Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Сергей Крамцов 29 мая, воскресенье, день



— Нам, главное, с маршрутом не повториться, — сказал я, разглядывая карту.

— А что так? — поинтересовался Зудин.

— Сюда ломились с приключениями, много обиженных осталось, — ответил вместо меня Шмель. — Теперь лучше не нарываться.

— Вообще неплохо было бы к хлебозаводу прорваться, раз уж там свои, да и вообще наши, — вздохнул Васька.

— Неплохо, но маловероятно, — скептически сказал я, глядя на карту. — Нас тогда точно на старый маршрут унесёт, а если военные заняли хлебозавод, то и с бандитской стороны должно было что-то вроде «линии фронта» образоваться, то есть бдительность повысят. Надо в направлении Нижегородской ГЭС прорываться. А там на другую сторону или по плотине, или просто вплавь, машины позволяют. И вызывать наших. И в Нижнем встречаться.

— Я в Нижнем останусь, — сразу оговорился Санёк. — Стволами и снарягой с вас зарплату возьму и останусь. У меня тут дела ещё есть.

— Ну тем более, — кивнул ему я.

— Я что-то вообще не пойму, как вы сюда с техникой… — задумчиво сказал майор. — Не по дороге же прорывались, верно?

— Да напрямик, через лес, — ответил Мишка и уже ко всем обратился: — Шибко широких рек нет, а при двух машинах и тросе можно даже не слишком бродами заморачиваться. Прорвёмся.

— Верно, но только у всех местных речек с берегами проблема — один из них крутой обязательно, — усомнился я.

— Всё равно места можно найти. Ты не прояснил, где чья территория?

Простота вопроса обалденная. Мне прямо представилось, как я прошу Шкабару с Мегрелом пометочки по карте сделать, кто где правит и где чья земля. А они старательно их наносят, языки высунув. Примерно это я и ответил.

— В общем, исходим из того, что все территории враждебны, — сказал Большой.

— Даже если бы нас уверяли в обратном, я бы не поверил, — сказал я. — Не та публика, да и между собой они пока не разобрались. А вообще пока предлагаю идти по следам прошедшей колонны.

— Это зачем? — возмутился Шмель. — Те мало шухера наведут, добавить надо?

— Потому что следом нас ждать не будут, — влез в разговор Санёк.

— Слышал? — толкнул я Шмеля. — Соображает! Устами младенца, так сказать, глаголет истина. Колонна прорвалась, и никто никого следом ждать не будет. Плюнут и пойдут по домам. И следы оставлять не будем, и так всё накатано. До конца просеки пройдём, а там уже в лес.

— Это правильно, — сказал Васька. — По просеке наглеть ещё терпимо, а вот на дорогу я бы лезть не стал, там и просто так нарваться можно. На пару бэтээров на встречных курсах.

— Разумно, — кивнул слушавший разговор Зудин. — А раз ты весь из себя командир и такой умный, что атас, то командуй.

— Командую, — пропустил я подначку мимо ушей. — За стрелка в бэтээр Кэмел, Большой — в башню «бардака». Бэтээр головным. Мелихов в десант бронетранспортёра, и не высовываться оттуда, мы с майором на броню. Проверяем связь.

После ухода «фармкоровских» со всеми их электронными машинами со связью стало проще. Уголовники тоже подслушать могут, но уже на подручном и устаревшем, да и с меньшей вероятностью. Так что если дисциплину связи блюсти и расписания составлять, то можно ею теперь пользоваться вполне успешно, особенно короткой.

Бэтээр в голову колонны я выгнал из-за его стабилизированной башни и установленных на нём при модернизации современных прицелов. Дойдёт до драки — он точнее долбанёт, чем «бардак». Хотя лучше бы не доходило, навоевались уже. Двух человек похоронили — мало?

