Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ВСТРЕЧА С ДОКТОРОМ ГАСТИНГСОМ 2 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Лиз замерла, слегка побледнев, а потом спокойным, точным движением ударила Сандру по щеке – словно кошка смазала лапой.

– Вам пора знать свое место, – тихо сказала она. – Я надеюсь, мой сын скоро поймет свою ошибку.

Перед воротами особняка у раскрытой двери белого «роллс‑ройса» ожидал шофер. Лиз Харпер села на заднее сидение, брезгливо потирая правую руку, которой только что ударила Сандру. Как это было не похоже на нее – дочь высокородного графа Уорренсби! Лиз была уверена, что ни ее мать, ни бабка никогда не повышали голос даже на прислугу, не говоря уже о семейных скандалах. И уж конечно никто из них не позволил бы себе такого невозможного поступка!..

Лиз была очень недовольна собой. Она понимала, что дальше так продолжаться не может. Эта ужасная женщина буквально сводила ее с ума, Лиз Харпер больше не могла переносить ее присутствия в своем доме!

С этим надо было что‑то делать. И Лиз уже догадывалась, кто может ей помочь.

 

Ошеломленная случившимся, Сандра несколько минут простояла в холле, не в силах сдвинуться с места. Она всегда знала, что свекровь недолюбливает ее. Но неприязнь Лиз еще никогда не проявлялась так открыто! Сегодня в ее ледяном тоне прозвучала откровенная ненависть.

Но и сама она хороша: зачем вообще было поддерживать этот нелепый разговор? Ведь Лиз тоже тяжело переживает случившееся, Джеймс ее единственный сын…

Сандра пыталась уговорить себя, что со стороны свекрови это была всего лишь неконтролируемая вспышка, но сердце молодой женщины глухо колотилось в груди, предчувствуя, что любые пути к примирению с Лиз отрезаны. Война объявлена! И в такой момент!..

Господи, а о чем она сама думает? Ведь ее ждет Джеймс! Опомнившись, Сандра быстро вышла из дома, вывела «ланчию» за ворота и через сорок минут уже шла, в сопровождении улыбчивой медсестры, по сверкающим полам клиники доктора Гастингса.

Поднявшееся солнце лилось сквозь легкую ткань занавесок, ярко освещая все поверхности, но ни на одной не было ни пылинки. Несмотря на испорченное настроение, Сандра удивилась изобилию растений в коридорах клиники – переплетение ярко‑зеленых лиан, глянцевые листья бегоний, пышные, свисающие ветви традесканции превращали их в подобия оранжерей. Наверное, кому‑то из персонала нравится ухаживать за цветами, подумала она.

Лиз Харпер уже сидела у дверей палаты Джеймса. На появление Сандры она не обратила никакого внимания. Зато при ее появлении поднялся со своего места Иоахим Мельдерс, сидевший на белом кожаном диване рядом с незнакомой девушкой.

– Доброе утро, миссис Харпер. Сейчас у мистера Харпера заканчиваются процедуры, а потом с ним можно будет поговорить.

Сандра кивнула и перевела взгляд на девушку. Та вскочила с дивана.

 

– Позвольте представить вам мисс Анну Монт – она профессиональный секретарь с отличными рекомендациями. Мистеру Харперу придется еще некоторое время провести в клинике, и мисс Монт будет осуществлять его связь с главным офисом. Я обрисовал мисс Монт круг ее обязанностей и ввел ее в курс дела.

– Спасибо, мистер Мельдерс, – сказала несколько удивленная Сандра.

Анне Монт было на вид лет двадцать пять. Ее длинные, от природы светлые волосы были гладко зачесаны назад и собраны в хвост, который спускался почти до пояса. Высокая, статная, чуть полнее Сандры, с простыми чертами лица, не тронутыми косметикой, она была похожа на шведку или норвежку. Темные брюки, белый джемпер и бежевые замшевые ботинки придавали ей немного неофициальный вид, но Сандра подумала, что здесь, в клинике, эта одежда более уместна, чем строгий костюм, непременный для сотрудников и сотрудниц Корпорации. Решив, что Джеймсу будет приятно общаться с этой девушкой, Сандра приветливо ей кивнула.

