Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Старейший госпиталь



В Лефортово в 1707 Петр I создал первый в России военный госпиталь с хирургической школой, для которого в 1798—1802 архитектор И. В. Еготов построил каменное здание в классическом стиле (ныне Главный военный госпиталь им. Н. Н. Бурденко министерства обороны СССР).

Мысль о создании в Москве госпиталя для попечения о больных, раненых и увечных воинов возникла в период царствования Федора Алексеевича (1676-1682 гг.).Именно им было приказано устроить большой госпиталь, чтобы "больных лечить и врачев учить". Но этому повелению не было суждено сбыться по ряду обстоятельств. Лишь в царствование Петра I это решение было реализовано. 21.11. (2.12.) 1707 г. госпиталь в Москве, находившийся в ведении Монастырского приказа, принял первых пациентов. Но подготовка к созданию госпиталя началась заранее. Еще в 1706 г. указом от 25 мая (5 июня) Петр I повелевает построить в Москве, за рекою Яузою "гофшпиталь для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям: Андрею Рыбкину, а другому, кто прислан будет, да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, набрать для аптекарской науки 50 человек, а на строение и на покупку лекарств, и на всякие тому делу принадлежащие вещи, и доктору и лекарям и ученикам на жалование деньги держать в расходе из сборов Монастырскаго приказа". К сожалению, до настоящего времени полного текста данного указа с однозначной датировкой выявить не удалось. Он не включен ни в Полное собрание законов Российской империи, нет его и в наиболее полном опубликованном издании писем и бумаг Петра Великого. Но косвенные указания на наличие подобного указа царя Петра в 1706 г. встречается в ряде источников и материалов.

Так, в фонде Монастырского приказа, хранящегося в РГАДА, в деле 1707 г. находится "Выпись в Монастырском приказе в доклад боярину И. А. Мусину-Пушкину", где есть изложение указа Петра I об основании госпиталя: "В прошлом 1706 г, великий государь и великий князь Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя, и Белыя России самодержец указал по имянному своему великого государя указу построить за Яузою-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте гошпиталь для лечения болящих людей.. .".

В первом выпуске четвертого тома "Писем и бумагах Петра Великого" под N 1302 опубликован Указ об устройстве медицинской части в войсках, датированный июлем - августом 1706 г., в котором рассматриваются вопросы организации врачебной помощи в войсках, устройства лечебных заведений, подготовки лекарей и т.д. В примечании к этому документу, помещенному во втором выпуске этого же издания, есть следующее упоминание о строительстве госпиталя: "Основание первого военного госпиталя в Москве на Яузе относится к 1706 году". В работе русского историка П.П. Пекарского "Наука и литература в России при Петре Великом" цитируется написанное в 1712 г. прошение на имя Петра I основателя и первого руководителя госпиталя и лекарской школы при нем Николая Бидлоо: "Всемилостивейший государь! Вашему царскому величеству благоугодно явилось 1706 года всемилостивейше повелеть госпиталь при Яузе построить, который божиим благословением, попечением же его превосходительства графа Мусина Пушкина ноября в 21 день 1707 года в такое состояние привести, что оным в божие имя начало учинено и впервые несколько больных в том доме приведено... В сем госпитале благоволившие величество, чтоб я сего (т.е. русского) народа несколько младых людей, которые голландскаго и латынскаго языка искусны были, хирургии по основанию анатомическомуь научил, и больных посланных ко мне и иных увечных исцелял... Еще я более нежели единаго человека работу студентами... на себя принял, т.е. оных во анатомии, хирургии и во искусстве трав научити... Сей ваш указ, всемилостивейший государь, привел я к доброму концу, к вашего величества славе и к пользе бедным и увечным, И сей вашего царского величества высокой славы достойный таковыи госпиталь учредити, не токмо во всю Россию, но и во весь свет к вашей славе известен и в разных книгах о том учинится упоминание. И еще сей госпиталь построен и в добрый порядок приведен, и больные суть ко вящщему их удовольствию призрением вашего величества вспоможены, указы исправно исполнены и студенты искусни учинены".

Указ Петра I о создании в Москве военного госпиталя в мае 1706 года положил начало государственному больничному делу и медицинскомуобразованию в России, послужил началом естественнонаучного образования врачей из "природных россиян", заложил прочный фундамент отечественной медицинской науки.

Благодаря царю-батюшке с этого самого периода началось отечественное, исключительно российское развитие медицины. А до того времени на Руси пользовали иностранных лекарей, выписывая их из-за границы, да пользовались услугами народной медицины в лице самоучек и всевозможных знахарей. Конечно, если иностранные светила только разводили руками, а русский банщик сажал императора Петра I в горячую купель, а потом нещадно хлестал веником, выгоняя тем самым камни из организма государева, то о чем тут толковать. Дремучей, в медицинском плане, была Россия по тем временам. Дремучей и необразованной. Не было собственных ученых лекарей в XVII и к началу XVIII веков.

