Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Дело о призрачной фигуре 4 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

— Да, наверное. Спасибо, что вы меня выслушали.

— А вам спасибо за скидку на парик «Симпатичная вампирша». Мой парень буквально вчера говорил о том, что мне стоит попробовать новый имидж.

— Это самое малое, что я мог для вас сделать. Спокойной ночи.

Билли вешает трубку. Компьютер набирает номер, и как только следующий клиент берет трубку, Билли вновь начинает рыдать. Он проверяет портфель, все карманы и ящики стола, а потом вспоминает, что все таблетки закончились. А новых он брать не стал. Почему? Зачем эти эксперименты над собой? Да, он хотел справиться сам. Хотел быть сильным и храбрым. Но, похоже, выбрал не самое удачное время. Билли бьется головой о стол, пока звуки офиса не затихают в ушах. Перед глазами плывут расплывчатые пятна, похожие на мягкие облака.

 

Серое хмурое утро. Билли печально бредет по улице и видит Гаса Мамфорда, который сидит на крыльце и ждет школьный автобус. Билли подходит, садится рядом. Гас Мамфорд прижимает к груди коробку с мертвым муравьиным городом, мегаполисом из земли и песка, превратившимся в большую братскую могилу. Его единственный уцелевший обитатель, одинокий рыжий муравей, по-прежнему занят работой по обустройству могил своих мертвых сограждан.

Гас передает Билли записку: «Что-то случилось: все муравьи умерли».

— Это ужасно, — говорит Билли.

Гас кивает и передает Билли еще одну записку: «Они все умерли. Все, кроме него».

— Да. Ему, наверное, очень одиноко.

Гас кивает и приподнимает коробку. Там сбоку есть маленькая крышка, которая отодвигается, если сдвинуть защелку. Гас Мамфорд открывает коробку и ставит ее на землю. Они с Билли наблюдают за тем, как одинокий рыжий муравей выбирается из коробки и исчезает в высокой траве.

 

Мальчик-детектив возвращается в «Тенистый дол». Сестра Элоиза печет торт на кухне и горько плачет. Она улыбается Билли, но улыбается как-то невесело. У нее на носу — белое пятнышко от муки. Она спрашивает у Билли, не хочет ли он размешать тесто. Билли молча кивает. Они стоят рядом — Билли держит в руке деревянную ложку, сестра Элоиза по-прежнему плачет, и слезы капают в миску с тестом — а потом она шепчет:

— У меня нехорошие новости.

— Какие новости? — спрашивает Билли.

— Мой парень, который фокусник… с ним приключился несчастный случай. Это ужасно. Его нечаянно распилили пополам.

— Он… он остался в живых?

— Врачи говорят, его верхняя половина скончалась еще по дороге в больницу. А вот нижняя половина жива и здорова… ну, относительно здорова.

— Понятно.

— Что мне теперь делать, Билли? Он был единственным. Понимаешь, единственным! Теперь я это поняла. Никто другой мне не нужен. У меня такое чувство, как будто и меня тоже разрезали пополам.

Билли смотрит на тесто, которое уже перемешано так, как надо. Отдает миску обратно сестре Элоизе и легонько касается ее руки. Она улыбается, вытирает слезы и снова плачет.

Через час Билли выходит из комнаты — на запах сладкой глазури, — заходит в гостиную, где телевизор, и видит, что торт готов: торт в виде белого черепа с печально оскаленным ртом. Билли отколупывает кусочек сахарной глазури, но она вовсе не сладкая — она горькая и невкусная. Он возвращается к себе в комнату, но потом поворачивает обратно и несется в медпункт. Сестра Элоиза с красными, воспаленными от слез и растекшейся туши глазами стоит перед распахнутым шкафом с лекарствами и смотрит на свои руки. В руках — две горстки таблеток, белых и синих — вперемешку. Билли невесело улыбается, и сестра Элоиза кивает и улыбается ему в ответ.

Билли подставляет ладони, и сестра Элоиза ссыпает туда таблетки, а потом снова плачет.

