Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

КНИГА ПЯТАЯ ИВ И АЛЕКСАНДРА 1950-1975 ГОДЫ 7 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Ив необыкновенно повезло: Джону Хартли удалось уговорить Кита Уэбстера делать операцию. Доктор Уэбстер был одним из лучших в мире специалистов по пластическим операциям. У него был собственный кабинет на Парк-Авеню и своя клиника в Нижнем Манхэттене, где доктор специализировался на исправлении врожденных уродств.

Пациенты, приходившие за исцелением, платили кто сколько может. Доктор Уэбстер привык к виду людей, попавших в аварию, но при взгляде на Ив Блэкуэлл потерял дар речи. Он видел фотографии этой девушки в журналах, и сама мысль о человеке, хладнокровно уничтожившем такую красоту, наполнила его бессильной яростью.

– Кто это сделал, Джон?

– Ее сбило машиной.

– Ну да, – возмущенно фыркнул Кит, – а потом водитель вышел из машины, сорвал с нее одежду и тушил о тело зажженные сигареты?

– Боюсь, я не вправе обсуждать это. Ты можешь сделать что-нибудь? Собрать ее заново?

– Это моя работа, Джон, заново собирать таких пациентов.

Только в полдень доктор Уэбстер сказал наконец своим ассистентам:

– Закончили. Отвезите ее в реанимацию. Если появятся хоть малейшие признаки опасности, немедленно вызывайте меня.

Операция продолжалась девять часов. Только спустя двое суток Ив перевели из реанимационного отделения в палату. Джордж немедленно приехал в больницу. Ему было необходимо увидеть Ив, поговорить, убедиться, что она не таит зла и не замышляет какой-нибудь ужасный способ отомстить.

– Я поверенный мисс Блэкуэлл, – объяснил Джордж дежурной сестре. – Она просила меня прийти. Небольшое дело. Я недолго пробуду.

Сестра, оценивающе поглядев на красивого мужчину, кивнула:

– К ней никого не пускают, но, думаю, если вы войдете, ничего страшного не случится.

Ив лежала в отдельной палате, забинтованная с ног до головы; бесчисленные, торчащие в разные стороны трубки, прикрепленные лейкопластырем к рукам и телу, напоминали некие непристойные придатки. Из-под повязок видны были только губы и глаза.

– Здравствуй, Ив…

– Джордж… – еле слышно прохрипела она.

Меллис нагнулся поближе, чтобы услышать хоть слово.

– Ты… не сказал Алекс?

– Нет, конечно, нет. Джордж сел на край кровати:

– Я пришел, потому что…

– Знаю, почему… Мы… должны идти до конца… Чувство непередаваемого облегчения охватило Меллиса.

– Прости меня, Ив. Мне так стыдно. Я…

– Попроси… кого-нибудь… позвонить Алекс… и сказать… что я уехала… вернусь… через… несколько… недель.

– Хорошо.

Налитые кровью глаза уставились на Меллиса.

– Джордж… сделай мне одолжение…

– Что, Ив?

– Сдохни… да так… чтобы помучиться… подольше.

 

Она долго спала, а когда проснулась, у постели сидел доктор Уэбстер.

– Как вы себя чувствуете? – мягко, спокойно спросил он.

– Очень… устала. Что… со мной?

Доктор поколебался. Рентгеновский снимок показал перелом скуловой кости; скуловая дуга впилась в височную мышцу так, что она не могла открыть рот: боль была невыносимой. Нос и два ребра тоже сломаны, на ягодицах и ступнях глубокие ожоги.

– Что? – повторила Ив.

Доктор Уэбстер как можно осторожнее объяснил:

– Раздробленные скулы и сломанный нос. Лобные кости смещены. Обломок скуловой дуги давит на мышцу, открывающую и закрывающую рот. Сигаретные ожоги. Но мы постарались все исправить.

– Дайте зеркало, – прошептала Ив. Этого Кит допустить не мог.

– Извините, – улыбнулся он, – у нас не держат зеркал.

