Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Возможно, что отношение С-14/С-12 еще не достигло состояния устойчивости. 2 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

ся как предшественники человека. Их особенные зубы, вероятно, след­ствие их особой диеты, а не родства с человеком.

 

3. Австралопитеки

Это название (означающее «южная обезьяна») было дано значи­тельному количеству различных ископаемых останков, найденных пре­имущественно в Восточной Африке Льюисом Лики и другими. В допол­нение к именующимся австралопитеками, к этой группе отнесены цинь-янтроп, парантроп, плесиантроп, телантроп и гомо габилис.

Австралопитек, считается, жил примерно два-три миллиона лет назад, ходил прямо и пользовался грубыми орудиями труда. Однако он имел объем мозга всего около 500 куб. см., как и некоторые обезьяны. Зубы были схожи с зубами рамапитека.

Многие годы, антропологи были в замешательстве и разделялись во мнении об австралопитеке. Некоторые были убеждены, что он был предком человека, другие были убеждены, что он был эволюционным тупиком. Некоторое время вопрос казалось был решен позднейшими находками Ричарда Лики, сына Льюиса Лики, который продолжил труд своего отца. Несколько новых и почти что полных образцов останков австралопитека потребовали несколько значительных изменений в ин­терпретации.

«Остатки костей конечностей австралопитека были раньше редки­ми находками, но теперь у Лики есть большой образец. Австралопитека изображают длинноруким и коротконогим. Он, возможно, ходил на суставах, а не прямо, как полагают сейчас многие археологи».2

Позже Лики опять изменил свое мнение, решив вместе с Д. С. Йохансоном (тем, кто обнаружил «Люси»), что австралопитек мог хо­дить прямо. Другие специалисты (Окснард, Цукерман и др.) тем не менее оспаривают это.

Причина появления у него особых зубов, как и в случае с рамапи-теком, вероятно была в среде его обитания и пище. В этой связи в Эфиопии в настоящее время живет один вид высокогорных бабуинов, теропитек-галада, который имеет особенности зубов и челюсти очень схожие с рамапитеком и австралопитеком. «Человекоподобные» харак­теристики зубов и челюсти этого бабуина вероятно относятся к среде его обитания, к пище и явно не обозначают что он вскоре станет человеком!

4. Гомо эректус

Некоторое количество ископаемых остатков людей собраны в груп­пу под общим названием Гомо эректус, включающую общеизвестных питекантропа, пекинского человека, хейдельбергского человека и меган-тропа. Считается, что они жили примерно 500 000 лет назад, ходили прямо, имели мозг примерно 1000 куб. см. и развивали исходную куль­туру с простыми орудиями и оружием.

Свидетельство об этом сомнительно, если не сказать более. От питекантропа позже отказался его открыватель, а останки пекинского

человека исчезли во время Второй Мировой войны и стали недоступны для исследования. Хилдебергский человек состоял только из большой челюсти, а мегантроп был представлен двумя костями нижней челюсти и четырьмя зубами, и многие приписывали его к австралопитекам.

Однако, другие ископаемые остатки этого общего вида вероятно были найдены в различных местах по всему миру. Вполне может быть, что гомо эректус действительно был человеком, но в каком-то смысле выродившимся, как по размеру, так и по уровню культуры, возможно из-за родственного спаривания, бедной пищи и враждебного окружения.

В 1984 году в Кении из земли были извлечены остатки 12-летнего мальчика относящегося к гомо эректус, возраст его примерно 1,6 мил­лионов лет. Его скелет почти что не отличался от нашего, его череп и челюсть были очень похожи на неандертальские, за исключением того, что объем черепа был только 800 куб. см. Этот скелет, определенный Аланом Уолкером и Ричардом Лики, считается наиболее полным скеле­том раннего человеческого «предка», когда-либо обнаруженного.3

Некоторые могут поставить под вопрос истинность человекоподо-бия гомо эректуса, основываясь на малом объеме мозга (900-1000 куб. см.). Однако, это определенно в пределах объема мозга современного человека, хотя и на самом нижнем уровне.

