Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Прекратите этот грохот! 3 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

За несколько месяцев мы выпустили на Columbia три сингла. Все записано в той же маленькой Бирмингемской студии, и все песни взяты из живого репертуара, плюс пара песен на стороне «Б», написанных Стивом. Второй сингл вышел под названием «Печальный, одинокий и грустный», третий «Оковы моего сердца», оба в стиле кантри. Сейчас это коллекционные вещи, но тогда, по выходу они вызвали некоторый всплеск. Песни оказались хорошо принятыми на местном уровне, но, конечно, не оставили следа в национальном масштабе. Меня не удручало отсутствие коммерческого успеха, зато радовало появление пластинок в местных магазинах. Стив был разочарован, потому что песни действительно оказались неплохими. Они обладали потенциалом хитов, но старомодная манера исполнения не привлекла другие компании к их переизданию, за исключением Средней Англии. Полагаю, что не хватило дорогостоящей работы по поддержке пластинок в других частях страны.

Следующие записи со Стивом проводились несколькими месяцами позже в Лондоне. Нашим продюсером выступил Джо Мик, который в то время представлялся крупным дельцом. В прессе Джо упоминался, как Легендарный Джо Мик. Вероятно, это первый независимый продюсер Британии. За спиной такие шедевры, как 'Have I The Right' от The Honeycombs' и только что прогремевший мировой хит 'Telstar' от Tornados. Он держался пять недель №1 в Британии и стал первой английской пластинкой, попавшей с американские чарты. Когда BBC показала Neil Armstrongа, шагающего по Луне, 'Telstar' использовалась в качестве саундтрека.

Стив знал кое-кого, кто знал Джо Мика и устроил нам совместную работу. Это изумительно выехать в Лондон и поработать с мастером такой величины, о котором так много слышали. Когда мы прибыли, то были немного смущены. Джо был известен странными техническими приемами записи. В основном, он устраивал студию в ванной, достигая эхо эфекта, именно там он и записывал все хиты. Нам представлялось, что знаменитая ванная будет уставлена аппаратурой, а дом похож на дворец. На самом деле, он занимал съёмное жильё над магазином, и там была крохотная ванная с усилителями и прочим оборудованием. Артисты там и писали, и играли. Мы не могли поверить своим глазам. Он - крупнейшая фигура - работал в мусорной куче.

Я не помню слишком много о Джо, за исключением, что он был внушительным парнем, много старше нас, с зачесанными назад волосами. За все время мы, кроме может быть Стива, не обменялись и парой слов. Не помню, что же мы все-таки там записали, потому что ничего не было выпушено. Это меня не удивило. Всё, что мы делали, оказалось навозной кучей. Как он вообще умудрился записать хиты в таком месте?

Во время записи мы стояли на лестничной площадке и играли на инструментах, пока Джо за пультом микшировал звук. Сцена как из Spinal Tap. Для нас было очевидно, что он ненормальный. А по правде, просто сумасшедший. Позже он покончил с собой, сначала застрелил хозяйку, а потом себя. Наш опыт общения с Джо не прошел бесследно. Первый раз общались с известным человеком и не понимали его обращения. Я считал его звездой, потому что каждую неделю читал о нем в NME. Внезапно я понял, что, выпустив множество хитов, он не был богом. Он был не лучше, чем мы - горстка деревенщины из Уолверхемптона.

Впечатления о Стиве сохранялись, пока мы играли с ним, почувствовав настоящий стиль рок-н-ролльной жизни. Благодаря хорошей концертной репутации, нам предложили первый заграничный тур. Восемь недель в Германии, две последовательных серии выступлений по месяцу в клубах Франкфурта и Кёльна. Тогда в Германии Британские группы были ужасно популярны, к этому приложили руку Ливерпульские группы, потратившие там немало времени, прежде чем стали известными. Эту линию начали The Beatles. Их карьера началась в Гамбургском The Star Club. После этого все немецкие города захотели видеть Британских артистов. Местные группы исполняли традиционную музыку в стиле ум-па-па, но никак не рок-н-ролл. Ко времени нашего прибытия во Франкфурт, некоторые группы выполняли непрерывные туры, потому что платили неплохие деньги. В первую неделю мы повстречали группу с Noel Redding, который позже стал басистом Джимми Хендрикса.