— Я не знаю, что делать, Билли. Я не знаю, что делать… И мне так стыдно…

Билли молча берет ее за руку и показывает белые шрамы у себя на запястьях.

— Билли, Билли. На самом деле я не хотела умереть. Просто мне показалось, что я не смогу с этим справиться и жить дальше.

— Мне тоже, — говорит Билли. — Мне тоже.

Они возвращаются в гостиную, где телевизор, и там сидит мистер Плуто, и они все вместе играют в карты — пока не кончаются слезы и во тьме безысходности не настает просветление. Сестра Элоиза целует обоих в щеку, мистера Плуто и Билли, и говорит:

— Спасибо, вы очень мне помогли. Завтра я испеку вам торт. Мой фирменный воздушный бисквит. Специально для вас.

Билли лежит на кровати и улыбается, глядя на вихрь серебристых снежинок. Он засыпает, и вместо мрачных зловещих пещер ему снятся белые голуби, облака и вообще все хорошее. Ему снится так:

 

 


 

Двадцать четыре

Эффи и Гас Мамфорды бродят по темному лесу вдоль мутной реки. Отголоски потерянных тайн шелестят среди застывших деревьев и исчезают далеким эхом в зарослях ежевики. Эффи Мамфорд, в своей неизменной красной с белым зимней куртке, с черными наушниками под капюшоном, приседает на карточки и подносит диктофон поближе к земле — пытается записать шепоты давних, забытых голосов. Гас Мамфорд наблюдает за мечущейся стрелкой компаса. Перебираясь через поваленные деревья, через полузатопленные овраги, под бледнеющим пологом ночи, дети бродят по темному лесу — и вдруг замирают на месте. Эффи Мамфорд первой заметила эту штуку. Посреди влажных листьев и грязи лежит одинокая черная туфелька.

Дети смотрят на туфельку на земле. Эффи садится на корточки и подносит к ней диктофон, потом поднимается и трогает туфельку носком ботинка.

— Странно, — шепчет она. — Детская туфля, в лесу…

Гас Мамфорд кивает и подносит серебряный компас к этой странной находке. Стрелка почти не шевелится.

— Совсем новая, — говорит Эффи. — Почти и не ношенная. Гас Мамфорд снова кивает и передает Эффи записку: «Это девчоночья туфля».

— Да, девчоночья. Для девочки с крошечной ножкой. — Эффи берет туфлю и держит ее на раскрытой ладони. Потом возвращает на место. Дети внимательно смотрят по сторонам. Гас Мамфорд замечает вторую туфлю: буквально в паре шагов от первой, рядом с лежащим на земле бревном. Он передает сестре записку: «Точно такая же».

Эффи Мамфорд смотрит на туфлю, а потом поднимает глаза и замечает еще одну странность. Проблеск яркого цвета среди черных деревьев у самой воды.

— Смотри!

Дети срываются с места, бегут туда, и — да — там, на ветке, болтается красная лента. Эффи тянется, чтобы снять ленту, и тут ее взгляд натыкается на что-то еще: там, у самого берега, в сплетении камышей и рогоза, на мокрых серых камнях белеет размытым пятном почти обнаженное тело молоденькой девушки. Ее голые ноги, и руки, и белый живот — все заляпано черной грязью. Стрелка компаса в руках у Гаса начинает метаться из стороны в сторону. Дети бегут что есть мочи — не разбирая дороги, — и Эффи кричит на бегу:

— Помогите!

 

В школе, на следующий день, все смотрят на Эффи Мамфорд. В столовой, в классе для самостоятельных занятий, в коридоре, когда Эффи идет одна, прижимая к груди связку тяжелых учебников — закрываясь учебниками, как щитом, — на большой перемене на школьном дворе все смотрят на Эффи Мамфорд. Смотрят без злобы и без издевки. Нет — просто смотрят и думают про себя: «Что она там увидела?»

Перед уроком истории к Эффи подходит Лорен Маркс — голубоглазая блондинка, первая красавица в классе, — и спрашивает:

— А как это было? Жутко и страшно, да?