Между тем дверь палаты распахнулась, и все присутствовавшие в коридоре обернулись навстречу доктору Гастингсу.

– Доброе утро, миссис Харпер, – доброжелательно кивнув всем присутствующим, он подошел к Сандре. – Все идет неплохо, – сказал он ей. – Я не слишком люблю поспешные прогнозы, но все‑таки могу сказать: мистер Харпер дешево отделался. Сейчас вы можете зайти к нему и поговорить.

Сандра и подошедшая к Гастингсу Лиз одновременно сделали движение по направлению к дверям палаты.

– Мистер Харпер выразил желание в первую очередь поговорить наедине с супругой, – сообщил доктор.

Не глядя на свекровь, Сандра вошла в палату. Господи, из‑за этой ужасной сцены с Лиз она даже не успела обдумать, что скажет мужу! Однако лицо Джеймса, осветившееся при виде жены искренней радостью, мгновенно заставило ее забыть обо всем. Сандра бросилась к сложной конструкции, на которой лежал Джеймс, и осторожно, боясь причинить боль, прижалась губами к его щеке. Слезы облегчения невольно покатились у нее из глаз, и Джеймс сразу заметил их.

– Все уже позади, милая, – прошептал он, пытаясь забинтованной рукой поближе привлечь к себе жену.

– Мне кажется, мы не виделись целую вечность, – проговорила Сандра. – Боже мой, Джеймс, я так тебя люблю, и так боялась тебя потерять!

– Уже все хорошо, малышка, – улыбнулся он. – Нам нужно немного потерпеть, а потом мы опять будем вместе. Ты сказала Коре о том, что случилось?

– Я сказала ей, что ты заболел и тебе придется на какое‑то время остаться в клинике. Но, разумеется, она ничего не знает о взрыве. Джеймс, это так ужасно, так страшно! – Она снова собиралась заплакать, но он нежно провел рукой по ее волосам и попросил:

– Прошу тебя, не плачь.

– Ох, Джеймс! – вздохнула она, подавляя слезы и пытаясь улыбнуться. – Все это время я чувствовала себя, как во сне. И только теперь, увидев тебя, проснулась.

– Бедная моя! – Джеймс, тоже вздохнув, потянулся к жене, чтобы поцеловать ее. – Я понимаю, что тебе нелегко. Но нужно собраться. – Он помолчал немного, глядя куда‑то в окно, а потом добавил: – Мне сказали, что взрывом тяжело ранило женщину. Я видел ее, она выходила из магазина вместе с маленькой девочкой, ровесницей нашей Коры. Ты знаешь, я чувствую свою вину перед ними. – Джеймс поморщился, и Сандре показалось, что его глаза подозрительно заблестели. – Узнай, пожалуйста, может быть, им нужна какая‑то помощь, – попросил он.

– Я все сделаю, дорогой, – кивнула она и, чтобы отвлечь мужа от тяжелых воспоминаний, заговорила совсем о другом: – Сегодня рано утром приезжал Дезерт. Он взял папку с документами по Бонтилези…

– Молодец, он толковый парень, – проговорил Джеймс, и Сандра заметила, что его лицо приняло выражения озабоченного внимания. Потом он резко нахмурился, словно подумав о чем‑то неприятном, и Сандра вспомнила, что за последние сутки она не раз слышала о каких‑то проблемах, возникших в Корпорации.

– Какие‑то неприятности в бизнесе? – осторожно спросила она.

– Видишь ли, – помедлив, ответил Джеймс, – на рынке появились алмазы очень высокого качества, добытые в бонтилезской шахте.

– Но это невозможно! – воскликнула Сандра. – Ты в этом уверен?

– Я пока ни в чем не уверен, потому что мало что знаю, – сказал он. – Но именно это сообщение оторвало меня вчера от обеда.

