Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

БРИЛЛИАНТЫ ИЛИ ЖИЗНЬ 2 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

— А-а-а, теперь понятно. Невесты в классическом понимании у меня нет. У нас невестой называют девушку, с которой вы вот-вот поженитесь или, по крайней мере, твердо на это решились. Мне пока и одному хорошо.

— Так как же отпуск — с девушками или без? — индус был настойчив в своем любопытстве.

— Знаете, у меня время для отпуска обычно появляется неожиданно, вне всякого плана, поэтому согласовать свое расписание даже с самой чудесной представительницей прекрасного пола не представляется возможным.

— Уверен, что господин Грязнов пользуется большим успехом у дам и не остается обделенным вниманием юных прелестниц во время отдыха.

Денис равнодушно пожал плечами. Какой толк от кокетливых взглядов курортных красоток, если не успеваешь с кем-нибудь познакомиться, как тебя снова выдергивают в пыльную и жаркую Москву. Он задумался и сказал индусу:

— Если честно, для меня идеальный отдых — это полное, абсолютное уединение, чтобы мобильных и прочих телефонов в помине не было, желательно, чтобы никто рядом и по-русски не говорил, короче говоря, ни одного знакомого лица в радиусе одного километра не было, только покой и возможность не думать об обыденных делах. К сожалению, турагентства у нас такого не предлагают — засунут тебя в один автобус или гостиницу с соотечественниками, быдлом из среднего класса, и чувствуешь себя как в тюрьме.

— Господин Грязнов, мне кажется, у меня есть для вас подходящий вариант отдыха.

Денис засмеялся:

— Сомневаюсь. Разве что полярником в Антарктиду махнуть? Но говорят, такие вояжи занимают не меньше чем полгода. А в космос летать мне пока дороговато, да и подготовка весьма длительная.

Индус покачал головой и развел руками:

— Я имел в виду совсем другое. В одной из провинций Индии есть поселение при буддийском монастыре. Мой брат там — настоятелем. Туда приезжают со всех сторон света для того, чтобы овладеть редким видом йоги…

Название йоги было трудно выговариваемым, плохо повторяемым и абсолютно непереводимым на русский язык. С того момента Денис для себя определил ее как абракадабра-йогу и не затруднялся, чтобы выучить правильное название.

— Йога — это когда ноги за голову закладывают и сидят так часами? — на всякий случай грубовато переспросил Грязнов-младший.

— Что вы! — обиженно замахал руками индус. — Существует расхожий миф европейцев о том, что йога — всего лишь замысловатая гимнастика. В этом атолле основа тренинга заключается в том, чтобы сделать последователей нечувствительными к воздействиям внешней среды. Судя по тому, как вы издерганы, вам это жизненно необходимо.

— Не знаю, не знаю… — засомневался Денис.

— Я вижу, что вы, господин Грязнов, человек, как сейчас говорит молодежь, продвинутый. Обычно в этот монастырь приглашают только избранных, поэтому там никогда не занимается больше десяти человек одновременно. И туда не так просто попасть. Это место не рекламируется как туристический аттракцион. Вы окажетесь в полном уединении и даже можете не ходить на занятия к монахам, если не захотите.

— Но я ведь не буддист! — воскликнул Денис.

— Это не имеет значения. У нас в Индии терпимо относятся к представителям других конфессий.

— Ну да. Поэтому на границе с Пакистаном все время резня между мусульманами и индуистами.

Представитель посольства невозмутимо улыбнулся:

— Вы будете в противоположном районе Индии, и эти события вас никак не затронут.

На следующее утро Денис пришел в офис «Глории» на Неглинной улице, оглядел своих сотрудников и понял, что еще пара часов, проведенных им в обычной обстановке, и он свихнется.

— Итак, мужики, работа проделана большая, вы все молодцы, но дальше так не пойдет… Я уезжаю в отпуск, боссом остается Голованов.