Более того, нет обязательной взаимосвязи между объемом мозга и умом:

«Фактически, растущий объем мозга мало о чем говорит нам, поскольку он просто отражает изменения во внутреннем устройстве при разнообразии уровней».4

5. Неандерталец

Самый известный из всех так называемых «недостающих звень­ев» — гомо неандерталенсис, в течение более ста лет изображаемый ссутулившимся, со звериным характером, тяжелыми складками бровей и грубыми привычками. Однако, найдены уже многие скелетные остан­ки этих людей, и уже нет сомнения в том, что неандертальский человек был настоящим человеком, гомо сапиенс, не более отличавшийся от современного человека, чем различные племена современных людей от­личаются друг от друга. Объем его мозга был конечно человеческим, как отметил Добжанский:

«Мозговые возможности неандертальской расы гомо сапиенс, были, в среднем, равны или даже больше, чем у современного человека. Воз­можности мозга и объем мозга, однако, не являются решающими кри­териями ума или интеллектуальных возможностей какого-либо рода».5

Что касается ссутулившейся скелетной структуры неандертальца, многие антропологи теперь считают, что это было по причине болезни, возможно артрита или рахита.

«Неандерталец, возможно, выглядел именно так не потому, что он был близко связан с большими обезьянами, но потому что у него был рахит, предполагает статья в Британском издании «NATURE». «В пита-

нии неандертальца определено не хватало витамина D в течение 35 000 лет, которые он провел на земле».6

Известно, что неадерталец выращивал цветы', изобрел утонченные орудия труда, рисовал и исповедовал некий род религии, погребая своих усопших. Теперь есть даже свидетельство о том, что неандерталец или кто-то из его предшественников имел некую форму письменности.

«Общение с помощью начертанных символов может насчитывать не менее 135 000 лет в человеческой истории, еще до неандертальского человека, которому 50 000 лет. Александр Маршак из Гарвардского музея «Пибоди» недавно выразил такое мнение после тщательного микроскопи­ческого анализа кости быка, возраст которой 135 000 лет и которая была покрыта символической резьбой. Результаты его находок в том, что это — образец «протописьма». Есть определенное сходство в познавательном сти­ле этой резьбы и той, что появилась позже на 75 000 лет, и... это устанавливает традицию резьбы, которая протянулась на тысячи лет».7

6. Современный человек

В противоположность общепринятому мнению, есть много свиде­тельств того, что современный человек существовал одновременно со всеми этими гипотетическими и, что весьма сомнительно, обезьянопо­добными предками.

«В прошлом году Лики и его коллеги нашли три челюстные кости, кости ноги и более 400 сделанных человеком каменных орудий. Образ­цы были отнесены к роду Homo и были датированы 2,6 миллионов лет».

«Далее Лики описал общие очертания мозга, необыкновенно напо­минающие современного человека, с отсутствием тяжелых и выступаю­щих вперед бровных дуг и толстых костей, характерных для гомо эрек-тус».

«В дополнение к все еще безымянному черепу, экспедиция выкопа­ла части костей ноги еще двух особей. Эти ископаемые остатки показы­вают, что уникальное передвижение человека на двух ногах развилось по крайней мере 2,5 миллиона лет назад».8

Здесь содержится явно хорошее свидетельство того, что современ­ный человек — современный по крайней мере анатомически — жил еще до неандертальца, еще до гомо эректуса и даже до австралопитека! Это могло бы свидетельствовать о существовании человека уже в плиоцено­вую эпоху и для всех практических целей полностью исключило бы его воображаемого эволюционного предка».

