Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

КНИГА ПЯТАЯ ИВ И АЛЕКСАНДРА 1950-1975 ГОДЫ 4 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

– Мне придется сегодня же вернуться в Нью-Йорк, – объяснил Меллис. – Куда тебе позвонить?

– Я только что переехала, – поспешно ответила Ив. – Телефон пока не включили. Оставь свой номер.

– Обязательно, любимая, – улыбнулся Меллис. – Тебе ведь было хорошо вчера ночью?

Ив была не в силах поверить ушам.

– Я многому могу научить тебя, Ив, – прошептал он. Ив еще раз мысленно поклялась, что Джордж в свою очередь получит урок. Вернувшись домой, она сразу же позвонила Дороти Холлистер. В таком городе, как Нью-Йорк, где бесчисленное множество ненасытных представителей прессы выискивают все подробности о жизни сильных мира сего, Дороти была неистощимым источником информации. Когда-то она была замужем за человеком, занимающим заметное место в обществе, и когда он бросил Дороти из-за двадцатилетней секретарши, разведенной женщине пришлось волей-неволей зарабатывать себе на жизнь. Она нашла занятие, лучше всего соответствующее ее способностям, – стала репортером светской хроники.

Дороти хорошо знала среду, в которой вращалась столько лет, и, поскольку люди доверяли ей и ничего не утаивали, всегда была в курсе всех событий.

Именно Дороти, и никто иной, могла рассказать правду о Джордже Меллисе. Ив пригласила ее на ленч в “Ла Пиремид”. Дороти, тяжеловесная женщина с чувственным лицом, крашеными рыжими волосами, громким хриплым голосом и резким смехом, увешанная бижутерией, как витрина галантерейной лавченки, тяжело плюхнулась на стул.

Сделав заказ, Ив, как бы между делом, сказала:

– На прошлой неделе я была на Багамах. Как там хорошо!

– Знаю, – кивнула Дороти Холлистер. – У меня есть список гостей Ниты Людвиг. Весело было? Ив пожала плечами:

– Повидалась со старыми знакомыми. Встретила интересного человека. Как его звали… Она задумчиво наморщила лоб:

– Джордж – как его… Миллер, по-моему. Грек. Дороти Холлистер громко, на всю комнату, захохотала:

– Меллис, милочка. Джордж Меллис.

– Совершенно верно, Меллис. Ты его знаешь?

– Видела несколько раз. Потрясающий мужчина. У меня просто слюнки текли!

– Что тебе о нем известно, Дороти?

Дороти огляделась, наклонилась поближе к Ив.

– Никто этого не знает, так что не распространяйся, хорошо?

Джордж – паршивая овца в семье Меллисов. Они ведь все ужасно богаты. Джордж должен был стать во главе семейного дела, но он то и дело попадал в неприятные истории с девочками, мальчишками и даже козами. Пришлось вмешаться полиции, и наконец отцу и братьям так все это надоело, что они избавились от него и постарались убрать из страны.

Ив внимательно слушала, стараясь не пропустить ни слова.

Оставили бедняжку без единой драхмы, и теперь ему приходится зарабатывать на жизнь. Так вот почему он украл колье!

– Конечно, о деньгах Джордж не беспокоится. Еще бы, с такой внешностью! Женится на богатой наследнице. Интересуешься, милочка?

– Не очень, – покачала головой Ив.

На самом деле она была более чем заинтересована. Возможно, Джордж Меллис именно то, что ей так нужно. Ключ к сундуку с золотом.

На следующее утро Ив позвонила в брокерскую фирму, где работал Меллис. Он сразу же узнал ее голос:

– Я чуть с ума не сошел, пока дождался твоего звонка, Ив. Мы сегодня ужинаем и…

– Нет. Ленч завтра.

Джордж удивленно замолчал и, поколебавшись, согласился:

– Хорошо. У меня, правда, встреча с клиентом, но могу отложить.

Ив ни на секунду не поверила, что клиент Джорджа – мужчина.