Мы оказались совершенно не подготовлены к жизни за границей. Думаю, что и Стив прежде не посещал Германию. Не знали чего ожидать. Первые четыре недели были потрачены на выступления во Франкфуртском клубе с названием The Storyville, который являлся звеном из цепи заведений одного и того же владельца. Местечко располагалось недалеко от баз американских военно-воздушных сил, половина публики приходило оттуда. Мы каждый вечер отыгрывали два различных набора. С девяти вечера до полуночи нашей публикой являлись немцы, для них исполнялись наиболее популярные песни. Затем наступал комендантский час, местная молодежь расходилась по домам. С полуночи до двух-трёх утра приходили американцы. Им нравились и кантри Стива, и наши вещи в стиле соул. Мы порой оказывались более популярными, по крайней мере, среди чернокожих. Выступления длились очень долго. Каждый день мы отыгрывали 5-6 раундов по сорок пять минут, и по 15 минут на отдых между исполнениями. Так продолжалось с понедельника по пятницу. На выходных мы начинали в два часа дня в субботу и заканчивали в 4 утра. Затем опять начинали с 4-х вечера в воскресенье и заканчивали в два утра.

В течение концерта мы выполняли много заявок. Когда я выполнял заявку какого-нибудь американца, в знак благодарности нам покупали пиво и коньяк. Мы могли пить только во время перерывов, полный банок стол всегда ждал нас. Выпивали по шесть-семь банок, если выпить не успевали, официанты всё убирали или выпивали сами. Можете представить состояние, в котором я пребывал. После двух-трех перерывов я был пьян. В последнее отделение исполнялись инструментальные вещи. К тому времени я уже не был способен петь и играть одновременно. Нашим убежищем были Booker Т и The MGs' 'Green Onions' на 45 минут!

В музыкальном отношении каждая группа, побывавшая в Германии, прогрессировала в раз десять, частично, по причине большой длительности выступлений. Мы обладали широким репертуаром, но были вынуждены прибавлять дюжину новых песен еженедельно. Другим полезным уроком, извлеченным из этих концертов оказалось знание, как быстро понять публику и обращаться с ней соответствующим образом. Ты не мог стоять на сцене и делать одно и тоже всю ночь. Немцы хотели хорошее шоу. Чем экстравагантней, тем лучше реакция. Тогда я начал развивать идею общения с аудиторией. После пары недель это стало нашим трюком. Публика ждала, кого же мы выберем и что будет дальше. Также начались эксперименты с одеждой. Несколько раз мы прерывали выступление для смены костюмов и достижения нужного эффекта. Тогда принятым стандартом ритм-н-блюз были джинсы и приталенные кожаные пиджаки. Немцы любили этот наряд на английских группах, он напоминал The Beatles. Когда одни и те люди же приходили на выступления несколько раз в неделю, возникала необходимость выглядеть рискованнее.

Франкфурт стал первым местом выступления вне Объединенного Королевства. Мне никогда ранее не случалось быть за границей. Не считая Стива всем нам было по 18-19 лет. Поездка открывала глаза на многие вещи. Это был совершенно другой стиль жизни по сравнению с тем, который мы вели дома. В Уолссале мы жили с родителями. Во Франкфурте нам пришлось делить одну квартиру на шестерых. Обычное место остановки всех групп. Месяц жила одна команда и убывала, в следующий день приезжала очередная группа. Сочетание независимости и нового стиля жизни оказалось почти смертоносным. Мы кутили, выпивали, бегали за девочками столько, сколько хотели, проглотив несколько таблеток для поддержания энергии. Потом спали, пытаясь восстановиться после бурно проведенной ночи. До тех пор я не был серьезным потребителем спиртного. Это и начало сильно выбивать из колеи, вдобавок повсюду были немки. Им нравились английские группы. Нас атаковали в первую же ночь. По сравнению с Германией околомузыкальная жизнь дома оказалась детскими игрушками. Спаси Господь!