В недавней популярной обзорной статье, Рональд Шиллер обратил внимание на замешательство среди антропологов:

«Происхождение человека уже не рассматривается как цепочка с некоторыми пропущенными звеньями, но как спутанная лоза, чьи усы переплетаются вперед и назад, когда виды скрещиваются, чтобы создать новые разнообразия, многие из которых вымерли... Может быть, мы не развились от какого-либо ранее известного типа человека, но произошли по своей собственной прямой линии».9

Теперь, когда постепенно начинают признавать, что происхожде­ние человека состоялось намного раньше {геологически выражаясь, в терминах временной системы традиционной геологии), чем считали до того, возможно, антропологи серьезно взглянут на многие другие иско­паемые остатки современного человека, о которых сообщали, как о более ранних формациях, но при этом не обращали внимания или отделывались поверхностным объяснением.

Например, были найдены черепа в Кастендоло и Олмо в Италии соответственно в 1860 и 1863 годах. Оба были определены как современ­ные, хотя и были обнаружены в нетронутом плиоценовом пласте. Кала-верасский череп был найден в Калифорнии в 1886 году, также в плио­ценовых отложениях, и тоже оказался полностью развитым современ­ным черепом. Все они были хорошо документально обоснованы в свое время, но позднее о них более или менее забыли. Были сообщения и о многих других находках, но сейчас трудно найти документацию, под­тверждающую это. В любом случае, как кажется, весь предмет следует рассмотреть заново.

В вышеприведенной дискуссии мы принимали за чистую монету разные данные, приписываемые различным ископаемым остаткам гоми-нидов и людей. Они были получены, в основном, с помощью калиево-аргонового анализа и другими общепринятыми методами, характерными для стандартного геологического подхода.

Из критики этих методов в предыдущих главах ясно, что креаци-онная модель интерпретировала бы все их в контексте последствий катаклизма в период за последние примерно 10 000 лет.

Как бы там ни было, наша цель в том, чтобы показать, что не существует свидетельств, подтверждающих так называемое эволюцион­ное происхождение человека от обезьяноподобного предка.

Даже в терминах стандартной хронологии, приняв за чистую моне­ту свидетельство ископаемых остатков, мы показали, что нет очевидного свидетельства того, что человек произошел от обезьяны или от какого-то другого предка-животного. Что касается действительного свидетель­ства ископаемых остатков, то человек всегда был человеком, а обезьяна всегда была обезьяной. Нет промежуточных или переходных форм, ве­дущих к человеку. Нет и каких-либо переходных форм между любыми другими основными видами животных в зафиксированных данных об ископаемых остатках.

Это, конечно, ясно указывает на креационную модель происхожде­ния человека.

 

 

ЯЗЫКИ И РАСЫ

Эволюционисты применяют эволюционную теорию не только к происхождению человека, но и к его дальнейшей истории, интерпрети­руя общество, культуру и даже его политические и экономические сис­темы в смысле натуралистического развития из одной формы в другую.

Фактически именно в сфере социальных наук проявляется самая боль­шая разница между эволюционной и креационной философией, посколь­ку это непосредственно касается поступков человека и его ежедневной деятельности.

То есть, если человек — просто продукт произвольного естествен­ного процесса и по сути своей — животное с отсутствием -какой-то определенной цели или смысла в жизни, тогда его поступки и действия совершенно другие, чем у человека, который считает, что его специаль­но создал его личный Творец, имевший особую цель при его сотворении. Социальные науки, пытающиеся изучать человека и его поведение (как на уровне личность, так и в социальных организациях), склонны совер­шенно иначе подходить к человеческим проблемам, полагаясь на свою философию в вопросе о происхождении человека.

Следовательно, в этих предметах особо важно, чтобы преподаватель давал своим студентам сбалансированное представление об обоих точках зрения. Иначе процесс обучения становится процессом внушения и зау­чивания, а школа превращается в инкубатор для попугаев. В оставших­ся разделах этой книги, мы сравним эволюционную и креационную модели в смысле понятий о происхождении и свойствах человеческой природы, которые наиболее ярко отличают его от всего другого творе­ния, то есть, о языке, культуре и религии.