Эффи Мамфорд хмурится и кивает. Ей очень приятно, что к ней проявляют такое внимание.

— А она что-нибудь говорила? — спрашивает кто-то еще из девчонок.

Эффи качает головой, а потом говорит:

— Я дала ей свою куртку Она спросила: «Я умерла?» А я сказала, что нет. Потому что она ведь была живая… наверное…

В тот же день, после школы, в доме Мамфордов звонит телефон.

Эффи Мамфорд берет трубку:

— Алло?

— Привет, — говорит незнакомый голос, такой тонкий и слабый, что его едва слышно.

— Алло? — повторяет Эффи, слушая свист прерывистого дыхания на том конце линии. Еще в трубке явственно слышится гул каких-то машин, звуки работающих насосов, медленный непрерывный ритм приглушенного сердцебиения. Сперва Эффи не понимает, что это такое, а потом до нее вдруг доходит: это звуки медицинских приборов в больничной палате Паркер Лейн. Девочка, еле живая, пытается говорить.

— Спасибо, — шепчет голос в трубке. — Спасибо, спасибо, спасибо.


 

Двадцать пять

В школе, на следующий день, Гас Мамфорд — снова единственный ученик во всем классе. Ему некому похвастаться и рассказать о своем приключении, даже если бы он захотел с кем-то заговорить. Он сидит за своей партой и беспокойно ерзает на месте, потому что мисс Гейл тоже нет. Гас Мамфорд кладет голову на руки, сложенные на столе, и смотрит на часы. Наблюдает за тем, как маленькая стрелка догоняет большую на пустом круге белого циферблата. Проходит час. Ничего не происходит. Гас поднимает голову и обводит взглядом пустой белый класс. «Наверное, так выглядит смерть, — думает мальчик. — Когда ты умираешь, ты попадаешь в такую же белую пустоту». Он моргает глазами. Раз, второй, третий. Быстро-быстро моргает глазами, так что ему даже слышно, какой при этом получается звук — звук, похожий на мягкую вибрацию. Гас Мамфорд топает ногой. Звук разносится эхом по пустому пространству. Гас еще раз топает ногой. Потом — другой ногой, потом — обеими сразу. Ему нравится этот гремящий ритм. Он стучит кулаком по парте. Сначала — одной рукой, а потом — сразу двумя. Левой, правой, обеими сразу. Он напевает без слов. Ему самому странно слышать свой собственный голос. Такой незнакомый, и странный, и немного визгливый — похожий на звук циркулярной пилы. Он продолжает стучать кулаками по парте и поет песню, на ходу придумывая слова. Песню про динозавра, который ест танки:

Танки, танки

А я ем танки

Все виды танков

Люблю на обед

Танки, танки

А я ем танки

С большим аппетитом

И даже спасибо

И даже спасибо

Не говорю

 

Гас Мамфорд даже не осознает, что он не просто произносит слова, а поет. Он произносит их вслух — много слов. Он поет и кричит во весь голос, хлопает в ладоши, стучит кулаками по парте, и только потом, по прошествии многих часов, дверь открывается, и в класс входит мисс Ван Винкль, учительница четвертого класса, очень молоденькая, с пушистыми каштановыми волосами и большими карими глазами, подведенными искристыми синими тенями для век.

— Гас Мамфорд?

Гас Мамфорд кивает.

— Ты все время сидел здесь один, мой хороший?

Гас Мамфорд снова кивает.

— Произошла досадная ошибка. Мисс Гейл была уверена, что сегодня уроков не будет, потому что никто из ее учеников не придет.

Гас качает головой.

— Хочешь сегодня ко мне на уроки? Сейчас будет естествознание. Научные эксперименты с глиной. А потом я буду рассказывать о динозаврах. Хочешь к нам?

Мальчик не помнит себя от восторга. Он настолько забылся, что открывает рот и шепчет:

— Да.

