Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

БОГ - ЭТО БИЗНЕС СВЯЩЕННИКОВ





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Когда Импо уходил от Ма-цзы, Ма-цзы спросил:

«Куда ты идешь?»

Импо ответил: «Я иду к Секито».

Ма-цзы предупредил: «Скользок путь по каменной голове!»

Импо сказал: «У меня с собой есть шест акробата — я могу устроить с ним представление где угодно». И ушел.

Добравшись до Секито, Импо обошел один раз вокруг дзенской скамейки Секито, с криком взмахнул своей палкой и спросил: «Какая у этого дхарма?» Секито сказал: «Как грустно! Как грустно!» Импо не нашелся что ответить, но он вернулся к Ма-цзы и рассказал ему эту историю. Ма-цзы ска­зал: «Пойди к нему снова, и когда Секито скажет: „Как грустно! “,— начни плакать». Импо снова пошел к Секито и снова точно так же спросил его: «Какая у этого дхарма?» В ответ на это Секито начал плакать. Импо снова не знал, что сказать, и вернулся к Ма-цзы. Ма-цзы так прокомментировал случившееся: «Я говорил тебе — скользок путь по каменной го­лове!»

Друзья, вначале — вопросы.

Первый вопрос:

Видимо, мы, люди, любим, чтобы нам говорили, что де­лать. Если у нас не будет Бога, кто-нибудь другой будет должен говорить нам, что правильно и что неправильно, что хорошо и что плохо. Откуда такое нежелание думать самостоятельно?

Вопрос не в том, чтобы думать. На самом деле вы ду­маете слишком много. Вопрос в том, как перестать думать и напрямую вникать в ситуацию, в которой вы оказывае­тесь. Если мыслей нет, то нет и преград, нет пыли в глазах, и вы можете видеть ясно. А когда есть ясность, тогда нет выбора между добром и злом. С ясностью возникает новое сознание, которому не надо выбирать. Вы просто творите добро, не совершая никаких усилий. Сознательный, осо­знающий и бдительный человек делает это без усилий. Он просто не может представить себе зло. Его сознание на­страивает его исключительно на добро.

Итак, ваша проблема — не в нежелании думать само­стоятельно. Вы не можете думать самостоятельно, потому что видение добра — это не часть ума. А вы знаете толь­ко ум, отсюда и вся проблема. Поскольку вы знаете толь­ко ум, у вас нет ясности. В уме постоянно движутся сотни мыслей. Круглосуточный час пик: проносятся толпы мыс­лей, облака движутся так быстро, что вы оказываетесь полностью спрятанными за ними. Ваши глаза практически слепы. Ваша внутренняя чуткость полностью перекрыта мыслями.

Вы не можете знать умом, что хорошо и что плохо. Вам приходится полагаться в этом на других. Эта зависимость со­вершенно естественна, потому что ум — это зависимая суб­станция; он зависит от других, все его знание заимствовано.

Все, что знает ваш ум, пришло либо от родителей, либо от священников, либо от учителей, либо от общества. При­смотритесь, и вы не найдете ни одной оригинальной мысли.

Все мысли заимствованы; ум живет заимствованным знанием. В каждой ситуации ему необходимо руководство.

Вся ваша жизнь проходит под руководством других людей. С самого начала родители вам говорят, что правильно и что неправильно. Затем учителя, священники, соседи... Это не значит, что они знают, они также заимствовали знание у других.

Это заимствование продолжается веками, из поколения в поколение. Все болезни наследуются новым поколением. Новое поколение становится копией старшего поколения, его отражением, тенью, в нем нет никакой оригинальности. Именно поэтому вам нужен Бог, наивысший руководитель. Вы не можете полагаться на родителей, потому что, взрос­лея, начинаете видеть их фальшь и ложь. Вы начинаете по­нимать, что их советы не идеальны; им, как и всем людям, свойственно ошибаться. Но маленький ребенок верил им, как будто они непогрешимы.

В этом — не их вина, все дело в невинности ребенка; ребенок доверял любящим его отцу и матери. Но в конце концов, взрослея, он понял, что то, что они говорят, не обя­зательно правда.

Однажды я играл — мне, наверное, было лет пять- шесть... К моему отцу в то время часто наведывался один ужасно занудный человек. Отцу он начинал уже порядком надоедать, поэтому отец позвал меня и сказал:

— Я вижу, что идет этот человек; он понапрасну тратит мое время, и от него очень трудно избавиться. Мне всегда приходится уходить из дома, говоря ему, что я спешу на встречу, хотя никакой встречи нет, и я вынужден идти ку­да-то лишь затем, чтобы избавиться от него. А иногда он говорит: «Я пойду с вами, и по дороге мы сможем чудно побеседовать». Но это не беседа, это монолог. Он все вре­мя говорит сам и мучает людей.

Итак, отец сказал:

— Я иду в дом, а ты продолжай играть на улице, и ког­да он придет, скажи ему, что твоего отца нет дома.

Но отец постоянно твердил: «Никогда не говори не­правду». Поэтому я был потрясен этим противоречием.

Этот человек пришел и спросил меня:

— Где твой отец?

Я ответил:

— Он дома, но говорит, что его нет.

Отец все слышал, но человек вошел в дом вместе со мной, поэтому он ничего не смог сказать мне в его присут­ствии. Когда спустя два или три часа он ушел, отец был ужасно зол на меня, а не на этого человека.

— Я же просил тебя сказать ему: «Моего отца нет дома».

— Именно это я ему и сказал, слово в слово. Я сказал ему: «Мой отец просил сказать вам, что его нет дома. Но на самом деле он дома». Ты учил меня говорить правду, ка­кими бы ни были последствия. Я готов к последствиям. Если ты хочешь наказать меня, накажи. Но помни, что, ес­ли правда наказывается, она уничтожается. Правда долж­на вознаграждаться. Награди меня, чтобы я смог продол­жать всегда говорить правду.

Отец посмотрел на меня и сказал:

— Ты умный мальчик.

— Ты это уже знаешь. Дай мне награду. Я сказал правду.

Ему пришлось меня наградить; он дал мне одну рупию. В то время на одну рупию можно было жить почти полме­сяца. Он сказал:

— Иди и купи себе все, что хочешь.

— Ты должен запомнить, что если ты еще когда-нибудь попросишь меня сказать этому человеку неправду, я скажу ему, что ты меня об этом попросил. Я не буду лгать. Каж­дый раз, когда ты будешь противоречить сам себе, тебе придется награждать меня. Поэтому прекрати лгать. Если ты не хочешь, чтобы этот человек приходил к тебе, ты дол­жен прямо ему сказать, что у тебя нет времени, что ты тер­петь не можешь эти скучные беседы, потому что он гово­рит все время одно и то же. Чего ты боишься? Почему ты должен лгать?

— Проблема в том, что он — мой лучший клиент.

Отец был владельцем магазина дорогой одежды, а этот

человек был богат. Он покупал очень много одежды для своей семьи, для родственников и друзей. Он был очень щедрым, единственная проблема была в его занудстве.

Итак, отец сказал:

— Мне приходится терпеть его занудство, потому что он — мой лучший клиент, и я не могу его потерять.

— Это твоя проблема, а не моя. Ты лжешь ему, потому что он твой лучший клиент, и я расскажу ему об этом.

— Подожди!

— Я не могу ждать, нужно немедленно сказать ему, что ты терпишь скучные разговоры с ним, лишь потому, что он твой лучший клиент,— и тебе придется наградить меня.

— С тобой очень трудно. Ты лишаешь меня моего луч­шего клиента, и я еще должен тебя награждать? Не делай этого.