Загранпаспорт у Дениса всегда был в полной боевой готовности, а визами и билетами его мгновенно снабдил тот самый индус. Надо сказать, что индус не обманул. Уединение действительно было полным. «Вольнослушатели», как Грязнов-младший называл про себя приехавших в монастырь за умом-разумом, могли жить в отдельных хижинах или вместе с монахами, кому как больше нравилось. К молитвам, медитациям и занятиям абракадабра-йогой никто не принуждал, но очень скоро Денис почувствовал, что его это искренне занимает. Не прошло и пары дней, как он полностью втянулся в ритм жизни монастыря и даже не помышлял о возвращении в Москву. Особенно хорошо ему удавалось мысленное перенесение во времени. С пространством было сложнее, но через некоторое время достиг и в этом кое-каких успехов.

Апофеозом его Пребывания в монастыре стал день, когда он представил себя участником группы Руаля Амундсена — первой экспедиции к Южному полюсу. В тот самый день, когда немыслимая жара в пятьдесят градусов била по несчастным индусам тепловыми ударами. Денис же чувствовал себя настолько превосходно, что даже не посчитал нужным освежиться в океане. Ему и без того было прохладно…

 

Сотрудникам из отдела генерал-лейтенанта Спицына пришлось потрудиться, чтобы разыскать место, куда Грязнов-младший уехал отдыхать. Два капитана ФСБ чертыхались страшно, когда выяснилось, что для того, чтобы добраться до этого монастырского поселения, необходимо передвигаться на частных самолетиках с несколькими пересадками, а последний отрезок преодолевать пешком по джунглям в сопровождении проводника. Самолеты индусов очень напоминали консервные банки с впаянным в них двигателем. О кондиционерах речи не было. Каким образом эти развалюхи летали, тоже оставалось неясным.

— Может, они левитируют не с помощью законов аэродинамики, а по каким-то своим йоговским правилам? — спросил один фээсбэшник другого.

— Ладно, залезай, живы будем — не помрем. Здесь, по крайней мере, не стреляют так, как по нашим вертолетам в Чечне. А вот Ник-Ник нас точно убьет, если мы этого Фантомаса не привезем.

— Почему Фантомаса-то?

— Он же частный детектив.

— Фантомас жулик, а не детектив. Тогда уж Шерлока Холмса, что ли?

— Я смотрю, ты просто эрудит, — оборвал коллегу капитан. — Надеюсь, тебе это пригодится. Лучше воду пить не забывай, а то с этой жарой и копыта откинуть недолго.

Денис уже впал в нирвану и чувствовал себя неделимой частью вселенной. Он был и океаном, плескавшимся у его ног, и листьями деревьев в джунглях, он растворился во всем сущем, и душа его парила над землей. Мысли остановились, чувства успокоились и улеглись. Сознание было ровным, ничем не замутненным. Ничто не могло вывести его из этого состояния, кроме его собственной воли. Кроме набедренной повязки и бронзового загара, ничто не покрывало его тело, от окружающих его монахов-буддистов он отличался только высоким ростом.

Две фигуры белых людей в форме цвета хаки на территории монастыря выглядели необычно.

— Чем могу служить? — спросил их дежурный монах на входе.

— Нам нужен Грязнов. Денис Грязнов, — на ломаном английском рявкнул один из фээсбэшников, тот, что был пообразованнее и читал Конан Дойла.

— Не знаем такого, господин.

Второй фээсбэшник разъярился, схватил монаха за оранжевое одеяние и на чистом русском, сопровождаемым неформальной лексикой, а проще говоря, матом, заорал:

— Грязнов где? Говори, быстро!

Видимо, те, кто в совершенстве владел абракадабра-йогой, обладали способностью в экстренных ситуациях понимать иностранные языки. Монах послушно закивал бритой налысо головой, улыбнулся и показал дорогу на побережье океана, где в позе лотоса неподвижно сидел Денис.

— Ничего себе, чистый Маугли, — хмыкнул фээсбэшник, на этот раз-не ошибившись с литературной ассоциацией. — Эй, парень, — похлопал он по плечу Грязнова-младшего, — собирайся. В Москву поедем, на президентском самолете фактически.

