Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

КНИГА ПЯТАЯ ИВ И АЛЕКСАНДРА 1950-1975 ГОДЫ 5 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

– Как замечательно, – пробормотала Александра.

– А вы? – спросил в свою очередь Меллис. – Никогда не были влюблены?

– Нет.

– Не повезло кому-то, – посочувствовал он. – Зато повезло…

В эту минуту появился официант с десертом. Александра умирала от желания услышать, что хотел сказать Джордж, но боялась спросить. Никогда и ни с кем не чувствовала она себя так легко и просто.

Джордж Меллис, казалось, искренне интересовался всем, что с ней связано, и Александра, сама того не ожидая, рассказывала о своем детстве, жизни, воспоминаниях, бережно хранившихся в памяти.

Меллис всегда гордился тонким пониманием женской психологии и знал, что красивые женщины обычно крайне не уверены в себе. Мужчины обращали внимание только на внешность, обращаясь с ними как с прекрасными игрушками, не замечая ни ума, ни характера. Джордж, напротив, никогда не подчеркивал, как восхищается красотой женщины, а давал понять, что важнее всего ее чувства, разум и душа, что с ней одной готов разделить жизнь и мечты. Это казалось Александре чем-то необычным и новым, прежде не испытанным. Она рассказала Меллису о Кейт и об Ив.

– Ваша сестра с вами не живет?

– Нет… она… Ив решила снять свою квартиру. Девушка не могла понять, почему Джордж равнодушен к Ив, но тем не менее очень радовалась этому обстоятельству. Пока они сидели в ресторане, Александра то и дело ловила взгляды женщин, обращенные на Джорджа, но тот ни разу не посмотрел ни на кого, кроме нее. За кофе он сказал:

– Не знаю, любите ли вы джаз, но на площади Святого Марка есть такой клуб, «Файв Спот»…

– Где играет Сесил Тейлор!

– Вы там были? – изумился Джордж.

– Часто! Я его просто обожаю. Невероятно, у нас совершенно одинаковые вкусы!

– Должно быть, чудеса все же случаются, – тихо ответил Джордж.

Они слушали блестящую игру Сесила Тейлора, джазового пианиста, потрясающего публику великолепной игрой, потом отправились в бар на Бликер-Стрит, где посетители пили, ели жареную кукурузу, играли в дартс[6], слушали музыку. Александра наблюдала, как Джордж согласился на партию игры в дартс с одним из завсегдатаев. Тот неплохо играл, но с самого начала у него не было ни малейшего шанса. Джордж метал дротики с мрачной, почти пугающей сосредоточенностью, словно для него выигрыш означал вопрос жизни или смерти.

И Александра подумала, что этот человек привык побеждать.

В два часа ночи они ушли из бара, но ей совсем не хотелось, чтобы этот вечер кончался.

Джордж сидел рядом с Александрой во взятом напрокат “роллс-ройсе” и молча смотрел на нее. Сходство между обеими сестрами было невероятным. Неужели и тело такое же, как у Ив? Он представил Александру в постели, извивающуюся, кричащую от боли.

– О чем вы думаете? – спросила она.

Он отвел глаза, чтобы девушка не смогла прочесть его мысли.

– Вы будете смеяться.

– Нет, ни за что, обещаю.

– Я бы вас не осудил… Видите ли, меня считают кем-то вроде плейбоя. Ну, знаете – праздная жизнь, вечеринки, все такое.

– Да…

В темных глазах появилось умоляющее выражение:

– Думаю, вы единственная женщина, которая могла бы изменить все это. Навсегда.

Александра почувствовала, как забилось сердце:

– Я… Не знаю, что сказать.

– Пожалуйста, не отвечайте.

Губы его были совсем близко, и Александра ждала поцелуя. Но Джордж не двигался. Ив предупредила его, что спешить нельзя. Ошибки в таких делах опасны. Особенно в первый вечер, иначе он может стать одним из длинной очереди поклонников, умирающих от желания завладеть Александрой и ее состоянием. Пусть сама сделает первый шаг!