– Как… как я буду выглядеть, когда с-снимут бинты? – запинаясь, спросила Ив, боясь услыхать ответ.

– Потрясающе! Точно так же, как раньше.

– Не… верю!

– Вот увидите. А сейчас, может, все-таки расскажете, что произошло?

Последовало долгое молчание.

– Меня сбил грузовик.

Кит Уэбстер вновь потрясение спросил себя, неужели нашлось животное, способное поднять руку на эту прелестную девушку, но только покачал головой: он давно уже перестал удивляться тому, до каких глубин жестокости и подлости может опуститься человек.

– Мне нужно имя, – мягко повторил он. – Только имя. Кто это сделал?

– Грузовик.

Доктор Уэбстер недоуменно нахмурился. Почему они так дружно лгут? Сначала доктор Харли, теперь Ив Блэкуэлл.

– Мы обязаны сообщать полиции о каждом случае разбойного нападения, – объяснил он.

Ив с трудом дотянулась до руки доктора, лихорадочно сжала:

– Пожалуйста… если узнают сестра… или бабушка… это их убьет… Газеты… Умоляю… не надо.

– Я не могу написать в рапорте, что это было дорожное происшествие. Дамы не бегают по улицам в голом виде!

– Прошу… вас.

При взгляде на несчастную девушку сердце Кита сжалось.

– По-моему, вы споткнулись и упали с лестницы. Она чуть крепче стиснула ладонь Уэбстера:

– Именно… так все и произошло.

– Значит, я прав… – вздохнул доктор Уэбстер. Кит ежедневно навещал Ив по два-три раза, приносил цветы и маленькие подарки из больничного магазина. И каждый день Ив встревоженно спрашивала:

– Почему я лежу здесь целыми днями, просто так, без всякого лечения?

– Ошибаетесь, вами занимается мой коллега, – объяснил Уэбстер.

– Коллега?

– Мать-природа. Под этими устрашающими повязками непрерывно идет процесс заживления.

Каждые несколько дней он снимал бинты, внимательно обследовал Ив.

– Позвольте мне поглядеть в зеркало, – умоляла она, но в ответ неизменно слышала:

– Пока нельзя.

Ив ни с кем больше не общалась и постепенно привыкла с нетерпением ожидать его визитов. Доктор Уэбстер не обладал располагающей к себе внешностью: худой человечек, небольшого роста, с редкими волосами песочного цвета и близорукими, непрерывно мигающими карими глазами, держался скованно и смущенно, что очень забавляло Ив.

– Вы были когда-нибудь женаты? – спросила она однажды.

– Нет.

– Почему же?

– Я… не знаю. Наверное, потому что вряд ли гожусь в мужья. Меня постоянно вызывают в больницу.

– Но девушка у вас, конечно, есть? Кит неожиданно залился краской:

– Ну, как вам сказать…

– Так и скажите, – продолжала шутливо допрашивать Ив.

– Ничего постоянного. Так, случайные встречи.

– Готова поклясться, все сестры без ума от вас.

– Нет. Боюсь, я не очень-то гожусь для романов. Ив мысленно согласилась с ним. И все же, когда она говорила о докторе с медсестрами и практикантами, ухаживающими за ней, все отзывались о нем как о некоем божестве.

– Этот парень делает чудеса, – сказал какой-то практикант. – Нет на свете того, чего он не смог бы сделать с человеческим лицом.

Ей рассказывали о работах Уэбстера по исправлению врожденных уродств детей и взрослых, но, когда Ив спросила об этом самого доктора, тот отделался несколькими сухими фразами:

– К сожалению, люди привыкли судить своих близких по внешности. Я пытаюсь помочь тем, кто имел несчастье родиться с физическими недостатками. Такая операция может совершенно изменить их жизнь.

Ив никак не могла понять Уэбстера. Он работал не ради славы и денег. Никогда еще не встречала она столь бескорыстного человека, и мотивы его поведения были совершенно неясны. Но в действительности заинтересованность ее не шла дальше праздного любопытства.

Кит Уэбстер сделал свое дело и больше не был нужен ей.