В заглавной статье "Московского листка" от 18 ноября 1907 года, о периоде, предшествующем созданию госпиталя, сказано так:"До этого времени не все на Руси - от холопа до думного боярина включительно - лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались некоторым вниманием только при царском Дворе, да и тут к ним относились большей частью с недоверием и подозрительностью. Сознавая, что подобное отношение к заморским врачам явилось результатом не только недоверия темных масс к наукам, но и следствием иностранного происхождения врачей, Великий Петр решил возможно скорее создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей". [3]

Благодарные потомки возвели на территории госпиталя замечательный памятник Петру I - основателю врачебного дела и медицинского образования в России.

Памятник возведен на средства меценатов - господ из города Солнцева (разве Солнцево не микрорайон столицы?) Михайлова С.А. и Аверина В.С.Честно говоря, очень бы хотелось, чтобы этот памятник был возведен на средства государства в благодарность Петру I за решение о строительстве госпиталя за "Яузою-рекою". Хотя, как говорится, дареному коню в зубы не смотрят. И, тем не менее, каждый, кто останавливается у этого памятника, задается вопросом, а кто эти господа, пожертвовавшие личные средства на благое дело? Уж не тот ли это Михайлов С.А. , о котором так много некогда писали СМИ, причисляя его к солнцевской преступной группировке? Не знаю. Не знаком лично. Но увидев надпись на памятнике, тоже стандартно задал себе этот вопрос. Но искать ответа не стал. Сделали и сделали - спасибо за это. А государству, на мой взгляд, должно быть, по крайней мере, неудобно за то, что не оно в лице Министерства обороны, а меценаты Михайлов и Аверин из Солнцева отдают дань уважения прославленному госпиталю, помогая материально и сооружая памятники на его территории. Это была и есть прямая обязанность государства, на мой взгляд. Хотя, если посмотреть на памятник Петру I на стрелке Москвы-реки, возведенный по решению Правительства города Москвы, то лучше бы его не было. Родимое пятно города, уродующее его замечательную, неповторимую и самобытную красоту. Одно утешает - это Петр Великий, перед знаниями, военными подвигами и делами государственными его преклоняюсь, как и многие мои соотечественники.

Кроме того, на территории госпиталя я обнаружил еще два памятника императору: в здании, где располагается управление госпиталя, и в сквере, напротив госпитального храма, над гротом. Грот, кстати сказать, обветшал от времени и ждет реконструкции. Вероятно, как всегда, у госпиталя для этого нет средств, а меценаты появляются не так часто.

Николай Ламбертович Бидлоо - выпускник Лейденского университета, сын амстердамского врача, знаменитого анатома и хирурга Готфрида Бидлоо. В 1702 году он был приглашен в Россию, которая стала для него второй родиной. Здесь он прожил 33 года, заслужил благорасположение царя, стал архитектором, строителем и руководителем первого государственного лечебного учреждения и основоположником медицинского образования в России. Умер Н. Бидлоо в Москве в 1735 году.

Николай Ламбертович Бидлоо, лейб-медик при императоре, действительно блестяще исполнил царскую волю. Изначально объединив процессы лечения и обучения, он заложил основы отечественной клинической медицины, на которых и сегодня прочно держится все медицинское образование в нашей стране. С его именем связаны и первый в России анатомический театр, и первый ботанический аптекарский огород, и первый отечественный учебник по медицине.

Госпитальная школа дала России первых отечественных лекарей, получивших образование на родине. Именно здесь в 1712 году Н. Л. Бидлоо выдал первые российские врачебные дипломы.

Не случайно на территории госпиталя воздвигнут памятник этим удивительным людям, благодаря которым в России стала развиваться отечественная медицина и отечественное медицинское образование.

В стенах госпиталяв 1707 году впервые в России были созданы: анатомический театр, в котором Петр Великий "сам при разнятии мертвых тел многократно присутствовал"; аптекарский огород (ботанический сад) и госпитальная аптека, где преподавалась "материя медика", включающая изучение химии. Историки в этой связи считают госпиталь местом, где началось распространение химического образования в России.

К каким только наукам государь Петр I приспособлен не был! Историк медицины Н. Куприянов писал: "Распространению медицины в нашем отечестве при Петре Великом много способствовала страсть этого монарха к анатомии и хирургии. ...В хирургии император приобрел многие познания и даже практический навык. Обыкновенно монарх носил при себе два набора: один с математическими, другой с хирургическими инструментами и до того любил хирургию, что под руководством Термонта методически вскрывал трупы, делал разрезы, пускал кровь, перевязывал раны и выдергивал зубы. Царь повелел доносить о каждой более интересной операции, произведенной в госпитале или частном доме. Монарх не только следил за операциями, но и сам их делал."