Поэтому Меллис всю дорогу просто держал девушку за руку; наконец автомобиль остановился у особняка Блэкуэллов. Джордж проводил Александру к дому. На прощанье она сказала:

– Поверьте, мне никогда еще не было так хорошо. Спасибо вам.

– Я будто перенесся в волшебную страну, – прошептал Меллис.

Улыбка Александры, казалось, осветила всю улицу.

– Спокойной ночи, Джордж, – еле слышно сказала она и скрылась за дверью.

Через четверть часа в ее комнате раздался звонок. – Знаете, что я сейчас сделал? Поговорил с отцом. Рассказал о необыкновенной женщине, с которой провел вечер. Спокойной ночи, милая!

Джордж повесил трубку и ехидно ухмыльнулся. После свадьбы он обязательно позвонит родным и скажет, чтобы катились ко всем чертям. Пусть идут в задницу, он в них больше не нуждается!

 

Глава 29

 

Джордж Меллис не позвонил ни на следующий день, ни через неделю. Каждый раз, услышав звонок, Александра бежала к телефону и разочарованно вздыхала. Она не могла понять, что случилось.

"… Думаю, вы единственная, кто может изменить все это. Навсегда.

…Я только что говорил с матерью и отцом. Рассказал о необыкновенной женщине, с которой провел вечер…"

В чем же причина? Почему он молчит?

Может, она чем-то оскорбила его? Или наоборот, понравилась настолько, что Джордж побоялся влюбиться и решил никогда больше не встречаться с ней? Нет, должно быть, решил, что такие женщины его не привлекают. А если Джордж попал в катастрофу и теперь лежит, беспомощный, раненый, в какой-нибудь больнице? Вдруг его уже нет в живых?

Когда Александра почувствовала, что больше не в силах вынести, она позвонила Ив и заставила себя болтать целую минуту о пустяках, прежде чем, наконец, выпалила:

– Ив, ты случайно не слыхала, где сейчас Джордж Меллис?

– Да нет. Я думала, он собирается пригласить тебя к ужину.

– Мы были в ресторане. На прошлой неделе.

– И с тех пор ты о нем не слыхала?

– Нет.

– Наверное, занят.

«Настолько занят, что даже не может позвонить?!»

Александра вздохнула, но вслух сказала только:

– Возможно.

– Забудь о Меллисе, дорогая. Лучше я тебя познакомлю с одним канадцем. Потрясающий мужчина. Владелец авиалинии, а кроме того…

Повесив трубку, Ив, улыбаясь, откинулась на спинку кресла. Хотела бы она, чтобы бабка узнала, какой великолепный план смогла придумать внучка!

 

– Эй, какая муха тебя укусила? – спросила Элис Коппел.

– Извини, – пробормотала Александра.

Все утро она кричала на сослуживцев. Вот уже две недели от Джорджа Меллиса не было ни слуху ни духу, и Александра не находила себе места, злилась не столько на него, сколько на себя, потому что не могла забыть этого человека. Меллис ничем не был ей обязан, а она ведет себя так, будто он обещал жениться. Господи Боже, что это с ней? Любая женщина была бы счастлива стать его женой, зачем ему нужна такая, как Александра?!

Даже бабушка заметила, какой раздражительной стала внучка за последнее время.

– Что с тобой, детка? Замучили работой?

– Нет, бабушка. Просто… последнее время плохо сплю. Когда Александра все же засыпала, ей снились эротические сны, она и Джордж, на постели, сплелись в объятиях… Черт бы его побрал! Как жаль, что Ив вообще познакомила ее с Меллисом.

На следующее утро Александру позвали к телефону.

– Алекс? Это Джордж Меллис.

Будто она не знала, кому принадлежит этот глубокий голос!

– Алекс! Это вы?

– Да, Джордж.