– Но я же помню, что пять лет назад ты продал этот участок, потому что экспертиза пришла к выводу о бесперспективности шахты!

– Возможно, эксперты совершили ошибку…

– Такие ошибки слишком дорого стоят! – возмутилась она. – Нужно немедленно разыскать тех, кто проводил экспертизу.

– Все не так просто, – снова нахмурился Джеймс Харпер. – Человек, который отвечал за результаты экспертизы, месяц назад вышел на пенсию по состоянию здоровья. Конечно, Мельдерс сразу попытался разыскать его, но пока это ему не удалось.

– Как это – не удалось? – удивилась Сандра. – Он что, сквозь землю провалился?

– Ну, из‑под земли мне бы его достали, – невесело усмехнулся Джеймс. – Возникло предположение, что этот человек работал в Корпорации под чужим именем.

– Ты хочешь сказать… – мысли Сандры лихорадочно заметались, и она недоговорила.

– Вот именно, – Джеймс мрачно кивнул. – Нам дали заведомо ложную информацию по Бонтилези. Теперь бонтилезские алмазы добывают наши конкуренты.

Сандра молча обдумывала новость. Конечно, все это очень неприятно. Но одна неудачная сделка вряд ли способна пошатнуть положение Корпорации. Гораздо хуже другое, пять лет назад в отношении Корпорации был совершен промышленный шпионаж, результаты которого открылись только сейчас. Как такое могло произойти? К тому же, вся эта ситуация что‑то ей ужасно напоминала. Она определенно слышала о чем‑то подобном раньше, но где, когда, в какой связи? Пытаясь вспомнить, Сандра задумчиво поглаживала одеяло, которым был укрыт Джеймс.

– Помнишь, дорогой, – вдруг проговорила она, – я ведь тоже занималась когда‑то бизнесом в Африке. Возможно, мои знания немного устарели, но ведь они никуда не делись… В общем, я хотела бы сама разобраться в этом. Внимательно просмотреть все документы, проследить все ниточки… – Заметив, что Джеймс глядит на нее с удивлением, Сандра улыбнулась: – Ты не веришь, что я способна что‑нибудь обнаружить?

– Нет, дорогая, – тоже улыбнулся Джеймс. – Разве я забыл, как ты однажды легко решила проблему, над которой несколько лет безуспешно бились мои люди? Ты умница, и я не сомневаюсь, что твоя помощь будет очень полезной. Но раньше ты никогда не проявляла желания заниматься моим бизнесом. Знаешь, я порой жалел, что был так категоричен и заставил тебя отказаться от собственного дела. А потом смотрел на тебя, такую счастливую рядом с Корой и со мной, и думал, что поступил правильно.

– Но сейчас тебе действительно нужна помощь, Джеймс, – ласково сказала Сандра. – Я понимаю, что доктору Гастингсу не удастся запретить тебе работать, но я хочу снять с тебя хотя бы часть забот. Я хочу сделать это для тебя, – добавила она, зная, что против этой немудреной женской хитрости Джеймс не устоит.

И Джеймс, действительно, не устоял:

– Хорошо, – кивнул он. – Я сейчас же сделаю все необходимые распоряжения. Мельдерс позвонит Дезерту, и тот покажет тебе бумаги. И даже если ты ничего в них не откопаешь, будешь, по крайней мере, меньше скучать без меня.

Сандру задели эти слова мужа: он намеренно подчеркнул, что видит в ее желании заняться делами не больше, чем каприз. Но, подавив обиду, она прошептала:

– Вряд ли это поможет мне меньше скучать, любимый.

Джеймс попытался крепко обнять жену, но поморщился от боли.

– Осторожнее, дорогой, – забеспокоилась Сандра. – У тебя могут разойтись швы. Наверное, мне надо идти – тебя жаждет увидеть Лиз. – Она наклонилась к мужу, чтобы попрощаться с ним.

– Подожди, – остановил ее он. – У меня есть еще одна просьба. Распорядись, пожалуйста, чтобы для меня заказали новый «бентли» – точно такой же!