И только потом понимает, что сделал. Это — первое слово, которое он произнес, обращаясь к кому-то еще, за последние почти три месяца. Но он не жалеет об этом. Он встает из-за парты, и мисс Ван Винкль берет его за руку, и они вместе идут в ее класс.

И уже потом, оказавшись совсем в другом мире — в ярком, красочном и незнакомом мире четвертого класса, — где мисс Ван Винкль задает вопросы о динозаврах и Гас Мамфорд радостно отвечает, потому что он знает ответы на эти вопросы, мальчик вдруг понимает: самые счастливые и радостные события в твоей жизни всегда случаются непредсказуемо, когда ты их не ждешь.

В тот день, по дороге домой, Гас Мамфорд замечает одинокого рыжего муравья. Мальчик замирает на месте и с улыбкой наблюдает за тем, как муравей переходит ему дорогу. А рядом с тропинкой, в траве, весело марширует целая процессия таких же рыжих муравьишек. Гас Мамфорд улыбается, глядя на муравья, который деловито пристраивается к рыжей колонне.


 

Двадцать шесть

Мальчик-детектив сидит на крыльце дома Мамфордов, вместе с Эффи и Гасом, и рассматривает первую полосу сегодняшней вечерней газеты. На нечетком зернистом снимке, под заголовком «ПРОПАВШАЯ ДЕВОЧКА НАЙДЕНА», Эффи и Гас Мамфорды стоят посреди леса и показывают на какое-то место за кадром. На фотографии оба ребенка выглядят очень серьезными, умными и обаятельными.

Билли рассматривает фотографию, потом поднимает глаза и смотрит на радостные лица детей, сидящих рядом.

— А теперь, как и все гениальные сыщики, вы должны рассказать, как вы распутали это дело, — говорит он с улыбкой.

— Очень просто, — отвечает Эффи.

— Ну так поделитесь своим секретом.

Эффи Мамфорд глядит на вечернее небо, на котором уже появляются первые звезды.

— Буквально на долю секунды мы разрешили себе поверить в то, чего не существует. Вернее, оно существует, просто мы его не видим.

 

Снова в автобусе. Мальчик-детектив сидит у окна и смотрит на тусклые городские огни. Ему так не хочется на работу. При одной только мысли об этом ему становится страшно. Чтобы как-то отвлечься, он вспоминает дело Дейзи Холлиз.

 

Разумеется, к старому особняку на холме их привело удивительное чутье Билли — его поразительная проницательность. Дейзи Холлиз, наследница огромного семейного состояния «Вакуумных пылесосов Холлиз», жила со своими родителями в огромном роскошном доме в квартале таких же роскошных особняков на холмах в самом богатом предместье Готэма. Поначалу в полиции были уверены, что исчезновение Дейзи — это работа так называемого похитителя из ломбарда, который к тому времени похитил уже пятерых девочек. Он отбирал у них дорогие украшения и прочие ценные вещи, а самих девочек отпускал, не дожидаясь выкупа. И было бы логично предположить, что похититель из ломбарда должен был обратить внимание на Дейзи Холлиз, поскольку всем было известно, что один только огромный рубин у нее на заколке стоит несколько тысяч долларов. Однако, в отличие от всех остальных девочек, которые вскоре вернулись домой, Дейзи домой не вернулась, и начальник полиции забеспокоился.

Девочки не было четыре дня. На пятый день полиция вновь обыскала особняк Холлизов, но снова не обнаружила никаких улик. Билли, который придерживался убеждения, что улики есть всегда, просто надо их лучше искать, провел тщательное расследование.

Вместе с Кэролайн и Фентоном Билли внимательно осмотрел сад вокруг особняка Холлизов — огромного дома, похожего на музей. Там был гигантский аквариум с разноцветными рыбками, оранжерея с настоящими кокосовыми пальмами, музыкальный салон с механическим пианино и плавательный бассейн — Билли в жизни не видел такого большого бассейна. Там было все — кроме следов злоумышленника. Вооружившись увеличительным стеклом, Билли облазил весь сад с деревьями, подстриженными в форме танцующих слонов и жирафов. Кэролайн проверила конюшни на предмет отпечатков пальцев. Дрожа от волнения, Фентон допросил горничных и поваров. Близился вечер. Дети включили фонарики и обошли лабиринт, который родители Дейзи построили для своей дочери, и маленький зоопарк, где олененок и детеныш антилопы уже собирались ложиться спать.