Еще через полмесяца Ив перевезли в частную нью-йоркскую клинику.

– Там вам будет удобнее, – заверил Уэбстер. Ив знала, что теперь доктору приходится проезжать гораздо большее расстояние, чтобы навестить ее, но все же тот по-прежнему появлялся каждый день.

– Разве у вас нет других пациентов? – удивилась она как-то.

– Таких, как вы, нет.

Пять недель спустя после того дня, как Ив появилась в клинике, доктор наконец разрешил снять бинты. Осторожно повернув голову Ив налево, потом направо, он спросил:

– Боли не чувствуете?

– Нет.

– Скованности?

– Никакой.

– Сестра, принесите мисс Блэкуэлл зеркало. Ив вся сжалась от внезапного нерассуждающего страха. Все это время она хотела только одного – взглянуть на себя, и вот теперь, когда настал решающий момент, боялась открыть глаза. Она желала видеть свое, собственное лицо, а не физиономию чужой женщины.

Когда доктор Уэбстер протянул зеркало, Ив слабо прошептала:

– Не могу… страшно…

– Посмотрите на себя, – мягко уговаривал он. Ив медленно подняла зеркало. Случилось чудо: на коже не осталось ни малейших следов, словно не было той кошмарной ночи. Из серебряного стекла на Ив глядело ее лицо. Никаких шрамов. Ни морщины. Из глаз Ив брызнули слезы.

– Спасибо, – пробормотала она и, бросившись на шею Уэбстеру, прижалась губами к его губам. Ив хотела всего лишь выразить признательность за чудесное исцеление, но неожиданно ощутила странный голод в ответном поцелуе.

Кит быстро смущенно отстранился:

– Я… очень рад, что все в порядке.

– В порядке?! Знаете, мне правду сказали, вы настоящий волшебник.

– Я работал с великолепным материалом, – застенчиво пробормотал он.

 

Глава 31

 

Джордж Меллис был потрясен случившимся. Он едва не уничтожил все, к чему стремился. До этого момента Меллис не сознавал, как много значит для него возможность получить “Крюгер-Брент Лимитед”. Он привык жить на деньги одиноких женщин и до поры довольствовался подачками, но теперь, когда появилась возможность жениться на внучке Кейт Блэкуэлл и заполучить компанию, по сравнению с которой фирма отца ничего не стоила, приходилось рассчитывать каждый шаг. Подумать только, скоро он сможет сказать отцу:

– Смотри, старик! Я снова жив! И богат так, как тебе не снилось!

То, что было раньше всего-навсего игрой, превратилось в самоцель, навязчивую идею, и Джордж знал, что готов убить, совершить преступление, лишь бы добиться желаемого. Он сделал все, чтобы казаться образцовым мужем; и свободное время проводил с Александрой, а по вечерам теперь обязательно сидел дома.

Они часто проводили уик-энд в пляжном домике Кейт на Лонг-Айленде или самолетом компании вылетали в Дарк Харбор. Меллис восхищался старым домом, его великолепной антикварной обстановкой и бесценными картинами, часто бродил по огромным комнатам. Очень скоро этот дом будет принадлежать ему. И при одной мысли об этом у Джорджа кружилась голова.

Он не забывал и о Кейт Блэкуэлл, неизменно стараясь быть любящим и внимательным. Кейт уже исполнился восемьдесят один год, но она была по-прежнему бодра и полна сил. Джордж взял за правило обедать у старой дамы каждую неделю, а кроме того, чуть не ежедневно звонил ей, чтобы просто поболтать. В глазах Александры и Кейт он был лучшим человеком на свете. И когда настанет час, кому придет в голову заподозрить Меллиса в убийстве самых дорогих ему людей?!

Но мирное существование Джорджа продолжалось недолго. Об этом позаботился доктор Харли.

– Я записал вас на прием к психиатру, доктору Питеру Темплтону, – резко сказал он в телефонную трубку.

