Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Договорная теория



Ее авторами считают Г. Греция (голанд. 1583-1645. Соч. «О праве войны и мира»), Т. Гоббса (англ. 1588-1679. Соч. «Левиафан»), Дж. Локка (англ. 1632-1704. Соч. «Два трактата о правлении»), Ж.Ж. Руссо (франц. 1712-1778. Соч. «Общественный договор»), П.Гольбаха (франц. 1723-1789. Соч. «Естественная политика»). В России ее поддерживал А. Радищев. Отдельные положения этой теории развивались еще в V—IV вв. до Р.Х. софистами Древней Гре­ции. «Люди, собравшиеся здесь! — обращался к своим собеседникам один из них. —Я считаю, что вы все тут родственники, свойственни­ки и сограждане по природе, а не по закону: ведь подобное родст­венно родственному по природе. Закон же, властвуя над людьми, принуждает ко многому, что противно природе».

Суть теории. Основой теории является положение о том, что государству предшествует естественное состояние человека. Прав­да, условия жизни людей и характер человеческих взаимоотноше­ний мыслителям представлялись неоднозначным образом.

Так, Т. Гобое думал о людях весьма пессимистично и считал, что им присущи соперничество (стремление к наживе), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолюбие). Эти страсти делают людей врагами: «человек человеку — волк». Поэтому в есте­ственном состоянии, где нет власти, держащей людей в страхе, они находятся в «состоянии войны всех против всех».

Спиноза объяснял необходимость государства и права естест­венной причиной — противоречием между страстями и разумом людей. Человек по своей природе эгоистичен и корыстолюбив: «Каждый защищает чужой интерес лишь постольку, поскольку дума­ет тем самым упрочить свое благосостояние». Осуждая эти страсти, которым как безумию подвержена толпа, он считал, что человек только тогда свободен и могуществен, когда руководствуется разу­мом,

Дж. Локк думал о человечестве гораздо лучше. В естественном со­стоянии, рассуждал он, вес люди равны и свободны, имеют собствен­ность; естественное состояние — это в основном состояние мира и доброжелательности. Закон природы предписывает людям мир и без­опасность. Однако любой закон нуждается в гарантиях, ибо если никто не обладает властью его охранять, обуздывая нарушителей, он не будет исполнятся и будет бесполезным. То же касается и естест­венных прав людей. Естественные права, считал Локк, обеспечивают­сянаказанием нарушителей закона в такой степени, в какой это может воспрепятствовать его нарушению. В естественном состоянии эти га­рантии недостаточно надежны, ибо неупорядоченное использование каждым своей власти наказывать нарушителя закона природы делало наказание либо чрезмерно суровым, либо чрезмерно мягким. К тому же в естественном состоянии часто происходили споры из-за понима­ния и толкования конкретного содержания естественных законов, ибо «закон природы не является письменным законом и его нигде нельзя найти, кроме как в умах людей». Кроме того, Локк уточнял, определяя естественное состояние не как состояние общества в целом, а как состояние конкретных эмпирических субъектов. Недоста­точность неполитической формы бытия субъектов диктует необхо­димость создания институтов государственного принуждения.

Ж.Ж. Руссо, напротив, рисовал прошлое человечества как «золо­той век». По описанию Руссо, сначала люди жили как звери и ниче­го общественного (речи, собственности, морали и т.п.) у них не было. Они были равны между собой. Но по мере совершенствова­ния навыков и знаний человека, орудий его труда складывались об­щественные связи. Период выхода из состояния дикости, когда че­ловек становится общественным, продолжая оставаться свобод­ным, представлялся Руссо «самой счастливой эпохой». Однако дальнейшее развитие цивилизации он считает отступлением, поскольку появляется и растет общественное неравенство.

