Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Игра в «Монополию» и техника безопасности





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Что произошло на самом деле, почему Морган вдруг забросил многообещающее детище, способное подарить ему контроль над всемирной системой распределения энергии и информации? Неужели он вдруг осознал губительность глобального подхода к электрификации для капиталистической системы, как любят утверждать современные поклонники Теслы из среды «антиглобалистов»: если бы Земля обросла «передающими башнями», любой и каждый мог бы извлекать энергию прямо из воздуха и не заботиться об оплате, аналогично тому, как сейчас ловят спутниковое телевидение при помощи пиратского оборудования.

Но вряд ли Морган — реалист и скорее тактик, чем стратег по складу делового мышления — успел осознать настолько далеко идущие последствия новой технологии на основе одних только эскизных проектов да газетной трескотни, и впечатлиться достаточно, чтобы просто забросить проект и забыть об уже вложенных в предприятие деньгах.

Многие биографы Теслы, в частности все тот же Сейфер, утверждают, что прожженной «биржевой крысе» было жаль потерять сиюминутные прибыли от производства телеграфных столбов, медных рудников и каучуковых плантаций (медь и каучук широко использовали при производстве телеграфных проводов) в случае успешного развития беспроводной телеграфии. Но ведь телеграф никогда не являлся основным или монопольным потребителем меди и каучука!

Соглашаясь финансировать разработки в области беспроводной связи, Морган вполне осознанно шел на поддержку новой технологии, предполагавшей отказ от привычного производства. Он уже имел опыт сходного технологического рывка — когда сместил технологический приоритет от паровых машин, использующихся на его предприятиях, к электрическим моторам, а затем перешел от постоянного тока к переменному.

Еще одно из возможных объяснений: непредусмотренные разрушительные последствия, которыми сопровождались смелые эксперименты ученого, опасные настолько, что напугали даже заказчика — самого несгибаемого Моргана — и подтолкнули его к решению свернуть дальнейшие работы.

«Мыслительные опыты» Маха — своего рода умственные модели будущих экспериментов — популярные в среде естествоиспытателей того периода, не могли дать полной картины возможных последствий опытов, воспроизведенных в реальных условиях.

Экспериментаторы зачастую не сознавали потенциальной опасности даже для себя самих, получали травмы, порой погибали — Молох науки из года в год собирал кровавую жатву. Так, в 1864 году в лаборатории будущего учредителя знаменитой премии Альфреда Нобеля из-за некорректного опыта взорвалось 100 килограммов нитроглицерина, погибли его родной брат Эмиль и еще трое сотрудников лаборатории.

Родоначальники изучения радиоактивных веществ Пьер и Мария Кюри не предполагали разрушительных последствий своего открытия и не предпринимали никаких мер предосторожности. Больше того, будущий дважды лауреат Нобелевской премии и первая женщина-академик Франции, первооткрывательница радия и полония, долгие годы носила на груди своеобразный амулет — капсулу с радием.

Итогом недостатка опыта в обращении с радиоактивными веществами стала смерть выдающегося ученого — Мария Складовская-Кюри скончалась от лейкемии, вызванной накоплением радиоактивных веществ в организме.

Немецкий физик Вильгельм Рентген, открывший феномен свечения катодной трубки — икс-лучи, впоследствии названные в его честь «рентгеновским излучением», — тоже не усматривал никакой опасности в своем открытии.

Вильгельм Конрад Рентген [1845–1923]

— выпускник Гессенского университета, профессор, возглавлявший кафедры физики в Гессене и Вюрцбурге, первый лауреат Нобелевской премии по физике — сделал свое главное открытие в возрасте, близком к преклонному, практически случайно: затемнил помещение лаборатории для удобства наблюдений и обнаружил флюоресценцию удаленного экрана под воздействием включенной катодной трубки.

Лучи, вызывавшие свечение, он назвал икс-лучами и зафиксировал их характерную особенность — проникать почти во все предметы на различную глубину, в зависимости от толщины предмета и плотности вещества. Например, свинец был непроницаем для удивительных лучей, а кости проницаемы в меньшей степени, чем ткани.

Широкий резонанс получила фотография (рентгенограмма) кисти руки жены, выполненная Рентгеном в икс-лучах. На ней отчетливо видны кости на фоне темных мягких тканей и полоски от колец на пальцах. Изобретение быстро нашло применение в медицине, а сам ученый произвел огромное количество опытов, не используя никаких защитных средств, и скончался от быстро прогрессирующего онкологического заболевания, катализатором которого стали смертоносные лучи.