Хотя работа оказалась очень тяжелой, деньги были вполне хорошими. Каждый участник группы получал 25 фунтов в неделю. Стив получал больше, но он был фигурой, и мы не расстраивались по этому поводу. Мне платили 8 фунтов в неделю за полную рабочую неделю в офисе в Уолссале, так что я был счастлив. Единственной проблемой оказалось то, что мы тратили больше, чем получали. Мы писали деньгами на стену, тратили их на женщин и азартные игры. После пары недель, парень из клуба заметил наши затруднения и предложил поправить финансовое положение. Он забавлялся странными вещами. Я оказался вовлеченным только в одну из них, и это был единственный раз, при полном отсутствии денег. Он лежал в ванной под стеклянным листом, а мы должны были испражняться на этот лист. Он платил, как за неделю выступлений, потому я это и делал. Неприятное дело, но я был ужасно голоден. Я просто убедил себя, что делаю это на природе.

 

Парни, у вас есть будущее!

После возвращения в Англию я покинул команду Стива. Дела пошли не так хорошо, как я надеялся, кроме того, мне наскучило поддерживать кого-то ещё. Я хотел быть лидером. Стив и я несколько раз спорили из-за денег и затем, прежде чем покинули Германию, поссорились окончательно. Зарплата за границей была неплохой, но в Британии большая часть доходов оседала у Стива. Я считал, что это несправедливо, потому что группу приглашали не только из-за Стива, но и из-за меня. К этому времени Стив потерял ТВ шоу и уже не являлся ТВ звездой.

Когда я сообщил о своём уходе, он оказался немного удивлен, но понял, что наши отношения закончились. Он оставил нас в Германии без денег, а сам укатил на поезде вместе с оборудованием. Нам пришлось телеграфировать родителям, чтобы они выслали деньги на проезд до дома. Стив знал, что я не больше не буду терпеть подобные штуки. Я думал Фил покинет The Mavericks вместе со мной, но он не стал этого делать. Он считал, что постоянный заработок - это важный фактор. Басист и ударник ушли со мной. Мы хотели найти гитариста и организовать новую группу с новым названием. Другие были готовы к немедленному прослушиванию, мне же хотелось подождать. Сначала нужно определить тип музыки, которую мы готовы исполнять. Хотелось перемен, но непонятно каких. Хотелось убежать от Элвиса и кантри и двинуться к направлению соул, что-то наподобие Джеймса Брауна. Но этого недостаточно. Нужно что-то такое, что сделает нас особенными.

Несколько недель позже, пока я болтался между группами, на улице Уолверхемптона мне повстречались Дейв Хилл и Дон Пауэлл. Они были местные музыканты, которых я знал несколько лет, вращаясь в музыкальной среде Средней Англии. Встречались пару раз, пока я играл в The Memphis Cut-Outs, но поговорить довелось позже, когда уже выступал со Стивом. Дон и Дейв были моими одногодками, всем по восемнадцать. Мы не ходили в одну школу, но они росли недалеко друг от друга в пригородах Уолверхемптона, которые находились в пяти-шести милях от моего Уолссала. Их окружение было точно такое же, как и моё - тот самый рабочий класс.

Дон и Дейв играли в местной группе под названием 'N Betweens, Дейв на гитаре, Дон на ударных. Дон основал группу, когда еще учился в школе, Дейв присоединился позже, перейдя из другой группы, заменив первоначального гитариста. В основном 'N Betweens были блюзовой группой, очень популярной в Средней Англии. Они играли той аудитории, что и мы со Стивом. История грамзаписей тоже очень похожа. Они выпустили несколько синглов на французской студии Barclay, но не имели хитов вне Средней Англии.