Имея дело с человеком только как с биологическим организмом в «великой цепи бытия* наряду со всеми другими организмами, человечес­кий «вид» (гомо сапиенс) был разделен биологами-эволюционистами на различные «подвиды» или расы, также как другие виды. В эволюционной терминологии раса — это зарождающийся вид. Если расовое развитие прогрессивно и полезно в «борьбе за существование», тогда такая раса сохранится, а другие могут отмереть. Так что она, в конце концов, стано­вится новым и лучшим видом. Гомо эректус мог развиться в гомо-сапиенс и однажды, теоретически, некая конкретная сильная раса внутри после­днего может развиться, скажем, в гомо-супремус (сверхчеловека).

Эта концепция особенно преобладала среди эволюционистов 19-го века и выражена в нескольких ложных философских системах, таких, как так называемый социальный дарвинизм, милитаристический импе­риализм и ницшеанский расизм. Примечательно, что Чарльз Дарвин дал своей книге «Происхождение видов путем естественного отбора» вызывающий подзаголовок «Сохранение избранных рас в борьбе за жизнь». Хотя в этой книге дискуссия сконцентрирована на расах растений и животных, было ясно, что он считает различные расы людей тем же самым понятием.

Между прочим, он высказался по этому вопросу очень ясно в хорошо известном отрывке в одном из его опубликованных писем, в котором он писал:

«Более цивилизованные, так называемые кавказские расы, полно­стью победили турецкие в борьбе за существование. Смотря на недавнее

прошлое, мы видим какое же нескончаемое число низших рас было уничтожено более цивилизованными расами во всем мире».10

Также и Томас Хаксли, ведущий защитник эволюционной теории в прошлом столетии, говорил:

«Ни один здравомыслящий человек, знающий факт, не верит, что обычный негр равен, белому человеку, хотя и менее совершенен, чем он»."

Тоже самое мнение разделяли практически все ученые-эволюцио­нисты того времени:

«Ab initio, афро-американцы рассматривались этими учеными как в любом случае безнадежно, неизменно, безвозвратно низшие».12

Современные эволюционисты, в большинстве своем, не рассматрива­ют какую-либо человеческую расу как действительно высшую или низ­шую по отношению к другим. Тем не менее, само понятие «расы» неиз­менно является категорией эволюционной биологии, и ведущие современ­ные эволюционисты признают это. Джордж Гайлорд Симпсон говорит:

«Человеческие расы имеют, или, возможно, лучше сказать «име­ли», совершенно одинаковое биологическое значение, такое же, какое имеют подвиды других видов млекопитающих».13

Креационная модель, с другой стороны, признает только вид, как основополагающее созданное целое, особенно, в случае человечества. Большое разнообразие собак развилось из одного «вида» предка собаки, и все же они способны к взаимному скрещиванию и в состоянии возвра­щаться к исходной форме. Также и различные племенные группы среди людей развились из первоначально сотворенных мужчины и женщины, и до сих пор, в основе своей, это одно биологическое целое.

Один из наиболее спорных вопросов сегодня среди биологов-эволю­ционистов и антропологов — вопрос о происхождении рас. Если, дей­ствительно, все человечество имеет одних и тех же предков, и ни одна не превосходит другую, как утверждает большинство современных эво­люционистов, тогда почему же они стали такими разными по своему внешнему виду? Могло бы показаться, что каждая определенная раса должна иметь свою собственную особую историю сегрегации, мутации, отбора и адаптации, иначе она бы не приобрела столько различий по сравнению с другими расами. Но, если это так, то почему бы разнице в интеллекте и физических способностях не развиваться в той же мере? Они наверняка имели бы большую «ценность выживания»' в естествен­ном отборе, чем такие безобидные различия, как цвет кожи. Подобные мысли, однако, ведут к расизму, и эволюционисты сегодня достаточно справедливо отвергают расизм из этических соображений, хотя это и оставляет им нерешенную научную проблему.