Но я сделал это и получил две награды. Одну от зануды, потому что я сказал ему: «Правда всегда должна воз­награждаться, так что дайте мне награду, потому что я ли­шаю отца его лучшего клиента».

Он обнял меня и дал мне две рупии. Я сказал: «Помни­те, вы не должны прекращать покупать одежду в магазине моего отца, но больше ему не докучайте. Если хотите по­говорить, можете поговорить со стенами, с деревьями. В вашем распоряжении — весь мир. Вы можете просто закрыться у себя в комнате и говорить с самим собой. Тог­да вы будете докучать только самому себе».

Отцу я сказал:

— Не волнуйся. Смотри, ты мне дал одну рупию, а твой клиент дал мне две. Теперь ты должен мне еще одну рупию, потому что я сказал правду. Но не переживай. Бла­годаря мне он стал лучше: он по-прежнему будет твоим по­стоянным клиентом, но больше никогда не будет тебе доку­чать. Он пообещал.

— Ты совершил чудо!

С того дня этот человек больше никогда не приходил, а если и заходил, то только на минутку поздороваться, после чего тут же исчезал. И он продолжал покупать одежду в магазине моего отца.

Он сказал моему отцу:

Я продолжаю быть вашим клиентом благодаря вашему сыну. Если бы не он, я бы чувствовал себя оскорбленным, но малышу удалось сделать две вещи. Благодаря ему я пере­стал надоедать вам, и он попросил меня: «Не прекращайте покупать одежду в магазине моего отца. Он зависит от вас». Он получил от меня две рупии, хотя и сказал мне такие не­лицеприятные вещи. Никто никогда не осмеливался сказать мне, что я зануда.

Он был самым богатым человеком в деревне. Все бы­ли так или иначе с ним связаны. Люди занимали у него деньги, арендовали землю. Он был самым богатым чело­веком и самым крупным землевладельцем в деревне. Все ему были чем-то обязаны, поэтому никто не мог сказать ему, что он зануда. Вот он и сказал: «Для меня это было шоком, но это правда. Я знаю, что я зануда. Мне самому становится скучно от моих мыслей. И я докучаю другим, чтобы избавиться от них. Если мне скучно от моих мыс­лей, то другим и подавно, но все мне чем-то обязаны. Только этот мальчик ничем мне не обязан и не боится по­следствий. И он смельчак! Он попросил вознаграждения. Он сказал мне: „Если вы не поощряете правду, вы поощ­ряете ложь“».

Вот почему наше общество находится в таком безумном положении. Все учат вас говорить правду, но никто этого не поощряет, и возникает шизофрения. Девиз правительст­ва Индии: «Satyameva jayate» — «Правда всегда побеж­дает». Но политики постоянно лгут людям, давая обеща­ния и зная, что не смогут их выполнить. В каждом здании суда написано: «Satyameva jayate» — «Правда всегда по­беждает». Но в суде побеждает не правда, а наиболее ква­лифицированный и красноречивый адвокат. Не важно, за­щищает он преступника или невиновного.

Раньше у меня был адвокат, который был самым знаме­нитым адвокатом в мире. У него было три офиса: в Лондо­не, в Нью-Дели й в Пекине. Он постоянно ездил из одной страны в другую и никогда не проиграл ни одного дела. Он занимался всеми крупными делами, в которые были вовле­чены миллионы долларов. Все махараджи Индии были его клиентами. Но он любил выпить.

Он вел дела в Тайном совете в Лондоне, в самом глав­ном апелляционном суде Индии под эгидой Британской империи. Верховный суд находился в Индии, но для вы­ступления против Верховного суда существовал Тайный совет, размещавшийся в Лондоне. Этот адвокат был чле­ном этого Тайного совета и постоянно вел в нем дела.

Однажды он был на вечеринке и слишком много выпил. На следующий день у него было страшное похмелье, и он чувствовал себя все еще пьяным, но ему надо было идти в суд. Процесс касался областей Раджастхана — Удайпура и Джайпура. Махараджи этих областей боролись между собой за право обладания определенной территорией. Речь шла о тысячах акрах земли. Из-за похмелья он забыл, ко­торую сторону он защищает, Удайпур или Джайпур.

Он начал критиковать махараджу Джайпура; и все его аргументы были против него. Его секретарь неоднократно дергал его за пиджак, но он не обращал на него никакого внимания. Когда подошло время обеда, суд объявил о ча­совом перерыве. И секретарь сказал:

— Вы испортили все дело. Вы должны защищать маха­раджу Джайпура, а выступали против него. В результате возникла огромная проблема, потому что адвокат, выступа­ющий против махараджы Джайпура, ваш оппонент и тоже известный специалист в своем деле, в полной растерянно­сти и не знает, что делать. Вы уже выдвинули все аргумен­ты, которые он подготовил против махараджы Джайпура.

Оправляясь от похмелья, он сказал:

— Не волнуйся. Еще есть время.

После обеденного перерыва он сказал суду:

— До обеда я высказал все аргументы, которые могли выдвинуть мои оппоненты. Теперь я собираюсь опроверг­нуть их один за другим, потому что я выступаю здесь за махараджу Джайпура.

И он блестяще опроверг свои собственные аргументы.

Когда он рассказал мне это... Я раньше часто его наве­щал. Он очень меня любил. Он всегда говорил мне:

— Вы должны трудиться на поприще юриспруденции, а не философии.

— Это не моя область,— отвечал я.

Он любил мои аргументы. Он говорил:

— Это большая потеря для мира юриспруденции и кон­ституционного права. Вы можете выдвигать такие аргумен­ты, что могли бы стать всемирно знаменитым адвокатом.

— Я собираюсь стать скандально знаменитым адвока­том. Не беспокойтесь обо мне.

Он любил меня и поэтому рассказал о том происшест­вии.

Вопрос вовсе не в истине, а в том, чьи аргументы убеди­тельнее. С одной стороны, правительство, все религии и все проповедники твердят: «Вы должны говорить правду». Но общество не поощряет правду.

Недавно я получил угрожающее письмо от адвокатской фирмы из Мадраса, в котором говорится, что я оскорбил религиозные чувства их клиентов. Я попросил своего адво­ката написать им, что, прежде всего, религиозные чувства не существуют. Религия — вне чувств, вне мыслей и вне ума. Есть только религиозные предрассудки. Религиозного человека невозможно обидеть. Он знает истину. Оскорбля­ется ложь, в которой вы живете. Истина всегда ущемляет ложь. Поэтому вы должны призвать своих клиентов к ис­тинной религиозности. Нужно превзойти ум, чувства, эмо­ции, мысли, и тогда ничто не сможет вас обидеть. Если вы хотите предъявить судебный иск — пожалуйста. Всю жизнь мне предъявляли иски в связи с тем, что я оскорб­ляю религиозные чувства. Я говорил судьям: «Если я прав и это ущемляет чьи-то чувства, вы полагаете, что я заслу­живаю наказания? Этому человеку нужна психологическая помощь. Если его религиозные чувства настолько слабы, это доказывает, что они являются лишь убеждениями. Он не знает, что такое религия. Если истина обижает людей, что вы предлагаете? Чтобы я начал лгать?» Судьи недо­уменно переглядывались: что делать? Они не могли ска­зать, что я должен лгать, и попадали в тупик.

Во время моего первого судебного процесса мне пред­ложили на выбор Библию, Коран и Бхагавадгиту — в зависимости от того, к какой религия я принадлежу. Ме­ня попросили взять одну из книг — все книги были вы­ложены на столе — и поклясться, что я буду говорить правду, только правду и ничего, кроме правды.