Открытие рентгеновских лучей произвело настоящий фурор в мире физики. Тесла тоже отдал дань всеобщему увлечению, достигнув впечатляющих результатов, которые со временем оказались исключены из активного научного обихода.

С целью придать тонкому рентгеновскому лучу способность как можно глубже пронизывать живые и неживые объекты, Тесла использовал для создания «катодных потоков» высокочастотную пробивную катушку, присоединенную к специальной лампе с двумя электродами и катодом внутри вакуума. Анод он размещал как можно дальше от лампы, достигая высочайших уровней напряжения — до 4 000 000 вольт.

Эти опыты в дальнейшем легли в основу работы ученого над «лучевым оружием», очень близким к лучу, известному сегодня как «лазер». Кроме того, опыты с икс-лучами подтолкнули Теслу к еще одному гениальному предвидению — он предположил, что энергия обладает свойствами частиц и волн, предвосхитив основное положение квантовой физики.

«Воздействие на чувствительную пластину вызывается направленными частицами или колебаниями очень высоких частот... потоки формируются из вещества, находящегося в первичном или злементарном состоянии... Подобные излучения могут исходить от солнца и, вероятно, других источников сияющей энергии... Возможно ли, что в феномене Рентгена мы становимся свидетелями трансформации обычной материи в эфир?» [35]

Тесла часами бомбардировал потоками частиц свое тело и сопроводил газетные публикации о собственных исследованиях эффектными «рентгеновскими» снимками собственной грудной клетки. Статья произвела фурор у публики и закрепила за ученым сомнительную славу «мага и чародея».

Но, в отличие от легендарного колдуна Мерлина, не знавшего ни боли, ни страданий, ученый тяжело переносил рентгеновские воздействия — отмечал головные боли, жжение в области лба, воспаления и волдыри в месте воздействия лучей. Итогом стала тяжелая болезнь — заболевание ошибочно считали гриппом, хотя сейчас очевидна его лучевая природа.

Только тяжелое расстройство здоровья одного из лаборантов — результат глубокого ожога рентгеновскими лучами — заставило Теслу остановиться и обратиться к научному сообществу с предостережением об опасности, опубликовав статью «О вредных воздействиях трубок Ленарда и Рентгена», в которой проанализировал результаты собственных экспериментов с указанными типами аппаратуры и предостерег коллег от по крайней мере четырех выявленных им опасных поражающих факторов.

Первый фактор: тепловой эффект. Температура разогнавшихся частиц может оказаться гораздо выше, чем температура самого электрода, и привести к серьезному термическому ожогу.

Второй фактор: электрический эффект.

«...У нас есть подтвержденная результатами экспериментов абсолютная уверенность в том, что частицы или лучи переносят огромное количество электричества, и я даже нашел способ, как оценить и рассчитать это количество. Кроме того, наличие этих сильно наэлектризованных частиц является достаточным, чтобы вызвать разрушение ткани. Конечно, при контакте с кожей электрические заряды могут вызвать сильные и разрушительные местные токи в мельчайших линиях ткани...» — писал Тесла.

Третий фактор: электрохимический. Заряженные частицы, возникающие в результате опытов, вызывают обильную генерацию озона и других газов, прямое воздействие которых на кожу может быть крайне неблагоприятным.

Четвертый фактор: механический. Разогнавшиеся до огромных скоростей частицы, подверженные соударениям, врезаются в живые клетки и оказывают на них разрушительное воздействие. При движении с большой скоростью частицы разогреваются, и совокупность двух факторов — температуры и силы удара — приводит к разрушению глубоких слоев живых тканей. Такие поражения крайне болезненны и с трудом поддаются лечению.

К сожалению, ученый далеко не всегда производил столь глубокий и всесторонний анализ разрушительных воздействий на организм и окружающую среду собственных электротехнических экспериментов.

Опыты естествоиспытателя таили множество угроз. Уже в период экспериментов в Колорадо- Спрингс Тесла постоянно напоминал персоналу о необходимости соблюдать меры предосторожности, чтобы избежать травм, пожара или взрыва электротехнического оборудования. Но сознавал ли он всю степень опасности экспериментов?

Даже сегодня, при широких возможностях построения компьютерных моделей макропроцессов, сложно оценить последствия опытов с высокочастотным электричеством и прогнозировать, как именно сказалась бы систематическая генерация «электрических волн» на ионосфере Земли, состоянии озонового слоя, и главное — как настроенный «в резонанс с земными колебаниями» передатчик энергии мог воздействовать на биологические организмы, включая человека.

