Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

НЕОЖИДАННАЯ ПОМОЩЬ





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

От неожиданного звука ключа, поворачивающегося в замке, у Сандры сердце ушло в пятки. В открывшуюся дверь вошел глава службы безопасности и застыл на пороге, глядя на молодую женщину, не успевшую натянуть на бюстгальтер футболку.

– Как вы смеете, Мельдерс?! – зло крикнула она, прикрывшись одеждой. – И откуда у вас ключи от моей комнаты?

– У меня есть ключи от всех комнат, – сказал он, отворачиваясь. – Такова моя работа. Мне надо поговорить с вами, Сандра.

– Не смейте называть меня по имени! – потребовала она, но, одевшись, все же повернулась к нему.

Мельдерс запер за собой дверь.

– Я прошу, – тихо произнес он, – забудьте на время вашу неприязнь ко мне. Я знаю, что вы не доверяете мне и имеете на это право. Но сейчас речь идет о спасении вашей дочери. Вам нужна помощь…

– Я сама спасу ее, – надев куртку, Сандра положила в ее карман «вальтер».

– Вы не сможете ее спасти в одиночку. Вот погибнуть вместе с ней – это пожалуйста.

Сандра со злой насмешкой посмотрела на главу службы безопасности.

– Вы что, мистер Мельдерс, принимаете меня за дуру, насмотревшуюся боевиков? Я не собираюсь устраивать стрельбу.

– Послушайте, мистер Харпер не ведает, что творит. Полиция будет здесь с минуты на минуту. Вы знаете, куда нужно ехать. И, как я понял, – он окинул взглядом ее походный вид, – вы не намерены дожидаться полицейских.

– Вы хотите меня задержать? – Она презрительно сузила глаза.

– Я хочу поехать с вами.

От неожиданности Сандра не нашлась, что ответить.

– Ради вас и вашей дочери я готов рисковать жизнью, – Мельдерс смотрел ей прямо в глаза, и она не могла понять, что было в этом взгляде. – Доверьтесь мне. Одна вы не справитесь.

 

Приезда полиции Джеймс Харпер ждал в комнате Коры. Он посадил зайца Тэдди к себе на колени и рассеянно трогал его за длинные уши. Кэтрин не успела прибраться в детской, и на столике в беспорядке лежали альбомные листы для рисования, а в баночке с водой мокли кисти.

Теоретически Джеймс знал, что в мире бизнеса иногда случаются похищения детей. Но он никогда не мог предположить, что кто‑то решится похитить его дочь, его Кору!.. И, что самое ужасное, – при этой мысли он едва не застонал вслух, – в этом окажется замешанной его жена! А сомнений не оставалось, у Сандры были какие‑то общие дела с похитителями. И его мать оказалась права, подозревая ее во всех смертных грехах.

Сзади раздался звук открывающейся двери, и он обернулся. В детскую вошла Анна Монт, и, взглянув на нее, Джеймс опешил. Вместо скромной, обаятельной секретарши на него смотрела совсем другая женщина: такое выражение лица Джеймс видел только в боевиках. Но это длилось одно мгновение, а потом Анна своим обычным грудным голосом, сказала:

– Твоя жена и Мельдерс садятся в машину.

– Черт возьми, она поедет туда! А я не знаю, где это!

– Но ведь за ними можно проследить, – деловито сказала Анна.

– Как? – заорал Джеймс. – Я прикован к этому чертову креслу! – И вдруг, подъехав к Анне, схватил ее за руки. – Ты поможешь мне, да? Анна, дорогая, я умоляю тебя, помоги!

– Не беспокойся, милый, – улыбнулась секретарша. – Я не упущу их. Можно я возьму твою машину?

Он кивнул, и, повернувшись на каблуках, Анна стремительно вышла из комнаты.

Новенький «бентли» элегантного серого цвета был куплен Сандрой по просьбе Джеймса через несколько дней после взрыва. Анна Монт, она же Кэсси Сандерс, с удовольствием оглядела обитый кожей салон и панели из полированного красного дерева. Ей еще никогда не приходилось ездить на такой роскошной машине. Что ж, пора посмотреть, какова она на ходу.

Получив от Мельдерса задание, она не сразу оценила перспективы, которые неожиданно раскрылись перед ней. Сначала она просто хотела заработать. В том, что с заданием она справится, Кэсси не сомневалась. Она была профессиональной обольстительницей, интуитивно чувствующей слабые места любого мужчины, – в спецслужбе эти ее способности хорошо оплачивались. Ей было даже немного жаль эту холодную красавицу Сандру Харпер, которая приветливо здоровалась с ней, не подозревая, что ее брак обречен.