Эта просьба очень порадовала Сандру. Раз ее муж думает о будущем, значит он не утратил бодрости духа после этого ужасного происшествия!.. Поцеловав Джеймса, она подошла к двери палаты и распахнула ее.

В палату, чинно зажав сумочку под мышкой, вошла Лиз с непроницаемым лицом, а за нею Иоахим Мельдерс. После того, как мать обменялась с сыном приветствиями и заняла место у его постели, Джеймс повернулся к Мельдерсу и попросил его немедленно распорядиться насчет допуска Сандры ко всем документам Корпорации. «Теперь Лиз уж точно будет считать, что я воспользовалась ситуацией, – мелькнуло в голове у Сандры, когда она бросила взгляд на окаменевшее лицо свекрови. – Но я, действительно, хочу помочь моему мужу, и она не может мне это запретить!»

Выйдя из палаты, Сандра кивнула Анне Монт, ожидавшей, видимо, представления Джеймсу. Проходя коридорами клиники, молодая женщина решила сразу же поехать в главный офис Корпорации. На лестнице ее обогнал Иоахим Мельдерс.

Когда она спустилась в холл клиники, он разговаривал по телефону, облокотившись на стойку администратора. Желая убедиться, что Мельдерс сообщил управляющему Корпорации Дезерту все, что нужно, Сандра остановилась поодаль, дожидаясь конца разговора. Мельдерс говорил мало, задавал какие‑то отрывистые вопросы, но по его лицу молодая женщина поняла, что он узнал что‑то весьма тревожное. Как только он положил трубку, она подошла к стойке.

– Что произошло, мистер Мельдерс? Вы же слышали, мой муж распорядился держать меня в курсе всего, касающегося Корпорации.

Глава службы безопасности со странным выражением вгляделся в ее лицо и лишь потом ответил:

– На рынке появились алмазы, добытые в африканской шахте, которую Корпорация продала четыре года назад как истощившуюся.

– Вы имеете в виду шахту Бонтилези? – Эта новость уже была известна Сандре, но Мельдерс мог и не знать о том, что Джеймс сообщил ее жене. – Она продана не четыре, а пять лет назад.

– Нет, миссис Харпер, – мрачно произнес глава службы безопасности, – я имею в виду совсем другую шахту. К сожалению, с ней произошло то же самое, что с шахтой Бонтилези. Теперь обе они принадлежат компании «Даймонд Бразерс».

– Господи… – Сандра повертела в руках ключ от машины, и брелок в виде хрустального шарика жалобно звякнул. Нет, ей не показалось, она точно уже сталкивалась с такой ситуацией! Это было давно, еще до того, как она стала миссис Харпер… Рассеянно попрощавшись, она пошла к выходу. Мельдерс, все еще не двигаясь с места, со странным выражением лица посмотрел ей вслед, но тут же снова принял невозмутимый вид: в холл спускалась Лиз, и к ней уже шел гардеробщик, бережно неся в руках кремовое пальто. Проходя мимо главы службы безопасности, Лиз Харпер неожиданно повернулась к нему:

– Мне нужно обсудить с вами один вопрос, мистер Мельдерс.

– Разумеется, миссис Харпер, – он почтительно наклонил голову.

– Но не сейчас и не здесь. Приезжайте ко мне домой. Например, к часу?

– Да, миссис Харпер.

– Благодарю вас, мистер Мельдерс.

Лиз кивнула застывшему на отдалении гардеробщику, и тот поспешил подать ей пальто. Бросив равнодушный взгляд в зеркало, вдова Теренса Харпера прошествовала к дверям.

В глазах Иоахима Мельдерса, смотревшего ей вслед, медленно разгорался Везувий. Неужели Лиз Харпер решилась начать разговор, которого он ждал так давно, уже несколько лет? Мельдерс взглянул на часы: полдвенадцатого. До встречи оставалось еще достаточно времени, чтобы он мог все хорошо обдумать.

