, за подавление — и это опасно. До Будды и Махавиры в Индии не было подавляющего общества, это было совсем другое общество. Все естественное одобрялось, и, если у пары были сложности с рождением ребенка, лучший способ был найти того, у кого не было сексуальности в сексе, чей секс был просто медитацией. В этом медитативном акте больше возможностей получить лучшего ребенка, чем в любом другом.

Так что запомни, Арпита: все в жизни должно происходить естественно, и параллельно продолжай медитировать. И какая бы энергия ни подходила к точке насыщения, когда речь идет о природе, эта энергия начнет двигаться к медитации сама по себе.

Трансформация случается с вами — вы не можете ничего сделать. Вы можете просто подготовить почву.

 

Ошо, почему по всему миру на протяжении веков у людей проявлялась такая необыкновенная способность выдумывать призраков?

 

Это всегда оставалось одним из самых важных вопросов для человека: что случается, кода человек умирает?

В прошлом было очень немного материалистов, большинство людей были верующими в дух, в душу; тело умирает, но душа остается. Разные религии пытались объяснить, что случается с душой, но везде оставались пробелы. И эти пробелы породили представление о призраках.

Например, христиане, иудаисты, мусульмане, все верят в одну жизнь, а затем наступают дни страшного суда. Но в промежутке что происходит с душой? Человек умирает сегодня; судный день не завтра, судный день будет, когда придет конец света. Поэтому до сих пор все христиане, и все мусульмане, и все иудаисты задаются вопросом: «Что делают эти люди? И где они?» После судного дня некоторые попадут в рай, большинство попадет в ад; а тем временем они скитаются без тел — призраки.

И человек прошел через периоды такого страха. В то время не было огня, ночью было темно; огня нет, дикие животные и, самое главное, эти призраки. Из-за этих призраков люди стали поклоняться своим предкам, которые умерли, чтобы они были довольны. «Мы помним о вас, не мучайте нас».

В Индии даже сегодня каждый год несколько дней посвящают всем предшествующим поколениям, которые умерли, и люди бросают сладости, и фрукты, и прочее воронам. Я не знаю, откуда пришла эта идея, что призраки приходят в образе ворон, но вороны едят эти сладости и рады.

Вороны отвратительные, черные — я не думаю, что есть кто-нибудь, кто любит ворон настолько, что поставил в доме клетку и посадил туда ворону. Вы подумаете, что он сошел с ума. И вороны такие невыносимые создания. Если они молчат, это хорошо, но они не молчат, они постоянно кричат. Возможно, их уродство, их чернота, их крики — все вместе породило мысль, что это призраки приходят в образе ворон.

И каждый год люди кормят ворон; две недели они ходят к реке и поклоняются своим родителям, своим предкам... они не знают их всех, потому что это длинная родословная, но они подносят им все, что только могут поднести. Эти подношения идут брахману, который совершает поклонение. И они радуют их так каждый год. «Не волнуйтесь за нас. Мы счастливы, и вы будьте счастливы. Незачем приходить сюда».

Этот ритуал, должно быть, появился, когда люди испытывали очень сильный страх; страх перед дикими животными был неимоверный. И во все времена были шизофреничные люди, про которых думали, что они одержимы бесами. Они психически больны; но на протяжении столетий они служили доказательством того, что призраки есть.

В Индии, путешествуя по стране, я видел много деревьев, которые известны тем, что избавляют вас от одержимости призраками. Но то, что происходит на самом деле, поистине отвратительно. Человек думает, что он одержим призраком, и он иначе себя ведет — на самом деле, у него расщепление личности. Иногда он полностью в порядке, совершенно обычный; это одна личность. Все расщеплены, но он настолько расщеплен, что стал почти двумя людьми в одном теле, и обоим нужно пространство для выражения.

Люди привыкают к одному, и, когда во владение вступает другой, они думают, что им завладел призрак. Это древнее истолкование — у них не было понятия расщепленной личности. Поэтому они приводят их к этим деревьям; человека бьют, очень сильно бьют, так, что он приходит в себя. А прийти в себя значит вернуться к своей прежней личности.

Дереву поклоняются, потому что считается, что помогло дерево, поэтому на дерево вешается кусок одежды этого человека. Так что, если вы видите на дереве тысячи кусочков одежды, это значит, что под ним были избиты тысячи людей. И когда каждый из этих людей возвращается к своей личности, в дерево вбивается большой гвоздь. Это значит, что к дереву был пригвожден призрак, и теперь он не может сбежать оттуда.

Его бьют так, что в большинстве случаев это помогает; человек начинает бояться переходить к другой своей личности, потому что его так хорошо полечили. Это просто старинный способ психологического лечения, но он работает.