Йоговский тренинг Денис прошел не зря и обращение к себе проигнорировал. Фээсбэшники переглянулись, заметили неподалеку небольшие носилки, посадили на них Грязнова прямо в позе лотоса и транспортировали в нужном направлении.

— Что-то он вяловат, ты не находишь? Того и гляди заснет.

— Ничего, главное, чтобы в Москве проснулся. Говорят, индусы от этой жары как мухи дохли, а этот, смотри, — вполне ничего себе.

— Взгляд только немного стеклянный.

Вышел из нирваны Денис только в Москве. Выглянул из иллюминатора и обнаружил за окнами родной пейзаж. Перемещения из Индии в Москву он совершенно не помнил. Фээсбэшники затолкали друг друга локтями:

— Смотри, спящая царевна оживает!

— Гляди, сияет, как медный чайник.

Денис, не глядя на них, строго сказал:

— Это бхавагата-пурана сияет… словно… солнце. Она взошла сразу после того, как Господь Кришна удалился в свою обитель. Она несет свет людям, утратившим способность видеть в непроглядной тьме невежества века.

— Что за хрень?! — Фээсбэшники посмотрели друг на друга.

— Веды.

— Чего?!

— Неподвластная времени мудрость Индии нашла свое выражение в Ведах — древних санскритских текстах, охватывающих все области человеческого знания. Настоятельно рекомендую.

Фээсбэшники пожали плечами, а Денис ступил на трап.

— Слушай, этот чудик приторможенный какой-то. Всю дорогу вроде бы с нами был, а вроде бы и отсутствовал совсем. Зачем он Ник-Нику понадобился? Он же даун форменный.

— А это уже не наше дело, но одно могу сказать наверняка: Ник-ник ничего просто так не делает.

 

Подобного ему видеть давно не приходилось. Николай Николаевич Спицын сидел в просторном кабинете на Лубянке и с недоумением разглядывал доставленного ему Грязнова-младшего. Молодой человек не проявил ни капли растерянности или испуга, которые обычно были свойственны людям куда более опытным и крепким при посещении знаменитого здания КГБ. Денис развалился в расслабленной позе в одном из кожаных кресел, проигнорировав жест генерала, приглашающий его присесть на жесткий казенный стул рядом с его рабочим столом. Одет он был в высшей степени неподобающе для этого места: шорты-бермуды, яркая цветастая гавайская рубаха, на лбу нарисована красная точка, неприлично сильный загар, картину довершали босые ноги в тапочках-вьетнамках. На лице Дениса сияла приветственная улыбка, странность которой заключалась в том, что она не была обращена ни к кому определенно. Надо же, каким индусом заделался!

Генерал неожиданно обнаружил, что он сам глупо улыбается и чуть ли не подхихикивает. Он насупился и, нахмурив брови, приступил к делу:

— Вы знаете, зачем мы вас вызвали, господин Грязнов?

— Не имею ни малейшего понятия, генерал-лейтенант. Простите, не знаю, как вас по имени-отчеству.

— Николай Николаевич Спицын, начальник отдела по борьбе с терроризмом.

— Осмелюсь предположить, Николай Николаевич, что в деле борьбы с терроризмом на необъятных просторах нашей родины возникли непредвиденные и плохо преодолимые трудности, ведь так? — спросил Грязнов-младший, слегка позевывая. — И вам для разрешения задач государственной важности требуется мой ни с чем не сравнимый интеллект.

Спицын с трудом сдержался, чтобы не заорать на наглого посетителя.

— Не зарывайтесь, Грязнов.

— Зачем я тогда вам нужен? — сказал Грязнов, с трудом подавив зевок.

— Молодой человек, — сухо сказал генерал, — я понимаю, что перепады во времени и долгий перелет на вас подействовали, но постарайтесь все-таки собраться и вникнуть в те задачи, которые вам придется решить.