– Приходи ко мне, – предложила она и продиктовала адрес. – В половине первого.

– Обязательно!

В голосе Меллиса слышались самодовольные нотки. Он не подозревал, какой сюрприз его ожидает.

Джордж опоздал на полчаса, но Ив уже поняла, что в его привычках вести себя подобным образом. Это не было намеренной грубостью, просто безразличием к людям, глубоким убеждением, что все обязаны ждать его, угождать, служить, пресмыкаться. При такой внешности и безмерном обаянии весь мир лежал у его ног. Мешало одно: Джордж не имел денег. Именно в этом было его уязвимое место.

Войдя в комнату, он огляделся, оценивая обстановку:

– Очень мило.

И направился к Ив, протягивая руки.

– Я думал о тебе каждую минуту. Но она уклонилась от объятий:

– Подожди. Мне нужно кое-что сказать тебе, Джордж. Черные глаза подозрительно сощурились.

– Поговорим потом.

– Нет сейчас, – медленно, отчетливо произнося каждое слово, начала Ив:

– Если еще раз попытаешься проделать со мной нечто подобное, я тебя убью.

Губы Джорджа скривились в полуулыбке:

– Это что, шутка?

– Ошибаешься. Вполне серьезно. У меня к тебе деловое предложение.

Джордж недоуменно поднял брови:

– Ты позвала меня сюда, чтобы обсуждать дела?

– Да. Не знаю, сколько ты зарабатываешь на том, что заговариваешь зубы глупым старухам и уговариваешь скупать акции и облигации, но уверена, не весьма много.

– Ты что, с ума сошла? – прошипел Джордж, едва сдерживаясь. – Моя семья…

– Твоя семья богата, у тебя – ни гроша. Моя семья купается в золоте, а мне жить не на что. Мы с тобой в одной дырявой лодке, дорогой. Только я знаю способ превратить ее в яхту.

Она замолчала, наблюдая, как злоба сменилась любопытством.

– О чем ты толкуешь?

– Все очень просто. Меня лишили наследства. Огромного. Все достанется моей сестре Александре.

– Какое отношение это имеет ко мне?

– Женись на ней и деньги будут твоими. Нашими.

– Сожалею, но я никогда не был создан для брачных уз.

– Видишь ли, – заверила Ив, – дело в том, что семейная жизнь продлится недолго. С моей сестрицей почему-то все время происходят несчастные случаи!

 

Глава 27

 

Рекламное агентство “Беркли и Мэтьюз” считалось жемчужиной в короне агентств, украшающих Мэдисон Авеню. Доходы фирмы превышали совместные прибыли двух конкурентов, в основном благодаря тому, что главными клиентами “Беркли и Мэтьюз” были “Крюгер-Брент Лимитед” и ее многочисленные филиалы. Над заказами “Крюгер-Брент” трудилось более семидесяти пяти служащих, составителей рекламных объявлений, фотографов, граверов, художников и специалистов по работе с прессой. Неудивительно, что, когда Кейт Блэкуэлл позвонила Аарону Беркли и спросила, не может ли он найти место для ее внучки Александры, тот немедленно заявил, что сделает все возможное. Пожелай Кейт, он, возможно, назначил бы Александру президентом агентства. Но та объяснила, что внучка хочет стать составителем рекламных объявлений, и Беркли заверил, что у него как раз есть вакансия и Александра может начать, когда пожелает.

В следующий понедельник Александра вышла на работу. Очень немногие рекламные агентства с Мэдисон Авеню действительно находятся на этой улице, однако фирма “Беркли и Мэтьюз” все же владела большим современным зданием на углу Мэдисон и Пятьдесят седьмой улицы. Агентство занимало восемь этажей и сдавало остальные в аренду. Чтобы не платить лишних денег, Аарон Беркли и его партнер Норман Мэтьюз решили, что Александра Блэкуэлл заменит молодую составительницу рекламных объявлений, принятую на работу всего полгода назад. Новость мгновенно распространилась по всем этажам. Когда служащие узнали, что хорошего работника уволили в угоду выгодному клиенту, негодованию не было предела. Никто в глаза не видел Александру, но все были уверены, что богатую стерву, скорее всего, прислали шпионить и доносить начальству.