Возле моего дома стояло дерево ним — очень большое дерево ним. Я приобрел несколько больших гвоздей и позабивал по всему дереву, и несколько кусочков ткани я повесил в разных местах на дереве. На следующий день люди сказали: «Что случилось — это дерево никогда не считалось...?»

Но никто не знал, как не знала и моя семья, что это сделал я. А неизвестное всегда вызывает страх.

Зачем кому-то это делать? — не было повода — значит, произошло что-то неведомое. И с того дня та маленькая улица около моего дома стала опасной. С наступлением вечера никто не ходил по ней. Они шли в обход почти милю, чтобы добраться до своих домов, а от того места это было всего лишь в нескольких футах. Но проходить под тем деревом было опасно; кто знает, иногда гвоздь может расшататься, и призрак может вырваться.

Моя семья начала подозревать меня, они стали спрашивать:

— Это твоя работа?

— Я не знаю ничего о призраках, — ответил я.

— Никто не может зайти в дом, значит, кто-то в доме это сделал. И теперь ты не даешь людям проходить здесь.

И даже члены моей семьи... рядом с деревом находился колодец, и ночью, если нужна была вода, они будили меня:

— Иди и принеси ведро воды.

— Непонятно. Зачем напрасно меня беспокоить?

— Ты сам беспокоишь всех соседей.

— Если вы абсолютно уверены, что это сделал я, вам не нужно бояться.

— Мы знаем, что это ты сделал, но все равно страшно — потому что ты не признаёшься, что ты это сделал, мы можем только догадываться. В любом случае, пойди и принеси ведро воды, она нужна прямо сейчас.

Дерево стало причинять всем такие беспокойства, что один ученик, который учился со мной и обычно ходил по этой улице — это была маленькая улочка, а учитель жил в другом конце — он доходил до нее и начинал перебегать с одной стороны на другую, он перебегал с закрытыми глазами.

Я сказал ему: «Не бойся — здесь очень дружелюбные призраки».

Он ответил: «Не говори со мной о призраках! И когда ты говоришь „дружелюбные“, мне становится еще страшнее. Я не хочу никакой дружбы!»

Он рассказал об этом своему учителю — он был старым человеком, брахманом, очень уважаемым в городе. Брахман сказал:

— Не бойся. Я дам тебе мантру: «Харе Кришна, Харе Рама». Просто говори: «Харе Кришна, Харе Рама» и быстро проходи мимо дерева.

— С каждым днем мне становится все страшнее, — сказал мальчик. — Вы не боитесь?

— Нет, я не боюсь. Я верующий человек — я могу пойти куда угодно.

— Проводите меня сегодня. Сейчас уже очень поздно, — было, наверное, часов десять. — Проводите меня по этой улице.

А я говорил ему: «Учитель дал тебе эту мантру; сначала попроси его: „Покажите мне, как это делать“. Как-нибудь приведи его».

Он ответил: «Я приведу его сегодня».

Так что я ждал; пришли мальчик и учитель с лампой в руке, оглядываясь по сторонам и пытаясь увидеть, есть тут призраки или что-то в этом роде или нет. И учитель сказал: «Здесь ничего нет. Начинай читать: „Харе Кришна, Харе Рама“». И оба повторяли: «Харе Кришна, Харе Рама».

Мне стоило только бросить вниз жестянку из-под керосина — пустую жестянку. Сначала я побил по ней рукой и просто бросил ее на учителя — она только ударила учителя по голове, но надо было видеть, как он убегал! И он не убирал ее. Прямо с жестянкой он помчался к дороге, собралась толпа — я тоже был в толпе.

Они сказали: «Это становится невозможным! Всеми уважаемый брахман, хорошо знающий древний закон, а призраки не боятся даже его. Это непорядок», — когда они убрали банку, учитель вонял керосином, потому что это была новая банка, я только что вылил ее содержимое.

Они все обнюхали его и сказали: «Странно! Зачем вы туда пошли? И что случилось с вашей лампой?» Лампа была брошена там; помнить о ней в такой критический момент...

Кто-то сказал: «Пойдите и принесите лампу», — но никто не решался. Я сказал ученику:

— Ты же можешь пойти. Ты знаешь мантру «Харе Кришна, Харе Рама».

— Эта мантра бесполезна! — воскликнул он. — Даже мой учитель не смог... он повторял мантру, и в то время, когда он повторял мантру, с шумом упала банка и так и осталась на его голове.

Мой отец сказал мне:

— Я знаю... в доме была новая банка — где она? Безусловно, ты замешан в этом. Теперь единственный способ избавить соседей от страха — срубить это дерево.

— Я не возражаю, но сможешь ли ты найти кого-нибудь, кто решится срубить дерево? — спросил я.

— Я знал это, именно поэтому ты и согласился, потому что никто не решится, — и действительно, никто не хотел рубить его.

В городе было много лесорубов. Они сказали: «Это дерево мы трогать не можем. Выпустить тех призраков... кто знает, не начнут ли они приходить к нам домой, или преследовать, или вселяться в нас».