Взревели моторы, броня, с хрустом вминая тяжёлыми колёсами валежник в лесную мягкую почву, полезла на просеку. Было видно, что здесь прошла целая колонна — песок перекопан зубастыми колёсами, на поворотах просека вовсе размята в пыль, так что с этой стороны я кругом прав — на общем фоне свежих следов никакой Зоркий Глаз не отличит. А главный смысл этого манёвра как раз в том, что его никак ожидать от нас не должны. Старая наша тактика, уже проверенная временем — делать то, чего не ждут, лезть туда, где не ждут. Ну и нападать первыми, если нет другого выбора. Так и живём.

Двумя машинами даже ехалось как-то веселее. Вроде появилось ощущение «резерва за спиной», не так страшно сломаться стало, да и в бою эта броня куда как серьёзна по нынешним временам. Танками с БМП пользоваться даже те избегают, у кого они есть — топлива на них не напасёшься. А всё, что «ниже классом», то уже или равный противник, или просто добыча.

БТР шёл по просеке как по перине, плавно и мягко, слегка покачиваясь на неровностях, а в основном их просто глотая, не заметив. Эх, если бы не его немалый расход топлива, особенно по бездорожью, только на нём бы и ездил. Но чтобы проворачивать по грязи все восемь колёс, топлива требуется много. Тот же «бардак» даром что бензиновый, а по сравнению с дизельным бронетранспортёром образец экономичности. Предложи кто — я бы не задумываясь махнул БТР на ещё один «бардак». Модернизированный, желательно, из тех, что с дизелями и боковыми дверцами.

Хотя… если получится добраться с ним до «Пламени», за небольшую переделку можно, пожалуй, и самостоятельно взяться. По тамошним нашим потребностям дополнительные колёса не нужны, можно их даже убрать. За этот счёт десант расширить неслабо, ещё человека два свободно влезать будет. Можно проделать боковые двери, главное, так проделать, чтобы герметичность не нарушить, а то плавать не будет. А может, чёрт с ним, с плаванием? Где мы в Москве плавать будем? С набережных нырять с разбегу? Нам же броня с пулемётами нужна, не лодка… Хотя — как знать, как знать, куда нас ещё судьба понесёт. Плавать машина должна, раз уж умеет, надо двери делать герметичные, затягивающиеся и на уплотнителях. Это пусть у Шмелей, старшего и младшего, голова болит. Даром, что ли, старшего уже чуть не зампотехом назначили, по автомобилям, по крайней мере?

Сидевший рядом Зудин оказался хоть и не болтуном, но на разговор раскручивался легко. Выяснилось, что майор не кабинетный, начинал с пограничников, с Таджикистана, а потом в Чечне обе кампании провёл, из командировок не вылезал. Я даже хотел было усовеститься, что «поставил его на место», может, он и лучше бы командовал, но потом решил, что фигня это всё. Отряд мой, я за него и отвечаю. А чего там Зудин накомандовать может, я и не в курсе вовсе. Сами с усами.

Заодно задал уже второй день мучивший меня вопрос:

— Майор, тут вот я чего не понял — откуда в канализации столько мертвяков было? И морфов.

— Специально завели, — ответил он. — Под городом проходов во всех направлениях до чёрта, блатные с самого начала попробовали в них шариться. Иные ведут куда не надо, иные не перекроешь. Догадаются ящик тротила в нужном месте заложить — мы без электричества останемся, например. Или ещё что.

— И как сделали? — заинтересовался я.

— В двух местах над коллекторами взрывами асфальт проломили, он просел. И туда приманивали зомбей. Они поначалу тупые были, скатывались, выбраться не могли. А потом в тоннели уходили.

— А морфы откуда?

— А мы туда расстрелянных бросали. Бац в башню — и вниз, в колодец.

— Специально откармливали, что ли?

— Естественно, — кивнул он. — Зато попытки лезть снизу начисто прекратились.