Когда девушка пришла на работу, ее тут же проводили в большой кабинет Аарона Беркли. Оба компаньона уже были там и почтительно приветствовали Александру. Мужчины были совершенно не похожи друг на друга: Беркли, – высокий, худой, с гривой седых волос, Мэтьюз – маленький, кругленький и совершенно лысый. Блестящие специалисты рекламного дела, они в повседневной жизни были совершенными самодурами, обращавшимися со своими служащими, как с последними рабами, а те сносили подобное отношение только потому, что человека, который мог работать в фирме “Беркли и Мэтьюз”, без слов принимали в любое рекламное агентство мира. Лучшую школу трудно было найти.

В кабинете находился также Льюкас Пинкертон, вице-президент фирмы, вечно улыбающийся человек с подобострастными манерами и холодными глазами. Пинкертон был моложе старших партнеров, но возмещал разницу в возрасте еще большей жестокостью по отношению к подчиненным.

Аарон Беркли усадил Александру в самое удобное кресло:

– Может, принести чаю, мисс Блэкуэлл? Или кофе?

– Спасибо, я не хочу пить.

– Итак, вы решили стать составителем рекламных объявлений.

– Я очень благодарна вам за то, что предоставили мне такую возможность, мистер Беркли. Конечно, мне еще многому нужно учиться, но постараюсь работать как можно больше.

– В этом нет необходимости, – поспешно заверил Норман Мэтьюз, но тут же, опомнившись, кивнул:

– То есть… Нашему делу нельзя быстро научиться. Не стоит торопиться, времени сколько угодно.

– Уверен, вам здесь будет хорошо, – добавил Аарон Беркли. – У нас работают лучшие люди во всем рекламном бизнесе.

Ровно через час Александра решила, что ее сослуживцы, возможно, блестящие работники, но далеко не самые дружелюбные. Льюкас Пинкертон лично провел ее по этажам и познакомил с коллегами, но девушку повсюду ждал ледяной прием. Люди коротко здоровались и тут же отходили. Александра чувствовала общую неприязнь, но не могла понять ее причины. Пинкертон проводил Александру в конференц-зал, где стелился сизый туман табачного дыма. У стены стоял стеклянный шкаф, где были выставлены награды, полученные фирмой за лучшую рекламу.

Вокруг большого стола сидели женщина и двое мужчин, куривших одну сигарету за другой. Женщина, маленькая и рыхлая, с волосами цвета ржавчины, что-то объясняла собеседникам, довольно молодым людям, бледным и чем-то встревоженным.

– Вот ваши коллеги, – представил Пинкертон, – творческая группа, с которой вы будете работать. Элис Коппел, Вэнс Барнс и Марти Бергаймер. А это мисс Блэкуэлл.

Все трое уставились на Александру.

– Ну, что ж, оставляю вас, познакомьтесь поближе! – объявил Пинкертон и обратился к Вэнсу Барнсу:

– Надеюсь, реклама новых духов к завтрашнему дню будет у меня на столе! Проследите, чтобы у мисс Блэкуэлл было все необходимое.

И с этими словами повернулся и направился к двери.

– А что вам необходимо? – вежливо осведомился Барнс. Вопрос застал Александру врасплох.

– Я… в общем, хочу только изучить рекламное дело.

– Вы попали именно туда, куда нужно! – мило улыбнулась Элис Коппел. – Мы просто умираем от желания поиграть в учителей.

– Заткнись! – прошипел Марти.

– Я чем-то обидела вас? – недоуменно спросила Александра.

– Ничем, мисс Блэкуэлл, – быстро ответил Марти. – Просто дел много. Сейчас проводится рекламная кампания новых духов, но пока ни мистер Беркли, ни мистер Мэтьюз не в восторге от того, что мы предлагаем.

– Постараюсь не очень мешать, – пообещала Александра.

