Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

План действий мне нравится, - подтвердил Митч.



Вновь находясь в пробке, Алекс включил радио. Один из современных актеров зачитывал строки лорда Альфреда Теннисона:

Закат вдали и первая звезда,

И ясный дальний зов!

И пусть теперь у скал замрет вода;

К отплытью я готов.

Пусть медленно, как сон, растет прилив,

От полноты немой,

Чтобы безбрежность, берег затопив,

Отхлынула домой.

Пусть колокол вечерний мерно бьет,

И мирно дышит бриз,

Когда пройду последний поворот,

Миную темный мыс.

Развеется за мной, как морок дня,

Береговой туман,

Когда мой Лоцман выведет меня

В открытый океан.

- Не плохо, - согласился водитель. – Я так-то не любитель подобного дерьма, но очень даже неплохо. А кто читал-то?

- Джордж Клуни.

- Ааааа – это тот, который в «Одиннадцати друзьях Оушена» снимался?

- Он много где снимался: «Бэтмен и Робин», «Двенадцать друзей Оушена», «Скорая помощь», «От заката до рассвета», «Дети шпионов»…

- Ясно. А к кому мы едем-то?

- К Рону.

- К Рону? – удивился Митч. – К Рону Дженкинсу? Ооооо сейчас я оторвусь над этим мелким черномазым.

- Если бы не я, то он ушел или в банду, или стал бы наркодилером, или сел бы за решетку. Последний вариант очевиднее всего. Он же благодаря своим примочкам неоднократно помогал мне. Если бы не Рон – на раскрытие некоторых материалов ушло бы гораздо дольше времени. Я думаю отправить его в университет. Отучится на программиста и найдет нормальную работу.

- Ты прям Санта Клаус.

- Денег у меня хватает, а вот как таковой команды нет.

- У тебя есть психованный брат, который общается с трупаками, мелкий нигер, как я понял рубит в технике… Ну, и конечно, твой непосредственный руководитель, твой наставник, один из самых умных людей города «большого яблока» - Митч Томсон. Прошу без аплодисментов и поклонов.

Фитцжеральд снова засмеялся и в этот момент, казалось, замедлилось время. Он знал, что сейчас произойдёт. Вот уже последние три года после сеансов телепатии у него начинались галлюцинации. Каждый раз сознание детектива представляло ему очередную яркую реалистичную картину. Год назад при подобном припадке он чуть не убил Милену и сам чудом остался жив.

Сейчас он понимал, что находится не за рулем. Его логический разум противоборствовал с творческим сознанием. Но если Алексу ранее удавалось убедить себя в нереальности происходящего, то в последнее время он останавливался и досматривал всю фантазию потаенных уголков своего мозга до завершения.

Длинная река машин одновременно остановилась, прекратив хоровой вой сигналов, споров автомобилистов и работы сотен двигателей. Словно по одной команде все водители вышли из своих транспортных средств и, развернувшись, направились в сторону «Jaguar».

- Запри машину, пожалуйста.

- Что? – удивился Митч. – Зачем?

- Просто сделай, о чем я тебя прошу.

Томсон и так считал всю семью Фитцжеральдов психами, в прочем, как и добрую половину Нью-Йорка. Узнав же о галлюцинациях детектива, это было бы его настоящим торжеством.

Защелкнули замки автомобильных дверей. Люди сначала покачивающейся толпой окружили автомобиль. Они походили на безмозглых зомби, о которых так много снимали кинолент. Впрочем, подобная тематика кинематографа и непосредственно жанра ужасов ему никогда не нравилась. Однако, когда оказываешься на месте главного героя, окруженного тысячами разлагающихся тел, причем запах смрада, нагонял ужаса больше, чем сами зомби, волей-неволей соглашаешься, что это страшно.

Страх… Чувство, придуманное нашим мозгом, чтобы сохранить в целостности наш организм. Правда иногда это чувство разрастается до такой степени, что мозг дает сигнал телу о самоликвидации. И сейчас разум Фитцжеральда начинал подавать хоть и слабые, но чувствительные сигналы о самоубийстве:

«Ты же не хочешь стать таким же? – спрашивал он себя. – Действительно – лучше смерть, чем быть ни живым, ни мертвым. Но не стоит забывать – все происходящее просто обман. Ничего нет. Да! В Нью-Йорке прогремело несколько взрывов, но они не могли привести к подобному. Зомби – это только сказочные персонажи. Наверное, будет точнее сказать кино-персонажи. Причем после выхода «Обитель зла» и «28 дней спустя» ничего хорошего на тему ходячих мертвецов на экран не выходило».

Пока Фитцжеральд объяснял все это своему разбушевавшемуся сознанию, плотное кольцо разлагающихся трупов сомкнулось. Некоторые безмозглые представители начали забираться на капот «Jaguar», биться головами о стекла, дергать ручки дверей.

- У тебя стекла бронированные? – как ни в чем не бывало, он спросил у водителя.

- Конечно, - с серьезным тоном ответил Митч, прибавляя радио литературы:

 

«Как тяжко мертвецу среди людей

Живым и страстным притворяться!

Но надо, надо в общество втираться,

Скрывая для карьеры лязг костей...

Живые спят. Мертвец встает из гроба,

И в банк идет, и в суд идет, в сенат...

Чем ночь белее, тем чернее злоба,

И перья торжествующе скрипят.

Мертвец весь день труди'тся над докладом.

Присутствие кончается. И вот -

Нашептывает он, виляя задом,

Сенатору скабрезный анекдот...

Уж вечер. Мелкий дождь зашлепал грязью

Прохожих, и дома, и прочий вздор...

А мертвеца - к другому безобразью

Скрежещущий несет таксомотор...»

 

Зомби вырывали свои глаза, размазывая их по лобовому стеклу, ключами от автомобиля резали свое горло, от его былого спокойствия не осталось ничего.

- Ты какой-то странный, - подметил Митч.

- С чего ты взял? – сквозь зубы проговорил детектив.

- Ну, не знаю. Бледный какой-то, смотришь в одном направлении, глупые вопросы задаешь.

- Какие глупые вопросы?

- Ну, типа бронированное стекло у меня или нет. Дружище, откуда у меня бронированное стекло?

Как только Митч произнес эти слова – лобовое стекло начало трескаться от бесчисленных ударов покойников. Одни раскачивали автомобиль, другие, ломая свои конечности, бились об окна.

«Боже мой, когда все это кончится?»

- Голова перестала болеть? – спокойный тон голоса Митча придавал уверенности.

«Вот бы хоть на секунды он увидел то, что вижу я. Послушал бы я, как изменился его голос».

- Да, прошла, - прижимаясь к креслу, сказал пассажир.

В лобовом стекле образовалась дыра, сквозь которое один из полу покойников старался дотянуться до жертвы внутри автомобиля. Алекс еще сильнее вдавился в кресло. Из разлагающейся руки сползали черви и падали на плащ детектива. У Фитцжеральда пересохло во рту, сильно зажмурив глаза, по их открытию он рассчитывал, что весь кошмар закончится. Нервно оттряхивая от себя червей, он, наконец, привлек внимание напарника:

- Да, что с тобой, мать твою?!