Креационисты сталкиваются с такой же проблемой при объяснении происхождения различных физических характеристик от одной общей популяции предков. Очевидно, в этой модели необходимо предположить изоляцию в малых группах, чтобы могли возникнуть и стабилизиро-

ваться отличительные характеристики каждой группы. Один из веду­щих антропологов современности Ральф Линтон, работающий в Йеле, изложил это следующими словами:

«Наблюдения за многими разными видами показали, что положе­ние малых, высокородственных групп идеально для закрепления мута­ций и соответственного ускорения эволюционного процесса. В общем, чем меньше узкородственная группа, тем более значимыми становятся любые мутации создания новой разновидности».14

Проблема, однако, в том, что мутации вредны, а не полезны! Му­тации, распространяющиеся среди малой, узкородственной популяции скорее всего разрушат популяцию задолго до того, как смогут произойти мнимые благотворные мутации.

С другой стороны, креационисты полностью согласились бы с ут­верждением Линтона (конечно же, основной феномен быстрых физиоло­гических изменений в малых узкородственных популяциях вполне уста­новлен наблюдением), если бы термин «рецессивные менделевские ха­рактеристики» был заменен на термин «мутации». Пока существует большая популяция со свободным генетическим потоком, она будет иметь тенденцию к проявлению только достаточно постоянного набора домини­рующих характеристик. Вариационный потенциал каждого вида, на уровне организма присутствующий в его молекулярной структуре ДНК, чрезвы­чайно различен, но для того, чтобы любые «рецессивные» генетические особенности когда-либо смогли стать типичными, малая суб-популяция должна быть каким-то образом изолирована от основной популяции, так чтобы она смогла размножаться только узкородственным спариванием.

Трудно, если вообще возможно, доказать, что новая характерная черта, выраженная в популяции, была истинной мутацией, а не просто рецессивной особенностью. Разница в том, что рецессивная особенность уже неявно присутствует в выстроенной генетической программе этого организма, но до какого-то времени в скрытой форме. Мутация, с дру­гой стороны, представляет собой ошибку или случайный сбой в выпол­нении этой организованной программы.

Мутации почти всегда вредны, поэтому развитие новых подвигов мутационным путем заняло бы неимоверно долгое время — если бы действительно это было выполнимо. Задуманная генетическая структу­ра, однако, несмотря даже на рецессивность, могла бы сразу же полу­чить преимущества в данной окружающей среде.

Поэтому, понятие о быстро развивающихся физических особеннос­тях в малых, узкородственных популяциях идеально подходит к креа-ционной модели. Фактически, его можно рассматривать в качестве ре­альных прогностических возможностей креационной модели, вовлекаю­щей творческую предусмотрительность Создателя, Который снабдил каж­дый организм большим разнообразием потенциальных структур, чтобы он мог быстро адаптироваться к широкому разнообразию потенциально­го окружения для сохранения и сбережения своего основного вида.

Чтобы достичь таких результатов мутацией, понадобился бы чрез­вычайно долгий период изоляции каждой расы и, как отмечалось выше, это естественно и почти неизменно ведет к расизму — концепции, согласно которой каждая раса имеет свою собственную долгую эволюци­онную историю.

Теперь встает вопрос, каким образом предок современного человека разделился на малые, узкородственные группы для того, чтобы процесс изменения, какой бы он ни был, смог осуществиться? Возникнув вмес­те, группа, как единое целое, должна была счесть за благо оставаться вместе, по крайней мере для общения и торговли друг с другом, по­скольку это бы разрушило и свело до минимума узкородственность.

Кажется вероятным, что эффективная изоляция могла быть достиг­нута, только если общение, по каким-то причинам, стало невозможным.

Упоминание об общении тут же ставит вопрос о языке. Действи­тельной основной разницей между одной группой людей и другой явля­ются не расовые различия, а язык. Если две группы не могут разгова­ривать друг с другом, для них нет возможности эффективно трудиться вместе или вступить в брак. Разные языки эффективнее всего (за исклю­чением насилия) обеспечивают изоляцию.