— Не волнуйтесь, генерал. Я сейчас вынослив, как никогда. Слушаю вас внимательно.

— Излагаю суть дела. Похищен тележурналист Кондрашин.

— Кто это такой? — плавным голосом спросил Денис.

Спицын подумал, что Грязнов-младший намеренно провоцирует его своим вызывающим поведением, и решил не поддаваться на это юродство. Какое счастье, что он решил провести беседу с этим типом тет-а-тет в отсутствие своих подчиненных, а то от генеральского авторитета не осталось бы и следа. Николай Николаевич сухо проинформировал частного детектива:

— Леонид Кондрашин, ведущий программы «Итоги недели» на канале СТВ. Самая рейтинговая программа из информационно-аналитических передач. Кондрашину тридцать девять лет. Кроме работы над своей передачей «Итоги недели» он вел цикл «Герои нашего времени» о русских военных, сражающихся в Чечне. Четыре дня назад его похитили. Предположительно, чеченские террористы. В качестве выкупа требуют коллекцию драгоценностей стоимостью в шесть миллионов долларов. В качестве человека для передачи выкупа похитители назвали вас, господин Грязнов. Именно поэтому за вами и прислали президентский самолет. Дело чрезвычайной важности, на контроле у президента. Эй! Вы меня слышите?!

Последнее замечание было не лишним, потому что взгляд у человека в шортах и шлепанцах стал совсем уж неприлично мечтательным. Может, он там, в Индии, какой-то восточной дряни наглотался, подумал генерал.

— Слышу, — как эхо отозвался Денис, еще немного подумал и подтвердил, что это не пустые слова. — А выкуп-то надо отдавать за живого журналиста или за мертвого? Где гарантии, что после передачи выкупа мы получим Кондрашина живым и здоровым? Кстати, как этот телеведущий выглядел? Я что-то не припомню его визуального портрета.

Неужели парень не придуривается, а реально не смотрит телевизор и не знает, как выглядит Кондрашин?

— Вот фотография Леонида. Сделана в прошлом месяце.

Грязнов мельком глянул на карточку, встал с кресла, но шлепанцы не надел, а стал босиком расхаживать по кабинету генерала. Потом хмыкнул и сказал:

— Так если его продержать пару-тройку дней в подвале каком-нибудь, да ухо еще, например, отрезать, грязью лицо как следует замазать, вряд ли его родная мать узнает.

Генерал напрягся:

— Откуда вы знаете про ухо?

— Какое ухо?

— Кондрашина, разумеется.

— Ничего я не знаю про кондрашинское ухо, а также про его нос, зубы и прочие части тела. Мне он и его карма глубоко безразличны.

— Денис Андреевич, пожалуйста, будьте серьезны, вы должны понимать, что вас выбрали не случайно. Но может быть, вы догадываетесь почему?

Денис снова, в который уже раз, посмотрел сквозь генерала. Спицыну от этого взгляда стало не по себе.

— Не имею ни малейшего понятия. Последние несколько недель я был занят исключительно самосовершенствованием и постижением канонов абракадабра-йоги на берегу Индийского океана. А что вас так ухо взволновало?

— Похитители прислали отрезанное ухо журналиста.

— Это действительно его ухо?

— Да, его опознали по характерной родинке на мочке.

— Кто опознал?

— Родные и близкие журналиста. И группа крови совпала.

Денис помолчал минуту, потом высказался с глубокомысленным видом:

— Видно, дело зашло далеко.

Спицын кивнул.

— Значит, шансов получить журналиста живым с каждым часом все меньше И меньше.

— Наконец-то вы поняли серьезность ситуации.

— Что от меня требуется? — спросил Грязнов-младший.

— На данный момент мы вынуждены соглашаться на все требования похитителей. Вам нужно срочно выехать в Ростов-на-Дону, поселиться в гостинице и ждать, когда террористы выйдут с вами на связь.

— А почему вы похитителей террористами называете?