— Я не могу этого сделать, потому что, во-первых, все эти книги полны лжи. Поклясться на книге, полной лжи, это полный абсурд — вы же умный человек. Во-вторых, я не могу дать клятву, потому что я всегда говорю правду. Клятва означала бы, что я не говорю правду, пока не по­клянусь. Намек понятен: вы говорите мне, что я лживый человек. То есть вы оскорбляете меня в суде. Если я оскорб­лю вас, вы скажете, что суду было нанесено оскорбление. Но вы сами меня оскорбляете, требуя дать клятву. Я не могу дать клятву, потому что я и так всегда говорю правду. Это не за­висит от клятвы.

Судья посмотрел на меня и сказал:

— Я понимаю вас, но проблема в том, что мы не можем начать слушание дела без клятвы.

— Это не моя проблема. Кто хочет его начать? Мои об­винители. Я же прямо сейчас могу пойти домой.

— Я сделаю для вас исключение, раз вы утверждаете, что будете говорить правду.

— Я этого не утверждаю, я утверждаю, что вообще го­ворю только правду. И в этом-то проблема. Этих людей обижает правда. Я сказал, что Бога нет, а они верят в не­го. Теперь они должны доказать, что Бог есть. Это их про­блема, а не моя. Я просто еще раз повторяю, что Бога нет. Теперь они должны доказать существование Бога, с вески­ми обоснованиями и со свидетелями. Что скажете? Вы ве­рите в Бога? У вас есть доказательства и свидетели, кото­рые его видели? Вы можете сказать, что вы видели Бога?

— Выглядит так, будто вы здесь судья, а я ответчик,— сказал судья.

— Правда всегда побеждает. Это написано прямо за вашей спиной. Прочитайте.

Дело было прекращено. Сотни дел были прекращены. Но общество продолжает поощрять тех, кто вас утешает. Не важно, что они утешают вас при помощи лжи.

Однажды один человек умер, и его жена была в отчая­нии — она все рыдала и никак не могла остановиться. Один мой сосед пошел к ней и сказал:

— Не переживайте, душа бессмертна. Ваш муж не умер, умерло только его тело; его душа бессмертна и не может уме­реть. Нет оснований отчаиваться, тосковать и плакать.

Я слушал, стоя рядом с ним. Я подумал: «Подождем. Когда кто-нибудь из его семьи умрет, я приду к нему». Спу­стя два года умер его отец, и я сразу же отправился к нему.

— Куда ты идешь? — спросил мой отец.

— Туда же, куда и ты.

Он собирался принять участие в похоронной процес­сии — умер его сосед, с которым он дружил.

— Он мой старый друг. Но зачем ты идешь туда?

— Я собираюсь позаботиться о его сыне, потому что этот идиот говорил одной женщине, потерявшей мужа: «Не плачьте, душа бессмертна». Теперь я хочу посмотреть, плачет он сам или нет.

Он плакал. Я сказал:

— Перестаньте плакать. Вы говорили той бедной жен­щине, что душа бессмертна. Что случилось? Душа вашего отца не бессмертна? Перестаньте плакать.

— Ты странный человек. Я в глубокой печали.

— Что произошло два года тому назад? Когда умер муж той женщины, вы говорили ей высокие красивые сло­ва. Все это ложь! Ваши слезы доказывают, что вы лгали. Если бы вы говорили правду, вы бы не плакали сейчас. Ду­ша вашего отца бессмертна.

— Я знаю. Но ничего не могу поделать. Мне очень грустно.

— Та женщина тоже знала об этом.

Все знание — заимствовано; следовательно, все заим­ствованное знание — ложь. Глубоко внутри вы не соглас­ны с ним. Глубоко внутри есть сомнение.

Поэтому вы спрашиваете: «Если у нас не будет Бога, кто-нибудь другой будет должен говорить нам, что пра­вильно и что неправильно, что хорошо и что плохо. Откуда такое нежелание думать самостоятельно?» Все не так, как вы думаете. Вопрос не в том, что вы отказываетесь думать. Думаньем проблему не решить.

Например, человек упал в колодец. Хорошо или плохо его вытаскивать? Вы можете решить этот вопрос, думая о нем? Вы можете подумать, что хорошо спасти человека. Но если вы спасете человека, а завтра он совершит убийст­во, тогда вы будете за это отвечать, по крайней мере, на пятьдесят процентов вы будете нести ответственность за убийство. Если бы вы не спасли этого человека, убийства бы не было.

Есть одна религиозная секта в Индии, орден терапантов, которая призывает: «Не вмешивайтесь в чужую жизнь. Ес­ли кто-то тонет, проходите мимо, не слушайте его. Он зовет на помощь: „Спасите меня!“ Не слушайте, потому что он страдает за свои прошлые злодеяния. Если вы вмешаетесь, вы совершите два преступления. Во-первых, вы вмешивае­тесь в его личную жизнь. Он страдает из-за своих личных злодеяний. Он должен страдать, а вы ему мешаете. Когда-нибудь ему снова придется упасть, лучше теперь позволить ему покончить со своими прошлыми злодеяниями. Во-вто­рых, спасая его, вы берете на себя огромную ответствен­ность. В будущем он может изнасиловать женщину, он мо­жет убить кого-нибудь. Он может оказаться вором или еще кем-нибудь, и вы будете за это отвечать. Таким образом, вы возьмете на себя ответственность, которая помешает ваше­му собственному духовному росту».

Итак, последователи этой доктрины говорят: «Не да­вайте нищему милостыню. Он нищий, потому что страдает из-за кармы своих прошлых жизней». Они не верят в бла­готворительность, они не верят в сострадание, они не верят в помощь нуждающимся. Вы должны держаться в сторо­не, иначе вы берете на себя ответственность, которая ста­нет для вас непосильной ношей. Ваша первоочередная за­дача — избавиться от своих злодеяний, а вы берете на себя ответственность за других людей? Вы никогда не просвет­леете. Таким образом, последователи этой секты стали со­вершенно бесчеловечными; их ничто не касается.

Размышление ничего не решает, ибо что-то может быть добром в одной ситуации и злом — в другой. Иногда даже яд может быть лекарством, а лекарство — ядом. Необхо­димо понимать меняющийся поток жизни.

Итак, размышление ничего не решает. Вопрос — не в принятии решения путем логических заключений, а в со­знании, которое не стоит перед выбором. Вам нужен ум без мыслей. Иными словами, вам нужен не-ум, чистое безмол­вие, чтобы вы могли напрямую вникать в вещи. Из этой яс­ности выбор происходит сам по себе; вам не надо выби­рать. Вы действуете как будда. Ваши действия исполнены красоты, истины и божественного аромата. Вам не надо выбирать.

Вам приходится искать руководства, потому что вы не знаете, что внутри вас скрыт ваш внутренний руководитель. Вы должны найти своего внутреннего руководителя, именно его я называю свидетелем. Именно его я называю вашей дхармой, именно его я называю вашим внутренним буддой. Вы должны разбудить будду, и ваша жизнь наполнится бла­женством и благодатью. Вы даже представить себе на може­те, каким добром и божественностью засияет ваша жизнь.