Смешанные чувства переполняли девушку, она не знала, то ли плакать, то ли смеяться. Какой бездушный эгоистичный тип! Ей все равно, увидит ли она его еще когда-нибудь!

– Я должен был позвонить вам раньше, – извинился он, – но только что возвратился из Афин.

Сердце Александры сразу смягчилось.

– Вы были в Афинах?

– Да. Помните наш вечер? Александра помнила. Все помнила.

– На следующее утро позвонил Стив, мой брат, и сказал, что у отца сердечный приступ.

– Ох, Джордж!

Какой же она чувствовала себя виноватой перед Джорджем за все те гадости, которые о нем думала!

– Надеюсь, вашему отцу стало легче?

– Да, слава Богу! Но я чувствовал себя так, будто разрываюсь на части. Он умолял меня возвратиться в Грецию и стать во главе семейного бизнеса.

Александра затаила дыхание:

– И вы согласились?

– Нет.

Она облегченно вздохнула.

– Я знаю, мое место здесь. Не было ни дня, ни часа, ни минуты, чтобы я не думал о вас! Когда я вас увижу?

– Сейчас! Немедленно… Давайте поужинаем вместе.

Меллис чуть не назвал еще один из любимых ресторанов Александры, но вовремя сдержался:

– С удовольствием. Куда мы пойдем?

– Все равно. Может, останемся дома?

– Не стоит.

Он еще не был готов к встрече с Кейт. Она – главное препятствие к осуществлению его планов!

– Заеду за вами к восьми, – сказал Джордж вслух. Александра повесила трубку, расцеловала Элис Коппел, Вэнса Барнса и Марти Бергаймера.

– Я к парикмахеру! Увидимся завтра! Они молча смотрели вслед девушке.

– Это мужчина, – кивнула Элис.

 

Они поужинали в “Максуэллз Плам”. Метрдотель провел их мимо битком набитого бара наверх, в обеденный зал, и усадил за лучший столик.

– Вы хоть немного думали обо мне все это время? – спросил Джордж.

– Да.

Александра чувствовала, что может быть полностью откровенной с этим человеком, таким чувствительным, таким уязвимым:

– Когда вы не позвонили, я подумала: случилось что-то ужасное. Мне было так плохо… думала, еще одного дня я не выдержу.

"Молодец Ив”, – подумал Джордж.

Это Ив настаивала, чтобы он ушел в подполье и звонил только с ее разрешения.

Джордж впервые за все время чувствовал, что план может удасться. До сих пор, он не придавал происходящему особого значения, иногда только забавляясь мыслью о том, как неплохо было бы завладеть состоянием Блэкуэллов, но всерьез никогда не верил, что все получится. Для него это было всего-навсего игрой, которую он и Ив вели вместе. Но теперь, глядя в полные немого обожания глаза Александры, Джордж понял, что игры кончены. Александра принадлежала ему. Первый шаг сделан. На пути встретится много опасностей, но с помощью Ив он преодолеет их.

"Мы повязаны этим делом, Джордж, и, когда настанет час, все разделим поровну”.

Но Меллис не признавал партнерства. Когда он получит все, чего добивался, и когда избавится от Александры, настанет время разделаться с Ив. Мысль об этом доставляла огромное наслаждение.

– Вы улыбаетесь, – сказала Александра.

Он сжал ее ладони сильными теплыми пальцами:

– Я подумал, как хорошо, что мы снова вместе. И можем повсюду бывать вдвоем.

Сунув руку в карман, он вытащил длинную узкую коробку.

– Я привез вам кое-что из Греции.

– О, Джордж…

– Откройте, Алекс.

Внутри оказалось бриллиантовое колье тончайшей работы.

– Какое красивое! – прошептала Александра. Именно это ожерелье Меллис взял тогда у Ив. Та заверила, что Джордж вполне может подарить колье Александре – она никогда его раньше не видела.

– Это слишком дорогой подарок, честное слово.

– Вовсе нет. Мне будет приятно увидеть его на вас.