Небо сделалось совсем черным. Взошла луна, отмечая окончание пятого дня после исчезновения Дейзи Холлиз, и тут Билли сделал решающее открытие: старый заброшенный особняк на вершине самой высокой скалистой горы, возвышающейся над городом, — особняк, где, по слухам, водились привидения, — мерцает таинственным нездешним светом. В одном из окон светился маленький огонек. Его тусклый свет отражался в ночном тумане, и поэтому казалось, что особняк объят алым пылающим маревом.

Мальчик-детектив и его верные помощники немедленно направились туда: поднялись по крутому склону, прошли сквозь ржавые кованые ворота — и остановились перед тяжелой дубовой дверью на входе в старый заброшенный дом. Дверь была не заперта, и они вошли внутрь. Стараясь не шуметь, дети пробирались по темному дому — искали комнату, где мерцал таинственный красный свет. Вверх по скрипучей лестнице с обвалившимися перилами. По коридору, затянутому паутиной. Источник странного света обнаружился быстро: в одной из комнат, на полу перед огромным зеркалом, лежал гигантский рубин. Лунный свет, отражавшийся в зеркале, падал прямо на камень, и от этого вся комната искрилась переливчатым красным светом.

— Смотрите! — воскликнул Билли. — Рубин. Точно такой же, какой был в заколке Дейзи Холлиз. — Он встал на колени перед огромным рубином и оглядел комнату. — Мне кажется, его оставили здесь специально. Как подсказку.

Билли убрал камень в карман, встал и принялся внимательно изучать зеркало. Это было большое зеркало, не слишком широкое, но зато очень высокое: от пола до потолка. Билли надавил на стекло, и зеркало провернулось наподобие вращающейся двери, открыв узкий проход.

— Смотрите! — воскликнула Кэролайн. — Потайной ход.

— Только там как-то темно, — добавил Фентон.

— Да, — согласился Билли.

Дети включили фонарики и вошли в узкий маленький коридор. Он оказался извилистым и вообще очень странным. Вскоре дети сообразили, что это никакой не коридор, а тоннель в скале, соединяющий несколько небольших пещер. По дороге им попадались еще и другие украшения: колечко с бриллиантом, жемчужное ожерелье, сережки с аметистами — явно старинные. Наконец тоннель привел их в большую пещеру, в дальнем конце которой был выход на реку. Там стояла моторная лодка, привязанная к кольцу, вбитому в камень, а рядом с ней обнаружились любопытные вещи: несколько чемоданов — судя по всему, упакованных и подготовленных к отъезду, — складной стул, веревка и черный шарф, чтобы завязывать глаза.

— Смотрите! Улики! — воскликнул Билли.

Кэролайн тут же открыла набор и принялась снимать отпечатки пальцев.

— Смотрите, — прошептал Фентон, открывая первый чемодан. — Здесь одни драгоценности.

— Похоже, похититель из ломбарда потрудился на славу, — заметил Билли.

Он открыл второй чемодан, и там оказалась детская одежда. Одежда и обувь. Третий чемодан был набит всевозможными париками: короткими, длинными, светлыми, темными, рыжими.

— Вот как он их похищает! — выдохнула Кэролайн.

— Да, — кивнул Билли. — Заставляет переодеваться и надевает на них парики, чтобы их не узнали и он смог увести их подальше и где-нибудь спрятать, всех этих девочек. А потом он продает их вещи.

— Наверное, нужно позвать полицию, — сказала Кэролайн. — А то как-то не хочется встретиться с похитителем из ломбарда, когда рядом нет никого из взрослых.