Мой отец был готов заплатить двойную цену. Они сказали: «Не предлагай нам ничего — найди кого-нибудь еще». Они посоветовали: «Поищи в другом городе, где ничего не знают о дереве».

Но каждый, кто приходил из других мест, смотрел на дерево, на гвозди и свисающие куски одежды и отказывался. Выхода не было.

Я сказал своему отцу: «Я единственный человек — если хочешь, я могу срубить это дерево. Но тогда не обвиняй меня, если весь твой дом наполнится призраками. Они живут в дереве — оставь их в покое. Они мирные, они никому не вредят. Они поступили так с учителем, потому что он начал читать мантру против них. Он начал противодействие — не они... они мирные призраки».

Мой отец сказал: «Я знаю, они мирные призраки, но нам тоже нужно жить в этом доме. Никто не может спать на веранде». Летом в Индии люди спят на верандах или на улице. «Никто не готов... кроме тебя, никто ночью не выходит на веранду», — потому что дерево раскинуло над ней свои ветви.

И начали происходить вещи, к которым я не имел никакого отношения, люди как-то сами умудрялись. Кто-то вдруг там упал, возле дерева. Должно быть, причина была в том, что шел дождь, было скользко, и он поскользнулся. Но обвинили во всем дерево, что теперь призраки поскальзывают людей.

Дошло до того, что даже днем улица была перекрыта, никто туда не ходил. И люди злились, потому что приходилось так долго обходить, чтобы попасть к себе домой с главной улицы, а если идти по малой улице, было совсем близко.

Не существует такого явления, как призрак. Призрак в твоем страхе, а страх можно вызвать чем угодно. И как только он появился, очень сложно избавиться от него.

По сути, все эти три религии ошибаются насчет душ. Когда человек умирает, он мгновенно — через две, три секунды — попадает в другую матку. Только немногие остаются в невоплощенном состоянии — очень плохие люди, такие как Адольф Гитлер или Иосиф Сталин, потому что они не могут найти такую плохую матку, и они должны ждать сотни лет; или очень хорошие люди пребывают сотни лет в ожидании подходящей матки. Но их мало. Хорошие не будут никому вредить, а плохие причинили столько зла за свою жизнь, что теперь раскаиваются, чувствуют себя виноватыми.

По всей земле, возможно, найдется несколько человек этих двух типов, но они никому не будут причинять боль или вредить. Само представление о призраках возникло из страха, а страх может вызвать что угодно. Люди, проходя мимо кладбища, перейдут на бег. Ночью они побоятся идти тем путем. Такие мелочи... это действительно твой страх становится призраком. Если у тебя нет никакого страха...

На Востоке вследствие того, что переселение души — это факт, признанный всеми религиями, нет такого страха перед призраками. Англия — это самое духо-населенное место — и этот вопрос от Четаны! В Англии столько домов, населенных призраками, но странно, что это происходит только в Англии, в других местах — очень редко. Но в Англии столько домов, населенных призраками.

Похоже, что за длительное время в Англии было сделано настолько много зла, насколько это вообще возможно, иначе нельзя создать империю. Миллионы людей были безжалостно и бессмысленно убиты, а когда вы делаете столько зла, вас это не может не затронуть. Страх неизвестного — ведь вы убили так много людей...

В моем городе есть прекрасный ашрам последователей Кабира... это редкость, потому что последователей Кабира совсем немного. Человек, который находился там в качестве управляющего ашрамом, Сатья Сахиб, был поистине праведным человеком, ищущим. Он умер. В ашраме находится много прекрасного, в нем пещеры и подземные пещеры, расположенные настолько глубоко, что половина пещеры заполнена водой, поэтому у вас в распоряжении только две части. Половина пещеры несколько выше, и туда вы ходите купаться, пить и все остальное; вода есть, она постоянно течет. Там много пещер.

Сатья Сахиб был человеком великой строгости, у него было чему поучиться. Но он умер — я не видел его, но я знал его последователя, Сахибдаса. У него не было качеств учителя, но он был очень эрудированным. Я ходил к нему с моим отцом — мой отец был другом его учителя.

Один раз он начал говорить о призраках, почему-то об этом зашел разговор, и он сказал:

— Призраков нет.

— Это неправда. Даже твой гуру, Сатья Сахиб, стал призраком, — ответил я.

— Что?

— Я видел его, он стоял на своей могиле. Если ты хочешь увидеть его, я могу это устроить.

— Увидеть его? Он был опасен даже при жизни — я не хочу видеть его призрак. Но каким образом ты увидел его?

— Я проходил мимо, а он стоял, обнаженный, на своем самадхи . И, как вы уже знаете, я поинтересовался: «Что ты делаешь, Сатья Сахиб, стоишь обнаженный, когда такое холодное утро?»