– Поверьте, доктор Харли, – как можно мягче и любезнее начал Джордж. – Теперь это больше не понадобится. Я думаю…

– Мне плевать на то, что вы думаете! Помните наш разговор: я не стану обращаться в полицию, если вы согласитесь лечиться у психиатра. Если собираетесь нарушить…

– Нет, нет, – поспешно перебил Джордж, – раз вы так считаете, я согласен.

– Запишите номер телефона доктора Темплтона: 5-55-31-61. Он ожидает вашего звонка. Сегодня. Доктор Харли бросил трубку.

– Зануда проклятый! Вечно сует нос в чужие дела! – злобно прошипел Джордж.

Не хватало еще связаться с психоаналитиком! Но и Харли очень опасен! Что, если он заговорит?.. Придется договариваться с Темплтоном сходить туда раза два, и на этом все будет кончено.

Ив позвонила Джорджу на работу:

– Я дома.

– Ты…

Он боялся спросить:

– Ты… все в порядке?

– Сегодня же приходи ко мне.

– Не могу. Сложно уйти из дома. Алекс и я…

– В восемь часов.

Джордж не мог поверить глазам. Перед ним стояла Ив, такая же прекрасная, нежная, улыбающаяся. Меллис попытался найти хоть какие-то следы зверского избиения, но не смог:

– Просто невероятно! Словно ничего не было!

– Да, я по-прежнему красива, не так ли, Джордж? Она усмехнулась лениво, по-кошачьи, думая о том, что сделает с этим человеком. Такое омерзительное создание не должно поганить землю! Но сейчас не время. Он все еще ей нужен. Пока.

Они долго стояли, улыбаясь друг другу.

– Ив, трудно передать, как мне стыдно… Она подняла руку:

– Давай не будем об этом, хорошо? Что было, то было. Для нас ничего не изменилось.

Но тут Джордж внезапно вспомнил о том, что его встревожило:

– Мне звонил Харли. Договорился с каким-то чертовым психиатром, что я буду у того лечиться.

– Нет, – покачала головой Ив. – Объясни, что у тебя нет времени.

– Я пытался, но, если откажусь, он донесет полиции о том… несчастном случае.

– Дьявол!

Ив надолго задумалась. Потом, решительно тряхнув головой, спросила:

– Кто он?

– Психиатр? Какой-то Темплтон. Питер Темплтон.

– Слыхала о таком. У него хорошая репутация.

– Не волнуйся. Подумаешь, полежу часок на кушетке и ничего не скажу. Если…

Но Ив уже не слушала: новая мысль пришла в голову; она пыталась сообразить, стоит ли объяснять Джорджу задуманное, и наконец решилась.

– Знаешь, может, нам очень повезло, что все так случилось!

 

Питеру Темплтону было лет тридцать пять. Высокий, с широкими плечами, резко очерченными чертами лица, он выглядел скорее как полузащитник, чем врач-психиатр. В эту минуту он сидел за столом и, нахмурившись, глядел на пометку в списке сегодняшних пациентов.

"Джордж Меллис – зять Кейт Блэкуэлл”.

Обычно проблемы богачей не интересовали Питера Темплтона. Большинство его коллег были на седьмом небе, заполучив клиента, известного в высших кругах общества. Когда Питер Темплтон только начинал свою карьеру, тоже гонялся за такими, но быстро обнаружил, что не может сочувствовать их трудностям. Не раз богатые вдовы, пришедшие на прием, буквально бились в истерике только потому, что не получили приглашения на какой-нибудь светский прием; финансисты угрожали покончить с собой из-за денег, потерянных на фондовой бирже; стопудовые матроны, страдая, метались между модными ресторанами и курортами для тучных.

В мире было столько несчастий, но Питер Темплтон уже давно решил для себя: подобным “бедам” помогать не стоит.

Джордж Меллис. Питер весьма неохотно согласился встретиться с ним, и только из уважения к доктору Харли.

– Может, пошлешь его к другому врачу? У меня и без того полно пациентов.

– Считай, что делаешь одолжение лично мне, Питер.

– Что с ним?

– Это по твоей части. Я всего лишь старый деревенский доктор.