— Да, хорошая мысль. Я пойду приведу полицейских, — вызвался Фентон и, не дожидаясь ответа друзей, помчался обратно по узкому тоннелю, освещая себе путь фонариком.

— Может, тут есть еще какие-то улики, которые помогут найти Дейзи Холлиз, — сказала Кэролайн. — Давай поищем. Все равно надо чем-то заняться, пока мы ждем.

— Давай, — согласился Билли.

Они еще раз осмотрели содержимое всех трех чемоданов, но ничего нового не нашли. Убедившись, что все чемоданы закрыты и все стоит на своих местах — так, как было, — брат с сестрой спрятались в темноте за большим камнем рядом с импровизированным причалом и попытались придумать, что делать дальше. И тут из тоннеля выбился бледный луч света.

— Кто-то идет, — прошептал Билли.

— Может быть, Фентон? — спросила Кэролайн.

— Нет, он бы вряд ли успел так быстро, — ответил Билли. Дети затаили дыхание, стараясь не выдать своего присутствия. В пещеру вошел человек, одетый в костюм привидения, и принялся грузить чемоданы в лодку.

— Стоять! — крикнул Билли, выпрямившись в полный рост и направив луч своего фонарика злодею в глаза.

— Кто здесь? — сердито отозвалось привидение.

— Быстрее, бежим, — испуганно прошептала Кэролайн. Билли кивнул и еще раз направил фонарик в лицо белого призрака. Дети рванулись ко входу в тоннель и скрылись в темноте. Злодей чертыхнулся и бросился в погоню. Билли с Кэролайн неслись во весь дух и громко кричали — звали на помощь. Они протиснулись в узкий проем, открывшийся, когда повернулось зеркало, пробежали по коридору, затянутому паутиной, скатились вниз по скрипучей лестнице, подлетели к двери наружу… но оказалось, что дверь заперта. Злодей был уже совсем рядом, и его торжествующий смех разносился по дому зловещим эхом.

— Сейчас кто-то узнает, что обычно бывает с теми, кто лезет не в свое дело, — объявил негодяй, одетый в костюм привидения.

— А мы не боимся, — ответил Билли.

— Как это, вы не боитесь?! Вы же такие смышленые, умные детки. Вы должны понимать, что вам просто нельзя не бояться.

Кэролайн молча взяла Билли за руку. Ей было страшно, еще как страшно! Призрак медленно спускался по лестнице — ему было незачем торопиться. Он подошел к детям вплотную и встал перед ними, смеясь.

— У тебя появилась возможность раскрыть самую страшную тайну, мальчик-детектив: что бывает с чересчур любознательными детьми, которые лезут куда не надо.

Злодей протянул к ним огромные волосатые руки, и Кэролайн закричала.

И тут дубовая дверь распахнулась, и в дом ворвался отряд полиции. Фентон тоже был с ними, но он держался за спинами служителей закона. Злодея окружили и надели на него наручники — все это произошло за какую-то долю секунды. Пойманный преступник — похититель из ломбарда — понуро склонил голову, и Билли снял с него маску призрака. Оказалось, что это не кто иной, как Убивец Ковальцевич, закоренелый преступник и негодяй, с которым Билли уже доводилось сталкиваться в ходе расследования нескольких дел.

— Теперь, когда вас поймали, Убивец Ковальцевич, вам, наверное, стоит сознаться в содеянном, — сказал Билли. — Чистосердечное признание облегчит вашу участь. Скажите нам, где Дейзи Холлиз, и тогда, может быть, вам смягчат приговор.

— Дейзи Холлиз? Да, я собирался ее похитить. Но мне не представился удобный случай. Я все распланировал, причем очень тщательно, но меня кто-то опередил. Всех остальных — да, сознаюсь, — я их похитил и забрал их драгоценности и дорогие игрушки. Но с Дейзи Холлиз меня опередили. Я, честное слово, не знаю, где она.

— А как же рубин? — спросил Билли.

— Какой рубин?

— Этот, — Билли достал из кармана камень.

— Это камушек Хейзл Мэривезер, дочери горнопромышленного магната. Рубин из ее ожерелья.