Последний раз мы виделись на пути в Германию. Встреча произошла на пароме. Они были ангажированы в Дортмунд, а мы во Франкфурт. Мы зашли в бар, и Дейв сказал, что они близки к распаду, который, видимо, совершится по возвращении в Британию. Им хотелось увести музыку в другом направлении, исполнение только блюза уже наскучило. Дейв спросил, не заинтересует ли меня позиция нового певца в их группе. Я был шокирован, но, одновременно, и польщен. Я поблагодарил за предложение, но объяснил, что положением своим вполне доволен.

Когда я столкнулся с Дейвом и Доном на улице Уолверхемптона, тут же сообщил, что ушел от Стива Брета, они об этом не слышали. Немедленно Дейв спросил, не пересмотрю ли я их предложение присоединиться. Часть меня хотела сказать «да» прямо сейчас. Другая часть почти сказала «нет». Я был дружен с Доном, но никогда не был уверен в Дейве. Первый раз мы, как следует, познакомились в Кingfisher Country Club, вполне приличным залом в предместье Уолверхемптона. И Стив Брет и 'N Вetweens в ту ночь оказались заявлены в одной афише. Я быстро сошелся с Доном, Дейв казался отчужденным. Он сказал «привет» и потом игнорировал меня весь вечер. Я был озадачен, пока не понял, что такая манера поведения касалась всех. Дейв или Эйч, как мы его называли, никогда не был одним из многих и никогда не хотел им быть. Даже годами позже с остатками группы он предпочитал важничать. Многие не любили его за это. Они считали, что он мастер пускать пыль в глаза и самовлюбленный тип. Под всем этим, как я позднее обнаружил, скрывался совсем другой человек, но на публике он вел себя именно так.

Дон являлся человеком другого плана. На людях он был тих и застенчив, почти робок. Когда же ты сближался с ним, открывал, что это очень смешной человек. Он всегда выдавал прекрасные остроты. На сцене - это сумасшедший, всё крушащий барабанщик, но самом деле - настоящий Дон иной. Он всегда был не притязательным, никогда не повышал голоса и не спорил. Я сразу полюбил его.

В конце я согласился провести одну репетицию. Дейв и Дон официально не порвали со старым 'N Betweens, но уже подрядили Джимми Ли играть на бас-гитаре. Он еще учился в школе. В составе числился и певец Джонни Наулс, которого они собирались оставить. Оказалось, что я привлекался в качестве второго певца, и дополнительной гитары. Когда я это понял, то хотел отклонить предложение. Поделив с кем-то вокал, я оказывался на старой позиции, как у Стива. Я согласился, потому что в этот момент все равно ничего не делал и мне нравились 'N Betweens. Мне нравилось, что Дейв и Дон пытаются экспериментировать со свой музыкой, даже исполняя известные хиты. Я также узнал, что они собираются отделаться от Джонни, но по истечении шести месяцев. Они хорошо к нему относились, но он был ленив и ненавидел репетиции. Проблема также состояла в том, что Джонни был прекрасным блюзовым певцом и отлично владел губной гармоникой, но не умел делать музыку другого плана. К несчастью, он являлся одним из основателей группы, и его нельзя было уволить. Они были заказаны на выступления в течение шести месяцев, и промотеры ожидали видеть знакомое лицо.

Первая репетиция состоялась в The Three Men In А Boat - пабе через дорогу от моего дома. Я там частенько играл с The Memphis Cut-Outs в школьные времена. Мы должны были собраться скрытно, втайне от других участников 'N Betweens, секретность сделала репетицию захватывающей. Выбор пал на The Three Men In А Boat, потому что он располагался на окраине Уолверхептона. Мы не могли пойти в обычный репетиционный зал 'N Betweens', из-за опасения, что другие участники могут услышать об этом. Они знали о предстоящем распаде, но не подозревали о привлечении новых музыкантов. Думаю, что Дейв и Дон сначала хотели понять, может ли приглашение меня и Джима оказаться толковым делом. Хотя мы и получили приглашение присоединиться, общее звучание могло оказаться неподходящим.