- У меня галлюцинации, - начал пояснение, детектив, чуть-ли не падая в обморок. – После телепатических сеансов, что-то случается с моим сознанием. Возможно перенапряжение. От всего этого мне начинают мерещиться различные картины, каждый раз новая сцена. Но все они вызывают у меня страх.

- Ты псих, - также спокойно, сказал Томсон. – Ну, а что ты сейчас видишь?

- Будто зомби окружили нашу машину, - приглушенным голосом объяснял пассажир. – Один из них разбил окно и тянет свою сгнившую руку к моему горлу.

- Хах, - усмехнулся Митч. – Зато, какая экономия на кокаине. Ха-ха-ха.

- Если честно, то не очень смешно.

- Хочешь – я остановлюсь, и ты пересядешь на заднее сидение?

- Заднего окна тоже практически нет. Двое зомби раскромсали остатки стекла.

- Со стороны звучит весело, - улыбка не сходила с лица лейтенанта, но он все же оглянулся посмотреть, что творится на заднем сидении.

Окна были на месте, никаких ходячих мертвецов, даже кожаные кресла цвета вареного молока оставались незапачканными.

- Я сегодня уже говорил, что ты псих?

- Раза два точно… - жуткая головная боль не дала закончить мысль, и детектив разразился в зверином крике. – ААААААА!!!!

Возможно, на сегодня это и было концом галлюциногенным кошмарам. Тонкая ультразвуковая сирена затмила страх и реальность. Слуховые перепонки вот-вот должны были лопнуть, но каким-то образом противный звук становился все тише и тише. Словно поезд со своим стуком рельс уносился вдаль.

- Дружище, с тобой все в порядке? Алекс? Ты слышишь меня?

Фитцжеральд выдохнул и, открыв глаза, увидел все тот же осенний Нью-Йорк без ходячих мертвецов, без опустелой череды автомобилей.

- Прошло? – переспросил Томсон.

- Да прошло, - моргая глазами, ответил пассажир. – Вопрос в другом – надолго ли?

 

***

- Этот сапляк живет в этом доме? – удивился Томсон, захлопывая дверь автомобиля.

Фитцжеральд, поправив шляпу, коротко ответил:

- Да.

Уединенный двухэтажный дом располагался недалеко от департамента полиции. Мраморная лестница, узорчатый забор из железных прутьев и обшивка из красного кирпича – говорили о дороговизне здания.

На звонок в дверь никто не ответил:

- Да где этот засранец? – нервничал Митч. – Нам еще по двум адресам кататься.

- Наверное, в подвале, - вынимая мобильный телефон, сказал детектив и на немой вопрос Мтича лишь добавил. – Сейчас сам все увидишь… Да, Рон, слышишь меня?.. Мы приехали и ждем у дверей.

- Шевели своим черным задом! – крикнул в трубку напарник.

- Скажи честно, Митч, как ты меня называешь за спиной?

- Нудным англичашкой.

- Хм… А если бы ты не знал моих великобританских корней, то какой прозвище придумал бы?

- Просто «нудный». В крайнем случае, с добавлением «задница».

- Справедливо. Спасибо, что честно признался.

- Да ты обращайся, дружище… - чуть помолчав, лейтенант спросил. – Алекс, а правда, что пятьдесят процентов англичан – голубые?

Детектив положил ему руку на плечо и сказал:

- Правда.

В дверях показался чернокожий подросток в оранжевой толстовке с капюшоном и в зеленых спортивных штанах. Однако не яркая одежда была самой заметной во внешности худощавого парня, а его прическа с дредами.

- Добрый день, мистер Фитцжеральд и мистер Томсон.

- Круто, - заходя в дом, сказал Митч, даже не дожидаясь приглашения. – Нигретос помнит даже мою фамилию. Каким видом наркотиков приторговываешься?

- Никаким, мистер Томсон, - сопровождая гостей по широкой гостиной, ответил постоялец дома.

- А как же ты, мать твою, смог заработать на такой коттедж?

- Это собственность, мистера Фитцжеральда, - объяснил подросток. – Я просто здесь живу и смотрю за домом.

- Дааааа. Странно, но хозяин дома никогда не приглашал меня в гости. А я вроде как, коллега. Можно сказать боевой напарник.

Митч разглядывал здание, словно находился в галерее. В принципе по количеству антикварных вещей, по разнообразию развешанных на стенах картин – дом и походил на небольшой музей. Но помимо коллекционных экспонатов здесь хватало и современной техники.

- Холодильник. Итак, что тут у нас есть, - пока лейтенант вытаскивал бутылки пива, Алекс и Рон открывали дверь в подвал.

- Ты взял все, что тебе нужно? – спросил Фитцжеральд.

- Эй, мелочь, - уже подходя к двери в подвал, обратился он к Рону. – Сбегай еще мне за чипсами.

Закрыв дверь, они окунулись во мрак. Осторожно ступая по ступенькам, они вышли в комнату, из которой бил свет. Войдя в небольшое помещение, у Митча отвисла челюсть.

- Что за?... Ничего себе! – только и смог он выдавить из себя.

Практически на всю стену были установлены десятки мини-экранов. Каждая в размере порядка десяти дюймов. Перед этим гигантским телевизором располагался стол с компьютером и одно кожаное кресло. Работа на этом месте явно не была рассчитана на зрителей. В каждом мини-экране происходили определенные действия, не взаимосвязанные и не повторяющиеся ни на одном мониторе.

- Я по максимуму хотел собрать информацию по этому городу. Подкупать власти практически нереально. Но подобный ход мне по карману. Камера на 35 авеню, камера в кафе в Бронксе, камера на Манхеттене, еще одна в Гарлеме. В общем, порядка ста подобных камер по всему Нью-Йорку.

- А у тебя есть яйца, - только и смог проговорить Митч, уставившись на огромную светящуюся стену.

- Вся информация записывается на жесткий диск и хранится в течение трех месяцев, - продолжал пояснения детектив. – При необходимости получения данных по определенному району – просто звоню Рону, называю адрес и время и вуаля. Он из базы данных выгружает видео и отправляет мне.

- И как часто выручала эта чудо-машина? – открывая бутылку пиво, спросил Митч.

- Пока помогла в раскрытии только двух дел.

- Совсем неплохо.

- Я тоже так думаю, – Алекс обратился к подростку. - Рон, показывай, что хотел.

- Может принести стулья? Спросил он.

- Ненужно. Присаживайся, а мы с мистером Томсоном просто посмотрим, что ты нашел.

- Вот ты его воспитал, - удивился напарник. – Это точно тот черномазый, который орудовал на районе «Железнодорожных банд»? Который воровал колеса прямо под носом у полицейских и сливал бензин с парковок?

- Да, мистер Томсон, это точно я, - его тонкие пальцы быстро побежали по клавиатуре, набирая необходимую дату, время и место.

- А года три назад ты бы мне ответил: «Иди в задницу, легавый». Эх, куда только бежит время? И что оно с нами делает? – отпивая глоток холодного напитка, произнес Митч.