Основной причиной расовых и племенных различий, следователь­но, должны быть различия в языке. Но тогда каким же образом мы можем объяснить происхождение разных языков? Если все племена и расы произошли от одной общей популяции предков, то все они должны говорить когда-то на одном и том же языке. Пока они имели один и тот же язык, они никогда не могли бы разделиться настолько, чтобы раз­вить характерные расовые особенности. Но факт, однако, состоит в том, что каким-то образом такие особенности развились. Это значит, что племена были каким-то образом изолированы. Это значит, что языки каким-то образом стали разными. Что же было раньше: изоляция или язык, курица или яйцо?

Что касается эволюционной теории, вопрос о языке ставит ее в тупик. Креационная модель, однако, предполагает Создателя и целевое создание человека, что позволяет нам рассмотреть в таком контексте и эту проблему.

Во-первых, нам следует рассмотреть происхождение самого языка. Способность абстрактно и персонализированно мыслить, а также способ­ность говорить и передавать эту мысль символическими звуками другим людям, без всякого сомнения, самая очевидная разница между челове­ком и животными. Разница между животными инстинктами и челове­ческим разумом, между хрюканьем, лаем животных и разумной речью человека практически — бесконечна. Даже такой убежденный эволюци­онист, как Симпсон, говорит:

«Человеческий язык совершенно отличен от любой системы обще­ния у других животных. Это наиболее ясно из сравнения с другими животными звуками, которые очень близко напоминают человеческую

речь и чаще всего называются «речью». Но у животных эти звуки являются всего лишь возгласами. Они отражают индивидуальное физи­ческое или чаще эмоциональное состояние. Не являясь истинным язы­ком, они не называют, не абстрагируют и не символизируют».1;1

Как могли животные звуки развиться в человеческий язык? Это действительно одна из главных эволюционных загадок. Многие ученые изучали звуки, издаваемые человекообразными обезьянами и мартыш­ками, широко популяризируя полученные данные и обычно переоцени­вая лингвистический потенциал подобного рода вещей. Однако, один из ведущих исследователей в этой сфере сделал такое заключение:

«Чем больше известно об этом, тем менее эти системы, как кажет­ся, могут помочь в понимании человеческого языка».16

Эволюционная модель по-видимому совершенно не в состоянии объяс­нить происхождение человеческого языка. И все же это, вероятно, самое важное эволюционное расхождение между человеком и животными. Антрополог Ральф Линтон сказал, например:

«Использование языка тесно связано с высшей мыслительной спо­собностью людей. В своей способности общаться человек еще больше отличается от других животных, чем в сфере обучения или мышления... Однако, человек — единственный вид, который развил общение до того уровня, когда он может передавать абстрактные идеи... Любопытно то, что среди млекопитающих только человек подражает звукам... В этом отношении, люди действительно уникальны... Мы абсолютно ничего не знаем о ранних стадиях в развитии языка...*17

Креационная модель, конечно, ясно утверждает, что человек абсо­лютно четко отличается от животных, и это особенно верно в отношении наиболее важной сферы мышления и речи.

Предположив существование общего языка, мы не решили, однако, вопрос о том, как первоначальный язык породил все разные языки, чтобы смогли развиться определенные племенные физические особенно­сти? Это наверняка не было медленным эволюционным развитием по той ясной причине, что самые «примитивные» племена имеют самые сложные языки,

«Так называемые примитивные языки не могут пролить свет на происхождение языка, поскольку в своем большинстве они в действи­тельности более трудные по грамматике, чем языки на которых говорят цивилизованные люди».18

Что касается древних языков, Симптон утверждает:

«Самый старый язык, который можно как-то реконструировать, является уже современным, сложным и полным с эволюционной точки зрения».19

Кажется, что в эволюционной теории нет ключа к происхождению разных языков, поскольку весьма разные и высокосложные языки су­ществовали настолько же давно, насколько давно существуют истори­ческие свидетельства.

Существуют тысячи различных языков, и человеку достаточно трудно учить другой язык, чужой для него. Однако доказано, что все языки могут быть проанализированы в терминах лингвистической науки, и их могут выучить люди, говорящие на других языках. Это показывает, что все языки как-то связаны, как и все разные племена людей.