В тот день мы прогнали три-четыре вещи, которые все знали. Думаю, это были Джеймс Браун и Чак Бери. Всем сразу стало ясно, что мы ухватили нечто особенное. Остальные участники 'N Betweens были поставлены в известность. Пока я не начал выступать в группе, я никому не рассказывал. Джим также никому не говорил. Он еще учился в школе, и его родители не советовали ему входить в группу. Ему предложили место в колледже искусств, поэтому после окончания школы все надеялись, что он туда и отправится, но нужно было выбирать. Джим понимал, что 'N Betweens имела репутацию крепкой местной группы, и она нравилась ему. Однако, я для него был не очень привлекательной фигурой. До этой репетиции мы не встречались, однако он видел меня на концертах The Memphis Cut-Outs и Стива и знал мои музыкальные наклонности. Ему нравилось старое блюз звучание 'N Betweens и он надеялся, что оно сохранится при новом составе. Джим казался расстроенным, когда я был представлен, как второй певец, а не только гитарист. Он явно предпочитал Джонни, хотя не имел смелости это сказать.

Первым делом, совершённым группой, оказался поход по магазинам. Нам необходим новый видеоряд. Люди не должны думать, что мы обновленные 'N Betweens. Должны появиться свежесть и оригинальность. До этого группа носила традиционные для исполнителей блюза жилеты и клетчатые рубашки. Мы отбросили это и решили купить что-то сногсшибательное. Дейв предложил приобрести то, что никто не носил. Это шокирующая тактика. Джим прежде никогда не играл в стоящей группе и когда увидел, что же мы покупаем, сильно изумился. «Вы же не собираетесь одеть это для выступления?»- спрашивал он. Всё казалось шуткой. Мы прошли через ряды наиболее броских нарядов, подзуживая друг друга. Мы выбрали самое цветастое, похоже на то, что позже использовалось во времена глэма, хотя и не блестящее. Я отхватил шотландский жакет, а Дейв разыскал фиолетовый пиджак с поднятым воротником. Мы должны стать непохожими. Никто не выбирал таких вызывающих нарядов, а мы их приняли.

Наш новый имидж пришелся Дейву по вкусу. Ему нравилось быть центром внимания, и он никогда не испытывал смущения. Шутки о костюме только веселили его. В сомнительных местах Уолверхемптона он смотрелся, как Шекспировский актёр. Другой заворот заключался в особой любви к ботинкам с высоченными кубинскими каблуками. Дейв нервничал из-за низкого роста, который был немногим выше пяти футов. В первый раз, когда я увидел его, не мог не заметить странной походки. Он постоянно носился с этими ботинками. Я никогда его без этих ботинок не видел. Ещё одна навязчивая идея Дейва – это волосы. Многие музыканты носили длинные волосы, но Дейв носил много длиннее. Они были прямые, и выстригалась прямая челка. Волосы стали торговой маркой.

Остальные не были такими возмутителями спокойствия, как я и Дейв. Этот поход по магазинам проявил нас. Дейв был в союзе с самим собой, и я недалеко ушел. Следующим подошел Дон. Ему понравилось переодевание, но он знал, где остановиться. Затем наступила очередь Джима и Джонни. Они не стали поддаваться нашему порыву. Джим хотя бы сделал попытку. Он купил что-то довольно яркое, для дополнения нашего ряда. Джонни не приобрел ничего. Он настаивал на темном костюме, где бы он не выступал.