Задание оказалось не только выгодным, но и приятным. Джеймс был чертовски красив – этакий сорокалетний мальчишка!.. И он так по‑старомодному серьезно отнесся к их роману! Кэсси никогда не смешивала работу с личной жизнью. Она не была влюблена в Джеймса. Но потом ей пришла в голову мысль: а не женить ли его на себе, когда он расстанется с Сандрой? Ведь сумела же сделать это сама Сандра! А то, что смогла одна женщина, может получиться и у другой.

Кэсси нравилась ее работа. Но годы шли, ей уже исполнилось тридцать три, хотя и выглядела она на двадцать пять. При ее работе на пенсию уходят рано – и что она тогда будет делать? Брак с Джеймсом Харпером мог бы стать сногсшибательным финалом ее карьеры.

Сегодняшний скандал прозвучал для Кэсси едва ли не свадебной музыкой. Но она быстро сообразила, что Сандра не будет сидеть сложа руки. А тут еще Мельдерс ринулся ей на помощь – изображает благородного рыцаря. Неизвестно, как все повернется, если Сандра сама привезет девчонку назад. Разумеется, при таких обстоятельствах обращаться в полицию – бредовая затея, но эти осложнения окажутся ей только на руку. А если девчонка погибнет… Безутешный Джеймс никогда не простит свою жену. Развод – самое малое, что ее ожидает в таком случае. Кэсси до упора надавила на газ, обгоняя неторопливый автобус, из‑за которого она едва не упустила из виду темно‑синий джип Мельдерса.

 

Выбежав из особняка, Сандра бросилась к своей «ланчиа», но Мельдерс без лишних слов распахнул дверцу «рейнджровера» и почти силой усадил ее внутрь. Машина тронулась с места, быстро набирая скорость.

Сандра, несмотря на бившую ее дрожь, украдкой взглянула на своего спутника. Лицо Мельдерса было сосредоточенно, казалось, в этот момент он решал какую‑то трудную задачу. Такую степень сконцентрированности раньше Сандра видела только у Шольца.

Внезапно Мельдерс прервал молчание.

– Нас преследует машина вашего мужа.

Сандра обернулась и через заднее стекло увидела светло‑серый «бентли», лавирующий в автомобильном потоке.

– Джеймс? Не может быть! – воскликнула она.

– Не думаю, что это мистер Харпер, – сказал Мельдерс, пытаясь уйти от преследования. – Но я знаю, кто способен на это.

– Кто? – в недоумении спросила Сандра.

Мельдерс немного помолчал, а потом ответил:

– Анна Монт. Она – спецагент. Я нанял ее для охраны вашего мужа. Но, похоже, ее собственные планы идут гораздо дальше.

Сандра, замерев, обдумывала только что услышанную новость. Хотя, в сущности, что это меняло? Главным было то, что Джеймс спал с ней. «Может быть, Мельдерс на это и рассчитывал?» – подумала Сандра. Но если и так, вряд ли он ей в этом признается… Да и не об этом надо было сейчас думать. «Если он поможет мне спасти Кору, я ему все прощу», – решила она.

Отставший было «бентли» снова показался в зеркале заднего вида, уверенно свернул на проселочную дорогу и держался у них на хвосте до самой развилки.

– Направо, – указала Сандра.

Но Мельдерс решительно повернул налево – туда, где вдали поблескивало озеро и виднелся кемпинг. Убедившись, что «бентли» повернул за ними, Мельдерс проехал еще метров триста и резким маневром направил машину в лес. Сандра вцепилась в ремень безопасности.

Джип подламывал под себя низкий кустарник, оставлял глубокие колеи в болотистой мшистой почве. Когда они преодолевали какой‑то овраг, Сандре показалось, что «рейнджровер» вот‑вот перевернется.

– Далеко отсюда? – спросил Мельдерс.

– Меньше мили, – ответила она. Мельдерс остановил машину.

– Я уверен, что «бентли» ведет Анна. Я задержу ее, и она не сможет дать полиции точные указания, – сказал он. – Вам придется идти одной. Если я правильно понимаю ситуацию, вреда вам не причинят. Постарайтесь разузнать, где девочка, до появления полиции.

Сандра кивнула и выскочила из машины.

– Постойте! – крикнул Мельдерс.

Он тоже вышел из джипа и вдруг неловко притянул Сандру к себе. Она сжалась, но не отстранилась. Мельдерс коснулся губами ее мягких волос, наспех заколотых на затылке, и прошептал:

– Будьте осторожны. Удачи.