– Вот и прекрасно! – вставила Элис Коппел.

Остаток дня прошел не лучше. Лица служащих были мрачны: одну из них уволили из-за избалованной стервы, и нужно было во что бы то ни стало отплатить ей.

К вечеру в маленький кабинет, где сидела Александра, зашли Беркли и Мэтьюз, чтобы убедиться, все ли в порядке. Их приход не остался незамеченным остальными служащими.

Все в агентстве звали друг друга по имени. Только к Александре обращались “мисс Блэкуэлл”.

– Александра, – поправляла она.

– Да-да, конечно!

И снова звали ее только по фамилии.

Александра горела желанием учиться, чтобы помочь коллегам. Она посещала все совещания, где составители рекламных объявлений обменивались идеями, наблюдала за работой дизайнеров, слушала, как Льюкас Пинкертон двумя уничтожающими фразами расправляется с принесенным на его суд текстом. Александра считала его злобным мстительным человеком и жалела составителей объявлений, вынужденных его терпеть. Она переходила с этажа на этаж, заглядывала на совещания начальников отделений, интересовалась, как проходят встречи с клиентами, фотосеансы, какие намечаются новые направления, молчала, слушала и училась. В конце первой недели девушка чувствовала себя так, словно пробыла здесь несколько месяцев. Каждый вечер Александра возвращалась домой, еле волоча ноги, не столько от физической усталости, сколько от напряженной атмосферы, создаваемой, казалось, исключительно ее присутствием.

Когда Кейт спрашивала, как идут дела, Александра неизменно отвечала:

– Прекрасно, бабушка. Очень интересная работа.

– Уверена, ты справишься, Алекс. И помни, если возникнут какие-то проблемы, обратись к мистеру Беркли или мистеру Мэтьюзу.

Именно этого Александра и не собиралась делать. В следующий понедельник она явилась на работу с твердым намерением сломать стену отчуждения, непонятно почему возникшую между ней и остальными сослуживцами.

Ежедневно утром и после обеда все делали перерыв, пили кофе и обменивались новостями:

–…Слышали, что случилось в “Нэшнл Мидис”? Какой-то кретин решил объявить на весь мир, что год у них был успешным, и велел напечатать финансовый отчет в “Нью-Йорк Тайме” красной краской. Все подумали, что “Нэшнл” обанкротилась!

–…Помните рекламу авиакомпании “Бесплатные билеты для жен бизнесменов”? Все шло прекрасно, пока представитель фирмы не разослал благодарственные письма женщинам, и тут одна за другой посыпались жалобы: дамы желали знать, с кем летали их мужья. Они…

Вошла Александра, и разговор мгновенно оборвался.

– Принести вам кофе, мисс Блэкуэлл?

– Спасибо, сама возьму.

Пока Александра наливала кофе из автомата, ни один человек не раскрыл рта. Как только она вышла, беседа возобновилась.

– Знаете, в какую лужу села “Ньюз Соуп”? Их модель с ангельским личиком оказалась порнозвездой… В полдень Александра подошла к Элис Коппел:

– Если вы свободны, можно бы пойти пообедать вместе.

– Простите, у меня свидание. Александра взглянула на Вэнса Барнса.

– У меня тоже.

– А я страшно занят, – добавил Марти.

Александра так расстроилась, что не смогла есть. С ней обращались, как с отверженной, и неудивительно, что в конце концов она разозлилась. Но сдаваться не собиралась. Нужно найти способ покончить с этим, дать понять, что, несмотря на богатство и имя Блэкуэлл, она такая же, как они. Александра сидела на совещаниях, слушала, как Беркли и Пинкертон хамят подчиненным, которые виноваты только в том, что честно пытались выполнить порученное дело, и искренне сочувствовала беднягам, но те вовсе не нуждались в ее сочувствии и в ней самой.

Через три дня Александра вновь отважилась подойти к Элис Коппел:

– Здесь недалеко есть потрясающий итальянский ресторанчик.

– Не выношу итальянской кухни. Александра обернулась к Вэнсу.