Первое выступление новых 'N Betweens состоялось 1 апреля 1966, в городском зале Уолссала. Здесь можно рассчитывать на поддержку друзей. Нас пугала возможная реакция поклонников старого состава группы. Некоторым не нравилось обновление состава, проведенное Дейвом и Доном. Плохие предчувствия не покидали нас. Мы сразу почувствовали смятение аудитории, ещё не ходя на сцену. Это было ужасно. Перед глазами проходили картины освистывания или запущенной в спину кружки. Но как дело началось, опасения исчезли. Была пара острых моментов на старте, но через десять минут вражда прошла, и каждый стал участником концерта. Мы репетировали несколько недель, чтобы убедиться в готовности к хорошему выступлению и всё-таки завоевали даже старых матёрых поклонников. Большинство публики замерло, когда мы выходили на сцену, и не знало, как реагировать. Но, рассмотрев наши костюмы, они уже были готовы полюбить нашу музыку. Мы остались довольны: первый барьер взят, и ноги устояли.

Несколько последующих месяцев продолжались выступления в Уолверхемптоне. Несколько серий раз в неделю или раз в месяц в различных местных залах. Мы играли в отеле Георга в Уолссале по ночам в понедельники, в Aldridge Community Centre по воскресеньям. Местными выступлениями обеспечивался хлеб насущный, если выпадали концерты где-нибудь еще, это воспринималось как премия.

Каждый вечер Джонни и я делили репертуар пополам. Я работал первую половину с Lee Dorsey's 'Working in the Coalmine' и некоторыми вещами Tamla Motown. Джонни продолжал и заканчивал с блюзовым материалом. Хотя все номера являлись каверами, они получались с нашим собственным видением. К тому моменту мы решили стать громкой группой. Тяжело описать, на что был похож наш звук, но мы обратились за примером к хитам Temptations and Four Top с шумными гитарными мелодиями.

По воскресеньям участвовали в особом шоу The Sunday Service. Я выходил на сцену в одежде викария и сыпал между песнями жесткими остротами. Это целенаправленное действие. Многие группы использовали на сцене смешные истории и пародирование, подобно манере кабаре, мы сознательно ушли от этого. Мы иные. К тому же всё это не подходило к репертуару. Мы уже тогда представлялись дерзкими. Эти остроты предназначались публике для вовлечения в ход концерта. Я всегда поощрял участие публики. Часто выводил свою жертву на сцену немного попеть Wi1son Pickett' s 'Land of 1000 Dances'. Иногда выхватывался человек из публики и становился частью представленья. Был один парень в Ship and Rainbow, который забирался на сцену и пел «Прыгающую кенгуру», все знали его и ожидали этого момента. Некоторые заготовки делались заранее, другие моменты возникали стихийно и всегда проходили на «ура». Встречалась публика, более расположенная к манере кабаре, и которая не принимала такого обращения. Тогда выступление тонуло, как свинцовый шар и группа больше не приглашалась.

Наше первое большое выступление произошло в Уолверхемптонском Civic Hall. Наша роль заключалась в разогреве публики перед выходом Cream. Это была сумасшедшая команда. Барабанщик Ginger Baker просто сводил с ума. Он единственный из всех исполнителей ударных использовал два комплекта установки. На концерте мы делили одну маленькую гримерную. Мы и Cream были втиснуты в комнатушку. Внезапно Ginger расставил десяток инструментов двойного набора среди нас и начал танцевать на них. У него точно слетела крыша, но это произвело впечатление. Мы действительно чем-то обогащались, трясь плечами с такими эксцентричными рок-н-ролльщиками.

После Cream мы поддерживали дюжину великих групп, наподобие John Mayall's Blues Breakers и The Move, которая была творением Роя Вуда. The Move мы знали много лет, поскольку, они выходцы из наших краёв. Вскоре они выпустили ряд хитов, но тогда они были музыкантами местной сцены. Средняя Англия кишела выдающимися музыкантами. С двумя из них я был дружен. Это Джон Бонхем и Роберт Плант. Роберту я даже помогал несколько раз в качестве техника, когда выдавалось свободное от концертов время. В то время, он трудился в группе Listen с моими двумя одноклассниками. Мы также работали с группой Джеффa Линна The Idle Race, прежде чем он с Рой Вудом основал Electric Light Orchestra. Замечательное время. Я был окружен блестящими музыкантами, которые позже, как каждый знает, стали знамениты.