— Согласно одной из версий, в деле прослеживается «чеченский след», к тому же данный инцидент снова ставит под сомнение мирное урегулирование чеченской проблемы.

Очередная минутная пауза ознаменовалась рождением следующей реплики:

— Генерал, вы ведь не верите ни в каких террористов, не правда ли?

Спицын взглянул на собеседника: похоже, в этом клоуне что-то есть. Все-таки перед ним сидел не паясничающий курортник в пляжных тапочках, а профессионал. Вот только едва ли полностью сконцентрированный на решении стоящей перед ним задачи; надо парней как-то мобилизовать, подстегнуть. Действительно, сказки про террористов можно было рассказывать только обывателем. Ник-Ник ответил:

— Да, у меня есть серьезные сомнения в том, что Кондрашина похитили боевики. Единственное, что показывает на чеченцев, — это место похищения — гостиница в Грозном. Все остальное нетипично. Для любых злоумышленников может быть выгодно использовать неразбериху военного времени, чтобы под шумок обтяпывать свои аферы.

Денис кивнул и стал изучать потолок.

Спицын уже привык к этой его размеренности и медитативности. Интересно, парень всегда таким был или это последствия индийского отдыха?

— Итак, я приезжаю в Ростов и жду сигнала от похитителей. Драгоценности для выкупа мне самому в Ростов везти или мне их передадут позже?

— До Ростова вы будете под охраной…

— Вы имели в виду, что чемодан с драгоценными камнями будет под охраной…, — вкрадчиво заметил Грязнов-младший.

Черт, этот йог доморощенный словно мысли читает. Конечно, в первую очередь всех беспокоит сохранность коллекции. Генерал продолжил:

— В Ростове, по требованиям похитителей, вы должны быть один и без оружия, иначе Кондрашина сразу убьют.

— Мне можно будет воспользоваться поддержкой своих сотрудников?

— К сожалению, это абсолютно невыполнимо. Похитители продемонстрировали детальное знание вашей биографии. Наверняка они знают в лицо всех ваших сотрудников. Вам придется импровизировать по ходу дела. Главная задача — убедиться, что Кондрашин жив, прежде чем передать чемодан с камнями.

— М-да, похоже на съемки фильма «Миссия невыполнима». На незнакомой территории, одному, без поддержки. Задача очень сложная. К тому же нет никаких гарантий, что Кондрашин все еще жив.

— Общественность требует, чтобы было сделано все возможное для освобождения народного любимца.

— Что общественность требует, оно понятно, но я ведь не Джеймс Бонд, да и не кино это. Кстати, а почему выкуп такой идиотский? Камни какие-то драгоценные. Деньги все-таки как-то надежнее. Есть механизмы, как их отмыть. Полежат несколько лет в соответствующих банках, походят в обороте разных стран и отмоются. А с камнями что делать? Распиливать их только. Ценность сразу в несколько раз падает.

— В этом деле вообще много вопросов. Денис, вам знакомо имя Анастасии Чегодаевой? И ее мужа Степана Чегодаева?

— Фамилия вроде бы знакомая. Артисты какие-нибудь?

— Степан Петрович Чегодаев — один из самых влиятельных олигархов в нашей стране, неужели вы этого не знаете?

— Не припомню что-то. Гусинского помню, Ходорковского… Или их всех уже равноудалили?

— Денис, вы сколько времени пробыли в Индии?

— Это смотря какое время считать. Если объективное, внешнее, то не больше шести недель. Если субъективное, внутреннее, то несколько лет.

— Похоже, что и объективно вы несколько лет связь с реальностью не поддерживали, — пробурчал себе под нос генерал. — Вы тут почитайте пока материалы дела, может, мысли какие-то придут свежие. А мы пока подготовим вам костюм, более подходящий к случаю.

— С превеликим удовольствием. Если можно, минералки холодненькой плесните в стаканчик.