– Я… – дрожащим голосом начала девушка. – Я… спасибо.

– Вы ничего не ели, – покачал головой Джордж.

– Я не голодна.

Меллис снова увидел ее глаза и испытал знакомое чувство всесилия. Как часто он встречал это выражение на лицах женщин – прекрасных и уродливых, бедных и богатых. Джордж использовал их, любым способом получая что-то от бедняжек, имевших несчастье встретиться на его пути. Но эта даст ему больше всех остальных.

 

Джордж Меллис по праву гордился своей квартирой – обставленной строго, с большим вкусом, на деньги любовниц и любовников, пытающихся купить хотя бы на время его благосклонность. Правда, им всегда это удавалось, но ненадолго.

– Как здесь хорошо! – воскликнула Александра. Меллис подошел к ней, медленно повернул к себе, так что в тускло освещенной комнате заискрились огоньки бриллиантового колье на шее девушки.

– Тебе идет, дорогая.

И он поцеловал девушку, сначала нежно, потом все с большей страстью. Александра, едва не теряя сознание, даже не поняла, как они очутились в спальне, большой комнате, отделанной в синих тонах, в центре которой стояла огромная кровать.

Джордж снова обнял девушку и почувствовал, что она дрожит.

– Что с тобой, радость моя?

– Немного нервничаю, – призналась Александра. Она с ужасом думала, что вот сейчас этот человек разочаруется, поняв, какое неопытное создание стоит перед ним, но, собрав последние остатки мужества, стала расстегивать платье.

– Позволь мне, – прошептал Джордж.

Он начал раздевать белокурую красавицу, повторяя про себя наставления Ив:

«Держи себя в руках. Если причинишь Александре боль, если она поймет, какое ты грязное животное, можешь распроститься с деньгами. Понимаешь? Оставь свои мерзкие привычки для шлюх и продажных мальчиков!»

И Джордж, помня об опасности, продолжал осторожно раздевать Александру, не сводя глаз с обнаженной девушки. Тело точно такое же, как у Ив, – прекрасное, с нежной кожей, изящными изгибами стройной фигуры. Меллис горел от желания сжать ее, ударить так, чтобы на алебастровой белизне появились уродливые синяки, кровоподтеки, заставить кричать от боли, душить, кусать…

"…Попробуй только дать себе волю, и больше ты ее не увидишь”.

Он сорвал с себя одежду, привлек Александру близко-близко. Они долго стояли молча, глядя друг другу в глаза; наконец Джордж, подхватив Александру на руки, медленно опустил на постель и начал целовать, едва прикасаясь губами, потом все с большим пылом, язык и пальцы ласкали, гладили, ощущали каждую складку, каждую впадину ее тела, пока девушка, не в силах больше вынести сладкую боль-муку, умоляюще прошептала:

– О, пожалуйста! Сейчас! Сейчас!

И Джордж, закрыв глаза, стараясь ни о чем не думать, овладел ею; только теперь Александра познала невероятное, ни с чем не сравнимое, жгучее наслаждение. Позже, гораздо позже, лежа в объятиях любовника, она вздохнула:

– Милый, какое счастье ты мне подарил! Тебе тоже было хорошо?

– Конечно, родная, – солгал Джордж.

Она вновь прижалась к нему и заплакала, сама не зная отчего, чувствуя только, что благодарна за доставленные счастье и радость.

– Не надо, успокойся, ведь все хорошо, – тихо сказал Меллис, гладя ее по голове.

На этот раз он сказал правду.

Ив гордилась бы своим учеником.

Все влюбленные обычно ссорятся, обижаются, ревнуют друг друга, все, но только не Джордж и Александра. Меллис, во всем следуя наставлениям Ив, предупреждал каждое желание Александры, знал каждую мелочь о ее страхах, мечтах, фантазиях, друзьях и врагах и всегда был рядом, готовый дать все, в чем она нуждалась, умел заставить ее смеяться и плакать. Александра любила Меллиса, отдалась ему вся, целиком, душой и телом, но у Джорджа их отношения, особенно в постели, вызывали лишь злость и раздражение.