 

Глава 8

СОЮЗНИКИ

 

Сандра пила кофе, сидя в кабинете мужа в главном офисе Корпорации. За прошедший час ей удалось навести здесь полный беспорядок: папки и скоросшиватели с документами были разложены по всем столам, компьютер деловито гудел, перезагружаясь. Молодая женщина с удовольствием отметила, что чувствует себя в этом мире цифр, дат, имен и географических названий, как дома. Сэр Грэхем оказался превосходным учителем: ничто из того, что он вколачивал ей в голову, не забылось, напротив, память по первому требованию предоставляла любую информацию, касавшуюся Корпорации Харпера. Правда, эта информация теперь несколько устарела, ведь со времени обучения Сандры командой Урмаса Шольца минуло семь лет, многое изменилось и на рынке алмазов, и в технологиях их добычи. Неизменным осталось одно: Корпорация Харпера по‑прежнему занимала ведущее место среди европейских алмазодобывающих компаний. Или нет?

Перехватив длинные волосы заколкой, Сандра снова села за компьютер и защелкала «мышью». Да, все верно: за последние пять лет Корпорация продала в разные руки четыре шахты. И главным экспертом по всем четырем продажам был один и тот же человек. В двух из четырех проданных шахт «вновь появились алмазы», так что можно предположить, что скоро они появятся и в остальных двух… Сандра развернула кресло и взяла в руки досье на специалиста, возглавлявшего геолого‑разведывательные экспедиции Корпорации в течение последних семи лет. Ричард Грей… Несмотря на исчерпывающий отчет, который она получила в службе безопасности, Сандра сама сделала несколько звонков в те фирмы, с которыми, судя по документам, сотрудничал Грей. Вспомнив уроки того же Урмаса Шольца, она, конечно же, не задавала никаких прямых вопросов, но все же ей удалось выяснить, что в этих фирмах к Ричарду Грею претензий не было. Везде его считали высококлассным и добросовестным работником. Его выход на пенсию по состоянию здоровья тоже ни у кого сомнений не вызывал – все было именно так, как говорил Джеймс.

Фальсификация экспертизы… Пустые шахты… Запах кофе… Рабочий стол и множество документов на нем… Как это часто бывает, тренированная память, зацепившись за какую‑то незначительную деталь, развернула перед Сандрой целую картину из прошлого.

Вот она сидит в рабочем кабинете с пачкой листов для конспектов и делает в них пометки, а сэр Грэхем, прислонив к столу трость с рукояткой в виде дубовой ветки, читает ей лекцию. Тема занятия – образование империи Теренса Харпера.

– Будучи уже владельцем нескольких шахт в Западной Африке, – рассказывает сэр Грэхем, глядя в только ему видимую точку на противоположной стене, – Теренс положил глаз на шахту конкурента, находящуюся по соседству. Это была очень прибыльная шахта. Получив ее, Теренс стал бы абсолютным хозяином в регионе. Но он понимал, что конкурент не собирается продавать такой выгодный участок, и даже не стал делать ему таких предложений. Ситуация подтолкнула Теренса к разработке плана, который потом принес ему головокружительный успех. Через посредников он вступил в контакт с главным экспертом, работавшим на этого конкурента, посулил эксперту огромные деньги – сумму, впятеро превосходящую его годовую зарплату, – и гарантировал ему полную безопасность. В результате на стол владельца прибыльной шахты лег отчет, согласно которому эта шахта находилась на грани истощения, и не позднее, чем через год, должна была попросту стать убыточной. Поверив результатам экспертизы, владелец шахты в панике начал искать покупателя. Тут‑то на сцене и появился Теренс Харпер. Он заявил, что прекрасно осведомлен о результатах экспертизы, но, тем не менее, готов приобрести участок земли, на котором находится шахта, за разумную цену. Он хотел бы, объяснил свои намерения Харпер, закрыть шахту и построить на ее месте поселок для шахтеров. Выторговав незначительную прибавку к первоначально названной сумме, владелец шахты согласился на сделку. Таким образом Теренс приобрел по дешевке прибыльную шахту. Но он не спешил воспользоваться результатом своей аферы. С помощью того же купленного эксперта он поступает подобным образом еще несколько раз – на протяжении пяти лет, после чего неожиданно выходит на рынок алмазов с неслыханно низкими ценами. Но и этого мало. Перед выходом на рынок Теренсу Харперу удается так же, через подкуп экспертов, продать конкурентам несколько собственных истощившихся шахт. В результате Теренсу Харперу удалось не только выйти на рынок алмазов, но и стать его королем.