– Ну хорошо, – согласился наконец Питер. – Пусть он мне позвонит.

И вот Меллис появился у него в приемной. Темплтон нажал кнопку переговорного устройства:

– Попросите мистера Меллиса войти.

Питер видел фотографии нового пациента в журналах и газетах, но совершенно не представлял степени обаяния этого человека, его жизненной силы.

Мужчины обменялись рукопожатием.

– Садитесь, мистер Меллис, – пригласил Питер. Джордж взглянул на кушетку.

– Сюда?

– Куда вам удобнее.

Джордж выбрал кресло напротив стола и, оглядев Питера, улыбнулся. Раньше он со страхом думал о встрече с психиатром, но после разговора с Ив неожиданно успокоился. Доктор Темплтон станет его союзником и свидетелем.

Питер пристально рассматривал сидевшего перед ним человека. Приходя сюда впервые, пациент обычно нервничал. Некоторые пытались скрыть волнение за напускной бравадой, остальные либо молчали, либо говорили слишком много или держались агрессивно. Но в этом человеке не было заметно ни малейших признаков волнения. Наоборот, он казался вполне довольным собой.

"Любопытно”, – подумал Питер.

– Доктор Харли сказал, что у вас серьезные проблемы.

– Боюсь, целых две, – вздохнул Джордж.

– Почему бы не рассказать обо всем?

– Мне так стыдно! Вот почему я… Я решился прийти сюда. Наклонившись вперед, он мрачно признался:

– Я совершил такое, чего никогда в жизни не делал: ударил женщину.

Питер выжидающе молчал.

– Мы поспорили, и тут в мозгу что-то взорвалось, а когда пришел в себя… оказалось, я ударил ее. Он уже почти всхлипывал:

– Это было ужасно…

Внутренний голос Питера Темплтона уже подсказал ему, в чем заключалась проблема Джорджа. Этот человек получал наслаждение, избивая женщин.

– Вы напали на жену?

– Нет, на свояченицу.

Питеру несколько раз встречались заметки о близнецах Блэкуэлл. Похожи как две капли воды и невероятно красивы. Значит, Меллис избил свояченицу. Это признание заинтересовало Питера. Любопытно также, что тот, по собственному утверждению, нанес всего один или два удара. Будь это правдой, доктор Харли не стал бы настаивать на его визите к Питеру Темплтону.

– Вы сказали, что ударили ее. Нанесли телесные повреждения?

– В общем, да, и сильные. Я уже говорил, мистер Темплтон, что не помнил себя. А когда очнулся… просто не мог поверить случившемуся.

"Когда пришел в себя!” Типичный способ защиты. Это сделал не я, виновато подсознание.

– Имеете ли вы представление о том, что могло вызвать подобную реакцию?

– Вот уже полгода я постоянно живу в ужасном напряжении. Отец серьезно болел. Несколько тяжелых сердечных приступов подряд. Я очень беспокоился о нем. Мы с ним так близки!

– Ваш отец бывает здесь?

– Нет, он живет в Греции. Ах, тот Меллис!

– Что же вас еще беспокоит?

– Моя жена Александра. Джордж внезапно замолчал.

– Какие-нибудь семейные неурядицы?

– Не в том смысле, в каком вы думаете. Мы любим друг друга, только… Он поколебался:

– Последнее время Александра не совсем здорова.

– Физически?

– Морально. Она постоянно чем-то угнетена. Часто говорит о самоубийстве.

– Она обращалась к врачам?

– Я предлагал, – печально улыбнулся Джордж, – но Александра отказалась.

«Плохо, – подумал Питер. – Какой-нибудь модный психиатр с Парк Авеню наверняка упустил возможность заработать целое состояние!»

– А с доктором Харли вы говорили по этому поводу? – спросил он вслух.

– Нет.

– Поскольку это ваш семейный врач, предлагаю побеседовать с ним. Если он посчитает необходимым, я порекомендую психоаналитика.