Просека и просто лесные, кое-как проложенные дороги дали нам километров сорок марша. Спокойного, уверенного, да ещё и удивляющего временами. Зверьё действительно почувствовало отсутствие старого хозяина на земле и оживилось. Видели самоуверенное стадо кабанов, а потом снова волков. Эдак ещё немного времени, и волки, как в былые времена, превратятся в реальную угрозу. Осталось вот ещё понять, куда приведёт нынешний экогенез морфов, какую нишу они займут? Мёртвые, быстрые, хитрые и осторожные. А ещё бы заранее узнать, что с ними будет зимой. Замерзать будут, как обычные мертвяки, или выработают какие-нибудь механизмы противодействия? Надеюсь, что нет. Не хотелось бы. У меня на зиму, если честно, большие планы.

Планы, планы… Планы — это хорошо. Мародёрка, прибыль, всё такое, только вот есть вероятность, что новые знания принесут новые планы. Пока к случившемуся я относился всё же больше как к судьбе. Анализируя, понимаешь, что в реальности мы с Дегтярёвым ничего не успевали сделать. Реальное знание о свойствах «шестёрки» пришло к нам слишком поздно. День. Один день. Даже если бы мы просто вызвали Гордеева с военными, всё равно за это время ничего бы никто сделать не успел. Мы узнали — и взрыв. Шансы один на миллиард. Или триллион, просто так звёзды сошлись. Мы — да, дураки безответственные, но и ответственные умные на нашем месте всё равно сделать бы ничего не успели. Не было времени ни на что.

И вот теперь у нас новости. А я всё удивлялся, как же так быстро наша «шестёрка» по всему миру разбежалась. А её «разбежали» куда надо, методично и аккуратно. И что в таком случае делать мне? Оставить всё как есть? Довёз «материал» в Горький-16 и «кровью искупил»? Да ещё и не своей, а Сергеича и Николая, которые здесь вообще не при делах? Не получается нормально и чтобы по-человечески, верно? Надо новые задачи себе ставить. Амбициозные, так сказать, как президент нашей страны любил выражаться. Где он теперь, интересно? В правительственном убежище в Ямантау? Да ладно, какая теперь разница… Я не о нём, а о том, что остались за мной долги, получается.

Хотя… теперь уже не только от меня всё зависит, другие люди вовлеклись. Мне Бурко не по зубам, тут и мечтать не о чем, а вот если учитывать, откуда взялся Зудин, да «подсолнухов»,[61] то, может, и по-другому карты выпадут. Ладно, дальше видно будет, главное — для себя решить, что ничего ещё не закончилось, что обязательства с меня не сняты.

— Вроде на месте, — сказал поглядывавший на GPS Зудин. — Надо в лес уходить.

Я сверился с картой, посмотрел на координаты — так и есть. Следы «фармкоровской» колонны вели прямо, но нам наглеть не следует, завязываем с этим делом. Пора прятаться.

— Похоже, — согласился я и скомандовал Саньку: — Сворачивай в лес, напрямик пойдём.

— Понял, — привычно грубовато буркнул он.

Бронетранспортёр фыркнул дизелем и вломился всей своей стальной тушей в кустарник. «Бардак» бодро ломился следом, в водительское окно была видна сосредоточенная круглая морда Шмеля.

— Майор, за ветками поглядывай, — предупредил я своего спутника. — А то может как веником с брони смахнуть, «бардаку» под колёса.

— Да ладно уж «под колёса», — усмехнулся тот. — Мехвод твой дистанцию держит правильную, а скорость никакая. Другое дело, что можешь сам шею свернуть, был у нас такой случай. И вроде опытный человек, тренированный, а вот не повезло.

Заросли стали гуще, и лафа сидения на броне закончилась. Пришлось спрыгивать и топать вперёд пешком, показывая дорогу. Путь у нас долгий, денька на три, пожалуй, хоть по дороге могли бы часов за шесть доехать. Вот так.