Кажется, нет способа объяснить существование разных языков, если только это не было специальной целью Творца. Эволюция не может объяснить ни язык в целом, ни отдельные языки. Когда и как Созда­тель разделил первозданный язык первой человеческой популяции на разнообразные языки различных племен и наций (не «рас»!) и вынудил их разбиться на разные группы, возможно совершенно точно определить при тщательном изучении записей предыстории. Но эта проблема не поддается научной оценке.

 

 

ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Типичный эволюционный подход к изучению древнего человека это изображение его, жестоким и невежественным, существовавшим за счет охоты на зверей и сбора диких фруктов и орехов, часто живущего в пещерах. Затем мы видим, как медленно развивается грубая форма земледелия и происходит одомашнивание животных. Тут он живет уже в поселках, имея некую социальную организацию, открывает, наконец, как пользоваться металлами, и в завершении развивается в «цивилизо­ванного» человека. Поэтому считается, что биологическая эволюция, ведущая к человеку, в некоторых отношениях уступила место социаль­ной и культурной эволюции человеческого общества. Многие опираются на это предполагаемое основание, защищая дальнейшую бесконтроль­ную эволюцию («вседозволенность» капитализм, экономический или милитаристический империализм или даже анархизм). Другие защища­ют некую форму контролируемой эволюции (социализм, коммунизм, т.д., возможно вовлекая даже генетическую инженерию или детермини­стский контроль социальной структуры).

Креационистский подход, напротив, предполагает, что человек был создан как полностью сформировавшийся, снабженный высокими ум­ственными способностями и возможностями с самого начала. Конечно, ему не были предоставлены уже готовые города и технологическое обо­рудование. Но Создатель дал ему возможность и ответственность разви­ваться и пользоваться землей и ее ресурсами так, чтобы это соответство­вало Его творческим целям.

Очевидный прогресс в человеческом технологическом развитии на протяжении тысячелетий, как может поверхностно показаться, представ­ляет форму эволюционного прогресса, но, напротив, это — свидетельство против эволюции. То есть такой прогресс относится к способностям чело­века, что полностью отделяет его от животных. Имеется в виду способ­ность приобретать знания и умения в одном поколении и затем переда­вать их следующему поколению. Таким образом прогресс в цивилизации

за этот период человеческой истории представляет собой совсем не эво­люцию, а уникальную способность человека передавать знания.

Некоторые животные (например, муравьи, пчелы, луговые собаки), как может показаться, имеют довольно сложные социальные системы, но это — инстинкты, и они остаются неизменными поколение за поко­лением. Некоторые животные могут показаться достаточно разумными, и их можно научить делать удивительные вещи, но это приобретенное знание ни в коей мере не передается их потомству. Только человек обладает данной способностью, и его развивающиеся цивилизации сви­детельствуют об этом факте. Только модель особого творения с самого начала соответствует, вероятно, объяснению такой выдающейся силы.

Недавно принятые данные эволюционной модели ранней истории человека можно приблизительно выразить такой таблицей.

Эволюционная эпоха Культура Деятельность Орудия Время
Эолит (начало ка­менного века) анимализм подножный корм натуральный камень 3 000 000
Палеолит (древний ка­менный век) первобытность сбор пищи выщербленный камень 1 000 000
Мезолит (средний ка­менный век) варварство зарожда­ющееся земледелие соединение дерева и камня 15 000
Неолит (новый ка­менный век) цивилизация деревенс­кая экономика шлифованный камень 9 000
Медный век урбанизация организо­ванное государство шлифованный камень 7 500
Бронзовый век урбанизация организо­ванное государство металл 7 000
Железный век урбанизация организо­ванное государство металл 5 000

Для эволюционистов указанные даты были общепринятыми до не­давнего времени. Как мы увидим, они, вероятнее всего, будут нуждать­ся в радикальном пересмотре.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.