Хотя дела шли неплохо и удавалось заработать немного денег, оставалась одна проблема - Джонни. Отношения между ним, Дейвом и Доном ухудшались. Как оказалось, они были правы насчет его лени. Меня это не очень беспокоило, потому что мы общались не очень много, но Дейв и Дон устали от его невыходов на репетиции. Но, поскольку истекал срок шести месяцев, ситуация не могла не разрешиться. Джонни было наплевать на настроение Дейва и Дона. Он понимал, что по истечении срока заказанных выступлений ему придётся покинуть группу. Его лучший друг ушел ранее, и он не собирался задерживаться.

Развитие событий ускорилось после недели в Торки. Мы должны были отыграть четыре вечера в зале The Blue Lagoon в Newquay, затем один в Плимуте. В Торки всё прошло замечательно, настроение отличное. Мне даже показалось, что Дейв и Дон забыли про все неприятности с Джонни. В те концерты нашим открывающим музыкантом оказался Роджер Тейлор, будущий ударник Queen.

Мы провели неделю в автофургоне в Newquay и должны были двигаться в Плимут. В тот день Джонни оказался без настроения. Начались сборы для отбытия в Плимут и вдруг, он сказал, что не поедет. Гром среди ясного неба. Не помню, что за оправдание приводилось, по-моему всё дело заключалось в девушке. Он думал мы взорвёмся, на самом деле мы потирали руки в предвкушении задуманного. Джонни не знал, что мы только и ждали случая отделаться от него. Нам хотелось проверить, как мы без него справимся.

Плимут оказался тем местом, где впервые выступали в составе четырех человек. Я чувствовал себя уверенно, чего нельзя было сказать о Дейве и Доне. Но как только всё случилось, Джонни стал потерян. Всё прошло великолепно. Мы вернулись в Newquay очень возбужденные, выступление действительно получилось успешным. Завалившись в фургон, увидели, что Джонни лежит на кровати и претворяется, что спит. Мы привели с собой девушек и принесли спиртное, празднуя за спиной Джонни. Через неделю он ушел.

Следующий месяц Дейв и Дон занялись поисками замены. Они хотели сохранить в составе двух певцов. К счастью для меня, в то время поблизости не оказалось хороших певцов, подходящих к нашему стилю исполнения. Один раз упоминался Роберт Плант. Остальные его не знали, а я даже очень. Не знаю, добрался ли кто-нибудь до него, но, определенно, он входил в число двух-трех певцов, которые рассматривались как кандидаты. Лично я не очень беспокоился, появится второй певец или нет. Я чувствовал, что смогу быть лидером и предпочитал состав четверки. Дейв и Дон не были уверены в этом, состав из пяти музыкантов казался им комфортнее и опробован предыдущей практикой.

В конце наш техник по имени Грехем Свинертон или Свин, как мы его называли, убедил Дейва и Дона остановиться на одном певце. «Ребята не сходите с ума», - сказал он Дейву и Дону, – «Нодди прекрасно справится с работой». Они согласились попробовать меня, как лидирующего солиста в течение шести месяцев. Особого выбора не представлялось. Замены Джонни не нашлось, а ребята подобные Роберту Планту не собирались присоединиться. Это не значило, что их группы были лучше нашей. Просто большинство певцов предпочитали диктовать условия. У нас же была демократия. Никто не имел одиночного решающего голоса.

Мой шестимесячный испытательный срок прошел, ничего не случилось. После серии выступлений вчетвером мы забыли причины опасений. Концерты проходили хорошо и даже лучше, чем прежде. Мы всё ещё носили название 'N Betweens, но это было начало Slade.