Сидя перед мерцающим монитором, Сандра испытывала почти мистический ужас. Ей казалось, что Теренс Харпер действует с того света! Впрочем, такое уже было однажды в ее жизни. Ведь именно воля покойного вырвала ее из привычной серенькой жизни и сделала женой одного из самых богатых людей Европы. Но тогда он действовал в интересах своего сына, а теперь? «Нет, Теренс Харпер тут ни при чем», – решительно сказала себе молодая женщина и, стряхнув оцепенение, снова защелкала «мышью». Теренс Харпер ни при чем, но кто же затеял эту опасную игру с Корпорацией?..

Новая мысль заставила ее руки бегать по клавиатуре с удвоенной скоростью. Алмазные шахты, приобретенные за последние пять лет… Таких оказалось четыре – Вестленд и Бовильгау в Африке, Тотонако и Рио‑Пронто в Южной Америке. Все эти шахты Джеймс инспектировал лично. А вот еще одна, пятая сделка, проведенная совсем недавно – в начале мая, когда они с Джеймсом уже отдыхали в Анцио. Так и есть! Результат экспертизы подписан тем же Ричардом Греем. «Предполагаемый объем добычи…». Цифры, стоявшие в этой графе, были очень солидными. Черт побери, кто же готовил эту сделку? В любом случае Джеймс должен об этом немедленно узнать. Сандра нажала кнопку переговорного устройства, чтобы выяснить, где находится новый секретарь мужа. Оказалось, что Анна Монт здесь же, в главном офисе – Джеймс попросил ее подготовить какие‑то бумаги. Немедленно вызвав девушку к себе, Сандра усадила ее за второй компьютер и быстро продиктовала краткий отчет о своих сегодняшних изысканиях. После того как документ был распечатан на принтере, она бегло просмотрела его и передала Анне.

– Мистер Харпер должен прочесть это немедленно, – сказала она. – Пожалуйста, поезжайте в клинику прямо сейчас.

Анна кивнула, убрала бумаги в пластиковую папку и ушла. Сандра, оставшись в одиночестве, откинулась в кресле и прижала ладони к вискам.

 

Иоахим Мельдерс велел водителю остановить машину – темно‑синий джип «рейнджровер» с эмблемой Корпорации, вышел на набережную Виктории и спустился к реке. Темза, с обоих берегов одетая камнем, отражала в своих темных водах голубое весеннее небо. Маленькая стайка уток, покачиваясь на волнах, скользила вдоль парапета. С реки дул прохладный ветер, и глава службы безопасности пожалел, что оставил плащ в машине. Но возвращаться он не стал, ему надо было побыть одному и подумать.