Сандра почувствовала прилив благодарности. Помогая ей, Мельдерс ставил под угрозу свое положение, свою карьеру. В последнее время все близкие ей мужчины поступали иначе. Урмас Шольц предал ее, Джеймс почти что выгнал из дома… Быстрым движением она поцеловала Мельдерса в гладковыбритую щеку и, не оборачиваясь, побежала сквозь лес.

Не обращая внимания на ветки деревьев, хлеставшие по лицу, Сандра выбежала на дорогу, ведущую к коттеджу. Не прошло и получаса, как она оказалась перед знакомыми воротами. Нажав кнопку звонка, она постаралась успокоить дыхание. Она не знала, что ее ожидает, но отступать не собиралась. Наконец ворота раскрылись.

Оказавшись во дворе коттеджа, Сандра поняла, что в прошлый раз многого не заметила. Например, того, что это строение в равной мере подходило как для уединенного отдыха, так и для обороны. Забор в полтора человеческих роста завершался поверху колючей проволокой; окна дома были закрыты железными ставнями, а небольшие отверстия в стене на втором этаже напоминали бойницы. Несколько молодых парней в боевом снаряжении с любопытством уставились на нее. Прежде чем Сандра успела что‑либо спросить, один из них, с неулыбчивым худым лицом, сказал:

– Идите за мной, миссис Харпер. Вас ждут.

Сжимая в кармане рукоятку «вальтера» со снятым предохранителем, Сандра вошла вслед за ним в дом. Оглядываясь, она пыталась запомнить расположение комнат и коридоров и догадаться, где похитители держат Кору. Когда они оказались перед дверями кабинета, где вчера она говорила с Шольцем, сердце молодой женщины неприятно сжалось. Ее провожатый произнес тоном хорошо вышколенного дворецкого:

– Миссис Харпер, сэр.

Хозяин кабинета сидел во вращающемся кресле спиной к Сандре. Она видела облысевшую макушку, окруженную редкими седыми волосами, и широкие, не по‑старчески прямые плечи; смутное чувство узнавания охватило ее. Но хозяин не дал ей времени на предположения. Он медленно повернул кресло и оказался лицом к Сандре, переложив на стол с колен трость с рукояткой в форме дубовой ветки.

– Так это вы! – ахнула она.

__________

 

Солнечный свет лился в комнату сквозь витражи на окне, отбрасывая на ковер разноцветные ромбы и полосы. Шольц стоял в дверях и смотрел на Расти, которая сидела на диване, мрачно уставившись в пол.

В последнее время живость, охотничий задор, с которым она бросалась выполнять самое опасное задание, совсем оставили ее. Шольц привык к порывам и вспышкам Расти, но видеть ее такой опустошенной ему было нелегко. Не поворачивая головы, Расти все‑таки заметила, что Шольц наблюдает за ней. Вчера ночью он снова назвал ее Сандрой… Но ей все равно было хорошо – плохо стало только утром. Она знала, что бывшие любовники снова встретились. Увозя Кору из родительского дома, Расти испытала мстительное удовольствие: ты слишком спокойно жила все эти годы, Сандра Харпер, а я потратила их на то, чтобы воскресить из пепла собственное сердце, сгоревшее из‑за тебя…

– Девочку накормили? – спросил Шольц.

– Нет. Когда бы она успела проголодаться? – раздраженно ответила Расти.

– Тебе ведь тоже все это не нравится? – Шольц гибким, кошачьим движением, которым она всегда любовалась, приблизился, сел с ней рядом, взял ее за руку.

Расти отняла руку.

– В последнее время мне ничего не нравится, – буркнула она. – Палач выжил из ума. Не удивлюсь, если он решит нас всех взорвать.

– Дом начинен взрывчаткой, я сам его минировал. Сэм действительно очень сдал в последнее время. Я боюсь, что у него не выдержат нервы.

– Когда‑нибудь ты станешь таким же, Урмас Шольц, – Расти нехорошо усмехнулась. – И я, и все мы. Но как бы то ни было, я выполню приказ Грэхема. А ты – ты снова сомневаешься? – Она внимательно посмотрела в холодные, прищуренные глаза мужчины.

– С чего ты взяла? – ответил он. – Я профессионал, детка. Ладно, пойду покурю, пока все спокойно. Сэм не разрешает курить в доме.