Итак, по мнению всех указанных мыслителей, люди вынуждены были заключить договор всех со всеми ради соблюдения права и общей пользы. Люди отказались от части своих прав во имя спокойст­вия и стабильности. Ограничив себя в правах, они ввели запрет делать то, что пагубно для жизни. Таким образом был заключен договор всех со всеми, позволяющий установить мир. Назовем его первичным догово­ром, или договором-объединением. Д. Дидро так излагает суть этого обще­ственного договора: «Люди быстро догадались, что если они будут продолжать пользоваться своей свободой, своей независимостью и безудержно предаваться своим страстям, то положение каждого от­дельного человека станет более несчастным, чем если бы он жил от­дельно; они осознали, что каждому человеку нужно поступиться час­тью своей естественной независимости и покорится воле, которая представляла бы собой волю всего общества и была бы, так сказать, общим центром и пунктом единения всех воль и всех их сил»1,

Но кому же люди отдали часть своих прав?

Отказавшись быть единственным гарантом своих естественных прав и законов, люди передали эту часть своих прав государству, кото­рое теперь приобрело право издавать законы, снабженные санкция­ми, и применять меры принуждения для реализации этих законов, а также ведать отношениями с другими государствами. По мнению Гоббса, «государство есть единое лицо, ответственным за действия ко­торого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для мира». Таким обра­зом, они заключили общественный договор с публичной властью. Люди покорились общей воле, которая представляет собой волю всего общества и является общим центром и пунктом единения всех их воль и всех сил. Общественный договор правящих с подвластны­ми условно назовем вторичным договором, или договором-подчинением.

Однако, утверждал А.Н. Радищев, государственная власть при­надлежит народу, она всего лишь передана монарху и должна нахо­диться иод контролем народа. Люди же, входя в государство, лишь ограничивают, а вовсе не теряют свою естественную свободу, при­надлежащую им от рождения. Государство создано для гарантии ес­тественных прав (свобода, равенство, собственность) и законов (мир и безопасность), оно не должно посягать па эти права, должно

ДидрД. Соч. М.. 1939. Т. VII. С. 123.

быть организовано так, чтобы естественные права были надежно гарантированы. Главная опасность для естественных прав происте­кает из привилегий носителей властных полномочий. Отсюда А.Н. Радищев, вслед за Ж.Ж. Руссо, и выводил право народа на вос­стание и революционное ниспровержение монарха, если тот допус­кает злоупотребление властью и произвол.

Таким образом, государство, согласно договорнойтеории, явля­ется порождением разумной воли народа, человеческим учреждени­ем или даже изобретением.

Как же люди заключили общественны!] договор?

Общественный договор сторонниками договорной теории мыс­лился не как исторический факт подписания всеми какого-либо кон­кретного документа, который лег в основу появления государства, а как состояния общества, когда люди добровольно объединилисьв го­сударственно-организационную форму путем молчаливого признания необходимости учреждения некоего единого объединяющеговсех центра. По мнению Локка, общественный договор — это постоянно возобновляющийся процесс перехода из естественного состояния в правовое, которое случается с каждым гражданином но отдельнос­ти, а не одноразово всеми вместе. Это обеспечивает как бы преемст­венность общественного договора, свидетельствует о том, что его участниками являются не только наши далекие предки, но и все люди, жившие, живущие и те, которые будут рождены в будущем. Вот почему, если условия общественного договора окажутся нару­шенными, то люди могут этот договор пересмотреть.

Оценка теории.Договорная теория — это творение разума целого коллектива выдающихся мыслителей, живших в разное время. В общей сложности период создания договорной теории составляет около 200 лет. И конечно, она, впитав в себя все достижения коллек­тивного разума того периода, должна быть оценена по достоинству.

Первым несомненным достоинством данной теории является то, что се авторы отметили одну из характерных черт, присущих человеку: ему присущи страх и чувство самосохранения. Именно это толкает его к объединению, к достижению компромиссов с дру­гими людьми, способствует возникновению желания поступиться чем-либо, дабы чувствовать себя спокойно и уверенно.

Далее. Договорная теории носит демократический характер, по­скольку исходит из того, что человек ценен сам по себе, а потому с рождения имеет права и свободы. Права и свободы важны для него настолько, что за них он должен бороться вплоть до свержения пуб­личной власти, злоупотребляющейдоверием со стороны народа, поверившего ей и передавшего часть своих прав.