– Я на диете.

– А вы, Марти?

– Я собираюсь в китайский ресторан.

Кровь бросилась в лицо девушки. Боятся, как бы их не увидели вместе с ней? Ну и черт с ними! Она сделала все, что могла, из кожи лезла, чтобы подружиться с этими людьми, и каждый раз получала по носу. Зря она вообще пришла сюда. Придется найти другую работу, в такой компании, которая не имела бы отношения к бабушке. В конце концов она уволится. Но прежде такое сотворит, что они век будут помнить!

В четверг в час дня, когда все, кроме телефонистки на коммутаторе, отправились обедать, Александра осталась. Она еще раньше заметила, что в кабинетах администрации стояли переговорные устройства, так что, если кто-то хотел вызвать подчиненного, достаточно было только нажать кнопку, под которой помещалась карточка с соответствующей фамилией.

Александра поочередно проскользнула в опустевшие кабинеты Беркли, Мэтьюза и Пинкертона, и целый час усердно трудилась, меняя местами карточки.

Вернувшись с обеда, Льюкас Пинкертон нажал клавишу, под которой стояло имя старшего составителя рекламных объявлений, и пролаял:

– Подними свой зад, лодырь, и давай живо сюда! Последовало ошеломленное мычание, затем послышался голос Нормана Мэтьюза:

– Что вы сказали?

Пинкертон в ужасе уставился на селектор:

– Мистер Мэтьюз, это вы?..

– Вот именно, черт бы вас взял. Поднимите-ка лучше свою грязную задницу и марш ко мне! Немедленно!

Чуть позже один из авторов тоже нажал клавишу и приказал:

– Возьми у меня объявление и отнеси вниз, да побыстрее!

– Вы что там, спятили?! – заревел Аарон Беркли. И тут начался настоящий ад. Только к концу дня удалось исправить все, что натворила Александра, и это были лучшие часы в жизни служащих “Беркли и Мэтьюз” с тех пор, как они начали работать в этой фирме. При каждом новом скандале все только что не плясали от радости. Начальству то и дело звонили, требуя сбегать за сигаретами, принести кофе и даже починить сломанный туалет.

Беркли, Мэтьюз и Пинкертон перевернули все вверх дном, пытаясь отыскать злоумышленника, но никто ничего не знал.

Только один человек мог бы выдать Александру – Фрэд, телефонистка на коммутаторе, но она ненавидела хозяев еще больше, чем девушку, поэтому тоже объяснила, что не видела ни души.

Только ночью, лежа в постели с Вэнсом Барнсом, она рассказала о случившемся. Вэнс даже подскочил:

– Девчонка Блэкуэлл?! Будь я проклят! Когда Александра наутро вошла в кабинет, там уже сидела вся троица. Они молча уставились на девушку.

– Что-то случилось? – встревожилась Александра.

– Нет-нет, Алекс, – поспешно заверила Элис Коппел. – Мы с мальчиками подумали, что неплохо бы нам вместе пообедать. Тут рядом потрясающий ресторанчик…

 

Глава 28

 

С самого детства Ив Блэкуэлл сознавала, что обладает странным могуществом – умением всего добиваться от людей. Прежде это было всего-навсего игрой, но теперь будущее зависит от успеха задуманного дела.

С ней поступили жестоко, выбросили из дома, лишили принадлежащего по праву огромного наследства. А все мстительная старуха и завистливая сестрица. Ничего, они еще заплатят за все, что сделали с Ив, и сама мысль об этом доставляла наслаждение, близкое к оргазму. Их судьбы теперь в ее руках!

Ив долго и тщательно составляла план, не упуская ни малейшей подробности. Самым трудным оказалось уговорить Джорджа Меллиса.

– Черт возьми, это слишком опасно. Мне только тюрьмы недоставало! Я и так могу заполучить любые деньги, если понадобится!