Но помимо этих гипотетических факторов, о которых ни сам Тесла, ни его современники еще не располагали научными данными, экспериментальная деятельность естествоиспытателя была чревата куда более очевидными угрозами.

Особую опасность представляли конденсаторы — даже незначительная перегрузка могла привести к взрыву. Экспериментаторы оперировали огромными мощностями: могли доходить до нескольких миллионов ватт(!), случайный сброс энергии «катушкой Теслы» неизбежно привел бы к образованию плазменного кольца, сжигающего все на своем пути.

Каждый новый опыт грозил окончиться грандиозным пожаром, но и пожар не исчерпывал «общественной опасности» опытов: неконтролируемые молнии, которые генерировало оборудование Теслы, не только пугали досужих наблюдателей — они могли угодить в сельскохозяйственных животных или мирных прохожих.

Лошади получали серьезные электрошоковые травмы через металлические части упряжи и подковы, даже бабочки сбивались в стайки, теряли привычные маршруты и бессмысленно кружили на месте, излучая слабое электрическое свечение, подобное «огням Эльма».

Мощное, но несовершенное оборудование то и дело выходило из строя, провоцируя короткие замыкания на базовой электростанции — близлежащие города погружались в темноту, электрические машины на предприятиях останавливались.

Когда же экспериментаторы направляли ток к «передающим антеннам», углубленным в землю, окрестности испуганно вздрагивали, в домах с полок сыпалась кухонная утварь, по стенам разбегались трещины, стекла лопались, как при локальном землетрясении, а в души сотрудников ученого холодком закрадывалась тревога — казалось, стоит добавить еще немного мощности, и почва разверзнется, поглощая и саму лабораторию, и людей, и соседние строения.

Только благорасположением судьбы да малой населенностью Колорадо-Спрингс можно объяснить отсутствие массовых поражений электрическим током среди местного населения.

Но модный нью-йоркский пригород, где выросла башня Уорденклифф, не был похож на пустоши Колорадо. Серия экспериментов, к которой приступил ученый, могла вызывать жалобы соседей — людей состоятельных и влиятельных, а масштабные и эффектные демонстрации Теслы, вроде подсвеченного инертным газом ночного неба над городом, настораживали и пугали муниципальные власти.

Возможно, мистеру Моргану — как соинвестору проекта — поступали жалобы, и банкир был вынужден ограничивать излишне увлеченного изобретателя единственно возможным способом — ограничивая финансирование. Почему же тогда Морган не позаботился оговорить приоритет безопасности сооружения изначально — до того как Тесла приступил к стройке или же не запретил опасные опыты сразу, а продолжал закрывать глаза на тревожную информацию и предпочитал называть работы незавершенными, а проект — так и не вступившим в силу?

Если обратиться к патенту US 111 9732 на усовершенствования к «передающей башне», несложно обнаружить, что Тесла оговаривает угрозы, возникающие при эксплуатации своего изобретения, весьма своеобразно, уделяя куда больше внимания разрушениям, которые возможно произвести при помощи башни, чем собственно технике безопасности. В подтверждение приведем пространную, но показательную цитату:

«...Регулировку следует производить с осторожностью, в особенности когда используется передатчик большой мощности, не только из-за экономии, но также и чтоб избежать угрозы. Я продемонстрировал, что реально произвести в резонирующей цепи Е А В В' D большие электрические возмущения, измеряемые десятками и даже сотнями тысяч лошадиных сил, и в таком случае, если точки наибольшего давления будут перемещены ниже терминала D, вдоль катушки В, шар огня может вспыхнуть и уничтожать опору F, либо все, что угодно на его пути.

Для наилучшей оценки природы /данной угрозы/ должно быть отмечено, что разрушительное действие может происходить с невообразимой силой... Несчастный случай может произойти, когда передающая цепь, будучи возбужденной, вызывает колебания, более либо менее нежданно, которые могут быть более стремительным, чем свободные колебания. Потому лучше начать регулирование со слабых и медленных колебаний, усиливая силу и частоту равномерно, пока аппарат не будет взят под полный контроль»

Смысл такого акцента становится понятен, если вернуться к милитаристской гипотезе: совершенствуя собственное изобретение, Тесла все еще пытался доказать заказчику состоятельность «передающей башни» как возможного средства ведения войны. С этих позиций чем более опасной выглядела конструкция, тем более привлекательной она становилась для Моргана и потенциально — для военных ведомств.

Стальной магнат не привык видеть препятствий на пути к цели — он, уже успешно испытавший методику силового захвата чужой собственности, имел богатый опыт жесткого подавления забастовок на металлургических предприятиях, и с легкостью тасовал политическую колоду в колониальных странах, поставлявших каучук, медь и селитру.