Расти проводила его тяжелым взглядом. Подумать только, стоило этой красотке снова замаячить на горизонте, и он опять сам не свой. Давным‑давно, когда Расти, совсем молоденькая девчонка, впервые попала в горячие объятия Урмаса Шольца, она быстро смирилась с тем, что он не сможет ее полюбить. Он стал для нее романтическим героем, обреченным на одиночество. Расти была счастлива находиться рядом с ним, пусть всего лишь на обочине его жизни, и таила надежду, в которой не признавалась даже себе, – надежду на то, что когда‑нибудь ситуация изменится. Ситуация действительно изменилась: появилась Сандра и вскружила ему голову. И оказалось, что сердце Урмаса Шольца вовсе не железное, просто она, Расти, не вышла лицом и фигурой. Нет, в глубине души Расти понимала, что дело не только во внешности новоиспеченной Сандры Сеймур. Она ведь и сама привязалась к этой девушке, такой не похожей на всех остальных членов команды. И Шольц, и Сандра – они оба были дороги ей. Но от этого было еще больнее.

Ей было ясно, что Шольц испытывает к Сандре не просто физическое влечение, не просто страсть, а гораздо более глубокое чувство. Такую любовь не лечит время – в этом она убедилась за те несколько лет, когда пыталась помочь Урмасу пережить потерю, смириться с вынужденной разлукой. Она просто была рядом. И ей уже казалось, что Шольц смотрит на нее другими глазами. Неужели все начнется сначала?!

Закурив, Шольц прислонился к задней стене дома. Когда Грэхем задумал строить этот коттедж, как одну из своих резиденций, с самого начала подразумевалось, что он будет предназначен исключительно для работы. Поэтому никаких садов, клумб и прочих пустяков на широком дворе, больше похожем на плац, не было. Но за пять лет существования коттеджа природа взяла свое, и сквозь асфальт пробилась зеленая трава, сейчас, в середине июня, распустившаяся золотыми головками куриной слепоты.

Эту ночь Шольц провел без сна. Накануне вечером Сэм сообщил ему о готовящейся операции. Оказывается, план похищения дочери Сандры был продуман уже давно. Наверное, Грэхем совсем перестал доверять ему, раз поставил его в известность в самый последний момент.

Сначала Шольц почувствовал некоторое злорадное удовлетворение. Вчера Сандра ясно дала ему понять, что между ними все кончено. Ее слова о любви ничего не значили, поскольку она не собиралась ничего менять в своей жизни. Значит, и у него по отношению к ней не может быть никаких обязательств – он снова просто выполняет свою работу. Именно ему Грэхем поручил позвонить Джеймсу Харперу после похищения Коры и, кроме всего прочего, сказать, что Сандра имеет отношение к похитителям.

И теперь ситуация представлялась ему патовой. С одной стороны, он чувствовал, что не сможет жить, оставаясь в глазах Сандры злодеем, покусившимся на ее дочь. С другой стороны, заставить Грэхема свернуть с намеченного пути невозможно. Вертя в пальцах «люгер», Шольц всерьез подумывал, не пустить ли себе пулю в лоб. Глядя в темное, кажущееся бездонным отверстие пистолетного ствола, он вдруг понял, что надо сделать.

– Мистер Шольц! – окрикнул его один из охранников. – Наблюдатели сообщили, что к воротам приближается женщина.

Он вернулся в дом и через несколько минут вместе с Грэхемом разглядывал на мониторе Сандру Харпер, нажимающую кнопку звонка.

 

Глава 23

ВЫСТРЕЛ

 

– Добрый вечер, миссис Харпер, – сэр Грэхем чуть наклонил голову и уставил на Сандру немигающий взгляд выцветших, но по‑прежнему пронзительных глаз. – Я в курсе, что вы меня искали, и решил пойти вам навстречу.

– Так это вы! – повторила она. – «Даймонд Бразерс», покушения на Джеймса, попытки разрушить Корпорацию… Я не могу в это поверить! – Она с силой сжала ладонями виски, а потом, словно возвращаясь к невыносимой реальности, закричала: – Сэр Грэхем, где моя дочь?!

– Тише, пожалуйста, – поморщился старик. – Нам предстоит серьезный разговор, так что постарайтесь держать себя в руках. Когда‑то вы умели это делать. Прошу, – он указал ей на кресло напротив себя. – Мне придется быть с вами откровенным, миссис Харпер; если вы будете знать мои мотивы, то поймете, насколько серьезны мои намерения. Кстати, я попрошу вас положить на стол оружие, за которое вы так судорожно хватаетесь в кармане – уверяю, оно вам не понадобится.

Сандра с досадой бросила «вальтер» на стол.

– Сэр Грэхем, мой муж собирается действовать через полицию. Он не хочет подписывать ваши бумаги.