- Нашел, - загружая файл, объявил Рон.

- Покажи на весь экран.

После загрузки видео, все небольшие мониторы объединились в один большой телевизор с единым изображением. Видео было беззвучным, но цветным.

Огромный мужчина в одежде римского гладиатора вышел из оружейного магазина. Его золотистые доспехи уже были запачканы в крови, что говорило о жертвах в магазине. Засунув в ножны меч, он снял с плеч лук и, как ни в чем не бывало, стал выпускать стрелы на прохожих. В накаченных руках не было ни намека на дрожь, а мирные жители замертво падали от точных попаданий. Тех, кто, корчась от боли, оставались в живых, Гладиатор добивал мечом.

- Полный отморозок, - подытожил Митч.

- Это не самое интересное, - Рон промотал видео вперед. – Самое интересное начнется сейчас.

После того, как гладиатор расправился с полусотней неповинных граждан, улицу окружили автомобили ФБР. Агенты штурмового отряда заняли позиции и, видя, что преступник не вооружен огнестрельным оружием, не старались скрывать своих тактических расположений.

Никто ничего не предпринимал до приезда черного «Hummer». Как только из грозной машины вышел мужчина в черном пиджаке и дал команду по рации – все сотрудники сменили магазины.

- Что они делают? – спросил Рон.

- Наверное, заряжают свои стволы с боевых патронов на снотворные, - пояснил Митч.

Из-за прегражденных легковых автомобилей показался переговорщик. В своем стиле он расставил руки в сторону, давая понять, что не вооружён, и начал что-то объяснять мускулистому гиганту. Однако тот явно не слушал его. Достав очередную стрелу, он выпустил ее в горло переговорщику, отчего тот повалился, дрожа в судорогах.

Вальяжность представителей власти сразу же пропала, и они попрятались в свои укрытия. Приказ об открытии огня последовал незамедлительно. Снайперы сделали по одному точному выстрелу с сонной дозой. Однако Гладиатор все также остался стоять на ногах.

Сотрудники штурмового отряда сначала забросили дымовыми шашками оцепленный периметр, затем закинули железную сеть. Гладиатор запутался в железной связке, но все же поднялся на ноги. Вместе с переплетенной сетью он поднял и подоспевших федералов. Сила этого парня просто поражала. Отшвырнув от себя этих людей, он снова взялся за колчан со стрелами. Очередные пять сотрудников пали замертво, пораженные точными выстрелами из лука.

Все тот же мужчина в черном отдал очередной приказ, отчего снайперы открыли огонь. Стреляли они до тех пор, пока не закончились снотворные патроны. Сначала Гладиатор встал на колени, а затем и вовсе повалился на землю.

Обмотав гиганта цепями, сотрудники забросили его в служебный фургон. Другие начали вытаскивать трупы из улицы, погружая тела в фургон, третьи затерялись в соседних домах, последние собирали гильзы. В течение десяти минут, улица была в таком же состоянии, как и до кровавой бойни.

- Что они делают? – спросил Рон.

- Заметают следы, - бросил Фитцжеральд. – Во сколько все это произошло?

- В семь сорок шесть.

- В новостях что-либо говорили об этом происшествии?

- Нет, мистер Фитцжеральд. Это-то меня и удивило. Чувак грохнул больше пятидесяти человек, среди которых были и федералы, а по ящику об этом ни слова. Поэтому я и позвонил Вам.

- Думаешь, он как-то замешен в нашем деле?

- Не знаю, Митч. Но четыре бессмысленных обстрела ранее и приблизительно тоже самое сейчас… Правда в этом инциденте, как мне кажется, особое внимание нужно уделить исполнителю. Рон, узнай кто он. Все-таки монстров с таким телосложением не так много в нашем городе.

- Одну минуту, - вырезая кадр из видео, он перетащил изображение в отдельную программу на рабочем столе.

Программа начала считывать данные, рассматривая по отдельности каждую часть тела Гладиатора, определяя рост и вес.

- Так, теперь зайдем в базу данных полиции, - подросток ввел определенную комбинацию чисел и букв, после чего открылся сайт поиска.

- Мне кажется, это противозаконно, - подметил лейтенант, допивая вторую бутылку пива.

- А кто за рулем поедет? – мысль только сейчас дошла до Фитцжеральда.

- Я, - отозвался Томсон, открывая последнюю бутылку пива.

- А это не противозаконно? – с тем же вопросом обратился к нему Рон.

- Если найдешь копа, который осмелится остановить заместителя начальника департамента полиции, то пришли мне пожалуйста его фото или номер значка.

Тонкие пальцы подростка перестали бегать по клавиатуре, и он объявил:

- В базе данных таких людей нет. Будет время пройдусь по базе данных других штатов.

- Давай, Рон.

- Скоро начнется выпуск новостей, - отметил лейтенант. – У тебя есть телевизор, который показывает обычные программы?

- Да, конечно, - Рон вытащил из выдвижного ящика компьютерного стола пульт и включил плазменный телевизор, расположенный на соседней стене.

Пока на экране шли рекламы, Митч спросил:

- Слышь мелкий, а ты где так шарить научился в компьютерах?

- Мистер Фитцжеральд устроил меня в школу с математическим уклоном. Там я занимался на дополнительном обучении информатикой и программированием. Языки Бейсик, Паскаль, Си++, Джава…

- И что тебя учителя научили всему этому? – удивился Митч.

- Неееет. Они вообще в этом не рубят. А вот старшеклассники на этом неплохо зарабатывают. Мне рассказывали, что один из них даже может удалить досье из базы сайта исправления и наказания. Ну, типа был судим – одно нажатие кнопкой и снова чистый человек. Круто да?

- Запишешь номер это программиста. У меня к нему пару вопросов накопилось….

- Тихо! – прибавляя телевизор, прервал их Фитцжеральд. – Сейчас посмотрим, что в городе творится.

- Добрый день, уважаемые телезрители. С вами я, Сальма Блум, с выпуском новостей, - объявила ведущая, и по экрану побежали короткие кадры новостей. – Коротко о главном. Российские бомбардировщики обстреливают мирных жителей Сирии. Примет ли Европа очередной поток беженцев, бежавших из стран ближнего востока. Нефть снова дешевеет на мировом рынке – прогноз и прямая зависимость от внешних факторов. Звездная пара Бред Пит и Анжелина Джоли усыновили очередного ребенка. Жительница Нью-Йорка Беатрис Фокс выиграла в государственной лотерее семьдесят три миллиона долларов.

- Что? – хором произнесли Митч и Алекс.

- Твою мать, мы брали показания у миллионерши, - схватившись за голову, произнёс Митч. – Нужно было все ее бумажки забрать в качестве вещественных доказательств. Алекс, мы бы уже жили припеваючи где-нибудь на Карибах.

- Переключи на другие каналы, - попросил Фитцжеральд.

На всех других каналах, дублировали тоже самое.

- Посмотри в интернете.

- Уже смотрел, мистер Фитцжеральд. Ничего про кровавое месиво и про убийцу-гладиатора. ФБР замело следы и очистило память свидетелям.