Мать Иоахима Мельдерса происходила из правоверной иудейской семьи. Поэтому, выйдя по страстной любви замуж за гоя, она оказалась презрительно отвергнута собственной семьей. Мельдерс, как большинство полукровок, с детства чувствовал себя одинаково чуждым и отцовской, и материнской родне. Он завидовал целеустремленности и усидчивости чинных мальчиков из еврейских семей, большинство из которых без особого труда становились отличниками, и страстной любви к футболу белобрысых, веснушчатых британских мальчишек. Вскоре зависть стала одним из главных двигателей всех его поступков. Он завидовал независимости богатых, власти политиков, славе рок‑музыкантов. Однако при этом обладал счастливой способностью трезво оценивать себя. Мельдерс с детства знал, что он умнее большинства тех людей, с которыми его сталкивала жизнь. Пусть кому‑то богатство и власть достались по праву рождения или по воле слепого случая, у него другой путь, нелегкий, но тем слаще будет победа на финише. Мельдерсу удалось убедить отца, видевшего в нем наследника семейного бизнеса, что хорошего продавца канцелярских товаров из него никогда не получится, и тот согласился оплатить учебу сына в университете. А после окончания университета Мельдерс поступил в Секретную службу MI5. Однако служба не принесла способному, но не имевшему связей молодому человеку ни денег, ни власти. Он понял, что пройдут долгие годы, прежде чем он добьется хоть сколько‑нибудь заметного положения в государственной структуре. Он уволился из MI5, и в этот момент на него обратил внимание Питер Сноу, глава службы безопасности Корпорации Харпера.

Мельдерс сразу почувствовал, что удача наконец улыбнулась ему. Отдавая работе практически все свое время, меньше чем за четыре года из рядового сотрудника он превратился в главу службы безопасности в женевском филиале Корпорации. Еще через некоторое время ему удалось ловко воспользоваться разногласиями, возникшими между Теренсом Харпером и Питером Сноу, и он сменил Сноу на его посту. Теперь Мельдерс был если не богат, то достаточно обеспечен, а власть, которую он сосредоточил в своих руках, казалась ему почти безграничной. Случившееся утвердило его в мысли, что залог любого успеха – это ум и уверенность в своих силах.

Но насколько хорошо Мельдерс знал свои преимущества, настолько же ясно он видел и свои слабости. И главной из них были женщины.

В юности Иоахим Мельдерс жестоко страдал из‑за своей внешности, которая совсем не отвечала вкусам эпохи. Ровесницы не обращали на него внимания, выбирая либо высоких голубоглазых атлетов, либо длинноволосых романтичных подражателей «ливерпульской четверки». И зависть заставила его совершить решительный шаг.

Первой красавицей колледжа считалась прелестная девушка, Келли Дунстан. Она обладала блестящими, вьющимися от природы каштановыми локонами, яркими голубыми глазами и парой ямочек па румяных щеках. Келли прекрасно училась, лучше всех танцевала на вечерах и отлично играла в теннис. Разумеется, многие сокурсники стремились добиться ее благосклонности, но она не спешила делать выбор. Мельдерс понимал, что выбор падет не на него, и эта мысль сводила его с ума.

Он не был влюблен. Пожалуй, Келли даже не была в его вкусе – он считал ее достаточно примитивной и слишком похожей на героиню рекламы глазированных сырков. Но ее равнодушие, даже жалость, которая чудилась Мельдерсу во взгляде голубых наивных глаз Келли, не давали ему покоя. Он не стал тратить время на пустые переживания, сочинение стихов и подобные глупости. Все это не для умных людей, решил он и отправился в библиотеку.

Почти месяц Мельдерс провел, не вылезая из библиотеки, где изучал исключительно психологию – от расхожих брошюр до академических талмудов. После чего повел атаку на Келли по всем правилам психологической науки. Сначала он заставил ее пожалеть «некрасивого грустного мальчика», а потом стал оказывать многочисленные знаки внимания другой, такой же некрасивой, как он сам, девушке. И результат превзошел все ожидания – Келли возревновала! И теперь уже он, Иоахим Мельдерс, мучил ее своим равнодушием!..

Но это продолжалось недолго – накануне первого выпускного экзамена Мельдерс на глазах у всех сокурсников преподнес девушке дорогой букет и пожелал удачи. Конечно, он был еще очень робок и неуклюж в амплуа ловеласа, однако Келли Дунстан действительно была недалекой особой. После выпускного вечера она оказалась в постели Мельдерса.

Что было с ней потом? Мельдерс никогда об этом не задумывался. Когда два месяца спустя он объявил ничего не понимавшей Келли, что их отношения закончены, та зарыдала. Мельдерс смотрел на ее слезы и не испытывал ничего, кроме скуки. Победа оказалась слишком легкой, а значит, не достойной его, Иоахима Мельдерса. Самого молодого человека увлекала прежде всего игра, интрига, а приз он предпочел бы отдать кому‑нибудь другому.