По лицу старика пробежала легкая тень удивления.

– Неужели я недооценил Джеймса? Я думал, только великие духом люди умеют жертвовать близкими людьми ради большого дела.

– Ради бога, сэр Грэхем, Джеймс никем не жертвует. Он просто уверен, что полиция спасет Кору. Я умоляю вас, отпустите ее – таким способом вы все равно ничего не добьетесь.

Грэхем нажал кнопку переговорного устройства и сказал непонятную фразу:

– План номер два.

Потом он поднял глаза на Сандру и снисходительно усмехнулся.

– Сожалею, миссис Харпер. Полицию здесь встретит неприятный сюрприз: здание заминировано. Одно нажатие вот этой кнопки, – Грэхем кивнул головой куда‑то на поверхность стола, – и через несколько минут мы взлетим на воздух. Мне, так и не добившемуся намеченной цели, этот фейерверк принесет только свободу от недовольства собой. Но здесь полно молодых ребят, и вы, и ваша дочь, в конце концов. Жаль, что вы не согласились вчера на предложение нашего общего знакомого. Не скажу, что слушать ваш разговор было для меня большой радостью.

Сандра побледнела как полотно. Она видела перед собой глаза фанатика и знала, что он не остановится ни перед чем. Только бы не сделать неверного движения, не спровоцировать его… Сможет ли она быстро найти Кору, если у старика все‑таки сдадут нервы? А может, он просто сошел с ума? Но с сумасшедшими надо разговаривать… Из последних сил Сандра приняла спокойный вид.

– Не надо запугивать меня, сэр Грэхем, – сказала она, скрещивая руки на груди. – Вы хотели что‑то мне рассказать – я готова вас выслушать.

Грэхем взглянул на нее насмешливо, но одобрительно.

– Да, миссис Харпер, я помню, что во время наших первых занятий вы держали себя с такой же очаровательной самоуверенностью. А потом так же очаровательно признавались в своем невежестве. Ну что ж, вообразите, что мы с вами снова проводим занятие. Я – строгий лектор, вы – примерная слушательница. Итак, события, о которых пойдет речь, начались задолго до вашего появления в Лондоне…

 

Разгоряченная азартом погони, Кэсси внезапно поняла, что ее обманули. Она выскочила из машины и со злостью пнула колесо острым носком туфли. Чертова машина! Красивая игрушка для богатых бездельников, на которой бессмысленно пытаться догнать в лесу джип. Бежать за ним пешком? Но в «бентли» есть рация, значит, она может по крайней мере позвонить Джеймсу Харперу и сообщить ему место, где полиции нужно сворачивать с шоссе на проселочную дорогу. В таком случае остается надеяться, что полицейские найдут Сандру раньше, чем Сандра найдет свою дочь. Кэсси включила громкую музыку и, не щадя новенькой машины, чьи лакированные бока царапались о стволы и ветви деревьев, начала выводить ее из лесу. Доехав до развилки, она резко ударила по тормозам. Почему же она сразу не догадалась? Конечно, здесь была развилка, Мельдерс повел ее по ложному пути, а на самом деле надо было поворачивать в другую сторону. Кэсси повернула направо и, не обращая внимания на неровности дороги, прибавила скорость.

Но вскоре ей пришлось остановиться перед опущенным шлагбаумом. «Наверное, его можно поднять вручную», – решила она и собралась выйти из машины. Но вдруг услышала приближающийся рев двигателя.

Джип мчался через лес, подпрыгивая над канавами и расшвыривая по сторонам болотную грязь. Он походил на хищника, почуявшего жертву. Сквозь стекло Кэсси разглядела сосредоточенное лицо Мельдерса. Она не успела ни развернуть «бентли», ни выскочить из него. Джип тараном поддел его блестящий бок и смял всю заднюю часть. От удара Кэсси влетела головой в лобовое стекло и потеряла сознание. Мельдерс быстро отвел почти не пострадавший джип в сторону и выскочил из него. Подойдя к покореженному «бентли», он несколько раз рванул водительскую дверцу, а когда она открылась, положил руку на шею Кэсси, пытаясь нащупать пульс. Кэсси была жива – Мельдерс и не собирался ее убивать. Жаль только, она не в состоянии сказать ему, успела ли она связаться с полицией. Он вытащил из машины рацию и отшвырнул ее далеко в сторону – болото издало чвакающий звук.

Теперь нужно срочно разыскать Сандру… Мельдерс вернулся за руль «рейнджровера».