Генерал, сцепив зубы, выскочил из кабинета. Его секретарша принесла Денису охлажденного боржоми, и Грязнов-младший углубился в чтение толстой папки, содержавшей все по кондрашинскому случаю. Спицын мог наблюдать, как себя ведет детектив, через видеокамеру, вмонтированную в потолок кабинета. Странный сыщик взял папку и стал читать, прихлебывая минералку. Расслабленное выражение лица его изменилось и приобрело более концентрированные черты. Профессиональное чутье подсказывало Спицыну, что Грязнов, несмотря на всю свою экстравагантность, не состоит в связи с похитителями и действительно практически ничего не знает о деле. Тогда тем более странно, откуда о нем так осведомлены террористы. Николай Николаевич решил, что наблюдение за Денисом в данный момент уже ничего не даст, и снова вошел в кабинет.

— Какие есть соображения?

— В высшей степени запутанное дело. Больше похоже на семейную вендетту, а не на акцию чеченских сепаратистов. И красавица эта весьма подозрительна, Анастасия Вереницына-Чегодаева.

— Вы проницательны.

— Такая работа, — развел руками Денис, на каковой жест ему понадобилось секунд десять. — Ладно, я готов действовать, пока этому типу второе ухо не отпилили.

— Тогда у меня к вам еще одна просьба, — сказал генерал. Переоденьтесь, ради бога.

 

Денис вошел в люксовый номер «Аксиньи» — самой шикарной гостиницы славного города Ростов-на-Дону. О кондиционерах и горячей воде здесь, похоже, давно уже не слыхивали, поэтому пришлось залезть в холодный душ. На кафельном полу задумчиво шевелил усами таракан. Что ж, все мы твари божьи, не стоит раздражаться из-за таких мелочей, да в общем-то после индийского тренинга это и в голову не придет. Грязнов-младший вышел из душа и решил смягчить напряженность ожидания медитацией. Он сел в банальную позу лотоса посреди гостиничного номера и постарался настроиться на предстоящую операцию. Его не покидала уверенность, что высшие силы помогут в нужный момент и он со всем справится, несмотря на кажущуюся невыполнимость поставленной задачи. Закончив медитировать, Денис поставил перед собой портрет Кондрашина и попытался представить его в менее презентабельном виде — со сбитым набок галстуком от Армани, модной рубашкой, потерявшей свежесть, трехдневной щетиной и прочими признаками пребывания в руках похитителей. Пять ростовских звезд не предполагали обычных удобств, зато в номере была видеодвойка. Денис достал кассету с записью последних до похищения передач Кондрашина и стал внимательно смотреть. Все-таки ему скоро предстоит в считанные секунды определить, показывают ему настоящего Кондрашина или его двойника.

Телеэкран часто меняет людей или, если быть точным, часто проявляет в них какие-то качества, на которые в обычной жизни легко не обратить внимания. Денис много раз замечал, что девушки, абсолютные красавицы в жизни, оказываются на телеэкране неуклюжими толстухами. Вальяжные мачо кажутся обыкновенными уголовниками. Людей невысокого роста оператор может снять так, что они будут выглядеть чемпионами по баскетболу. Нужно не концентрироваться сейчас на экранном обаянии Кондрашина, а запомнить его особые индивидуальные приметы. Скорее всего, весь телевизионный лоск с журналиста к моменту их с Денисом встречи сойдет окончательно. Тут сыщику пришла в голову мысль об отрезанном ухе. К сожалению, его незавершенного да к тому же основательно подзабытого медицинского образования не хватало для того, чтобы точно вспомнить, насколько опасна жизнь с ампутированным ухом, какова обычная интенсивность кровотечения и сколько есть времени у медиков, чтобы спасти пациента. Остается надеяться, что похитители действительно заинтересованы в этих камушках и им необходимо поддерживать иллюзию того, что журналист жив. Мрачные мысли полезли Денису в голову, и он опять принялся медитировать, вспоминая шуршание прибрежных волн Индийского океана. Денис вспомнил, как по утрам по крыше его хижины стучали ветви деревьев, звук был странным — что-то среднее между стуком и поскребыванием в дверь. Да, именно от этого звука он просыпался на рассвете…