Это подобно свету. В вашей комнате темно, зажгите в ней свет. Хватит даже маленькой свечки, и тьма исчезнет. Как только у вас появится свеча, вы увидите, где находит­ся дверь. Вам не придется думать: «Где дверь?» Только слепые думают о том, где может быть дверь. Люди, у ко­торых есть глаза и свет, не думают. Вы когда-нибудь дума­ли: «Где дверь?» Вы просто встаете и выходите. Вы ни на секунду не задумываетесь о местонахождении двери. Вы не идете к двери на ощупь и не бьетесь головой о стену. Вы просто видите дверь, совершенно не думая о ней. Вы про­сто выходите.

Точно такая же ситуация возникает, когда вы преодоле­ваете ум. Когда нет облаков и солнце ярко светит на небе, вам не надо думать: «Где солнце?» Об этом приходится ду­мать, когда солнце закрывают облака.

Ваша собственная сущность закрыта мыслями, эмо­циями, чувствами; они все являются продуктами ума.

Отбросьте их, и тогда, что бы вы ни делали, все будет хо­рошо, и при этом бы не будете следовать ни определенным писаниям, ни определенным заповедям, ни указаниям определенных духовных лидеров. Вы сами имеете полное право быть руководителем своей жизни. В этом достоин­ство человека — быть руководителем своей жизни. Это превращает его из овцы, постоянно ищущей чьей-нибудь защиты, во льва.

Но это не только ваша проблема, это проблема почти всего человечества. Вас запрограммировали, и в соответст­вии с этой программой вы определяете, что хорошо и что плохо.

Итак, когда нет Бога, нет священного писания, нет божьего сына, подобного Иисусу Христу, который хочет вас спасти, тогда и нет никакого смысла в существовании папы, который представляет Иисуса Христа, сына несу­ществующего Бога! Разве можно быть сыном кого-то, кто не существует? Быть сыном кого-то несуществующего значит просто быть чокнутым. И тогда папа выступает от имени чокнутого, Иисуса Христа.

Каждый папа утверждает, что он непогрешим, но дру­гие не соглашаются с этим. За двадцать столетий было много случаев, когда один папа действовал определенным образом, а другой папа опровергал его действия и менял правила. Оба не могут быть правы. Оба не могут быть не­погрешимы. Оба могут заблуждаться, но оба не могут быть непогрешимы. Один из них точно должен быть не прав — но если не прав один, то где гарантия, что будет прав дру­гой?

Кроме того, папа избирается. Разве можно избрать будду? Разве можно решить голосованием, кто будда? Ес­ли бы это было так, тогда политики стали бы буддами, а за настоящих будд никто бы не голосовал, потому что они не стали бы просить об этом. Будду совсем не заботит, счита­ете вы его буддой или нет.

Папа избирается. Вы удивитесь, когда узнаете, что со­вет под руководством императора Константина избрал Иисуса Христа божественным созданием спустя триста лет после его смерти. Это совет известен как Никейский собор. Голосованием было решено, что Иисус — святой.

Невозможно решать голосованием, что Иисус святой. Невозможно решать голосованием, прав или не прав Альберт Эйнштейн, потому что в голосовании могут при­нять участие люди, которые ничего не смыслят ни в мате­матике, ни в физике. А тут люди, у которых нет никакого опыта святости, голосуют за или против святости Иисуса. Спустя триста лет люди, которые не знали Иисуса и ко­торые не имеют ни малейшего понятия о святости, ни опыта святости, решают голосованием, является ли Иисус святым!

Все это произошло исключительно под давлением власти императора Константина; он заставил людей го­лосовать за Иисуса Христа как за святого человека. Бу­дучи не в силах противоречить императору, люди прого­лосовали. Он также хотел, чтобы проголосовали за то, что хоть Иисус Христос и был святым и мессией, но он не справился со своей миссией. «Я настоящий мессия,— заявил Константин совету,— голосуйте за меня. Я на­стоящий мессия, и моя миссия увенчалась успехом». Он обратил всю Римскую империю в христианство. Именно поэтому Ватикан находится в Италии. Италия была центром Римской империи, и во времена правления Кон­стантина вся Римская империя была обращена в христи­анство. Разумеется, он добился гораздо большего успе­ха, чем Иисус.

Вы же не думаете, что Иисус добился успеха. Бедный парень был распят, разве это успех? По обе стороны от не­го висели преступники... даже они смеялись. Их распяли за то, что они совершили преступления, они знали, что их на­казание обоснованно.

Иисус сказал им... Вначале он сказал одному из них: «Не волнуйся, ты попадешь в рай вместе со мной. Я — Сын Божий, я помогу тебе войти в рай». Затем он сказал второму то же самое, и оба преступника начали смеяться. Они сказали: «Ты даже себя не можешь спасти! Мы-то знаем, что ты не преступник. Ты не совершил никакого преступления, а тебя распяли. Ты не можешь себя спасти и обещаешь, что спасешь нас?»

Константин вынудил Никейский собор признать его на­стоящим мессией — разумеется, он добился успеха: он об­ратил всю Римскую империю в христианство.

У Иисуса было лишь двенадцать апостолов — необра­зованных и невоспитанных плотников и рыбаков, среди его последователей не было ни одного раввина, ни одного об­разованного человека. Образованные и воспитанные люди не собирались вокруг него.

Но Понтий Пилат, римский наместник Иудеи — Иудея в то время была под властью Римской империи — услышал об Иисусе от своей жены. Она совершенно слу­чайно проезжала мимо, когда тот читал проповеди толпе, и остановила свою колесницу. Не выходя из колесницы, она услышала Иисуса, и ей понравилось то, что он говорил. Его речи была прекрасны. Она сказала своему мужу: «В нем что-то есть, какое-то особое качество. Я никогда не слышала, чтобы человек говорил с такой уверенностью и такие прекрасные вещи. А ведь он необразован и очень мо­лод». В то время Иисусу было тридцать лет. В тридцать три его распяли. Понтий Пилат, будучи римским намест­ником, не мог слушать его открыто, но, переодевшись сол­датом, он пошел, встал неподалеку под деревом и послушал Иисуса. Его жена была права.

Пилат был очень образованным человеком, но он ни­когда не слышал, чтобы кто-нибудь говорил с такой уве­ренностью; он никак не ожидал услышать такие прекрас­ные слова из уст необразованного человека! Поэтому он был очень благосклонен к Иисусу и хотел его спасти от распятия, но иудеи были настроены крайне враждебно — не потому, что он совершил преступление, а потому, что утверждал то, с чем они никак не могли согласиться. Он за­являл: «Я ваш последний пророк, которого вы ждали мно­го столетий. Я пришел».

Но он был всего лишь сыном плотника, причем с трудом можно было поверить, что он был именно его сыном, по­скольку он родился через четыре месяца после брака.

С этого начинается вся эта история с Девой Марией и Свя­тым Духом. Дело в том, что девушка была уже беременна, когда выходила замуж за плотника Иосифа. Это был не Святой Дух, а какой-то вовсе не святой сосед. Иисус не был сыном Бога — он даже не был сыном своего отца!

Но если сказать правду и назвать его незаконнорож­денным, то религиозные чувства христиан будут оскорбле­ны. А ведь я просто говорю правду! Они должны доказать существование Святого Духа. И разве можно называть его святым, если он насилует бедных девственниц? Но люди чувствуют себя оскорбленными, потому что не знают, что такое настоящая религиозность. Вы живете заимствован­ными идеями, и если ни Бога, ни Иисуса, ни священников больше нет, то кто же будет вами руководить?

Если Бога нет, тогда все ваши индуистские воплощения Бога — тоже ложь. Если Бога нет, то как он может вопло­щаться в Кришну, в Раму? Они — просто отъявленные эгоисты, заявившие то, что не могут доказать. Ни один че­ловек, провозглашающий себя воплощением Бога, не смог объяснить, на каких основаниях он называет себя воплоще­нием. Самозванцы, самозваные воплощения Бога, мнимые пророки и мессии — они создали вашу мораль, вашу рели­гию, и вы попали к ним в зависимость. Вы думаете, от этих людей может исходить истина?