Слушая гортанные животные вскрики, издаваемые Александрой в минуты любви, Джордж задыхался от возбуждения. Как ему хотелось насиловать ее, бить, заставить рыдать, умолять о пощаде – только так он сможет получить удовлетворение. Но Джордж знал – тогда все пропало. Злоба его росла. Чем больше времени они проводили в постели, тем больше Меллис ненавидел и презирал Александру.

Конечно, были такие места, где Меллис мог получить все, что желал, но приходилось принимать меры предосторожности. Лишь поздно ночью осмеливался он посещать бары для одиночек, дискотеки и клубы гомосексуалистов, знакомился с одинокими вдовами, ищущими развлечений, мальчишками-"голубыми", жадными до любви, и проститутками обоего пола, готовыми на все за деньги.

Меллис водил их в убогие отели Вестсайда, Бауэри и Гринвич-вилледж, но никогда не возвращался дважды в одно и то же место, правда, вряд ли его там встретили бы с радостью: партнеров этого красавца обычно находили в бессознательном состоянии, избитыми до полусмерти, а иногда и покрытых сигаретными ожогами.

Джордж не терпел мазохистов. Они наслаждались болью, которую он причинял, и это не доставляло никакого удовлетворения. Нет, Меллису было необходимо слышать вопли этих тварей, молящих о пощаде и милосердии. Точно так же поступал его собственный отец, когда Джордж был еще совсем мальчишкой. Он избивал сына за малейшие провинности, так что тот потом часами лежал в бреду.

Когда отец застал восьмилетнего Джорджа с соседским парнишкой, совершенно голых, он бил сына до тех пор, пока у того не полилась кровь из носа и ушей. Желая навсегда отучить сына грешить, отец прижал зажженную сигару к пенису Джорджа. Рана зарубцевалась, но шрам глубоко в душе продолжал гноиться.

Меллис унаследовал буйный необузданный характер своих греческих предков, и сама мысль о том, что придется кому-либо подчиняться, была непереносимой. Он мирился с постоянными издевательствами Ив Блэкуэлл только потому, что нуждался в ней. Но когда он наконец доберется до состояния старухи, вволю натешится над Ив, пока та не начнет молить о смерти, как избавлении. Какая удача, что Джордж с ней встретился! Для него. Ей-то явно не повезло.

Александра не переставала поражаться: откуда Джордж знает, какие цветы послать, какие пластинки купить, какие книги ей понравятся. Когда он вел ее в музей, их восхищали одни и те же картины. Трудно поверить, что у двух разных людей вкусы могут быть столь одинаковы! Она не могла найти в Джордже Меллисе ни единого недостатка. Само совершенство! И теперь девушка мечтала лишь о том дне, когда наконец познакомит его с Кейт. Но Джордж всегда находил предлог, чтобы избежать встречи с бабушкой.

– Почему, дорогой? Вот увидишь, она тебе понравится. А кроме того, я хочу похвастаться тобой.

– Уверен, Кейт потрясающая женщина, – весело согласился Джордж, – но, боюсь, она решит, что я тебе не подхожу.

– Чепуха, – вскинулась тронутая его скромностью Александра. – Бабушка будет от тебя в восторге!

– Подожди, – попросил Джордж, – вот соберусь с духом, тогда знакомь.

Сначала Меллис решил все обсудить с Ив. Подумав, она кивнула:

– Ладно. Все равно рано или поздно придется пережить это. Но смотри, держи ухо востро, не зевай! Она стерва, но умна как бес. Не дай Бог тебе расслабиться хоть на секунду! Если она заподозрит, что ты гонишься за деньгами, вырежет у тебя сердце и скормит его собакам.

– Зачем она нам? – удивился Меллис.

– Потому что, если из-за тебя Александра рассорится с Кейт, считай, всему конец.