 

В первый раз Сэмюэль Фредерик Грэхем увидел Теренса Харпера в клинике Джона Гастингса – тогда совсем молодого и очень талантливого хирурга. Еще недавно «солдат удачи», а теперь неподвижный инвалид, Грэхем часто думал о самоубийстве: Гастингс спас ему жизнь, но не мог гарантировать возврат двигательных функций. Но привычка бороться и превозмогать себя, заставлять себя совершать невозможное не отступила даже перед болезнью, и каждый день Грэхем скрупулезно выполнял сложнейший, изнурительный комплекс упражнений, которые могли оказаться бесполезными.

Гастингс решил похвастаться перед Теренсом, своим могущественным другом и пациентом, новым хирургическим шедевром. Он показал ему фотографии Грэхема до и после ранения, рассказал, как проходила операция, а потом повел в палату. Они вошли в тот момент, когда худой, жилистый мужчина силился, сидя в инвалидном кресле, дотянуться до перекладины тренажера. Капли пота выступили на его лице, тело едва сдвинулось с места, но глаза Грэхема горели фанатичным упорством и решимостью.

Теренс Харпер умел ценить в людях упорство, поскольку сам с помощью именно этого качества завоевал место под солнцем. Справившись о профессиональных достоинствах Грэхема, он решил приблизить его к себе. От Гастингса Теренс знал, что Грэхем находится на грани отчаяния, потому что не сможет больше продолжать свою прежнюю жизнь, полную риска и приключений. Харпер предложил ему риск другого рода – не на полях войны, а в мире бизнеса – и был уверен, что несчастный калека отплатит ему благодарностью и преданностью.

Но для Грэхема все было не так просто. Физическая подготовка, которую он прошел в рядах «солдат удачи», открыла перед ним безграничные возможности человеческого тела. Ему нравилось ощущать себя сверхчеловеком, когда, участвуя в какой‑нибудь операции, он бежал едва ли не быстрее олимпийского чемпиона или совершал прыжок с какой‑нибудь немыслимой высоты. Он понимал, что даже если его настойчивость даст результат и он снова сможет двигаться, к прежней жизни ему не вернуться. Поэтому, когда к нему, одетому в больничную пижаму, вошел этот человек – высокий, сильный, загорелый, похожий на атлета, Сэм едва не застонал от приступа зависти к его здоровью. Рядом с Теренсом Харпером он сильнее ощущал собственную неполноценность. Это заставило его заниматься еще с большей ожесточенностью, и через полгода изумленный Гастингс поздравил Сэма, когда тот сделал первые неловкие шаги. А еще через пару месяцев Грэхем самостоятельно перешагнул порог главного офиса Корпорации Харпера.

На долгие годы интересы Теренса Харпера и его бизнеса стали и личными интересами Сэма Грэхема. Благодаря связям особого рода, оставшимся у него по всему свету, Грэхем мог успешно решать самые щекотливые задачи. Все свои аферы Теренс планировал при участии Грэхема. В интересах дела Грэхем, ранее порвавший связи со своим аристократическим семейством, вернулся в высший лондонский свет и помог Харперу наладить отношения и там. И все это время Грэхем не переставал удивляться удаче своего босса. Подумать только, дед Теренса Харпера был безграмотным крестьянином из Уэльса, а отец, приехав в Лондон на заработки, не оставил сыну ничего, кроме долгов. Теренс Харпер не верил в гороскопы, но хороший астролог наверняка обнаружил бы, что звезды в момент его рождения занимали положение, сопутствовавшее появлению на свет великих полководцев и королей. Плюс ко всему Теренса любили женщины – порой даже забывая о миллионах, которыми он ворочал. Поэтому он мог позволить себе холодноватую снисходительность по отношению к влюбленной в него красавице‑жене. Видя, какими глазами дочь гордого Уорренсби смотрит на этого плебея, лишь недавно выучившегося носить дорогие галстуки, Грэхем приходил в бешенство. А что было у него? Аристократическое происхождение? Безупречные манеры, полные ледяного изящества? Все это могло произвести впечатление на кого угодно, только не на Теренса Харпера.

Могущество босса подавляло Грэхема. Оказываясь вне его влияния, например, в Африке, Грэхем снова был всесилен; подчиненные трепетали перед ним, и он, словно вампир, упивался их страхом. Но в Лондоне он всегда находился в тени Теренса Харпера. Грэхем чувствовал, что им двоим тесно на одной земле.

Если бы Теренс Харпер однажды догадался, какие мысли приходят в голову его ближайшему помощнику, он бы немедленно принял меры. Ведь Грэхем планировал убийство своего босса с тем же хладнокровием, с которым когда‑то отдавал приказы об уничтожении целых деревень. Однако он так и не привел эти планы в исполнение.