Истина может возникнуть только в вас самих. Никто больше не может дать ее вам. А с истиной приходит и кра­сота, и добро. Вот истинная троица по-настоящему религи­озного человека: истина, добро и красота. Вы переживаете эту троицу, когда погружаетесь в себя и открываете свою внутреннюю сущность.

Все это время вы жили на пороге своей сущности, вы ни разу не заходили внутрь. Как только вы войдете внутрь, вы найдете своего будду, свою осознанность и свое созна­ние, не знающее выбора. Тогда вам не придется решать, что хорошо и что плохо. Ваше сознание, не знающее выбо­ра, приведет вас к добру без всяких усилий. Это добро тво­рится без усилий, и потому оно приносит вам безграничную радость.

Когда есть усилие... Вы когда-нибудь задумывались об этом? Усилие Означает Подавление. Иначе нет необходимо­сти в совершении усилия. Разве вы прилагаете усилие, что­бы почувствовать себя голодными? Или чтобы почувство­вать жажду? Когда вы чувствуете жажду, вы знаете, что вы чувствуете жажду; когда вы голодны, вы знаете, что вы голодны: Однако чтобы соблюдать целибат, вы должны приложить немало усилий. Но все усилия напрасны, ибо направлены против природы. Я решительно заявляю, что не было ни одного мужчины, который бы всю жизнь стро­го соблюдал целибат, если только он не был импотентом. Но импотенты не в счет. Я утверждаю это на том основа­нии, что никто не может побороть природу.

Те, кто пытается побороть природу, должны прилагать усилия. Все усилия направлены против природы, а рас­слабление означает гармонию с природой. Быть в гармонии с природой — значит быть религиозным, значит быть в гармонии со вселенной. Это очень простой аргумент, не нужно большого ума, чтобы понять его. Если Бог создал сущее, тогда гармония с сущим — это единственный спо­соб быть религиозным. Религиозность — это гармония с божественным сущим.

Странно, но все религии учат вас бороться с природой. Они велят вам голодать — это противоестественно. Воз­можно, иногда это полезно, но и то лишь в том случае, ес­ли вы до того были неестественны по отношению к своему желудку. Если вы набивали его сверх меры, тогда пост не повредит. Но если вы вели себя естественным образом и ели только то количество пищи, которое необходимо ваше­му телу, и ни граммом больше, вам никогда в жизни не по- . требуется голодать.

Все религии учат вас спать меньше восьми часов, что тоже противоестественно. Они учат вас сокращать время сна. Святые спят по три-два часа; чем более велик святой, тем меньше он спит.

Однажды ко мне пришла женщина, жена сардара, сик­ха, и сказала:

— Мои муж спятил.

— Что с ним случилось?

— Он следовал наставлениям одного так называемого святого, который учит разным глупостям...

Святой сказал ее мужу: «Прежде всего вы должны на­чать питаться чистой пищей».

А что такое чистая пища с точки зрения индуиста? Единственная чистая пища — это молоко. На самом деле это противоестественно. Вы когда-нибудь видели взрослое животное, которое питалось бы молоком матери? Только в самом начале, когда детеныши многих животных не могут переваривать твердую пищу,— в течение лишь нескольких недель,— они вынуждены питаться материнским молоком. Как только они начинают есть твердую пищу, они полно­стью забывают о материнском молоке. Это — временное явление. Только человек продолжает пить молоко, даже когда способен переваривать твердую пищу. Причем он пьет не материнское молоко, поскольку мать не может кор­мить его своим молоком всю жизнь. Достаточно четырех- пяти лет, чтобы разрушить ее грудь. А всю жизнь? Вам семьдесят, и вы пьете молоко матери... Да вы убьете бед­ную женщину! Итак, это невозможно, и ни одна другая женщина вам этого не позволит. Даже ваша собственная жена.

Вы пьете молоко других животных — коров, овец и коз. Но вы не понимаете химии. Коровье молоко предна­значено для телят, а не для вас. Так вот, эта бедная женщи­на сказала мне:

— Тот святой велел ему питаться только молоком и со­блюдать целибат. Поэтому вся его сексуальность переме­стилась в голову; весь день он только и делает, что думает о сексе...

Именно это происходит в уме всех ваших святых. Если открыть маленькое окошко в их голове, вы увидите там об­наженных Мерилин Монро, Софи Лорен и кучу других женщин... Надеюсь, когда-нибудь мы сможем делать в го­ловах людей маленькие окошки, чтобы наблюдать, что про­исходит внутри.

Когда вы подавляете реальный секс, он становится ум­ственным. Он идет в голову, потому что настоящий сексу­альный центр находится в мозге. Он создает сексуальные фантазии, образы... И вы спешите к святому за советом: «Что делать? В моей голове крутится только одна мысль: женщины». И святой говорит, что вы должны сократить свой сон.

Итак, этот святой сказал мужу бедной женщины: «Спите меньше». Он стал спать два часа, поэтому днем он все время чувствовал сонливость. Он не мог ходить на ра­боту, потому что его работа была опасной. Он работал на заводе, производящем оружие,— задремав, он мог бы по­гибнуть. Он мог бы сделать что-нибудь не так и взорвать весь завод, поэтому даже его начальник сказал ему: «С ва­ми что-то не так, вам нужно лечиться. Вы весь день выгля­дите сонным. Мы не позволим вам работать с оборудова­нием».

Он снова пошел к святому. Так вы постоянно и ходите к руководителям, к раввинам, к епископам, к священникам и святым. Они дают вам советы, которые не помогают, а, на­оборот, вызывают новые болезни. Святой сказал ему: «Ес­ли вы весь день чувствуете сонливость, это значит, что на поверхность выходит тамас... Согласно индуистской фи­лософии, ваши прошлые жизни были полны тьмы — тамаса. Эта тьма выходит на поверхность. Появляется та­мас. Поэтому весь день вы должны непрестанно повторять имя Рамы». Рама — это индуистский Бог.

Теперь сардар постоянно повторял: «Рама, Рама, Ра­ма». Он должен был это повторять, даже идя по улице. Повторение стало настолько автоматическим, что он не слышал сигнальных гудков ни машин, ни автобусов. Он был поглощен только своим: «рама, Рама, Рама...» Же­на боялась, что он попадет под колеса грузовика. Люди сообщили ей, что видели, как он шел прямо перед грузо­виком, тот ему сигналил, но он ничего не слышал. Она сказала:

— Я была вынуждена прийти к вам. Вы должны мне по­мочь. Он сам не спит и другим не дает — мы все начинаем болеть. Он встает в три часа утра, а ложится в час ночи. До часу он на весь дом распевает: «Рама, Рама, Рама...» Дети плачут: «У нас экзамены на носу, а он не дает нам спать». В три часа утра он снова на ногах. Даже соседи жалуются: «Это уж слишком, мы больше не можем терпеть. Начиная с трех часов он непрерывно орет: „Рама, Рама“». Надо что-то делать.

— Конечно. Приведите его ко мне,— сказал я.

Он пришел, но не захотел ничего слушать, постоянно повторяя: «Рама, Рама»!

Я сказал:

— Да замолчите вы наконец!

— Но это имя Бога.

— Кто вам сказал?

— Мой святой.

— Он уверен, что Рама — это имя Бога?

— Его мастер сказал ему это.