Александра никогда еще так не волновалась. Они должны были впервые ужинать вместе с Кейт, и девушка молилась, чтобы все было хорошо. Больше всего на свете она желала, чтобы бабушка и Джордж понравились друг другу и Кейт увидела, какой чудесный человек Джордж, а Джордж оценил бабушку по достоинству.

Кейт никогда не видела внучку такой счастливой. Александра была знакома со многими прекрасными молодыми людьми, умными, богатыми, но ей никто не нравился. И теперь Кейт намеревалась узнать все об избраннике внучки, человеке, который смог влюбить ее в себя.

Старая женщина видела на своем веку не одного охотника за приданым, считала, что может распознать их с первого взгляда, и совершенно не собиралась отдавать Александру подобному типу, но очень хотела познакомиться с Джорджем Меллисом. Кейт чувствовала, что он пытается уклониться от встречи, и ей необходимо было понять, в чем причина.

Послышался звонок, и вскоре в гостиную вошла Александра, держа за руку высокого незнакомца с классически прекрасным лицом.

– Бабушка, это Джордж Меллис.

– Наконец-то! – воскликнула Кейт. – Я уже начала думать, что вы меня избегаете, мистер Меллис.

– Наоборот, миссис Блэкуэлл, вы даже не представляете, как я ждал этой минуты.

Он уже хотел добавить:

"Вы еще красивее, чем говорила Алекс”, – но вовремя сдержался.

"Осторожнее. Никаких комплиментов, Джордж. Лесть действует на старуху, как красная тряпка на быка”.

Вошедший дворецкий налил вино в бокалы и незаметно исчез.

– Садитесь, пожалуйста, мистер Меллис.

– Спасибо.

Александра уселась рядом с Джорджем, с беспокойством глядя на бабушку.

– Насколько я понимаю, вы за последнее время часто встречаетесь с моей внучкой.

– Совершенно верно.

Светло-серые глаза Кейт впились в собеседника.

– Александра упомянула, что вы работаете в брокерской фирме.

– Да.

– Откровенно говоря, мне кажется странным, мистер Меллис, что вы предпочитаете быть наемным служащим, вместо того, чтобы управлять собственным процветающим семейным бизнесом.

– Бабушка, ведь я объяснила…

– Я бы хотела выслушать самого мистера Меллиса, Александра!

"…Будь вежливым, но, ради Бога, не пресмыкайся перед ней. И не позволяй себя унижать. Если она почувствует хоть малейший признак слабости, просто уничтожит тебя”.

– Миссис Блэкуэлл, я не привык с кем-либо обсуждать свою личную жизнь.

Джордж поколебался, делая вид, что пытается принять решение:

– Однако, учитывая обстоятельства, полагаю… Взглянув Кейт в глаза, он кивнул:

– Я очень независимый человек. И не желаю ничьих подачек. Если бы я лично основал компанию “Меллис”, несомненно, сам бы ею управлял. Но фирма принадлежала еще моему деду, а отец добился, что она стала приносить прибыли. Я там не нужен. У меня три брата, которые вполне способны заменить отца. Предпочитаю работать на других, пока не смогу создать что-то заново, такое, чем мог бы гордиться.

Кейт медленно кивнула. Не такого человека ожидала она встретить. Джордж не походил на плейбоя, охотника за деньгами, одного из десятков тех, что осаждали внучку в надежде захватить состояние Блэкуэллов. Этот совсем иной. Но все же что-то было в нем странное, тревожащее, пока непонятное Кейт. Слишком уж совершенен?

– Я слышала, вы из очень богатой семьи?

"Она должна поверить, что у вас денег куча и ты безумно влюблен в Алекс. Пусти в ход все свое обаяние. Держи себя в руках, и мы выиграем”.

– Конечно, без денег трудно обойтись, миссис Блэкуэлл. Но существует множество вещей, интересующих меня гораздо больше.

Кейт успела выяснить точную цифру стоимости фирмы Меллисов. Согласно отчету, сумма превышала тридцать миллионов долларов.