Однажды Сэму Грэхэму открылась истина. Он понял, что вся энергетика босса переместилась в его любимое детище – в Корпорацию. Вот сердце, в которое нужно было поразить Теренса Харпера!

И тогда Грэхем принимает решение. В отдаленных филиалах Корпорации начали забывать, кому на самом деле она принадлежит. Но действовать приходилось с величайшей осторожностью: во всем, что касалось бизнеса, Теренс проявлял чутье ищейки. Поэтому Грэхем долго не делал решительных шагов. А потом Теренс умер. Его смерть Сэм воспринял как личную обиду. Однако оставалась Корпорация. Теперь ею управлял сын Теренса – по сравнению с отцом недалекий, посредственный бизнесмен. Сам Грэхем чувствовал, что болезнь снова берет свое и вскоре ему предстоит встреча с покойным боссом. Даже за последней чертой он не хотел оставаться всего лишь правой рукой Теренса. Борьба все равно имела смысл: Грэхем хотел ее выиграть. Если завладеть Корпорацией невозможно, то ее можно уничтожить.

– «Даймонд Бразерс» были созданы мной на основе одной мелкой фирмы, ранее входившей в Корпорацию, – рассказывал Грэхем, явно получая удовольствие от своего повествования. – Джеймс Харпер начисто забыл о ее существовании. Мне удалось переоформить документы на подставное лицо, и вот у Корпорации появился конкурент.

К тому времени я уже провернул любимый фокус старика Теренса с экспертизой. Представляю, как на том свете он скрежещет зубами от злости.

Сандра слушала, с трудом сдерживая ярость. История отношений двух людей, казавшихся ей почти легендарными, потрясала своим безумием. Один старик, стоя на краю могилы, тревожит тень другого, ушедшего, и стремится к бессмысленной и неправедной мести только потому, что тот оказался удачливее! Но причем здесь она, ее дочь, ее муж? Грэхем – маньяк, его необходимо остановить любой ценой!

– Завещание Теренса обернулось как нельзя на руку, – между тем продолжал он, – в процессе вашего обучения я имел доступ к самым полным отчетам Корпорации, а также к материалам, касающимся личности ее владельца, – голос Грэхема становился все более и более самоуверенным. – Знаете, чтобы выигрывать в бизнесе, надо хорошо разбираться в людях, с которыми имеешь дело. Я надеюсь, миссис Харпер, вы поможете мне объяснить полиции, что силовыми методами они ничего не добьются. Это будет не самая удачная операция Скотланд Ярда, – на лице старика возникло подобие улыбки. – Джеймсу Харперу все равно придется поклониться старому другу своего отца – это доставит мне большое удовольствие. И если мальчик будет хорошо себя вести, я, может быть, даже оставлю ему какой‑нибудь жалкий кусок, какую‑нибудь фирму, состоящую из трех клерков, – этот масштаб как раз ему по зубам. А вам придется пока посидеть взаперти. И не вздумайте устраивать беспорядки.

Грэхем включил переговорное устройство и вызвал охрану. Двое парней в камуфляже вошли в кабинет и встали у дверей, ожидая указаний. Длинные пальцы старика поглаживали гладкую поверхность стола, словно нащупывая роковую кнопку. «Вальтер» все еще лежал тут же, на столе – Грэхем так увлекся, что начисто забыл об оружии.

– Отправляйтесь с этими людьми наверх, миссис Харпер, и ждите моих дальнейших распоряжений.

Сандра пыталась прочитать хоть что‑нибудь человеческое в глазах своего бывшего наставника, но в них было лишь глубокое презрение ко всем, кто не он сам. Она встала. Охранники распахнули дверь. И тогда Сандра молниеносным движением бросилась к столу, схватила пистолет и, почти не целясь, выстрелила старику в сердце. Она верила, что успеет и не промажет. Когда‑то Грэхем сам учил ее обращаться с оружием, сам тренировал с ней этот молниеносный бросок. А сейчас пришло время применить его на практике.

 

Расти ловко, минуя лестницу, спрыгнула в люк. Девочка сидела молча, при появлении Расти она не шелохнулась, как будто впала в ступор. Быстро сдвинув матрас вместе с Корой, Расти с усилием потянула рычаг и открыла в полу еще один люк, ведущий вниз. Схватив почти бесчувственную девочку на руки, она уже собралась спускаться, но вдруг услышала голос:

– Оставь девочку, Расти!

Она подняла голову: на лестнице, ведущей наверх, стоял Урмас Шольц и держал ее на прицеле.