— Это просто сказка, передаваемая от идиота к идио­ту... И вы последний в этой цепочке. В этом имени нет ни­чего святого, ничего божественного; обыкновенное имя. В Индии миллионы людей, в чьих именах есть слово Рам,— вы думаете, они все боги?

— Нет.

— Как вас зовут? — спросил я.

По некой случайности его звали Сардар Рам Сингх.

— Идиот! Вы просто повторяете свое собственное

имя.

— Я об этом не задумывался.

— Вы вообще ни о чем не задумывались! Что еще вам говорит ваш мастер? Вы плохо спите, поэтому весь день чувствуете сонливость. И поскольку вы следуете целибату, ваш ум постоянно думает о сексе. Поскольку вы думаете о сексе, ваш мастер говорит, что, должно быть, вы питаетесь нечистой пищей, и велит вам пить коровье молоко. Это Усиливает ваше сексуальное желание, вы становитесь про­сто быком! Вскоре, Сардар Рам Сингх, вы действительно станете быком!

— Боже мой! Что же мне делать?

— Прежде всего перестаньте пить молоко. Будьте нор­мальным человеком. Да, вы можете добавлять немного мо­лока в чай по утрам, но не надо пить его весь день. Сколь­ко молока вы пьете? Вы выглядите очень толстым.

Его жена сказала:

— Он пьет молоко весь день, чтобы соблюдать сексу­альное воздержание. Он потерял работу и потратил все деньги, которые были на счете, на покупку двух коров,— он выпивает в день удой двух коров!

— Вы вовремя его привели,— сказал я.— Вскоре он превратился бы в быка. Он был уже на грани.

Я сказал ему:

— Продайте этих двух коров и начните питаться, как нормальный человек. И не надо все время твердить: «Ра­ма, Рама...» Вы можете сделать одну вещь. Утром скажи­те: «Рама», и затем добавьте: «То же самое распространя­ется на сутки». Всего-то. Вы можете написать на бумаге: «То же самое распространяется на сутки». На следующий день опять скажите один раз: «Рама», и — «То же са­мое...»

— Вы открыли мне большой секрет! Мне уже надоело, и я начал глохнуть от того, что постоянно повторял это имя. Даже во время двух часов сна я не переставал мысленно повторять: «Рама, Рама...»

В самом деле: если вы двадцать два часа повторяете что-то, то даже в двухчасовом сне вы не сможете остано­виться; оно уходит в подсознание.

— Через две недели вы будете в порядке,— сказал я ему.— Требуется немногое, просто станьте нормальным и естественным. И перестаньте ходить к этому глупцу, кото­рого вы считаете святым.

— Тогда можно, я буду ходить к вам?

Нет. Вам никто не нужен извне; вы должны углу­биться в себя. Прежде всего, за две недели восстановите свое психическое здоровье, потом можете прийти ко мне, я научу вас медитировать. Не нужно медитировать весь день — всего час до восхода солнца. И не надо кричать, потому что вы молитесь не для соседей. Да и как бы громко вы ни кричали, все равно Бог вас не услышит, потому что его нет. Вы когда-нибудь получали от него ответ?

— Нет, я никогда не получал ответа, меня только все ругали. Дети настроились против меня, жена, соседи. Я потерял благосклонность начальника. Из-за этой религии у меня возникла масса неприятностей...

Все люди находятся более или менее в такой же ситуа­ции.

Все религии сводят людей с ума.

Они дают вам советы, которые кажутся весьма значи­тельными, потому что писания повторяли их веками. Они настолько древние, что вы не можете в них сомневаться.

Вам не нужен никто, кто говорил бы вам, что хорошо и что плохо. Все, что вам нужно, это пробуждение в вас со­знания, которое позволяет видеть вещи такими, какие они есть. Тогда не встает вопрос выбора.

Никто сознательно не выбирает зло. Это ваше подсо­знание, ваша внутренняя тьма выбирает зло.

Сознание озаряет вашу сущность светом, вы начинаете светиться. Вы не можете никому причинить зла. Вы не мо­жете причинить зла своему телу. Вы вдруг осознаете, что вы являетесь одним целым с сущим.

Таким образом, ваши действия становятся добрыми, красивыми и благородными; в ваших словах появляется по­эзия, ваша тишина становится настолько глубокой, на­столько блаженной, что ваше блаженство начинает перели­ваться через край и распространяться на других.

Это переливающееся через край блаженство — единст­венный существенный признак пробужденного человека. Нахождения рядом с ним, одного его присутствия доста­точно, чтобы дать вам ощутить вкус запредельности. Но это происходит не по чьей-то воле, а в согласии с вашей собственной осознанностью.

И когда я говорю вам, что Бог мертв, все, что вам остает­ся, это ваше собственное сознание. А ваше сознание — это часть вселенского сознания, которое вас окружает. Как толь­ко вы осознаёте себя, вы понимаете, что вокруг пульсирует и танцует такое же сознание. В деревьях, в реках, в горах, в океанах, в глазах людей, в их сердцах живет та же песня, тот же танец, и вы принимаете в этом участие. Добро — это ва­ше участие. Зло — ваше неучастие.

Второй вопрос:

Кто придумал Бога? Это был человек, который просто не хотел брать на себя ответственность за свою собст­венную жизнь? Разве священник не является точнотакой же жертвой своего страха смотреть внутрь, как и все ос­тальные?

Страх придумал Бога.

Священник — такая же жертва, как и вы. Но он хитрее вас.

Страх, который человек испытывает перед темнотой, болезнью, старостью, смертью, вынуждал его искать кого- нибудь, кто мог бы его защитить. Но он нигде не мог най­ти защиты. А когда вы не можете найти защиты, чтобы утешиться, вам приходится ее выдумывать.

Сегодня я слушал песню одного из великих поэтов урду, Мирзы Гхалиба. В ней есть такое предложение:

Hamko maloom hai jannat ki hakikat lekin dil ke bahlane koghalib khayal achchha hai.

To есть: «Мы прекрасно знаем всю правду о рае, но он служит хорошим утешением».

Мы знаем, что рая нет, мы знаем, что это ложь, но так приятно тешить себя мыслью, что после смерти нас будут там ждать ангелы, играющие на своих арфах, святой Петр будет встречать нас у жемчужных ворот, и сам Бог выйдет нас поприветствовать... Гхалиб прав... dil ke bahlane... В ка­честве утешения это хорошая идея.

Священники прекрасно знают, что Бога нет. Но свя­щенник — это самая хитрая профессия в мире, самая ужасная и безобразная, намного ужаснее проституции. Проституция — продукт священников; она занимает второе место. На первом месте священники, на втором проститутки, после них следуют все остальные патологии в мире.

Священники увидели, что все боятся и нуждаются в за­щите.

Таким образом, страх создал Бога в качестве защиты, «страховки» после смерти. Без него кажется, что после смерти есть лишь вечная тьма. Что произойдет? Где вы окажетесь? Вы останетесь одни, без друзей и без семьи. Никто не последует за вами. Вы не сможете взять с собой денег. Вы встретите смерть нищие и голые, как скелет. И так — целую вечность?.. Вы начинаете тревожиться — что за жизнь ждет вас после смерти?

Итак, наш страх, наш ужас, наша смерть создали Бога. Священник тут же увидел в этом хороший повод для экс­плуатации людей. Он стал посредником. Вы не можете видеть Бога, поэтому весьма вероятно, что если бы не бы­ло священника, который постоянно твердил, что Бог есть, философствуя, создавая теологию, писания, храмы, ста­туи, ритуалы, молитвы — всю эту драму, то... Он стоит между вами и Богом и говорит вам: «У меня есть прямая связь с Богом. Вам не обязательно ее иметь. Расскажите все мне, признайтесь мне в своих грехах, и я попрошу Бо­га простить вас».