– У вас хорошие отношения с родственниками, мистер Меллис?

Лицо Джорджа просияло:

– Наверное, даже слишком хорошие. – Он позволил себе улыбнуться. – В нашей семье, миссис Блэкуэлл, принято говорить: “Когда один из нас порежет палец, у остальных идет кровь”. Мы никогда не теряли связи друг с другом.

На самом деле Джордж вот уже три года и словом не перемолвился ни с кем из родных.

– Мне очень нравятся такие семьи, – одобрительно кивнула Кейт и взглянула на внучку.

Та не сводила с Джорджа обожающих глаз. На крохотное мгновение эта пара напомнила Кейт о ней самой и Дэвиде, счастливых, влюбленных. Как давно все было… Но годы не стерли воспоминаний о самых лучших днях в ее жизни.

В комнату вошел Лестер:

– Ужинать подано, мадам.

Разговор за столом был менее напряженным, хотя Кейт продолжала выпытывать у Джорджа подробности его жизни. Но Ив хорошо подготовила Меллиса, и, когда старая дама задала самый главный вопрос, любит ли тот детей, он вспомнил слова любовницы:

"Она отчаянно хочет правнука. Мальчика, чтобы передать ему компанию. Больше ни о чем не мечтает”.

Джордж удивленно поднял брови:

– Детей? Но что это за семья, где нет детей? Боюсь, что после свадьбы у моей бедной жены совсем не будет времени. В Греции достоинство мужчины измеряется количеством сыновей, которые могли бы продолжить род.

Кейт решила, что Меллис вполне искренен, но все же излишняя осторожность не помешает. Придется попросить Брэда Роджерса проверить, каковы финансовые обстоятельства Меллиса.

Перед сном Александра позвонила Ив. Та еще раньше знала, что Джордж Меллис должен был за ужином познакомиться с Кейт. Она попросила сестру позвонить сразу же после ухода Джорджа и все рассказать.

– По-моему, он очень понравился бабушке, – призналась Александра.

Ив удовлетворенно улыбнулась:

– Что она сказала?

– Задала Джорджу кучу вопросов. Но он был совершенно спокоен.

«Значит, сумел взять себя в руки!»

– Ну что ж! Значит, вы, влюбленные голуби, собираетесь пожениться?

– Я… Он еще не сделал предложения. Ив, но, думаю, собирается, – счастливо прошептала Александра.

– А бабушка дает разрешение?

– Уверена! Она собирается проверить, есть ли у Джорджа состояние, но это, конечно, не имеет значения. Сердце Ив, казалось, остановилось.

– Ты же знаешь, бабушка всего боится, – продолжала сестра.

– Да, – медленно протянула Ив, – знаю. Все кончено. Если, конечно, не найти выхода и как можно быстрее.

– Держи меня в курсе дел, – попросила она.

– Обязательно. Спокойной ночи.

Ив тут же нажала рычаг и перезвонила Джорджу. Того еще не было дома. Она продолжала звонить каждые десять минут и, когда Меллис наконец взял трубку, спросила:

– Ты можешь дня на два достать миллион долларов?

– Слушай, мне не до глупостей! Что за бред ты несешь?

– Кейт приказала проверить, есть ли у тебя деньги.

– Она знает, что моя семья богата. Она…

– Я говорю не о твоей семье, а о тебе лично. О тебе. Предупреждала же, она не дура.

На другом конце провода долго молчали.

– Где же я могу добыть миллион?

– У меня есть идея! – объявила Ив. На следующее утро, приехав в офис, Кейт велела помощнику:

– Попросите Брэда Роджерса проверить, каково состояние финансов Джорджа Меллиса? Он работает в фирме “Хансен и Хансен”.

– Мистера Роджерса нет в городе, миссис Блэкуэлл. Приедет завтра. Это дело может подождать, или…

– Ничего страшного. Завтра так завтра.