– Нет-нет, – нервно запротестовал Джордж, – не желаю, чтобы Александра подумала, будто я сплетничаю за ее спиной. Боюсь, доктор Харли будет…

– Все в порядке, мистер Меллис. Я сам ему позвоню.

 

– Ив, мы влипли, – рявкнул Джордж. – Все пропало!

– Что случилось?

– Я все сделал в точности, как ты велела, сказал, что Александра постоянно говорит о самоубийстве.

– А дальше?

– Сукин сын собирается позвонить Джону Харли и посоветоваться с ним!

– О Господи! Этого нельзя допустить! Ив начала мерить шагами комнату и, внезапно остановившись, решила:

– Хорошо. Я сама управлюсь с Харли. Темплтон сказал, когда снова приходить?

– Да.

– Обязательно явись вовремя.

На следующее утро Ив отправилась к Джону Харли. Доктор любил семью Блэкуэллов, лечил близнецов с самого детства, на его глазах они выросли, был свидетелем трагической смерти Мериэн и несчастья с Тони, помог поместить его в психиатрическую лечебницу. И вот теперь ссора между Кейт и Ив. Джон никак не мог понять причину, но в конце концов это его не касается. Главное, чтобы все пациенты были здоровы.

Увидев входившую в кабинет Ив, Харли удивленно покачал головой:

– Кит Уэбстер просто гений!

Единственным напоминанием о трагедии был едва заметный красноватый шрам на лбу девушки.

– Доктор собирается удалить его, через месяц-другой, – пояснила Ив.

Джон ободряюще похлопал ее по руке:

– Ты еще прекраснее с этой меткой, Ив. Я очень рад, что все обошлось. Садись. Чем могу помочь?

– У меня все в порядке, Джон. Дело в Александре.

– Что-то не в порядке? – нахмурился Харли. – Опять Джордж?

– Нет-нет, – поспешно заверила Ив. – Джордж ведет себя идеально, и, по правде говоря, именно он позвонил мне насчет Алекс. Последнее время она чем-то угнетена. Постоянно говорит, что не желает больше жить.

– Не верю. Непохоже на Александру, – решительно сказал доктор.

– Понимаю, я сама не верила, но, когда встретилась с ней, была просто потрясена. Алекс так изменилась! Просто на себя непохожа! Я ужасно волнуюсь, Джон. К бабушке, сами понимаете, идти нельзя. Сделайте что-нибудь, прошу вас.

Глаза Ив затуманились.

– Я уже потеряла Кейт и теперь боюсь лишиться сестры.

– Как долго это продолжается?

– Не знаю. Я умоляла Алекс поговорить с вами. Сначала она отказывалась, но потом все-таки удалось ее убедить. Помогите Алекс, ради Бога!

– Конечно, помогу. Пусть завтра же утром приходит. И не волнуйтесь, Ив. Сейчас есть много новых лекарств – просто чудеса творят.

Доктор проводил девушку к выходу. Почему Кейт столь безжалостна? Ив так любит ее и сестру!

Вернувшись к себе, Ив тщательно стерла кремом нарисованный на лбу тонкий шрам.

Назавтра, ровно в десять, сидевшая в приемной медсестра объявила:

– Доктор, к вам миссис Александра Меллис.

– Попросите ее войти.

Она шагала медленно, словно боясь, что сейчас упадет. Бледная, под глазами темные круги. Джон Харли взял ее за руку.

– Рад видеть вас, Александра. Как поживаете? Какие-то проблемы? Я слыхал…

– Как глупо с моей стороны беспокоить вас! – еле слышно ответила она. – Ничего серьезного, я уверена! Не уговори меня Ив, ни за что бы не пришла. Я себя прекрасно чувствую. По крайней мере, физически.

– А эмоционально? Женщина поколебалась:

– Сплю не очень хорошо.

– Что еще?

– Вы подумаете, что я истеричка.

– Для этого я слишком хорошо знаю вас, Александра.

Она опустила глаза:

– Какая-то постоянная депрессия. Легко устаю, раздражаюсь. Джордж из себя выходит, лишь бы угодить мне, придумывает, куда бы пойти, что сделать. Беда в том, что мне не хочется никуда идти и делать что-то. Все кажется таким… безнадежным.