Хм. Это ведь правда кто-то скребется в дверь его номера. Денис поднялся на ноги и открыл дверь. На полу лежал мобильный телефон устаревшей модели, здоровенная такая штуковина. В Москве с таким из дома не выйдешь — засмеют. Денис бросил взгляд в коридор — ни души, вышел из номера, живо пробежался до выхода на лестницу — никого. Что ж, один — ноль в их пользу. Взяв мобильник, Денис устроился в кресле рядом с окном. Долго ждать не пришлось, звонок раздался через несколько минут.

— Грязнов слушает.

— Значит, так, дорогой, — в трубке послышался грубый мужской голос с заметным кавказским акцентом. — Бери чемоданчик с камушками, выходи из гостиницы и садись на троллейбус номер пять. Если за тобой будет хвост — сделка отменяется.

И тут же раздались гудки. Видно, на том конце провода не слишком интересовалась, что по поводу этих инструкций думает сам детектив. Денис захватил кейс с драгоценностями, накинул легкий льняной пиджак — скорее по привычке, ведь летом главной функцией пиджака было прикрывать наплечную кобуру с оружием. Не ощутив привычной тяжести на теле, Грязнов-младший почувствовал себя неуютно и уязвимо. Ладно, прорвемся! Он быстрым шагом вышел из гостиницы. Нужный троллейбус словно поджидал его. Салон был не то чтобы переполнен людьми, но и не пустовал. Денис попытался внимательно всмотреться в лица пассажиров, но скоро бросил это занятие. Пара пенсионеров с корзинками яблок, толстая тетка предпенсионного возраста с пацаном дошкольного возраста, красивая молодая казачка с толстой косой. Мало кто из них был похож на пособника террористов, и в то же время любой мог таковым оказаться. Денис пощупал кейс. Чемоданчик был ужасно неудобным. Внешне он напоминал дорожный кейс, который используют для перевозки косметики богатые дамочки. Впрочем, Анастасия Чегодаева именно такой и была. Может быть, они просто не успели упаковать камушки в какой-нибудь нейтральный дипломат. Но вот с этим дамским косметическим кейсом в стильном летнем пиджаке Денис среди суровых провинциалов выглядел бы слишком вызывающе. Еще поднимет на смех какой-нибудь местный бездельник и привлечет к нему совершенно лишнее внимание. Это будет не в тему. Чтобы избежать недоразумений, Денис обернул чемоданчик с камушками в обычный полиэтиленовый пакет. Теперь со стороны можно было подумать, что парень едет к девушке на свидание или просто на вечеринку, а в пакете у него выпивка и закуска.

Мобильник опять затрезвонил. Тот же голос прогавкал в трубку:

— Выходи прямо сейчас и заходи в закусочную «Огонек». Возьми пива и жди дальнейших указаний.

Забегаловка оказалась местом, где тусовались по преимуществу водители такси. Здесь Денис выглядел неуместно даже с закамуфлированным дамским кейсом. Он изобразил из себя рубаху-парня и, протолкавшись к прилавку, спросил буфетчицу:

— Пиво холодненькое есть? Умираю от жажды.

Девица улыбнулась, в кои-то веки увидев приличного посетителя, и вполне любезно пролепетала:

— Вам «Клинское» или «Балтику»?

Не успев отхлебнуть ни глотка, Денис снова схватился за трезвонивший мобильник.

— Лови тачку и езжай в аэропорт. Быстро. Где-нибудь застрянешь — сделка сорвется.

Денис почувствовал, что начинает злиться. Тогда он решил демонстративно допить пиво, расплатился, вышел на стоянку машин и спросил:

— Мужики, кто в аэропорт меня отвезет?

— Оплатишь дорогу в оба конца, — хмуро ответил водила.

— Сколько?

— Тысячу, — решил всласть поторговаться таксист.

— Хорошо, только в аэропорту меня подождешь минут пятнадцать — двадцать. Может, обратно в город надо будет срочно поехать.