Вот так, не больше, не меньше: мертвые тела вскрывал, анатомию по ним изучал, операции на живых людях совершал, дабы облегчить страдания подданным. Воистину поражаешься масштабами такой личности, если еще учесть прилежное изучение других наук, повсеместное внедрение их в практику жизни отсталой и нищей России того времени.

Именно в госпитале в 1710 году Н. Бидлоо был написан первый отечественный учебник по медицине - "Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре". Учебник написан на латыни. О научном и практическом содержании учебника можно судить по названиям некоторых разделов: "Об операциях на конечностях", "Об ампутации предплечья", "Об операциях и перевязывании переломов во всем теле", " О перевязывании и закреплении вывихнутых костей", "Об операциях извлечения" и др. В учебнике представлен также врачебный опыт, полученный в ходе Северной войны, которую Россия вела со Швецией за выход к Балтийскому морю.

Госпиталь дал России первых отечественных лекарей с российскими дипломами о медицинском образовании, а также первых профессоров медицины К.И. Щепина, П.И. Погорецкого, К.О. Ягельского.

Первый выпуск лекарей, получивших образование на родине - в медицинской школе Главного госпиталя, - состоялся в мае 1712 года и уже первые 4 выпускника: Степан Блаженев, Иван Беляев, Егор Жуков, Иван Орлов - в звании лекарей и подлекарей были направлены на Балтийский флот. [5]

Так происходило становление российской государственной системы медицинского образования, совпавшее с зарождением отечественной системы подготовки военных врачей.

Наилучшим свидетельством качества подготовки лекарей в медицинской школе госпиталя является письмо Николая Бидлоо Петру I: "Я лучших из сих студентов рекомендовать не стыжусь, ибо они не только имеют знание одной или другой болезни, которая на теле приключается и к чину хирурга надлежит, но и генеральное искусство о всех тех болезнях от главы даже до ног с подлинным обучением, как их лечить".

Характерную черту системы подготовки врачей в госпитальной школе отмечал выдающийся российский ученый Даниил Самойлович, служивший в госпитале лекарем.Он писал: "Кто может сказать, что это не самый удобный случай изучать медицину, если у нас каждый ученик, поступающий в госпиталь, должен ежедневно бывать у постели больных, пускать им кровь, делать перевязки, прописывать лекарства - словом исполнять все то, что и предписывается ему врачом или хирургом, наблюдающим за их лечением. Ученик должен тоже, в установленные часы, ежедневно бывать в классах, где ему преподаются основы теории. Не согласится ли всякий со мною, что лучше одновременно изучать теорию и практику, нежели одну теорию".

До 1710 года госпиталь являлся единственным в России государственным стационарным лечебным учреждением и до 1763 года (когда была открыта Павловская больница) был единственным лечебным учреждением Москвы.

Только в 1733 году по образцу госпитальной медико-хирургической школы были созданы аналогичные школы при Петербургских сухопутном и адмиралтейском и при Крондштатском морском госпиталях.

К слову сказать, к концу XVIII столетия Россия уже имела свою российскую Академию наук, два университета с медицинскими факультетами и две медико-хирургические академии, став в один ряд с передовыми просвещенными державами Европы.

К 1737 году в госпитале было только одно каменное строение с домовой церковью Воскресения Христова. Кроме того, было три десятка деревянных "светлиц", расположившихся на берегу реки Яузы. В этих светлицах размещались: анатомический театр, палата алхимика, комиссариатская аптека, покои для студентов, ученическая, помещения для болящих. Рядом был разбит ботанический сад, где выращивались лекарственные растения. Главное здание завершалось восьмигранным деревянным куполом, увенчанным резной золоченой статуей "Милосердие".

Контингент пациентов госпиталя был разным. В доношении Моностырского приказа в Канцелярию Правительствующего Сената (1710 г.)говорится, что "в том Гошпитале болящие драгуны и солдаты и иных разных чинов люди, которые присылались и присылаются для лечения из разных Канцелярий и Приказов; в лечении бывало непрестанно человек по сту и болше с прибавкою и с убавкою, да и со смотром служивого всякого чину люди в тот де Гошпиталь из разных Канцелярий присылаютца, и непрестанно ж больных осматривают".

По Указу Петра I от 23 сентября 1723 года в госпиталь стали переводить из прицерковных богоделен больных с психическими отклонениями. А 25мая 1756 года по Указу императрицы Елизаветы Петровнывпервые в России были созданы "особливые покои" для душевнобольных.

Первым из российских медицинских учреждений Московский госпиталь берет на себя ответственность за специальное размещение и лечение душевнобольных пациентов и становится родоначальником психиатрических заведений в России.С первого дня работы в психиатрических отделениях госпиталя были заложены, сохранялись и развивались принципы мягкого, гуманного отношения к пациентам. Не случайно душевнобольные пациенты были размещены именно в церковном корпусе: по традициям российского милосердия, уединенность строения и непосредственная близость храма способствовали исцелению и располагали израненные усталые души к покою.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.