Вряд ли его могли смутить жалобы отдыхающих из пригорода или городских чиновников — кто знает, какую роль он отводил изобретению Теслы?

Затевая проект «Всемирного телеграфа», амбициозный делец находился в зените успеха и был склонен переоценивать собственное политическое влияние и наличествующие свободные средства.

Причины прекращения финансирования проекта «Всемирного телеграфа» кроются не столько в глобальности перспектив использования новой технологии или в личности изобретателя, допускавшего отступления от плана работ, перерасходы сметы, менявшего планы и обращавшегося к прессе с сенсационными заявлениями, и вовсе не в провале технической составляющей проекта, хотя о такой возможности энтузиастам изучения наследия Теслы постоянно напоминают представители академической науки.

Главной причиной была финансовая ситуация, в которой оказался сам именитый финансист в результате биржевых игр. Сперва цена акций «Ю.С.Стил», подконтрольной бизнесмену, упала с сорока шести до восьми долларов, он попытался компенсировать убытки за счет агрессивных биржевых манипуляций — цены на акции вошли в полосу резких колебаний, окончательно дестабилизировали рынок.

США захлестнул очередной кризис — «биржевая паника 1901 года». Подобные колебания рынка, губительные для мелких игроков, банкиры уровня Моргана привыкли использовать как удобный финансовый инструмент. Однако новый, двадцать шестой, президент США, приведенный к присяге в 1901 году, намеревался положить конец играм банкиров, выливавшимся в «биржевые паники».

Теодор Рузвельт взял курс на экономическую стабилизацию и объявил войну «баронам-разбойникам» — так пресса окрестила американских олигархов начала двадцатого века. «Становится все более и более очевидным, что государство должно обладать правом контроля и надзора над крупны ми корпорациями», — заявлял президент.

Генеральный прокурор получил личный приказ главы страны подготовить к рассмотрению дело против Джона Моргана за нарушения им антитрестовского законодательства. В то время Морган обладал значительной властью в политической партии, к которой принадлежал Рузвельт, обвинения против магната готовили в строжайшей тайне, материалы поступили в прессу только накануне разбирательства.

Оскорбленный Морган добился встречи с президентом и возмутился тем, что Рузвельт дал делу официальный ход, не предприняв попытки разрешить возникшую проблему в частном порядке. «Решение проблем в частном порядке — это как раз то, чего мы больше не намереваемся делать», — резко ответил президент [36]

«Я ничего не должен обществу!» — гневно парировал Морган. Либерально настроенная общественность так никогда и не простила зарвавшемуся «стальному императору» этой антиобщественной реплики.

Началось длительное судебное разбирательство, помимо возникших «репутационных рисков» и налоговых потерь, предприниматель, лишившийся монопольного положения, понес еще и существенные финансовые убытки. На время политического курса нового президента можно было забыть о перспективных правительственных, военных и даже муниципальных заказах.

У несокрушимого Джи-Пи Моргана просто не было достаточно свободных средств, чтобы продолжить финансирование дорогостоящего проекта, не сулящего немедленных финансовых выгод. Более того, если башня предназначалась для военных целей, то тайные договоренности с ее непредсказуемым создателем — Николой Теслой — могли в любой момент просочиться в прессу и превращались для опального олигарха в еще один серьезный источник риска.

Политические последствия, которые повлекла бы публикация информации о неофициальных военных разработках частной корпорации, связанных с оружием огромной разрушительной силы, в тот неблагоприятный момент могли быть использованы конкурентами и враждебно настроенными политиками, чтобы покончить с ослабевшей финансовой империей Моргана.

Но пойти на официальный разрыв отношений с Теслой и инициировать судебный иск к деловому партнеру, существенно отклонившемуся от договорных условий, зафиксированных в официальном контракте, финансист тоже не мог — ученый имел все основания инициировать встречное судебное разбирательство.

Приобретение прав на действующие патенты Теслы порождало для Моргана обязанность выплачивать роялти — «General Electric» давно превзошла фирму Вестингауза по выпуску индукционных моторов на основе патентов Теслы, таким образом, финансист задолжал изобретателю значительную сумму — суд мог встать на сторону ученого, и Моргану снова пришлось бы изыскивать свободные оперативные средства для выплаты.

Но ни один из партнеров так и не обратился в суд за справедливым решением, что косвенно подтверждает версию о существовании некоего негласного договора, в отношении которого оба старались соблюсти конфиденциальность.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.