Теория общественного договора создавалась шаг за шагом и в конце концов она подточила феодальные устои. Постепенно возни­кало понимание того, что люди сами, а не монарх или феодал, долж­ны распоряжаться своей судьбой, ведь они равны с момента рожде­ния и каждый из них ценен для общества.

Нельзя не отметить и еще одно достоинство договорной теории: она порывала с религиозным представлением о происхождении го­сударства и государственно!! власти. Правда, сначала, до ее созда­ния, потребовался прорыв в области естествознания, который до­стался человечеству очень тяжело. Вспомним, что на инквизицион­ном костре был сожжен Джордано Ьруно именно за создание новой картины видения мира, где места ISoiy не отводилось. Гуманитари­ям, с одной стороны, было легче идти по стонам естествоиспытате­лей, а с другой — сложнее, поскольку их идеи на практике проверить было невозможно. И тем не менее теологическая мировоззренчес­кая доктрина с XVI в. стала понемтму уступать дорогу светской. Большую лепту в нес внесли авторы договорной теории происхож­дения государства.

И наконец, достоинство теории общественного договора состо­ит и в том, что она опиралась на общественную практику, а не носи­ла умозрительный характер. Течь идет об имевших место в истории договорах, заключаемых между населением отдельных феодальных городов и князьями, которых приглашали осуществлять власть. В этих соглашениях оговаривалось его материальное обеспечение, которое ему предоставлялось в обмен на управление городом, на защиту города. Пусть эта общественная практика не носила всеобъ­емлющего характера, но тем не менее давала мыслителям пищу для ума. В дальнейшем общественная практика расширилась и стала ярким подтверждением договорной теории. Имеется в виду форми­рование государства на Американском континенте (США), а также принятие сначала в США, а потом и в других странах конституций, по своей сути и представляющих такой общественный договор на­селения и публичной власти.

Однако при всей привлекательности договорной теории нельзя не видеть и недостатков, ей присущих.

Во-первых, являются спорными некоторые положения договор­ной теории. Так, в частности, Гоббс и Локк утверждают, что чело­век изначально (в «естественном состоянии») чувствует за собой право на свободу и собственностьи хочет, чтобы они были защище­ны от посягательств, и в то же время — склонен посягать на свободу и собственность других. В ре.чультлтс возникает борьбавсех против всех, а конечном счете анархии и \tioi. Анархия и хаос не возникают даже у животных, у которых психика развита несравненно в мень­шей степени. Возникают иерархические пирамиды. Наличие орга­нов управления в первобытном обществе говорит именно о сущест­вовании такой иерархической пирамиды. Она же сохраняется, но только и другом виде, и с образованием государства. Таким образом, индивидуалистическое понимание общества, где личность над всем господствует, не соответствует действительности. В первобытном обществе тоже был свой порядок, основой которого было коллекти­вистское сознание.

Далее. Тезис Гоббса о том, что эгоизм — отправная точка челове­чества, ложен. В нем слышится отголосок теории Дарвина о естест­венном отборе. В обществе все обстоит несколько иначе, чем в мире животных: если в мире животных действуют только биологи­ческие законы, то в обществе появляются еще и социальные нормы, которые оказывают умеряющее значение и нейтрализуют естественный отбор. Даже на самых ранних этапах жизни человече­ства мы может найти элементы альтруизма: повиновение религиоз­ным традициям, самоотречение. А если вспомнить, насколько чело­век повиновался традициям, обычаям, верованиям, то все в жизни древнего человека нам будет казаться альтруизмом, хотя это, конеч­но, преувеличение.

Во-вторых, сторонники договорной теории, правильно обращая внимание на права и свободы личности, рассматривали человека как такового, как будто он существовал сам по себе. Но не было в природе человека, одиноко бродящего по белу свету! Человек всег­да Существовал только в общественных структурах, причем был с ними неразделен. Это были общины, семьи, роды,;фратрии,племе­на, союзы племен и т.д. Человек — существо общественное и тако­вым он был с момента своего рождения. Именно эти общественные группы и есть реальные субъекты исторического процесса.