— Интересная история, а главное, правдивая, — Билли покачал головой. — Может быть, вы придумаете другую концовку, когда будете рассказывать эту сказку на допросе в полиции.

Преступника вывели из дома, посадили в машину и увезли.

Дети вышли на улицу и встали рядом с ржавой чашей «волшебного» колодца — куда бросают монетки и загадывают желания, — глядя на свои отражения в темной воде.

— Как ты думаешь, он не врет? Ты ему веришь, Билли? — спросил Фентон.

— Конечно, не верю, — ответил Билли. — У нас есть улики. Неопровержимые улики. Помяни мое слово, не пройдет и часа, как Убивец Ковальцевич расскажет им все, что знает, и Дейзи Холлиз вернется домой, целая и невредимая.

Но Кэролайн покачала головой.

— Знаешь, Билли, у меня странное чувство… Я почему-то уверена, что ей по-прежнему угрожает опасность. — Она открыла свою сумку, достала из кошелька сверкающую монетку и бросила ее в колодец.

— А это зачем? — спросил Билли.

— Я загадала желание, чтобы Дейзи Холлиз вернулась домой целая и невредимая. И чтобы это случилось совсем-совсем скоро.

— Одним желанием ее не вернешь, — усмехнулся Билли. — Но мы уже знаем правду.

— А если мы ошибаемся? — спросила Кэролайн. — Что тогда, Билли?

Билли ничего не ответил. Он стоял и смотрел, как сверкающая серебристая монетка погружается в холодную темную воду и исчезает из виду.

— Мы не ошибаемся, — прошептал Билли. — У нас есть улики.

— Билли прав, — сказал Фентон. — И вообще, уже поздно. Первый час ночи. Родители, наверное, волнуются.

— А если мы все же ошиблись? — не унималась Кэролайн. — Что тогда, Билли?

Билли опять не ответил. Он просто стоял и молчал, глядя на черную воду, — и думал.

В автобусе Билли поднимает глаза, рассеянно смотрит в окно и вдруг понимает, что проехал свою остановку. Мальчик-детектив думает: «Я ошибся». Он думает: «Я ошибся и боялся признаться в этом». Он поднимается с места и сигналит водителю, чтобы тот остановил автобус на следующей остановке. Билли выходит и смотрит на темные скалистые горы, подступающие к городской окраине. Горы действительно подступают. Билли кажется, что они пододвинулись ближе к городу. Вроде бы раньше они были дальше — но он боится припомнить точнее. Билли бежит по улице. Солнце быстро спускается за горизонт, словно падает с неба. Темные тени холмов наливаются тяжестью — почти такие же плотные, как отпечаток руки на спине у Билли.


 

Двадцать семь

Мальчик-детектив сидит на работе, опустив голову на руки, сложенные на столе. Его сон — беспокоен и сбивчив. Ему опять снится пещера. На этот раз все происходит гораздо быстрее: там, во сне, он бежит в темноте и слышит знакомые крики, и несется в ту сторону, и там, в самом дальнем конце пещеры — его сестра Кэролайн и Дейзи Холлиз. Они сидят на большом плоском камне и собирают картинку-пазл из крошечных красных кусочков. Дейзи — мертвенно-бледная, похожая на привидение, — определенно мертва. Ее белая кожа слегка тронута разложением. Билли не нравится, что Кэролайн играет с мертвой девочкой. Он хватает сестру за локоть.

— Пойдем отсюда быстрее. Тебе нельзя с ней играть!

Кэролайн не хочет никуда идти. Она вырывает руку и сидит, упрямо глядя в темноту. Она не сдвинется с места.

— Что с тобой?! Что случилось? Почему ты молчишь? Не молчи! Скажи что-нибудь! Подскажи, что мне делать. Пожалуйста.

Кэролайн качает головой и молча указывает на Дейзи. Дейзи кивает и открывает рот. Изо рта сыплются сверкающие монетки. По двадцать пять, десять и пять центов. Сотни блестящих монеток. Билли кричит…

Поднимает голову, срывается из-за стола и бежит к лифтам.