И он ответил: «Для призрака не существует ни холода, ни жары; все хорошо и так — одежда не нужна».

— Все это вздор! Ты просто выдумываешь на ходу, — воскликнул Сахибдас.

— Не слушай его! — сказал ему мой отец. — Он практически превратил мой дом в дом с призраками — люди боятся ходить мимо. Он никогда не говорил мне, что встречал твоего учителя, а ведь он был моим другом.

— Я не сказал тебе, потому что ты бы не поверил, что он стал призраком, бедняга, — ответил я.

Но Сахибдасу, его ученику, стало интересно, хотя он и боялся:

— Где тут правда?

Однажды в полдень он позвал меня и попросил:

— Скажи мне правду — где тут правда?

— Я все тебе рассказал, — ответил я. — Все, что я могу сделать, это договориться. Я снова встретил твоего гуру.

— Что? — воскликнул он.

— Да, он снова стоял там — простое совпадение. Я хожу утром на прогулку, а он стоял, обнаженный, и на этот раз я сказал ему: «Твой ученик не верит, что ты стал призраком». Он ответил: «Он идиот ! Он никогда не верил ничему, что я говорил». Я сказал: «Я сказал ему о возможности тебя увидеть. Что можно сделать, чтобы он тебя увидел?»

Он сказал: «Приведи его ночью, в полночь, когда часы на городской башне пробьют двенадцать. Приведи его, и он увидит меня здесь. Но из-за того, что он такой недостойный ученик, я вынужден буду накрыться тканью, белой тканью. Я не хочу показывать ему мое лицо и не хочу видеть его», — я могу это устроить, когда ты захочешь.

— Он рассержен? — спросил Сахибдас.

— Он, безусловно, очень рассержен. Он сказал: «Не прикасайся к моей одежде и не подходи ко мне близко». Он показал мне место: «Встань здесь, возле дерева, — там было дерево. — Возле этого дерева. И не подходи близко, потому что я на самом деле рассержен: мой ученик оказался совершенно недостойным. А в ярости, ты знаешь, человек способен на все».

Так что мне надо было уговорить одного из моих друзей, кто был одного с ним роста, этой ночью в двенадцать часов встать там, прикрыв себя белой тканью. И я привел туда Сахибдаса. И когда часы на городской башне пробили двенадцать раз, Сахибдас посмотрел и сказал: «Боже мой! Он там стоит! Он так сердится, что, если мы подойдем к нему поближе, он может сделать все что угодно!»

Я сказал: «Ты можешь подойти к нему поближе, но он сказал, что способен на все — я не знаю, что он сделает: прыгнет на тебя, или ударит тебя, или еще что-нибудь». Я дал другу хорошую дубину и сказал: «Если он подойдет, дай ему как следует». У него была гладко выбритая голова, какими и бывают обычно головы у последователей Кабира, гладко выбритыми. «Дай ему как следует по голове, и этого будет достаточно вместе со страхом и всем остальным, чтобы он потерял сознание. А я позову всех имеющих к этому отношение, моего отца и других, и скажу: „Смотрите!“»

Так и произошло. Он подошел ближе, получил хороший удар, упал и потерял сознание. Когда я привел своего отца и других людей с лампами и фонарями, они увидели Сахибдаса, лежащего возле могилы. Он открыл глаза и только посмотрел на могилу — послеобраз все еще был там — и снова закрыл глаза, потому что он все еще видел...

Мой друг исчез, я сказал ему: «Исчезни, иначе люди очень сильно тебя побьют. Просто ударь один раз и исчезни. — А место было почти что джунгли. — Тебе очень легко будет исчезнуть».

Понадобился почти час, чтобы привести Сахибдаса в чувство. Мой отец спросил его: «Что случилось?»

Он ответил: «Твой сын был прав, мы напрасно подозревали его. Он показал мне моего гуру — он стоял здесь! И он сказал мне: „Не приближайся к нему, потому что он очень сердит“. Но даже когда он был жив, он никогда не бил меня так сильно! Он ударил меня так сильно по голове дубиной. — У него на голове была кровь. — И боязнь призрака... Я упал, и потом я не знаю, что произошло».

Ему стало так страшно — это было за городом, за ашрамом — что на следующий день он покинул город. Мы никогда больше не слышали ни о нем, ни о том, что с ним случилось. Одно несомненно: похоже, он сохранил веру в призраков, распространяя историю о призраках.

Я получал удовольствие, изображая призраков многих людей, — что не составляет труда. И все верили этому; причина — изначальный страх внутри вас. Я не встретил ни одного призрака, а я их искал.

Сейчас психологи работают над этим и находят разные обоснования для явлений, необъяснимых прежде; теперь их можно объяснить. Но бесспорно одно: призраки не существуют. Они, как и Бог, порождение страха.

 

Глава 37

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.