В-третьих, ее авторы справедливо указывают на то, что человеку изначально присуще желание быть свободным. Но что понимать под свободой? Если «свобода» — это возможность делать то., что хо­чется, ни от кого не зависеть и никому не подчиняться и иметь все, что хочешь, то такой свободы можно достигнуть, только заняв вер-iiniiiy иерархической пирамиды. Если свобода — это неучастие в ие­рархических стычках, то в соответствии с ней жить хотят не мно­гие люди. Ведь она предполагает, что человек не только никому не. подчиняется, но и никого не подчиняет себе. Это значит, что ему лучше не иметь дома, имущества, семьи и детей, поскольку, во-пер­вых, их нужно защищать (но ведь это конфликты, стычки, а в них же ист желания участвовать!), а во-вторых, они сами -но себе ограничивают свободу. Вот и получается, что это какая-то свобода хиппи. Так свободен ли в самом деле человек от рождения?

В-четвертых, сторонники договорной теории представляют про­цесс создания государства как сознательное творение человека. Так ли это? Разум человека был слаб и не мог уловить все связи и опос­редования. Это раз. Договор — это, иначе, согласие. Но согласие могут достичь только высокоразвитые люди, призвавшие для этого всю мощь своего интеллекта и способные понять, что нельзя руко­водствоваться только своими собственными интересами, а надо при этом учитывать и интересы других лиц, с которыми приходит­ся взаимодействовать. Это два. Далее. Чтобы все индивиды, совер­шенно разные от природы и выполняющие в обществе разные виды деятельности (земледельцы, скотоводы, торговцы, ремесленники, вожди-организаторы, военные предводители и т.д.), пришли к со­глашению на счет основ социальной организации и чтобы сознание каждого отдельного человека эту задачу охватило, надо, чтобы каж­дый человек вышел из своей социальной роли и чтобы все как один договаривающиеся играли одинаковую роль: роль государственных людей и организаторов. Но ведь это невозможно себе представить даже теоретически.

В-пятых, для того, чтобы сознательно что-то создать, нужно иметь об этом хоть какое-то представление. Но ведь опыта государ­ственно-правовой жизни не было, тогда могли ли люди сознательно создать такой механизм, как государство? Может им помогла все же интуиция, а не осознание?

В-шестых, если, предположим, согласиться, что общественный договор людьми все же заключен, то получается, он не носит юри­дического характера, поскольку в момент его заключения не сущест­вовало самого государства. Однако только государство может гаран­тировать, обеспечивать договоренность и придавать договору юри­дический характер.

В-седьмых, можно указать на недостаток, который, возможно, вытекает из предыдущего. Если, как утверждают сторонники дого­ворной теории, государство создается по воле людей, то, вероятно, по их воле его можно и уничтожить? В таком случае остается непо­нятным, почему же, раз возникнув, государство нигде не исчезает. Возможно его преобразование, видоизменение, но не исчезнове­ние. Даже отделение части государства, а отнюдь не исчезновение его, было также мероприятием совершенно невероятным. Даже по­пытки такого отделения пресекались самым жестоким способом и оканчивались нередко кровью (Босния — едва ли последний такой пример). И лишь в последнее время на глазах изумленной мировой общественности, привыкшей к силовому пресечению подобных за­мыслов, стали использоваться мирные способы разделения (или от­деления части) государств, например разделение Чехословакии на два государства: Чехию и Словакию.

И последнее. Некоторые из авторов договорной теории, в част­ности Руссо, допускают насильственное свержение правителей, ко­торые злоупотребляют переданной им народом властью, и обосно­вывают право на революцию. Из истории же нашей страны, чье прошлое так богато «революционными традициями», мы знаем, что революция ни к чему хорошему не ведет. В результате революции и возникает тот хаос и анархия, которых не было даже в первобыт­ном обществе.

Таким образом, при всех своих достоинствах договорная теория не в состоянии дать полную картину процесса происхождения госу­дарства.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.