 

Когда выдавалось свободное время, я посещал столько много чужих выступлений, сколько мог. Необходимо знать, что делают твои современники. Помню знакомство с Spencer Davis Group, которые играли в танцзале Западного Бромвича. Первоначальный состав 'N Betweens несколько раз выступал в качестве поддерживающей группы. Дейв и Дон, как все в Средней Англии, бредили подростковым певцом Стиви Винвудом.

Мне очень хотелось посмотреть самому, но когда они вышли на сцену, я оказался разочарован. Кроме того, что Стиви было пятнадцать, ничего примечательного не обнаружил. Они даже не пытались придать значение своему выходу на сцену, вышли прогуливаясь. У них был самый маленький усилитель, какой я только видел. Они начали играть старый блюзовый номер, очень спокойно, занудливо повторяя вступление. Казалось, это будет продолжаться вечность. Спенсер и брат Стиви, Мафф, начали петь, но еле слышно. Я был озадачен, что же в этой группе такого, что её все любят? Внезапно Стиви взорвался первым куплетом песни. Его голос оказался невероятным, сильнейшим. Он был только подростком, а голос звучал подобно Рею Чарльзу. Фантастика. The Spencer Davis Group уже имела великолепную репутацию во всех ритм-н-блюзовых клубах. Общепризнано, что они украшали любой концерт, и я понял почему.

Другой группой, которую я полюбил, была Denny Laine's Moody Blues. Я играл с ними, во времена The Memphis Cut-Outs, прежде чем вышел хит 'Go Now'. Теперь они стали удачливыми артистами. Я оценил их прогресс и решил, что и мы также должны поработать для осуществления прорыва. Дон и я частенько вместе ходили посмотреть на понравившиеся группы и пытались разгадать причину их успеха. Мы внимательно изучали их музыкальный материал, но не хотели копировать такую музыку. Наблюдая за The Beatles в начале их карьеры, позже я считал, что в музыкальном плане они не очень изменились. The Beatles стали более уверены, но что-то, определенно, ускользало от нашего взгляда. Однако, мы никогда не прибегали к советам других. Мешала непомерная гордость. Мы предпочитали изучать секреты среди слушателей.

Важным уроком послужило открытие, насколько значителен эффект хорошего оборудования. Мы обладали вполне приличным оборудованием, но как бы могли продвинуться, имея возможность потратить на оснащение побольше денег. Мы бы смогли играть громче. Никогда не играли тихо. С самого начала сделана ставка на сильный звук, независимо от размеров зала, в котором проходило выступление. Организаторы всегда умоляли играть потише, но публике нравилось. Наша цель - сразу ошарашить публику и не отпускать её до конца выступления. Тот же шокирующий эффект производили наши костюмы. Мы не шли по пути постепенного увеличения давления, мы сразу входили с грохочущим оружием и умели хорошенько пригвоздить человека к стене.

Вскоре пришло понимание, что сильный звук становится нашим брендом. В аспекте звучания именно это выделяло нас на фоне других музыкантов. Мы решили играть так и не иначе. Сегодня каждая команда имеет усилительные системы, от которых звук распространяется по всем направлениям. В то время даже крупные группы обладали крошечными усилителями для вокала и усилителями второй линии. Проблема состояла в том, что обычно использовались отдельные усилители для лидер-гитары, ритм и бас-гитары. Их звучание в разных частях зала было различно. Например, если вы стояли напротив баса, то его слышимость была наибольшей. Тогда Свин и я породили идею соединить наши усилители в одну цепь. До нас этого никто не делал. Результатом стало равномерное звучание в обе стороны от сцены и Дейва, и Джима, и меня. Это напоминало простую следящую систему, где бы вы не находились, вы слышали группу полностью. Кажется просто, но никто до этого не додумался.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.