В это время на другом конце Уолл Стрит, в офисе брокерской фирмы “Хансен и Хансен”, сидел Меллис, ломая голову над тем, как осуществить задуманное. Вокруг двадцать пять служащих, работавших в главной конторе фирмы, – брокеры, аналитики, экономисты, операторы, представители клиентов, трудились не покладая рук. Все, кроме Джорджа Меллиса. Пораженный паническим страхом, он неподвижно сидел за столом. Если план провалится, он проведет много лет в тюрьме. В случае успеха весь мир будет у ног Джорджа.

– Слушай, ты не собираешься отвечать? – спросил подошедший сослуживец.

Джордж осознал, что телефон на столе разрывается. Давно? Сколько он просидел вот так? Что, если его поведение возбудит подозрения окружающих?

Джордж с извиняющейся улыбкой схватил трубку:

– Слушаю. Меллис у телефона.

Все утро пришлось провести, продавая и покупая ценные бумаги, но одна мысль неотрывно билась в мозгу: удастся ли украсть миллион долларов? Ив заверила его, что нет ничего проще: главное одолжить их где-нибудь. Всего на одну ночь, а утром деньги можно возвратить, и никто ничего не узнает.

Каждая брокерская фирма имела акций и облигаций на миллионы долларов. Все это богатство хранилось в специальных сейфах, чтобы клиентам было проще купить или продать ценную бумагу. На некоторых акционерных сертификатах стояло имя владельца, но подавляющее большинство было просто обозначено кодовыми номерами КИЦБ – комиссии по идентификации ценных бумаг. Каждому владельцу присваивался свой номер. Приобрести такие сертификаты было невозможно, но Джордж и не собирался выкладывать наличные. Намерения его были совсем иными.

В фирме “Хансен и Хансен” акции хранились в специальном огромном сейфе на седьмом этаже, в запретной зоне, охраняемой вооруженным полисменом, причем массивная металлическая решетка открывалась только с помощью кодированной пластиковой карточки. Такого пропуска у Меллиса не было. Но Джордж точно знал, у кого можно его достать.

Элен Тэтчер, вдова лет сорока двух, с приятным лицом и неплохой фигурой, превосходно умела готовить. После двадцати трех лет семейной жизни она тяжело переживала кончину мужа. Вдове был необходим мужчина, который мог бы позаботиться о ней. Но беда в том, что почти все женщины, служившие в фирме, были моложе и привлекательнее. Никто не ухаживал за Элен.

Она работала в бухгалтерии, этажом выше офиса Джорджа Меллиса. С первой встречи Элен решила, что Меллис будет прекрасным мужем для нее. Несколько раз приглашала на обед, намекая, что кроме великолепно приготовленных блюд готова угостить еще кое-чем, хотя Джордж всегда находил предлог отказаться. Но в это утро, подняв трубку, вдова услышала ласковый, чуть хрипловатый голос:

– Элен? Это Джордж.

– Что-нибудь случилось?

– У меня небольшой сюрприз для вас. Можете зайти в мой офис?

– Сейчас?

– Да.

– Боюсь, у меня много…

– О, если вы заняты, я могу подождать. Ничего страшного.

– Нет, нет. Я… иду.

Телефон на столе Джорджа снова зазвонил. Он предпочел не поднимать трубку и, схватив стопку документов, направился к лифту. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никто не следит за ним, прошел мимо и поднялся по черной лестнице на этаж выше. Потом проверил, действительно ли Элен нет в кабинете и спокойно вошел, будто по делу. Если его поймают… Но Джордж не желал и думать об этом. Он открыл средний ящик стола, где, как ему было известно, Элен хранила пропуск. Карточка лежала на месте. Джордж сунул ее в карман и поспешил к себе. Элен уже ждала его.

– Простите, – извинился Джордж, – меня вызвали по делу.

– Ничего, я понимаю. Так какой же сюрприз меня ожидает?

– Одна маленькая птичка прочирикала, что сегодня ваш день рождения. Приглашаю вас на ленч.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.