– Как? – презрительно бросила Ив. – Обслужишь сотню старых скучающих баб? Желаешь провести подобным образом остаток жизни? Что будет, когда ты потолстеешь, а под глазами появятся мешки? Нет, Джордж, такой возможности тебе больше не представится! Лучше слушайся меня, и мы станем владельцами самого огромного концерна в мире.

– Откуда ты знаешь, что все удастся?

– Потому что никто лучше меня не знает моих милых родственниц! Поверь, мы не можем не выиграть!

Ив говорила с уверенностью, которой на самом деле не чувствовала. Она знала, что сможет сыграть предназначенную ей роль, но боялась за Меллиса. На него нельзя было положиться, и кроме того, Ив беспокоили его садистские наклонности. Права на ошибку они не имели. Один неверный шаг – и все пропало!

– Решайся, – повторила Ив. – Ты со мной или нет? Джордж долго изучал девушку, потом кивнул:

– С тобой.

Придвинувшись ближе, погладил плечи Ив.

– Хочу с тобой… и в тебя, – хрипло прошептал он.

Ив почувствовала, как по телу прошла дрожь возбуждения:

– Хорошо, – кивнула она, – только на этот раз все будет по-моему.

Они оказались в постели. Ив против собственной воли залюбовалась загорелым мускулистым телом Меллиса. Он был самым великолепным животным, виденным ею когда-либо. И самым опасным. Но это только добавляло остроты в серую повседневную жизнь. Правда, теперь в руках у Ив было надежное средство для укрощения Меллиса. Она нежно покусывала его, целовала, ласкала, медленно спускаясь все ниже, поглаживая, возбуждая легкими прикосновениями.

– Возьми меня, – прошептала она.

– Повернись на живот!

– Нет! Сделаешь, как хочу!

– Но я ничего не почувствую!

– Знаю! Ты, конечно, предпочел бы мальчишку с тугим задом, не так ли, милый? Только я женщина! Иди ко мне. Джордж с силой придавил Ив к постели, раздвинул ей ноги.

– Но я так не могу, Ив, я не кончу, – пробормотал он.

– Мне все равно, солнышко, – засмеялась она, – главное, чтобы мне было хорошо!

Бедра Ив задрожали, встречая каждый толчок; она закрыла глаза, ощущая, как Джордж все глубже и глубже проникает в нее. Оргазм следовал за оргазмом. Ив наслаждалась еще больше, чувствуя растущее раздражение любовника. Джорджу так хотелось причинить ей боль, издеваться, заставить кричать, молить о пощаде, но он не осмеливался.

– Еще! – приказывала Ив.

И Джордж, тяжело дыша, почти расплющил ее тело своим, ни на секунду не прекращая двигаться, пока Ив не застонала от наслаждения.

– Ах-х-х, вот оно… хватит… не могу больше… Джордж отодвинулся и лег на бок, сжал ее груди:

– Теперь моя очередь…

– Одевайся! – резко приказала она.

Дрожа от ярости, Джордж поднялся. Ив продолжала лежать, наблюдая, как тот натягивает брюки; на губах девушки играла сдержанная улыбка:

– Ты был послушным мальчиком, Джордж, и заслужил награду. Отдаю тебе Александру. В полное распоряжение.

 

Для Александры жизнь переменилась всего за одну ночь. Пятница должна была стать последним днем в "Беркли и Мэтьюз”, а стала самым счастливым за все время работы здесь. Александра превратилась из отверженной в героиню. Слух о ее проделке мгновенно распространился по всей Мэдисон Авеню.

– Ты стала живой легендой, – ухмыльнулся Вэнс.

Теперь она наконец была своей.

Александре очень нравилась работа, особенно творческие совещания, которые она посещала каждое утро. Хотя девушка знала, что не этим хотела бы заниматься всю жизнь, никак не могла решить, что же ей все-таки в действительности нужно. Многие мужчины хотели бы жениться на Александре, и несколько раз она чуть было не согласилась, но что-то удерживало. Наверное, все еще не нашла настоящую любовь.

Утром позвонила Ив и пригласила Александру к обеду:

– Только что открылся новый французский ресторан. Говорят, там прекрасно кормят.