Разумеется, вы не видите Бога. Вы чувствуете большое облегчение от того, что кто-то знает, что у кого-то есть прямая связь. И вы чувствуете, что можете легко отде­латься. Вы совершаете грех и боитесь, что вам придется страдать в аду. Но в вашем распоряжении есть священник, вы идете и признаетесь в грехе, и он говорит вам: «Поло­жите пять долларов в ящик с пожертвованиями, и я помо­люсь за вас».

Милосердие Бога не знает границ, он прощает всегда. Итак, ваш грех прощается за пять долларов — эти пять долларов прикарманиваются священником, им больше не­куда идти, потому что Бога, которому он мог бы их пере­дать, нет.

Да и что Бог будет делать с пятью долларами? Он — один-одинешенек, рядом нет ни одного торгового центра, что он будет делать с этими деньгами? У него уже, на­верное, накопились миллиарды долларов, но для него это бесполезный мусор. Зачем нужны ему все эти банкноты? Он не спускается за покупками в мир, и я никогда не встре­чал ни одного священного писания, в котором говорилось бы, что в раю есть торговые центры. Святым ничего не нужно. В раю вам не нужна пища, там вам вообще ничего не нужно. Вы всего достигли и теперь просто живете веч­ной жизнью. Вы больше не тело, вы — дух. Духам не нужны ни еда, ни вода, ни лекарства. Дух никогда не боле­ет, не стареет и не умирает. Так зачем нужны эти жалкие пять долларов Богу?

Зато каждое воскресенье католический священник со­бирает кругленькую сумму. У других священников тоже есть свои способы эксплуатации. Индуистский священ­нослужитель прибирает вас к рукам с самого начала ваше­го существования. Ребенок еще не успел родиться, а уже находится во власти священнослужителя. Раньше инду­истский священнослужитель даже говорил, в какой день, в какую ночь, в какое время вы должны заниматься любо­вью со своей женой, чтобы родить по-настоящему умного, праведного, святого ребенка. Вся Индия служит доказа­тельством тому, что он ошибался. Я нигде не вижу этих святых детей. Ребенок оказывается во власти религии с самого начала, даже до начала. Он еще не вошел в лоно матери, а священник уже диктует его родителям, когда и во сколько!..

Я как-то жил у одного из старейших членов парламента Индии. Он был членом парламента шестьдесят лет без пе­рерыва. Его называли «отцом индийского парламента». Есть только два человека, которые проработали в парла­менте шестьдесят лет. Один — мой друг, доктор Сет Говинд Дас, второй — Уинстон Черчилль в Англии, обоих постоянно выбирали в течение шестидесяти лет. Доктор Говинд Дас был очень набожным индусом, и мне приходи­лось постоянно страдать от его фанатизма.

Я жил у него в Нью-Дели. Каждый раз, когда я читал лекции в Нью-Дели, я останавливался у него. Он был не­исправимым фанатиком. В Индии таких много, он не един­ственный в своем роде. Он спрашивал священнослужителя, когда ему идти в избирательный округ, когда выходить из дома. Он спрашивал священнослужителя, в какой момент ему лучше всего выйти из дома, и тот искал ответ в своих таблицах, писаниях и астрологических гороскопах.

Но поезда не ходят в соответствии с астрологией. По­езд отправлялся в двенадцать часов ночи, а астролог ска­зал ему: «Вы должны выйти из дома в три часа дня». Мне пришлось сидеть с ним на вокзале с трех до двена­дцати.

Я сказал ему:

— Глупо сидеть здесь и ждать. Лучше было бы выйти из дома в три часа и вернуться через заднюю дверь. Не­нужное мучение...

— Нет, я должен был покинуть дом.

— Миллионы индусов спрашивают об этом, но с поез­дами все равно происходят несчастные случаи. Наверня­ка многие индусы посоветовались со своими священника­ми, и те им сказали: «Это самое подходящее время для путешествия». А поезд упал в реку, потому что обрушил­ся мост.

В Индии все время обрушиваются мосты, потому что это очень религиозная страна, очень духовная страна! Она доверяет Богу, а не цементу. Поэтому мосты строятся с минимальным количеством цемента, в основном они дер­жатся на песке. Такой мост прекрасно подходит для инаугурационной церемонии с участием премьер-министра. Для этого достаточно прочности. Но как только по нему проходит поезд, он вместе с ним обрушивается в реку. А все пассажиры поезда наверняка консультировались со своими астрологами и со своими священниками: «Какое самое подходящее время для путешествия?» В Индии вообще не должно было бы происходить ни одного несча­стного случая. Я спросил доктора Сета Говинда Даса: «Почему происходят несчастные случаи? В Индии их не должно быть».

Он сам стал жертвой автоаварии. Я пришел его наве­стить и спросил:

— Что случилось с вашей астрологией?

— Только не надо со мной опять затевать этот спор — по крайней мере сейчас, когда я у меня столько переломов и я ужасно страдаю.

— Это самое подходящее время, чтобы ясно увидеть, что вы были глупцом всю свою жизнь. Вы спрашивали ас­тролога или нет?

— Спрашивал.

— Тогда почему произошла авария?

У людей не хватает мужества, не хватает духа пойти против прошлого, хотя это может быть совершенно гнилое прошлое. Браки в Индии создаются астрологами, и среди них нет ни одного счастливого. Я лично не встречал ни од­ного счастливого брака.

Я когда-то жил в местечке под названием Раипур. Я был профессором и прожил там полгода. Город был настолько патриархальным, что мне ужасно надоело жить там. Гам на всех стенах было написано: «Если вы страдаете от ведьм, приходите ко мне», «Если вы страдаете от черной магии, я вас исцелю». Весь город просто кишел черной магией, ведь­мами и привидениями.

Недалеко от меня жил один знаменитый астролог, он устраивал браки по гороскопам. Мы с ним подружились. Я сказал ему, что такой способ устройства браков не рабо­тает. «Он не работает даже в вашем случае»,— сказал я. Его жена частенько его била.

Я спросил:

— Что случилось? Вы такой великий астролог. Вы уст­раиваете сотни браков. Без вашего одобрения люди не мо­гут жениться, потому что их звезды не сходятся. (Звезды обоих гороскопов должны определенным образом совпа­дать.) Что случилось? Вы изучили гороскоп своей жены?

— Да.

— Тогда в чем дело?

— Не обижайте меня. Меня и так жена все время оби­жает, а теперь еще и вы?

— Я не собирался вас обижать. Я просто хочу знать, верите ли вы в свою собственную астрологию.

Он явно был искренним человеком. Он сказал:

— Никому не говорите. Это моя профессия, но я в нее совершенно не верю. На самом деле иногда случается, что гороскопы не совпадают. Но мужчина богат и готов дать мне как минимум сто рупий, если я дам ему добро на этот брак. Поэтому иногда я подделываю гороскопы. Я состав­ляю новый гороскоп для невесты, который совместим с го­роскопом жениха...

Священник прекрасно знает, что Бога нет. Он единст­венный человек, который в этом уверен. Но это — его профессия, он живет за счет эксплуатации людей. Поэто­му он продолжает настаивать, что Бог существует. Бог — это его бизнес. А бизнес дает ему средства к существова­нию.