- Не очистило память, а промыло мозги, - поправил Митч. – Все сказки об устройстве стирающим мозги – это чепуха. Ну, не считая лоботомии конечно. А вот собрать подписи и припугнуть последствиями утечки информации эти засранцы могут. Какие мысли, напарник?

- Действуем по старому плану. Я еду к Митрич, а ты по последнему адресу. Вечером встречаемся и обсуждаем с Харрисом собранную информацию, - детектив взглянул на наручные часы и сказал. – В семь вечера в департаменте.

- К этому времени я уже напьюсь, - объявил лейтенант, допивая последнюю бутылку.

 

***

- Как же хорошо сесть в свою тачку! - усаживаясь за руль черного «Dodge Challenger» , сказал Фитцжеральд.

Мощный, звероподобный, быстрый – именно такие автомобили по мнению самого детектива должны быть у парней его возраста. Семейные авто с максимальной скоростью разгона до восьмидесяти миль в час приобретать ему было рано, а из возраста дешевых иномарок, постоянно ломающихся, он уже вышел. Благодаря своей бывшей машине марки «Ford Sierra», он практически полностью выучил внутренности автомобиля.

Как его убеждал Митч: «Первая тачка всегда должна ломаться. Без этого ты не сможешь даже заменить колесо на следующей. А следующая в любом случае должна быть дорогой. Если ты купил дешевую – значит в твоей жизни не все так хорошо»…

Митч не отличался какой-либо предпринимательской жилкой, не умел обращаться ни с деньгами, ни с женщинами. Но потаенная мудрость и философия в его словах всегда цепляли Фитцжеральда.

Не сказать, что детектив одобрял трату всех накопленных средств на роскошь вроде автомобиля, как это сделал его напарник. Но его слова: «Второй жизни у нас уже не будет. А я не могу всю жизнь проездить на убогом корыте» - буквально впились в мозг детектива.

И действительно, как только он с «Sierra» пересел на «Challenger» - получил заряд такого позитива и комфорта, что воспоминания о прошлом автомобиле поблекли. И теперь пересаживаться он собирался только на технику классом выше.

Дороги в это время были разгружены. Наручные часы детектива показывали четверть четвертого дня. Единственный вопрос, серьезно беспокоящий детектива, закончились ли приступы галлюцинаций? В память снова ударился день аварий.

Пока Фитцжеральд включал альбом песен Рэя Чарльза, справа к нему пристроилась красная «Ferrari».

- Неплохой аппарат, - произнесла смазливая блондинка за рулем. – Может наперегонки?

- Я был бы признателен, если бы Вы меня подвезли.

Девушка сняла солнцезащитные очки и посмотрела на парня своими большими голубыми глазами.

- Я где-то тебя видела…

- Я знаменитый боксер, абсолютный чемпион мира по версии WC в тяжелом весе.

- Ты еще скажи, что ты черный, - с серьезным тоном в голосе, произнесла девушка. – Куда тебя подвезти?

«Вот и решена проблема безопасности. Да еще и с такой спутницей. Кажется день начинает преображаться».

- Меня в один из романтических районов, находящихся за районом Железнодорожных банд.

- Ты случаем не маньяк?

- Я завершил свою карьеру после последнего срока в Сан-Квентине.

- Жаль, - открывая дверь, сказала девушка. – Садись, укажешь направление в райские районы.

До серьезных отношений с Миленой, Алекс параллельно мог встречаться с несколькими девушками. У него была довольно презентабельная внешность, отсутствие вредных привычек, но самое завораживающее в нем – была его джентельменская галантность. Он был из эпохи коренных англичан, держащих правильно осанку, знающих от первой до последней буквы правила этикета и стелящих свой пиджак на лужу, чтобы дама могла пройтись, не запачкав туфельки. Однако, что касалось измены – тут он переступал черту и пользовался теми особами, кто подавал хотя бы тонкие знаки внимания.

Даже встречаясь порядка двух лет с Миленой, он успел переспать с дюжиной девушек, но от этого чувства детектива не угасали, а наоборот он все сильнее влюблялся в свою избранницу. Последней каплей стала авария, из-за которой чуть не погибла девушка. После этого случая детектив не изменял ей, исключительно оценивая особ противоположного пола только глазами.

Сейчас его везла блондинка с ясными, как небо глазами, со стройными формами, которые не способно было скрыть ее красное платье с большим вырезом на ноге. Возможно, она специально одела его под цвет автомобиля, или она настолько богата, что выбирает автомобили под цвет своих платьев. Но в этой девушке было то, что не может быть составляющей семьи, но может быть одним из самых счастливых воспоминаний в жизни, сравнимый с рождением ребенка, с днем бракосочетания, с получением заветного приза, с достижением намеченной цели.

- Так откуда я тебя знаю? – улыбка явно была ей к лицу. Она то смотрела на дорогу, то на пассажира.

- Я. Детектив, - коротко ответил Алекс.

- Точно! – вспомнила девушка, убавляя радио. – Ты детектив Алекс Фитцжеральд. Все верно? Раскрыл дело о пропавших подростках где-то год или два назад.

- Совместно с департаментом полиции и еще с кучей помощников. Ты мое имя знаешь…

- Анжелика.

- Мне интересно, Анжелика, где нужно работать, чтобы заработать на такую красотку? – поглаживая дверь «Ferrari», поинтересовался пассажир.

Девушка достала журнал из спинки водительского сидения и протянула Фитцжеральду.

На каждой глянцевой странице была изображена девушка, находящаяся рядом с ним. На этих фото блондинка была одета в платья или бикини от ведущих модельеров и брендов, в некоторых демонстрировала ювелирные изделия, ценники на которых достигали шестизначных чисел.

Сравнивая светловолосую особу в реальности, от которой отдавало теплом и женственностью, с изображением холодной и недосягаемой звезды, детектив все же спросил:

- Как у вас так получается – в жизни одни, а на экранах и на фото совсем другие?

- В живую я хуже? – переключая коробку передач, спросила девушка.

- Наоборот. Ты же знаешь, что есть красота отталкивающая и красота притягивающая.

- Интересная теория. Продолжай.

- Так вот любой парень по своей натуре – самец, то есть собственник. Чтобы обладать этой особой, - Алекс потряс журналом, - у этого самого самца, как минимум должен быть свой автосалон «Ferrari», одежда от тех же самых модельеров, что эта фея, а подарки ничуть не должны уступать в цене и в качестве этим бриллиантам. Все, что тут изображено – это красота и шик. Но способных обеспечить ее подобной жизнью даже в городе «большого яблока» найдется немного. Либо очень талантливые, благодаря своим способностям и везению сумевшие стать миллионерами уже в 30. Либо это дети магнатов, унаследовавшие все что у них есть, включая мозги, от своих предков. Либо старые извращенцы, держащие на заграничных счетах основную долю своих вложений. Доживая свой век, они могут все передать ей, но порой они гораздо хитрее этих голубых глазок и длинных ножек, - детектив снова потряс журналом.

- Почему ей? – спросил водитель. – Если там я?