Александра очень обрадовалась звонку сестры. Ее беспокоила судьба Ив. Александра звонила Ив два-три раза в неделю, но та была слишком занята, чтобы встретиться с ней. И теперь, хотя Александра уже договорилась пойти обедать с друзьями, она поспешно сказала:

– Конечно, Ив, я приеду.

Ресторан оказался дорогим и модным, в баре толпились посетители, ожидавшие, пока освободятся места в зале. Ив пришлось воспользоваться именем бабушки, чтобы заказать столик заранее. Это еще больше обозлило девушку, и она поклялась, что когда-нибудь вся эта публика еще будет умолять ее пообедать в их паршивом заведении.

Когда пришла Александра, Ив уже сидела за столом. Наблюдая, как сестра, сопровождаемая метрдотелем, идет по проходу, Ив испытала странное ощущение, будто видит себя саму.

Поцеловав Александру в щеку, она восхищенно воскликнула:

– Выглядишь просто великолепно, Алекс! Должно быть, работа пошла тебе на пользу.

В ожидании официанта с заказанными блюдами они рассказали друг другу обо всем, что произошло за время разлуки, но если Александре нечего было скрывать, Ив, естественно, постаралась избежать некоторых щекотливых подробностей. Весело щебеча о пустяках, она подняла глаза. Рядом стоял Джордж Меллис, недоумевающе глядя на обеих сестер. Ив неожиданно поняла, что он не может их различить.

– Джордж! – воскликнула она.

– Ив! – облегченно выдохнул он.

– Какой приятный сюрприз! Как ты здесь оказался? Кстати познакомься. Это моя сестра, Александра. Алекс, разреши представить тебе Джорджа Меллиса.

Джордж взял руку Александры:

– Очень рад!

Ив говорила что они с сестрой близнецы, но такого сходства он не ожидал.

Александра, как зачарованная, не сводила глаз с Меллиса.

– Пообедаешь с нами? – предложила Ив.

– Боюсь, не смогу. И так опаздываю. У меня деловое свидание. Как-нибудь в другой раз. Он взглянул на Александру:

– Надеюсь, скоро увидимся?

Сестры смотрели вслед удаляющемуся Джорджу.

– Господи, – прошептала Александра. – Кто это? Откуда?

– Приятель Ниты Людвиг. Я познакомилась с ним у нее на вечеринке.

– Может, я спятила, но скажи, он и в самом деле так великолепен? Сногсшибательное зрелище!

– Не мой тип мужчины, – засмеялась Ив. – Но, насколько я знаю, женщины и в самом деле находят его привлекательным.

– Еще бы! Он женат?

– Холост. Хотя, сама понимаешь, в невестах недостатка нет. Джордж очень богат. Бог дал ему все: внешность, деньги, ум, происхождение.

Ив засмеялась и намеренно сменила тему разговора. Когда она попросила счет, официант, поклонившись, объяснил, что все оплачено мистером Меллисом.

 

Александра не могла заставить себя не думать о Джордже. В понедельник утром позвонила Ив:

– Ну что ж, дорогая, кажется, ты попала в десятку! Джордж Меллис только что попросил у меня номер твоего телефона. Ничего, если я ему скажу?

Александра с удивлением обнаружила, что улыбается:

– Ты и вправду не интересуешься им?

– Я же говорила, Алекс, это не мой тип мужчин!

– Тогда я, конечно, не возражаю. Дай ему мой телефон. Они еще немного поболтали и распрощались. Ив повесила трубку и оглядела распростертого на постели обнаженного Джорджа.

– Дама согласилась.

– Когда звонить?

– Я тебе скажу.

Александра попыталась забыть, что Джордж Меллис собирается позвонить, но чем больше старалась выбросить его из головы, тем чаще вспоминала. Девушке никогда особенно не нравились красивые мужчины, она считала их самовлюбленными павлинами.

Но Джордж Меллис казался совсем другим. Он неотразимо притягивал Александру. От одного прикосновения руки Джорджа в душе девушки шевельнулось какое-то странное чувство.