В мире есть миллионы священников самых разных кон­фессий. В каждой стране есть масса различных священни­ков, но все, что они делают, это эксплуатируют людей, да­вая им утешение: «Это брак будет счастливым». Но все браки — трагедия. Я никогда не встречал ни одного брака, который был бы комедией.

Вы можете быть счастливы только в том случае, если не женаты. Тогда у вас есть свобода. Тогда вы живете вме­сте по свободной воле, а не в силу контракта, деловой сделки или по принуждению общества. Не по закону, а по любви. Вы вместе — по любви. Когда же любовь закан­чивается...

А все рано или поздно заканчивается, помните об этом. Это поэты придумали, что любовь вечна. Нет, любовь, ко­торую вы знаете и которую знают поэты, не вечна; она ухо­дит. Она остается только в том случае, если влюбленные не встречаются.

Во всей истории человечества есть только три или четы­ре пары великих влюбленных — они никогда не встреча­лись. Поэтому не было ни ссор, ни разочарования. Обще­ство и родители не позволили им встретиться.

В Индии есть истории о Лейле и Маджуне, Ширин и Фархаде. Влюбленные так и не встретились, потому что об­щество было против. Они принадлежали к разным кастам, к разным обществам и к разным религиям, поэтому у них не было ни одного шанса на брак. Считается, что они великие влюбленные, их любовь не могла закончиться. Но это пото­му, что она и не начиналась! Как только она начинается, ее конец не за горами.

У каждого начала есть конец. Даже когда вы рождае­тесь, вас ждет смерть. И с каждым днем она становится все ближе.

Как только вы женитесь, проблема усугубляется. Вы можете жить вместе по свободной воле, потому что вы зна­ете, что живете свободно: вы можете в любой момент уйти. Вы расстаетесь друзьями с чувством глубокой взаимной благодарности: «Ты дала/дал мне такие прекрасные мо­менты, такие прекрасные дни и ночи. Мы жили в поэзии, в музыке, в песне. Несколько дней и ночей были золоты­ми, но наша пора прошла, весна закончилась, медовый ме­сяц завершился. Для нас обоих будет лучше, если мы рас­станемся». С огромной благодарностью, без мести, без ненависти, без причин для злости. Оба дали друг другу все, что могли; оба стали богаче, чем были. Их обогатил со­вместный опыт.

Но брак не позволяет вам уйти. Любовь закончилась, однако вы вынуждены притворяться, что все еще любите. Каждый раз притворяясь, вы чувствуете тяжесть на серд­це. Каждый раз притворяясь, вы обманываете; вы знаете об этом, и ваш партнер — тоже.

Когда любовь уходит, обманывать друг друга невоз­можно. Может быть, в течение нескольких дней, каждый день принося мороженое, вам удастся обмануть, но надол­го ли? На самом деле, как только вы начнете приносить мороженое, это будет означать, что прежнее тепло любви исчезло, и появился холод!

Только такие люди, как Дейл Карнеги... Они могут быть успешны только в Америке и больше нигде. Дейл Карне­ги — единственный философ в Америке. Размеры продаж его книги уступают первенство лишь Библии. Его книга на­зывается: «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей». Эта книга буквально пропитана фальшью. В ней говорится: «Каждый муж, уходя на работу, должен цело­вать свою жену». Любит он ее или нет — не важно, но он должен поцеловать ее и сказать: «Я люблю тебя, дорогая». Приходя домой, он должен принести несколько роз, обнять ее и сказать: «Любимая, я думал о тебе весь день». Как ми­нимум три раза днем и три раза ночью он должен давать ей понять, что любит её. То же самое касается и жены. Оба следуют советам Дейла Карнеги, но любви между ними нет. Они просто продолжают говорить о ней...

Слово «фальшивый» применимо к Америке больше, чем к любой другой стране. На английском языке «фальши­вый» — это «phoney» от слова «telephone» («телефон»), потому что по телефону ваш голос звучит иначе, чем в жиз­ни, он становится неестественным.

Муж звонит жене раз или два раза в день, чтобы за­верить её в своей любви. А в это время на коленях у него сидит секретарша! Это происходит в каждом офисе без исключений. Секретарши выбираются не по уровню ква­лифицированности... Когда они приходят к начальнику на собеседование...

Я слышал о выборе такой секретарши. Одна пришла и сказала, что у нее большой опыт работы, есть все необхо­димые сертификаты, и она очень быстро печатает. После нее пришла еще одна; она была свежее, моложе, но без опыта работы. Затем пришла третья, четвертая — всего как минимум дюжина. В конце концов, когда менеджер спросил: «Которую вы выбрали?»,— босс ответил: «Ту, у которой была самая большая грудь».

Секретарш выбирают по размерам груди? Так на самом деле и происходит.

Как только вы чувствуете себя как в клетке, вам хочет­ся немедленно избавиться от этого состояния; тюрьма не­выносима. Бог и священники — ваши тюремщики. Они без конца создают для вас новые тюрьмы: мораль, брак, ответственность за детей и всевозможные затруднитель­ные положения. Цель — сделать вас несчастными, потому что если вы не будете несчастны, вы не пойдете в церковь. Если вы не несчастны, вы не будете молиться. Только в несчастье вы вспоминаете о Боге, начинаете думать о Биб­лии, о Бхагавадгите и ходить в храм.

Бертран Рассел совершенно прав, говоря: «Если сде­лать все человечество счастливым, религии исчезнут». Я с ним полностью согласен. Но он не знает, как сделать все человечество счастливым. А я знаю.

Блаженство возникает из глубокой медитации, вы сча­стливы весь день, всю ночь... без перерыва. Вы прямо све­титесь счастьем. Оно заложено в вашей природе, это — ваша дхарма. Тогда вам не нужен ни Бог, ни священник, и вы не живете в несчастье и в неволе. Как только вы чувст­вуете, что что-то стало фальшивым, поддельным, что оно стало маской,— отбрасывайте его. Оставайтесь верными своему сознанию — это ваша единственная ответствен­ность. А все остальное приложится, и ваша жизнь напол­нится радостью.

Радостной станет не только ваша жизнь, но и ваша смерть. Смерть ничего не разрушает. Пять элементов тела возвращаются к своим источникам, а у сознания есть две возможности: если оно не вкусило медитации, оно отпра­вится в новое лоно; если оно вкусило медитацию, если оно познало свою вечность, свое бессмертие, оно отправится в космос и исчезнет в этом безграничном сущем. Это исчез­новение — величайший момент в жизни. Вы становитесь одним целым с источником вашего появления. Вы возвра­щаетесь и растворяетесь в нем.

Истинной религии не нужны ни Бог, ни священник, ни молитва. Все, что ей нужно,— это исследование вашего внутреннего мира.

Это исследование я называю дзен. На санскрите это дхъян; на китайском — чан, на японском — дзен. Это одно и то же слово. Когда вы углубляетесь в себя, вы до­стигаете места, с которого вы можете видеть, и перед вами открывается дверь в божественный космос. Стоя на этом месте, вы — будда. Вся ваша жизнь меняется, происходит метаморфоза. Вы становитесь новым человеком.

Мы крайне нуждаемся в этом новом человеке. Он ни­когда не был столь актуален, как сегодня. Новый чело­ век — это единственная надежда всего человечества. Если новый человек не появится в ближайшем будущем, старый совершит самоубийство.

Третий вопрос:

Однажды я слышал, как ортодоксальный христианин сказал: «Вы осознаете, что раб свободнее своего господи­на? Это потому, что господин несет на себе всю ответст­венность, а раб ни за что не отвечает. Нам повезло, что Бог — наш господин!»

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.