- В том и вопрос: на глянце изображена холодная хищница, расстояние до которой простому смертному, как от Земли, до самой далекой планеты. В реальности – ты девушка, включающая в смысл этого слова, земную принадлежность и теплую красоту. Как же ты умудряешься быть двумя людьми одновременно? Причем противоположностями.

- Мне кажется, нам за это и платят бешеные бабки. Но если мыслить еще глубже, то девушка и должна быть такой. Капризной-послушной, богиней-рабыней, робкой-властной, хрупкой-жестокой… На протяжении всей жизни нужно узнавать ее, читать, как книгу, но с каждой прочитанной страницей удивляться по новой. Девушка всегда должна оставаться тайной. Об этом было написано в стихах, эта мысль звучит практически в каждой песне о любви… Но вы до сих пор обращаете внимание только на дешевые и доступные издания, хотя можете обладать редчайшей книгой, с которой вам будет интересно, которая вас будет мотивировать на победы, а моменты поражения поддерживать и утешать, как нужными словами, так своею красотой, своей страстью.

«Да, - подумал про себя Фитцжеральд. – Она явно смыслит в теме отношений и любви. И главное – с ней не поспоришь».

- Ты знаешь – я так много слышал о блондинках… - с улыбкой начал пассажир, но девушка, ничуть не обидевшись, оборвала его высказывание.

- Я про копов тоже много чего слышала, но…

- Но ты определенно с подвешенным языком. У тебя есть парень?

- Пока вся в работе. Не до личных отношений. Сегодня один из тех редких дней, когда я села за эту красотку и решила прокатиться с ветерком. Правда у меня не было и в мыслях наведать на район «Железнодорожных банд».

- Любишь все красивое?

- Красота всегда относительна. Для кого-то пустыня – мрачная и уродливая долина, для другого – кладезь эпох и цивилизаций, окутанная золотом песков.

- Ты не думала о писательской деятельности?

- А ты можешь кому-то порекомендовать меня?

- Мой бывший одноклассник очень знаменитый писатель, специализирующийся в жанре ужасов. Кроме этого у него свой банк в Нью-Йорке.

- Похоже, быть писателем более прибыльно, чем ходить по подиуму, - подметила блондинка.

- Он никогда не писал ради денег. Скорее всего, поэтому он и пользуется небывалым успехом у своих читателей.

- Как же его зовут?

- Рорк Милнор.

«Ferrari» прибыл по назначенному адресу.

- Возьми мою визитку, - девушка протянула прямоугольную пластиковую карту. – Если будет свободное время, я не против выпить кофе в окружении интеллектуала, причем такого симпатичного, - она подмигнула.

Фитцжеральд, не отрывая взгляда от ее больших голубых глаз, взял визитку:

- Благодарю. Еще увидимся, тем более Нью-Йорк не такой большой город.

- Конечно, - она засмеялась заливистым смехом, и машина, ревущая на итальянский манер, умчала ее из мрачного района.

***

Пятиэтажное строение походило на дом, чудом сохранившийся после войны. Облезлая покраска, разбитые кирпичи, истрепанная деревянная дверь. Открывая ее, петли начали скрипеть жутковатой мелодией.

- Прям дом ужасов, - произнес в темную пустоту детектив.

Хотя он и начинал свою полицейскую карьеру именно в этом районе, но до сих пор не мог привыкнуть к гниющему запаху из подвала. Крысы, как коренные постояльцы, шныряли по лестнице, абсолютно не боясь людей.

- И как только здесь можно жить?

Остановившись на втором этаже, полностью лишенном света, детектив вынул из кожаной папки материал дела и сверил его с адресом: «Дом тридцать семь, квартира двадцать один».

Только он успел сделать три стука, как дверь открыл худой неухоженный мужчина лет пятидесяти с выпученными глазами. Он был на голову ниже детектива, толи от его лохмотьев, то ли от него самого исходила вонь человеческих испражнений вместе с запахом сырости.

- Что? – только и спросил появившийся на пороге.

- Детектив Алекс Фитцжеральд, - демонстрируя значок, представился он. – Я пришел по поводу миссис Митрич.

- Она умерла, - хозяин дома с грохотом закрыл дверь перед самым носом гостя.

Годы работы в полиции и на должности частного детектива, выработали в Фитцжеральде абсолютное хладнокровие к любым ситуациям и к лицам, создающим эти ситуации. Прикинув на глаз – из чего сделана дверь, Алекс отошел к противоположной стене и, взяв разбег, выбил входную дверь ногой. Отлетевшие петли со звоном попадали на пол. И без того выпученные глаза постояльца дома расширились еще больше.

- Ты… Вы… Не имеете право!

- Можете позвонить в полицию, - спокойствие и наглость детектива просто взбесили мужчину. Глаза налились кровью. Он начал щупать воздух, пытаясь за что-то ухватиться. После секундного помешательства мужчина набросился на детектива.

Фитцжеральд без труда заломил ему рук и отшвырнул в стену. От сильного удара головой у хозяина дома со лба потекла кровь. Это его успокоило.

- Что Вам нужно? – уже спокойным тоном спросил он.

- Во-первых, кем Вам приходится Луиза Митрич? – оттирая руки носовым платком, спросил детектив.

- Моя жена.

- Тогда нужно поговорить. Спокойно поговорить.

Пока постоялец дома перевязывал рану, Алекс изучал помещение. По полу всей квартиры были разбросаны, бутылки, шприцы, пакеты и прочий мусор. Казалось, здесь не убирались со времен строительства самого дома. Электрическое освещение и техника полностью отсутствовали. Однако все стены довольно широкой квартиры были увешаны распятиями. Их было больше сотни, разных размеров, разного цвета, было видно, что даже сделаны они были из различных сортов деревьев. Это множество слабых огоньков в совокупности давало света ничуть не меньше, чем мощные прожектора.

Подобное украшение дома походило не на церковные стены, а на пристанище маньяков, делающих жертвоприношение Сатане.

- Здесь можно где-нибудь присесть? – поинтересовался Алекс.

- Нет… Господь не велит наслаждаться жизнью, он велит отмаливать грехи, которые учиняют наши непосвященные братья.

«Если у меня сейчас начнутся галлюцинации, то это может закончиться разрывом мозга», - подумал про себя Фитцжеральд, доставая листок и ручку из папки.

- Как Вас зовут?

- Зоран Митрич. Я серб.

- Вы уже говорили, что Луиза Митрич была Вашей супругой. Сколько лет Вы с ней прожили?

- Мы с ней состояли ровно двадцать девять лет в совместном браке. И Вы ничего не знаете о ней…

Затем он очень долго рассказывал об их отношениях, об их деревенском доме, расположенном недалеко от живописного города Златибора. Упомянул и о двух сыновьях, ставшими смыслом жизни своих родителей… Этот промежуток истории мужчина рассказывал с какой-то помешанной улыбкой и с блестящими от слез глазами.