– Ты что, Урмас? – удивленно воскликнула она. – Грэхем только что позвонил мне и велел уводить девчонку. У него возникли какие‑то проблемы.

– Расти, – голос Шольца был еще более металлическим, чем обычно. – Грэхема я беру на себя. Оставь девочку и уходи сама.

– Нет, Урмас Шольц, – рука Расти легла на кобуру «беретты». – Думаешь, я не знаю, чего ты хочешь? Ты рассчитываешь вернуть девчонку матери, чтобы благодарная миссис Харпер бросилась тебе на грудь и отказалась от мужа‑миллионера, которого ты сам ей обеспечил. Тебе не кажется, что с моей стороны было бы очень глупо в этом участвовать? И Грэхема тебе не удастся убрать – он всегда стреляет первым. И меня – я успею прикрыться девчонкой. Так что не мешай мне, Урмас. Надеюсь, ты еще скажешь мне спасибо за то, что я не пошла у тебя на поводу.

Шольц взвел затвор «люгера». Расти, крепко прижав Кору к себе, выхватила свою «беретту». И в этот момент где‑то наверху раздался выстрел.

Шольц выругался и одним прыжком выбрался наверх. Расти не раздумывая кинулась в нижний люк, унося с собой Кору.

__________

 

Сандра не промахнулась. Грэхем умер мгновенно, на светлой рубахе выступило маленькое пятнышко крови. Но одновременно с тем, как она выбросила вперед руку с пистолетом, он успел придвинуть кресло к столу и ударить ладонью по нижней поверхности крышки. И сразу же на стене справа зажегся красный пульсирующий огонек…

Сандра уронила дымящийся пистолет на пол. Охранники, не двигаясь с места, оторопело смотрели на мигающий огонек. Они не успели ничего предпринять, прежде чем в комнате появился Урмас Шольц.

– Черт побери, я должен был сделать это сам, – пробормотал он, оттолкнув парней и оценив ситуацию. – Выстрел был превосходным. Но Грэхем успел нажать кнопку.

– Где Кора? – Сандра с перекошенным лицом схватила его за ворот рубашки.

– Успокойся, детка, – Шольц силком поволок молодую женщину прочь из кабинета. Труп Сэмюэля Грэхема глядел им вслед невидящим взором.

– Грэхем велел Расти перевезти твою дочь в другое место, – говорил Урмас. – Сейчас Расти выводит ее через подземный бункер. Взрыв ей не угрожает. А у нас в запасе очень мало времени. Нам тоже придется спуститься.

На стенах коридора тревожно мигали красные лампочки. Дом опустел: после смерти Грэхема во дворе началась суматоха. Не желавшие погибнуть от взрыва охранники в спешке выкатывали из гаража машины, открывали ворота. В узком окне коридора Сандра увидела, как в открывшиеся ворота влетел «рейнджровер» службы безопасности и с визгом затормозил посреди двора. Невзирая на крики охраны, Мельдерс выскочил из машины и побежал к дому.

– Что здесь делает Мельдерс? – отрывисто спросил Шольц.

– Он сказал, что поможет мне…

Шольц сильным рывком сорвал оконную раму с петель и закричал Мельдерсу:

– Садись в машину и выезжай за шлагбаум! Мы выйдем через бункер. Нам понадобится машина.

Мельдерсу хватило одного взгляда на лицо Сандры, чтобы, не возражая, выполнить приказ этого незнакомого человека. Не прошло и тридцати секунд, как джип резко развернулся и выехал из ворот, к которым уже подъезжали полицейские машины с включенными сиренами. Полиции все‑таки удалось отыскать дорогу, и теперь она пыталась задержать охрану Грэхема, уносящую ноги от обреченного дома.

Но Шольц и Сандра этого не видели. Они уже спустились в бункер, и теперь мужчина за руку тащил почти бесчувственную женщину по подземному переходу.

– Грэхем готовил это убежище для себя, – бросил Шольц на ходу. – На случай, если придется взорвать дом. Кроме него, о бункере знали только я и Расти.

– Где Кора? – внезапно очнулась Сандра и вырвала руку.

– Не знаю, – признался Шольц. – Но если Мельдерс поможет, нам удастся догнать Расти.

Подземный переход бункера был освещен только у входа, впереди их ждала полная темнота. Теперь Сандра двигалась вперед, хватаясь одной рукой за стену, а другой держась за плечо Урмаса. И тут раздался страшный грохот. Падая, Сандра ударилась головой о каменную стену и потеряла сознание.

 

Глава 24

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.