– Ты просто с ума сошла! – сказала она себе. – Видела человека две минуты и невесть что вообразила?!

Прошла неделя. Но Меллис так и не дал о себе знать. Нетерпеливое ожидание сменилось раздражением, а потом и гневом. Не хочет? Ну и черт с ним. Значит, успел еще кого-нибудь найти! Прекрасно обойдемся и без него!

Но когда еще через неделю раздался телефонный звонок и Александра услыхала глубокий хрипловатый голос, злость улетучилась, как по волшебству.

– Это Джордж Меллис. Мы как-то встречались в ресторане. Ив сказала, что вы не рассердитесь, если я позвоню.

– Да, она упоминала о вас, – небрежно ответила Александра. – Кстати, спасибо, что заплатили по счету. – Я бы рад подарить вам весь мир! Александра радостно засмеялась.

– Я хотел спросить, не согласитесь ли как-нибудь поужинать со мной?

– Я… да… конечно. Спасибо!

– Великолепно! Откажись вы, и я бы покончил с собой!

– Пожалуйста, не надо, – попросила Александра. – Ненавижу ужинать в одиночестве!

– И я тоже. Кстати, на Мальберри Стрит есть маленький ресторанчик, “У Матун”.

– “У Матун”! Это мой любимый ресторан.

– Вы его знаете? – удивленно спросил Джордж.

– Еще бы!

Джордж, ухмыльнувшись, подмигнул Ив. Это она просветила его насчет всего, что касалось сестры. Когда Меллис наконец повесил трубку, Ив вздохнула.

«Началось», – подумала она.

 

Александре надолго запомнился тот вечер. За час до прихода Джорджа посыльный принес дюжину розовых воздушных шаров с прикрепленной к ним орхидеей. Девушка очень боялась, что воображение завело ее слишком далеко, но при одном взгляде на Джорджа все сомнения рассеялись. Она вновь почувствовала странный магнетизм, властно влекущий ее к этому человеку. Выпив по бокалу вина, они поехали в ресторан.

– Посмотрите меню, – спросил Джордж, – или я закажу за вас?

Александре захотелось сделать Джорджу приятное.

– Пожалуйста, выберите, что вам нравится. Джордж попросил принести любимые блюда Александры, и девушка с благодарным удивлением подумала, что он читает ее мысли.

Они поужинали фаршированными артишоками, телятиной “матун” – гордостью ресторана, “ангельским власами” – тончайшей вермишелью и салатом, который Джордж с уверенной небрежностью перемешал сам тут же, на столике.

– Вам нравится готовить? – спросила Александра.

– Одно из моих низменных пристрастий. Мать научила. Она была великолепной поварихой.

– Очень любите свою семью, Джордж?

Он улыбнулся, и Александра подумала, что никогда не встречала человека привлекательнее.

– Я грек, – просто ответил Меллис, – и у моих родителей еще три брата и две сестры. Мы очень близки. Он грустно улыбнулся:

– Труднее всего было расстаться с ними. Отец и братья умоляли меня остаться. У нас большая фирма, и они считали, что без меня не обойтись.

– Почему же вы уехали?

– Может, я покажусь вам дураком, но предпочитаю сам всего добиться. Мне всегда трудно принимать подарки от кого бы то ни было, а компания “Меллис” перешла к отцу от деда. Нет, не хочу зависеть ни от кого. Даже от отца. Пусть братья получат мою долю.

Как Александра восхищалась его словами!

– А кроме того, – тихо добавил Джордж, – останься я в Греции, никогда бы не встретил вас.

Александра почувствовала, что краснеет.

– Вы никогда не были женаты?

– Нет, но раз в день обязательно делаю предложение, – шутливо объявил он, и, внезапно перестав улыбаться, наклонился ближе к Александре. – Вы, наверное, подумаете, что я все еще живу в прошлом веке, но, если женюсь, это будет один раз и на всю жизнь. Мне нужна только одна женщина, предназначенная самой судьбой.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.