Мужик, которому поломали весь кайф от торга, мрачно сел за руль и почти сразу выдал километров сто.

— Эй, командир, у вас разве за такое не штрафуют? — удивился Денис.

— Не дрейфь, у нас с гаишниками все схвачено.

Мобильник опять зазвонил:

— Притормозите у рынка. Походи там, фруктов каких-нибудь себе купи.

— Подождите, плохо слышно, я сейчас из машины выйду… — Грязнов стал тянуть время, делая знаки таксисту, чтобы остановился.

Выйдя из машины и отойдя чуть в сторону, он заорал в трубку:

— Что вы там еще придумываете? Что, до сих пор не разглядели, есть у меня на хвосте кто-то или нет? Куда я с этим чемоданом на ваш жульнический рынок попрусь? Соображаете хоть что-нибудь?

— На рынок иди, дорогой. Покупки сделай какие-нибудь. Фрукты тут хорошие, — невозмутимо сказал все тот же голос. Акцент был сильным. Или даже очень сильным. Возможно, его специально имитировали.

Денис с раннего детства ненавидел толкание в очередях, тем более на рынке. Проходя по торговым рядам, ломившимся от изобилия фруктов, парного мяса и всякой всячины, огрызаясь на зазывания торговцев, Грязнов-младший окончательно понял, что на данный момент считает загадочных похитителей своими личными врагами. Отрезали они ухо тележурналисту или не отрезали, ему было по большому счету наплевать, а то, что они так по-идиотски издеваются над ним, директором не самого хилого в столице детективного агентства, его достало. Ну ладно, вот выйдем на открытое пространство, он им покажет. Где же тут очереди найти? Вроде бы рыночная экономика уже все по местам расставила. Ага, вон у хозяйственного киоска выстроился хвост из тетенек средних лет. Денис включил свое обаяние и подлетел к очереди:

— Милые дамы, что за ажиотаж? Что дают?

— «Тайд» с «Ферм», с эффектом для особой белизны. На пять рублей дешевле, чем обычно. Киоск закрывают, распродают остатки.

— И что, правда особая белизна получается?

— А как же, милок, у нас в доме эту рекламу снимали. Так мы все и стали энтим «тайдом» пользоваться. Ну никакего кипячения, чесс-ное слово, — стала его просвещать в тонкостях ведения домашнего хозяйства одна из теток.

— А знаете, что я слышал? — поделился Денис. — У нас в стране орудует новая банда мошенников. Они ездят по городам России, находят доверчивых женщин и под видом рекламы «Тайда» заставляют их две недели стирать чужое белое белье!

Женщины ошеломленно раскрыли рты, да так и застыли, пока Денис сам не засмеялся своей шутке.

— Да что ты с ним разговариваешь, жениться ему надо, а не порошок покупать. Разве ж это дело, чтобы такой франт сам себе рубашки стирал?

— Да это ж командировочный! Он нашим девкам только голову задурит, слов всяких наговорит, дела свои сделает и смотает обратно.

— Откуда ты, хлопчик?

— С Москвы, мамаша, — скромно, потупился Денис.

— Ну так и пусть с собой невесту забирает, — предложила одна.

Тетки так увлеклись сватаньем Дениса, что позабыли на какое-то время о стиральном порошке по сходной цене. Молодой человек сел на лавочку и внимательно слушал местных женщин. Конечно, с одной стороны, привлекать столь пристальное внимание к своей персоне было неумно, но, с другой стороны, в такой позиции он мог изобразить «толкание в очереди» и внимательно контролировать взглядом достаточно большое пространство рынка. Спина оставалась незащищенной, но Денис был уверен, что йоговские тренировки дали ему возможность видеть внутренним зрением и то, что происходит за его спиной. Он действительно почувствовал, что сзади кто-то есть, но этот кто-то не имеет по отношению к нему никаких злобных намерений. Тихо прошуршали ветви деревьев, и снова все стихло.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.