Джон внимательно вслушивался в каждое слово, исподтишка изучая ее.

– И все время думаю об одном – как покончить с собой. Голос понизился до еле слышного шепота:

– Может, я с ума схожу?

– Вряд ли, – покачал головой Джон. – Вы слыхали когда-нибудь об ангедонии? Она покачала головой.

– Это нарушение биологического равновесия, вызывающее подобные симптомы. Довольно обычный случай. Теперь есть много средств излечить вас. Эти лекарства не имеют побочных эффектов и прекрасно действуют. Я, конечно, обследую вас, но, думаю, мы ничего не найдем.

После осмотра, когда она вновь оделась, доктор Харли сказал:

– Я выписал рецепт на велбутрин. Это антидепрессант нового поколения – просто чудеса творит.

Она безучастно наблюдала, как доктор берет рецептурный бланк.

– Прошу вас, – добавил Харли, – прийти сюда ровно через неделю. Если почувствуете себя хуже, немедленно звоните.

И вручил ей рецепт.

– Спасибо, Джон. Надеюсь, это излечит меня от снов.

– Каких снов?

– О, я думала, что рассказала вам. Каждую ночь я вижу один и тот же кошмар – будто плыву на яхте, дует ветер, и море зовет меня. Я подхожу к поручню, перегибаюсь и оказываюсь в воде и тону, захлебываюсь…

Выйдя на улицу, Ив обессиленно прислонилась к стене, глубоко дыша. Удалось! Она сделала это! Все обошлось!

И, торжествующе улыбнувшись, выбросила рецепт в урну.

 

Глава 32

 

Кейт Блэкуэлл устала. Совещание продолжалось слишком долго. Она еще раз оглядела членов правления, сидевших за столом. Все эти женщины и мужчины казались такими свежими и полными сил! Значит, дело не в совещании, а в ней самой. Восемьдесят два года не шутка. Она стареет! Кейт сокрушенно покачала головой.

Нет-нет, смерти она не боится, но и уходить на покой рано. Нельзя умирать, пока бразды правления “Крюгер-Брент Лимитед” не возьмет член семьи Блэкуэллов. Горько разочаровавшись в Ив, Кейт попыталась было поговорить с Александрой, но та решительно отказалась даже войти в совет директоров.

– Ты же знаешь, я все для тебя сделаю, бабушка, но только не это. Я совершенно не способна управлять компанией. Джордж – другое дело. Он будет превосходным администратором…

–…Вы согласны, Кейт? – обратился к ней Брэд Роджерс. Кейт пришла в себя и виновато взглянула на Брэда.

– Простите, я не расслышала.

– Мы обсуждали присоединение фирмы Демко, – терпеливо повторил он.

Последнее время Брэда Роджерса беспокоила Кейт. На совещаниях она постоянно отвлекалась, думала о чем-то другом, но именно в ту минуту, когда он решал, что Кейт уже выжила из ума и пора бы старушке назначить другого председателя правления, она выдавала какую-нибудь ошеломительную идею, так что Брэду оставалось только удивляться, почему никто раньше до этого не додумался.

Удивительная женщина! Он вспомнил о том коротком давнем романе, много лет назад, и снова спросил себя, почему все так быстро оборвалось.

 

Это был уже второй визит Джорджа Меллиса к Питеру Темплтону.

– Скажите, мистер Меллис, часто ли вы в прошлом проявляли жестокость по отношению к женщинам?

– Нет, – покачал головой Меллис, – я ненавижу насилие. Пусть записывает, самодовольный сукин сын, пусть все получше запишет. Коронер обязательно спросит и об этом!

– Вы говорили, что родители никогда не наказывали вас? Физически, я имею в виду.

– Совершенно верно.

– Как считаете, вы были послушным ребенком? “Осторожно! Он расставил ловушку!"

– Обыкновенным, я полагаю.