- Затем Бранислав и Милош вернулись с бессмысленной войны в цинковых гробах. Как только привезли гробы, так я и потерял Луизу. Она осталась жить, но это уже была не та женщина, с которой обручился перед Господом. Мы продали наш дом и все, что в нем было. Мы стали ходить из города в город. Луиза каждое утро говорила, что видела наших сыновей с нимбами на голове и рядом с Богом. Вскоре она начала спать только по два часа в день, после сна просыпалась и писала свою книгу «Завет современности». Как она говорила – Всевышний диктует ей во сне строки, ей же необходимо быстрее передать смысл сказанного. После странствий по Сербии она сказала, что нам нужно переехать в один из самых населенных городов на планете. На оставшиеся деньги от продажи дома мы купили билеты и приплыли на корабле до берега Нью-Йорка.

- Скажите, а Ваша супруга состояла на учете у психиатра? – при других обстоятельствах Фитцжеральд избежал бы подобного вопроса, но сейчас нужна была полная картина.

- Вы правы, - присев в позу лотоса, подобрав под себя ноги, сказал хозяин дома. – Моя супруга слетела с катушек. Но подумайте сами – мы с ней вместе около тридцати лет. Жизнь такая штука, что спустя годы, а Вам пока еще этого не понять, так вот вся жизнь замыкается в трех-четырех людях. Для меня это были дети и супруга. Детей лишила война, а жизнь оставила мне только сумасшедшую жену. И чтобы она не говорила, как бы не были нелепы ее слова, куда бы она не направилась – я всегда следовал за ней. Мне чуть больше пятидесяти, но я могу смело сказать – моя жизнь закончена. Все мои любимые, все мои родные ждут меня на том свете, сам же я на чужой земле, куда попал только из-за любимой. Не излечить ее, не помешать ей, не помочь сойти с выбранного ей пути я не мог… Я любил Луизу.

- А что все-таки случилось после приезда в Нью-Йорк.

- Она устроилась на работу. Сказала, что Господь велел ей это сделать. Меня, честно говоря, это как-то успокоило. Я устроился вслед за ней автослесарем. По выходным мы посещали церковь, где по завершению дня она оставалась читать главы своей книги. У нее стали появляться последователи.. Затем она стала пропадать... Я как-то пытался проследить за ней, но тщетно. В последние дни жизни у нее погасли глаза. Она не была живой, как в молодости, в ее взгляде не было сумасшествия, как в последние годы после потери детей… У нее были пустые глаза. Затем она вошла в этот проклятый торговый центр и подорвала себя и еще сотню ни в чем не повинных людей… Какой бы помешанной не была Луиза, детектив, она сама этого сделать не могла. В нее вселился дьявол… Однако, после ее смерти, я прошелся по книжным лавкам и обнаружил, что ее книгу «Завет современности» выпустили несколько издательств. Критики так же тепло восприняли ее, а в газетах про жену писали никак о террористке, а как о мученице. Журналисты откуда-то разнюхали историю ее биографии и расписали так, что Луизу можно было отнести к лику святых. Но говорю Вам откровенно, в последние дни – это была не моя милая Луиза.

- У нее была комната, где она хранила свои вещи?

Проходя мимо развешанных крестов под освещение свеч, не приходилось сомневаться в психических отклонениях проживавших в этих стенах. У Митрич была личная комната при жизни, скорее всего после ее гибели сюда никто не заходил. Мужчина включил керосиновую лампу на полу, наверное, привезенную еще из Сербии. В помещении три на четыре метра отсутствовала мебель, на полу были разбросаны рукописи, грифельные карандаши. В углу находилось скопление книг, рядом с которым был аккуратно расстелен потрепанный плед.

Тени, отбрасываемые от находящихся в комнате людей и от редких предметов, вроде печатной машинки, стопки книг и глиняного кувшина, волей-неволей побуждали нотки страха. Однако Фитцжеральд, будто привыкший к подобным картинам, достал мобильный телефон и зафиксировал несколько кадров.

Находясь уже на пороге дома, детектив спросил у постояльца:

- Скажите – Вы сами верите в Бога?

- Если бы он действительно существовал, мистер Фитцжеральд, разве допустил бы весь этот кошмар – с гибелью детей, с сумасшествием моей любимой, с ничем неповинными жертвами и оставшимся моим одиночеством…

«Если жизнь действительно дается только один раз, то этому человеку действительно не повезло. Но если есть жизнь после смерти, то за свои мучения он должен попасть в рай», - покидая с подобными мыслями из полуразрушенного дома, навстречу Фитцжеральду попались двое мужчин, вполне солидно одетых в кожаные расстёгнутые плащи, выставляя напоказ черные костюмы с белыми рубашками. Алекс будто невзначай задел одного из них плечом, коснувшись чего-то металлического за поясом:

«Пистолет… Вот тебе и федералы подоспели».

Чувствуя, что двое мужчин продолжают смотреть вслед уходящему детективу, он развернулся и спросил:

- Что?

Покачав головами, они скрылись в дверях здания.

***

Толпы сотрудников полиции заходили в департамент, только пришедшие из уличного патруля. Другая толпа, наоборот, выходила из комнаты хранения оружия в полном обмундировании, проверяя рации, чтобы вступить на ночное дежурство.

- Кто может подсказать, где Томсон? – уставшие полицейские хотели быстрее покинуть это помещение, и у них явно не было желание с кем-то лишний раз разговаривать.

- Он в спорт зале, детектив, - ответил молодой парень, потуже закрепляющий бронежилет. Фитцжеральд похлопал его по плечу и направился в подвал.

«Какая бы адская работа не была – молодежь всегда рвется в бой. Правда, подобное рвение и энергетика не всегда оплачивается. Но это не проблема – некоторые из таких сорвиголов способны поработать и за интерес, и за идею, и за имидж».

Просторный спортзал, обычно живущий своей энергичной атмосферой, сегодня пустовал. Зажженные прожектора, расставленные снаряды и материальная база находились на своих местах, боксерские груши висели мертвым грузом, на ринге никого. Лишь в дальнем углу зала слышалось тяжелое дыхание Митча:

- Тридцать семь, тридцать восемь, тридцать девять… - штанга весом около ста килограмм, подскакивала от груди здоровяка с каждым подсчетом.

Наконец, штанга со скрежетом упала. Это говорило о двух возможных вариантах: либо Митча придавило металлической конструкцией, либо он закончил упражнение.

- Вот дерьмо, как же я стар, - этими словами он обозначил, что с ним все в порядке.

Подойдя ближе, Фитцжеральд увидел сидящего на скамье Томсона. Посиневшие на мышцах вены и массивной формы мускулы говорили о том, что этот парень не забрасывал физические занятия.

- Ты когда-нибудь прекратишь этим заниматься? – присаживаясь рядом, спросил Алекс.

- Нет, - тяжело дыша, ответил лейтенант. – Надеюсь на производственную травму. Может в полицейском госпитале смогу отдохнуть нормально.

- Знаешь, мой друг, я посмотрел на патрульных. Замёрзших, усталых, в тяжелых бронежилетах, с оружием и рациями… Я понял, что ты не самый несчастный человек в этом департаменте.

- Значит, не собираешься жалеть меня?

- Нет.