 

В «Тенистом доле», в первом часу ночи, мальчик-детектив тихонько стучится в дверь мистера Плуто. Великан открывает дверь.

— Пожалуйста, мне нужна помощь, — говорит ему Билли. Мистер Плуто моргает — раз, второй, третий, — а потом улыбается и кивает.

 

Они садятся в такси — мистер Плуто даже не переоделся, он так и вышел на улицу в своей синей больничной пижаме, — и едут к дому родителей Билли в тихом предместье Готэма. Они стоят, смотрят на тихий печальный дом в темноте и не совсем понимают, что они делают в этом печальном месте. Мальчик-детектив забирается под крыльцо и роет землю голыми руками — быстрее, быстрее, — вот один уголок, вот второй, третий, четвертый. Билли достает из земли жестяную коробку с останками мертвой голубки Маргарет Тэтчер.

— Абракадабра, — шепчет он, подставляя коробку под белый луч лунного света, пробивающийся под крыльцо. Потом выбирается наружу и передает жестяную коробку мистеру Плуто. — Вот. Ее надо открыть.

Мистер Плуто кивает, смотрит на крошечный серебристый замок, на котором написано «сломать невозможно», потом сжимает его двумя пальцами, и замок рассыпается хлопьями серебряной пыли. Великан улыбается и отдает коробку обратно Билли.

— Спасибо, сэр. — Билли открывает коробку.

Странно, но мертвой голубки там нет. Зато есть какой-то листок — та самая недостающая страница, вырванная из дневника Кэролайн. Затаив дыхание, Билли читает:

Мальчик-детектив смотрит на страницу, вырванную из дневника, и видит секретное сообщение, которое оставила ему сестра. Аккуратные буквы распарываются, как швы, приподнимаясь над ровной линией строк. Крошечные петельки распускаются и открывают секрет, спрятанный в их кружевном узоре. Секрет, десять лет дожидавшийся, что его все же раскроют. Билли смотрит на лист, вырванный из дневника, и видит лишь несколько букв, которые выступают так ясно, словно их обвели в кружок. Все очень просто: МЕЛЬНИЧЬЯ ПЕЩЕРА. Билли улыбается, складывает листок пополам, убирает его в карман, берет за руку мистера Плуто и ведет его к такси, которое ждет на углу.


 

Двадцать восемь

У себя в комнате, в «Тенистом доле», мальчик-детектив снимает со стены газетную вырезку с заголовком: «СТРАХ И УЖАС ЗАБРОШЕННОЙ ШАХТЫ, ГДЕ ВОДЯТСЯ ПРИЗРАКИ. ЧТО СКРЫВАЕТ МЕЛЬНИЧЬЯ ПЕЩЕРА?» Потом надевает чистый синий свитер, открывает комод и достает набор «Юный детектив».

Билли кладет коробку на кровать и пару минут просто смотрит. Потом — очень медленно и осторожно, как будто с опаской — снимает крышку. Все содержимое коробки укрыто тонким призрачным полотном серой пыли. Увеличительное стекло треснуло. Карандаш сломан. Ключ от наручников потерялся. Бинокль разломился пополам — в том месте, где соединяются окуляры. Борода и усы ссохлись от старости и рассыпаются прямо в руках у Билли. Единственная целая вещь: серебристый фонарик. Как ни странно, он до сих пор работает. Билли включает фонарик, кивает, встает и подходит к зеркалу.

Мальчик-детектив смотрит на себя в зеркало и вдруг хмурит брови. Сердце бунтует, сердце идет на попятный. Мальчик-детектив думает: «Я уже ошибался, причем не раз». Он думает: «А вдруг я снова ошибся? И что тогда?» Он мечется по комнате — в темноте, не включая свет, — ищет антидепрессанты, и только потом вспоминает, что у него нет никаких таблеток. Он тихонько скулит и хнычет. У него подгибаются ноги, коленки дрожат.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.