– Обыкновенного ребенка время от времени наказывают за нарушение правил, установленных взрослыми. Джордж неодобрительно усмехнулся:

– Не помню, чтобы я нарушал какие-нибудь правила! “Лжет, – подумал Питер, – но почему? Что он скрывает?” И вспомнил разговор с доктором Харли после первого посещения Джорджа Меллиса.

" – Он сказал, что ударил свояченицу, Джон, и…

– Ударил! – негодующе перебил Харли. – Скажи лучше, едва не убил! Раздробил скулу, сломал нос и три ребра, жег сигаретой ягодицы и ступни.

Темплтона затошнило от отвращения.

– Он мне ничего не сказал!

– Еще бы! – рявкнул Харли. – Я пригрозил, что, если он не пойдет к тебе, обращусь в полицию!"

На ум вновь пришли слова Джорджа:

"Мне так стыдно! Поэтому я и решил посоветоваться с вами”.

Значит, он тогда тоже солгал!

" – Меллис говорил, что его жена страдает от депрессии и хочет покончить с собой.

– Вот это правда. Несколько дней назад Александра была у меня. Я прописал велбутрин. Не нравится мне ее состояние. А Меллис? Что ты о нем думаешь?

– Пока не знаю, – медленно ответил Питер, – но чувствую, что он опасен”.

 

Кит Уэбстер так и не смог забыть Ив Блэкуэлл. Она – словно прекрасная богиня, изменчивая и недосягаемая, очаровательная и капризная, веселая и жизнерадостная. Он – серый, унылый, застенчивый смертный. Что может быть общего между ними! Кит никогда не был женат, потому что не мог поверить: неужели какая-нибудь женщина может полюбить его настолько, что выйдет за него замуж?! Выйдя из операционной, этот талантливый хирург с волшебными пальцами неузнаваемо преображался. В нем абсолютно не было ни тщеславия, ни самолюбия. Кит вырос в семье, где правила властная, не терпящая возражений мать, а отец, слабовольный ничтожный человечек беспрекословно подчинялся. Сексуальные потребности Кита были невелики: почти вся энергия уходила на пациентов. Но теперь он мечтал об Ив Блэкуэлл, она снилась по ночам, и по утрам, вспоминая эти сны. Кит краснел. Уэбстер знал, что должен увидеть ее.

Как-то раз он, решившись, все же набрал номер.

– Ив, это Кит Уэбстер. Надеюсь, я не помешал. Вот… я… вспоминал о вас вчера… и… хотел узнать… как вы поживаете.

– Спасибо, Кит, все в порядке. А вы?

В голосе девушки слышались поддразнивающие нотки.

– П-превосходно, – выдавил он. – Не согласитесь пообедать со мной, если, конечно, вы не слишком заняты?

Ив улыбнулась. Какой восхитительно робкий маленький человечек! Забавно наблюдать, как он смущается и краснеет!

– С удовольствием, Кит!

– Правда? – удивился Уэбстер. – Когда?

– Как насчет завтра?

– Договорились, – поспешно согласился Кит, боясь, что она передумает.

Ив прекрасно провела время. Доктор Уэбстер вел себя, как влюбленный школьник: ронял салфетки, пролил вино и опрокинул вазу с цветами. Наблюдая за всеми его выходками, Ив искренне веселилась. Кто бы мог подумать, что это прославленный хирург!

Поднявшись из-за стола, Кит смущенно спросил:

– Не можем ли мы… когда-нибудь еще встретиться? Сохраняя абсолютную серьезность, но едва удерживаясь от смеха, Ив покачала головой:

– Лучше не стоит, Кит, я положительно боюсь влюбиться. Он залился краской, не зная, что ответить. Ив похлопала его по щеке:

– Я никогда вас не забуду. Кит снова опрокинул вазу.

Через несколько дней Уэбстер подошел к доктору Джону Харли, сидевшему в больничном кафетерии:

– Джон, обещаю все сохранить в тайне. Прошу, скажите правду: что случилось с Ив Блэкуэлл? Харли, поколебавшись, пожал плечами:

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.