- Тогда я в душ, - вставая со скамьи, сказал Митч. – Через пятнадцать минут у Харриса в кабинете. Сегодня предстоит долгий вечерок.

- У меня с Миленой запланировано свидание. И так уже седьмой поход в ресторан срывается.

- Забудь, - потирая бицепсы, сказал Митч. - Мы сейчас просидим всю ночь, а с утра опять ковыряться в архивах, если ничего не найдем.

Он встал со скамьи:

- Через пятнадцать минут буду. В душ.

Стеклянная дверь в кабинет начальника нью-йоркского департамента полиции снова закрылась. Митч усталой походкой доплелся до кожаного кресла и всей своей массой рухнулся на него, закрыв глаза.

- Мы тебе не мешаем? – спросил Фитцжеральд, чувствуя, что если не заговорить с напарником, то он может заснуть.

- Вроде все в сборе, - объявил капитан, сидя за своим столом.

- Кэп, я увольняюсь, - сквозь зубы сказал лейтенант.

- Еще варианты имеются?

- Беру табельное оружие и отстреливаю себе пол черепа.

- Это одна из самых замечательных идей со времен покупки «Jaguar», - Алекс посмотрел на часы и встал с кресла. – Предлагаю начать.

- Про свидание все равно можешь забыть, - покручивая головой из стороны в сторону, сказал Митч.

- С этим, мой дорогой коллега, я уже смирился.

Сняв шляпу и плащ, он остался в бежевой рубашке и коричневых штанах. Напротив стола Харриса стоял белый флипчарт с тремя маркерами. Алекс, взяв один из них, начал изображать символы, при это нумеруя их.

- Даааааа, - протянул Томсон. – До Ван Гога тебе далеко, даже если ухо отрезать.

- Мне крайне важна от тебя обратная связь в тематике изобразительного искусства. Поэтому, когда будешь следующий раз давать мне оценку – помни: твои слова способны разбить мне сердце.

- Разговариваешь, как гей.

- У меня алиби – есть девушка.

- Все вы, педики, так говорите.

- Алекс, начинай, пожалуйста, - вступился капитан.

Дорисовав последний символ, детектив закрыл крышку маркера и начал пояснения:

- У нас есть четыре исполнителя. Мы знаем кто они, где работали, знаем их близких. Но не знаем, что могло побудить этих законопослушных граждан к массовому убийству, - Алекс указал на кружочки, внутри которых были вписаны цифры от одного до четырех. – Первый убийца, Аксель Фокс. Вполне мирный афроамериканец, без вредных привычек. В юношеские годы махал кулаками на улицах Гарлема, затем женился, успокоился, начал воспитывать двух дочерей, да еще и подумывать о поступлении в колледж. Но не хватило денег. По словам супруги, миссис Фокс, в последние дни его словно подменили.

Фитцжеральд красным маркером подчеркнул это выражение.

- Он ранее не привлекался в полицию из-за правонарушений? – пытаясь поймать взглядом маячащего детектива, спросил капитан.

- Ни один из действующих персонажей этой кровавой драмы не переступал черту закона.

- Опять, как педик разговариваешь.

- Митч, заткнись, - обратился Алекс и вновь сосредоточил внимание слушателей на своих рисунках. – Продолжим. Леонардо Холл, состоятельный малый. Кстати, он приблизительно нашего с Митчем возраста. Любящая жена…

- Сочная блондинка с голубыми глазами.

- Спасибо, напарник, что выделил самое необходимое в разговоре с миссис Холл.

- Обращайся, дружище.

- Так вот симпатичная супруга, деньги, работа в Северо-Восточном банке на должности финансового аналитика, квартира, отделанная по последней моде. И снова нам говорят, что в последние дни он изменился, - детектив очередной раз подчеркнул выражение «Его словно подменили». – Мистер Холл стал более черствым, молчаливым, менее жизнерадостным.

- До этого были какие-то изменения, отличные от обыденной его жизни? – внося заметки на листке бумаги, спросил Харрис.

- В течение последней недели он стал задерживаться.

- На работе?

- Миссис Холл звонила только один раз на работу, где ей тактично сообщили, что мистер Холла нет на работе. В принципе Фокс и Митрич за неделю до терактов тоже стали пропадать в промежутке между окончанием рабочего дня и приходом домой.

- Джон Стигман тоже приходил с опозданием на три четыре часа, - вступился Митч, поднимая руку.

- Вопрос, - объявил Алекс, рисуя соответствующий знак. – Где они пропадали эти три-четыре часа? И что могло объединить финансиста, сумасшедшую, уборщика помещений и…

- Бывшего военного, а ныне охранника.

- Касательно миссис Митрич, - тяжело вздохнул детектив, подбирая слова. – Сербская семья жила себе, не зная бед в небольшой деревушке, воспитывая двух детей. Затем – война, откуда обоих сыновей привозят в цинковых гробах. Мать сходит с ума и начинает писать книгу про Бога, про людей, направленную против войны, называя ее «Современным заветом». В скором времени мистер и миссис Митрич начинают скитаться по городам, но в Сербии в это время явно не до них. Они продают все имущество, включая семейный дом, и отправляются в один из самых густонаселенных городов на планете. Во время переезда в Нью-Йорк ей слышатся голоса, подсказывающие, что ей нужно делать дальше. По приезду Луиза устраивается уборщицей. По будням пропадает на работе, по выходным ходит в местную церковь. Там она остается после окончания стандартных церемоний и читает отрывки своей книги «Современного завета». Уже даже начинают появляться слушатели и последователи. В последние дни жизни супруг заметил, что Луиза изменилась. Глаза пустые, меньше стала разговаривать, задерживалась на работе. Девятнадцатого сентября женщина заходит в торговый центр и, взрывает себя и еще сотню людей, - Фитцжеральд замолчал и подошел к столу начальника, где были разбросаны фотографии. – В какой обстановке проживала семья Митрич, Вы можете ознакомиться по распечатанным фото. Коллеги, предоставляю слово лейтенанту Томсону.

Тяжело поднимаясь с кожаного кресла, Митч спросил:

- Зачем ты все это намалевал?

- Потом объясню, - присаживаясь на освободившееся место, ответил Алекс.

- Начинай, - подводя черту в своих записях, велел капитан.

- У меня все гораздо проще и рисовать ничего не надо. Молодой парень, родом из тех же мест Бруклина, что и я, прошедший испытание Адской кухней. По наступлению совершеннолетия, Джон Стигман подписал контракт, присоединившись в ряды вооруженных сил звездно-полосатого флага, и был отправлен в просторы Ирака. Об ужасах и тяжести военных действий разъяснять не буду – Вы сами уже не маленькие. Однако стоит отметить, что Стигман был удостоен пурпурной звезды за боевые ранения – спас двоих бойцов из обстрела боевиков, получив пулю в колено. За три года боевых действий в пустыне он повидал столько, сколько некоторые не видели и за всю жизнь. По приезду в Америку, чтобы восстановить психику Джон начал очень много пить. Жил с родителями, работал охранником в одном из борделей – достойная работа для бойца с пурпурной звездой да? Увольнялся, снова восстанавливался, опять увольнялся. Так и жил.