Позже он понял, что способы влиять на волю другого человека, которые он применял в любовной игре, эффективны и в деловых отношениях, более того, действуют не только на женщин, но и на мужчин. Он порадовался собственной дальновидности. Однако завоевание женских сердец осталось его главным хобби. Одерживая очередную победу, Мельдерс испытывал не только физическое, но и интеллектуальное наслаждение. Однако со временем ему становилось все труднее выбрать достойную цель – слишком предсказуемыми ему казались уже самые неприступные светские красавицы. А потом, на приеме по случаю пятидесятилетия Корпорации, он увидел ЕЕ.

Она вошла в зал под руку с сэром Грэхемом. На ней было летящее платье удивительно красивого, насыщенного серо‑синего цвета – Мельдерс до сих пор помнил каждую его складку. Взгляды, жесты, поворот головы – все в этой женщине показалось ему совершенным и необыкновенно притягательным. К тому же Мельдерс сразу почувствовал в ней достойного соперника, победа над которым не сравнится ни с чем. Однако на этот раз он даже не успел начать игру: Сандрой заинтересовался сам Джеймс Кристиан Харпер, а Мельдерс с глубоким уважением относился к служебной субординации. Он решил выждать, но вскоре выяснилось, что ждать нечего – из Ламбервиля эти двое вернулись уже мужем и женой.

И вот тут Мельдерс почувствовал неладное. Он не испытывал ни зависти к Джеймсу Харперу, что само по себе было странным, ни охотничьего азарта. Тщательно проанализировав свое состояние, он пришел к поразившему его самого выводу: он полюбил. Полюбил чужую жену, более того, жену своего босса, которая ни от кого не скрывает своего счастья!..

Мельдерс честно попытался выбросить эту женщину из своего сердца. Но это обернулось жестокими страданиями для его болезненного самолюбия.

Ему стало казаться, что Сандра Харпер знает о его чувствах и втайне смеется над ним. Иногда он читал в ее взгляде ту же презрительную жалость, которая так бесила его, когда он смотрел на Келли Дунстан. Вновь и вновь он возвращался мыслями к Сандре, пытаясь найти ее слабое место. И вскоре осознал то, что так сильно подействовало на него, когда он впервые увидел Сандру на приеме. Эта женщина тоже вела игру! И, возможно, теми же средствами, что и он сам. В ней чувствовалась знакомая, а потому заметная ему внутренняя сосредоточенность. Теперь он был абсолютно уверен, что там, на празднике, она преследовала одну‑единственную цель. И этой целью был Джеймс Кристиан Харпер.

Но, оказывается, подобные подозрения посетили не только его. По возвращении молодоженов в Лондон из свадебного путешествия по Италии к нему обратилась Лиз Харпер. Подчеркнув конфиденциальность своей просьбы, вдова Теренса попросила его разузнать все что можно о прошлом Сандры Сеймур. Мельдерс занервничал и заколебался, но Лиз сумела разрешить его сомнения. Именно ему, главе службы безопасности Корпорации, сказала она, необходимо позаботиться о том, чтобы рядом с его боссом не оказалось «темной лошадки».

– Вы будете действовать в интересах Корпорации, в интересах моего сына, – такими словами завершила разговор с ним Лиз.

Мельдерс занялся расследованием, но не нашел в досье Сандры Сеймур никаких зацепок. Но интуиция не позволяла ему расстаться с подозрениями, напротив – со временем они только усиливались. В какой‑то момент он уже готов был поделиться ими с Лиз, но та словно забыла о своем поручении.

С тех пор прошло несколько лет, а Лиз Харпер так и не пригласила Мельдерса для беседы. Он догадывался, что по этому поводу у нее произошло какое‑то объяснение с сыном. И продолжал ждать.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.