- Кто давал показания? – спросил капитан, разглядывая кипу фотографий.

- Отец. Как он мне сказал – за неделю до перестрелки в музее сын, будто уже умер. Ни слова от него, ни ел, ни пил, даже ни с кем не дрался. Помещение так же сфотографировал – можете ознакомиться, - после сказанного, Митч пододвинул стул, с недовольством смотря на Фитцжеральда.

- Что, лейтенант? – отреагировал детектив. – Хочешь сесть на кожаное кресло?

- Да.

- Говорят, деревянные стулья полезны для осанки.

- Алекс, - обратился Билл. – Может, объяснишь смысл своих знаков?

Как только Фитцжеральд встал с кресла, Митч словно тигр, совершивший бросок на лань, уселся на освободившееся кресло.

- Ахахаха, - торжествуя, смеялся Томсон. – Мистер Фитцжеральд в следующий раз займите, пожалуйста, деревянный стул. Один из моих знакомых утверждал, что он очень полезен для осанки.

Алекс, качая головой, добавлял новую запись под кругом номер четыре.

- Объясняю, - начал он. – Все четыре жертвы из Нью-Йорка. В течение последней недели все четверо вели себя очень странно, стали замкнутыми. Стиль инцидентов одинаковый: взрывы, перестрелки, самоубийства. Но я заметил еще вот что. После смерти мистера Фокса, его супруга выигрывает в государственной лотерее неимоверную сумму, хотя при жизни главной проблемой афроамериканца как раз был недостаток денежных средств. Вторая семья. Миссис Холл, богатая, симпатичная особа, никак не могла забеременеть, но после смерти супруга случается чудо – у нее скоро будет ребенок. Третья особа Луиза Митрич. При жизни бедную женщину никто не слышал, кроме любящего супруга. Однако она стала знаменитостью и была услышана всей Америкой благодаря своей книге. Не исключено, что книга войдет в топ бестселлеров этого года. Все это произошло после взрыва в торговом центре. Касательно мистера Стигмана – в жизни у него не было ничего кроме войны. После терракта в музее, который опять же без всякой логики устроил юноша, основные войска Соединенных Штатов покинули земли Ирака. Об этом сегодня передавали по радио. Молодые люди вернулись к своим семьям, к своим любимым, к своим друзьям. Могу поклясться, что этого при жизни и хотел молодой мистер Стигман.

Наступило молчание. Харрис костлявыми пальцами перебирал фотографии, несмотря на говорившего Фитцжеральда.

Видя, что капитан не отреагировал на открытие, детектив продолжил:

- Так же, капитан, мы с Митчем навестили одного моего информатора. Сегодня утром был выявлен подобный случай, когда один мужчина, одетый в форму гладиатора перебил дюжину людей, включая агентов ФБР. Но по этому поводу никакая информация не просочилась ни в СМИ, ни в полицейские сводки за день.

Билл, наконец, оторвал взгляд от просмотра фотографий и сосредоточился на детективе:

- Хочешь сказать, что ФБР заметает следы?

Фитцжеральд достал флешку из кармана брюк и поставил на стол:

- Здесь все видно – запись видеосъемки была произведена приблизительно в девять утра.

- Сукины дети, - хмыкнул Митч.

- Помощи от федералов ждать не приходится, - подытожил начальник и снова уткнулся в просмотр кадров. – Еще какие-то замечания, Алекс?

- Пока ничего… - этими словами Фитцжеральд признавал свое поражение, что случалось редко. – Завтра уткнемся в архив. Но я сомневаюсь, что это поможет. Я думаю не стоит отметать вариант вмешательства потусторонних сил.

- Как давно ты навещал брата? – капитан был в курсе и о способностях Саймона, и о незаконных чистках. Неоднократно прикрывая троицу исполнителей Алекса, Митча и Саймона, Билл гордился знакомством с такими людьми. И считал, что раз в силу своего возраста не может помочь им, то будет содействовать законным прикрытием в силу своей власти.

- Брата не видел давно.

- Поговори с ним, может он нам чем-то может помочь? – убирая в сторону фотографии, Билл сложил руки. Это означало, что работа на сегодня окончена и будут распоряжения на завтра.

«Ни уж то я что-то пропустил, что обнаружил Билл», - подумал про себя Алекс, подготовивший себя к трудной и длительной ночи в департаменте, выискивая зацепки.

- Идея по поводу исполнения целей после смерти годится. Нужно ее развивать. Алекс, едешь к брату и уточняешь у него информацию по поводу покойников. Если дело связанно со сверхъестественными силами, то вероятно он сможет дать ответы на некоторые вопросы. Митч, уточни где проводили этот самый промежуток в три-четыре часа между работой и домом все исполнители. Не может быть такого, чтобы не было ни одного свидетеля, ни одной видеозаписи, ни одного телефонного звонка. Это нереально. И последнее, лейтенант, тебе нужно будет забрать вещь, которая повторяется на всех сделанных вами фотографиях, и которую вы даже не заметили.

Томсон и Фитцжеральд буквально вырвали проявленные кадры из рук своего начальника.

- Твою мать! – вскрикнул Митч. – Они что ходили в один и тот же антикварный магазин?

- Да, капитан, до Вашего опыта нам далеко, - подтвердил детектив.

 

***

«Как хорошо, что этот проклятый день не просто подошел к концу, но еще и удалось найти хоть бы слабую, но зацепку. У всех совершивших преступление были найдены глиняные амфоры. Интересно, что они могут значить. Нужно будет позвонить мистеру Синклеру. Учитель семиотики, науки о знаках и символах Кремьонской школы, я думаю, должен знать, что значит амфора. По крайней мере, попытка – не пытка», - Фитцжеральд никак не мог отбросить мысли о работе, буквально атакующих его мозг. От этого детектив был просто на взводе:

«Так давай возьмем себя в руки. Сейчас у тебя встреча с самой прекрасной девушкой на свете. Возможно с твоей будущей женой. Поэтому меньше эмоций и дурных мыслей и больше положительного настроения».

Оставив черную машину недалеко от пирса, детектив вышел из «Challenger». Погода просто шептала забыть о проблемах. Лунный диск одиноко подвис в сгустке небесного мрака. Сегодня она светила с особой силой, затмевая бледные точки звезд.

Пройдя по асфальтовой аллее, Алекс вышел к берегу Гудзона. Черная река казалась точным зеркалом неба, копируя луну и отдаленные светящиеся небесные тела.

Около огромного деревянного корабля, похожего на пиратские корабли времен Колумба или на торговые суда ее Величества, выстроилось живая очередь.

«Две недели уговоров, и я все-таки согласился», - с улыбкой подметил про себя Фитцжеральд.

Об этом корабле-ресторане Милена еще узнала от своих подруг, и каждый раз их поход с Алексом отменялся из-за плотного графика парня. И как только она не уговаривала отложить все дела, какими только красивыми оборотами не описывала это судно, но свободный вечер появился только сегодня.

На деревянной трехпалубной махине возвышались три мачты с завернутыми белыми парусами. Как раз капитан корабля отдавал приказы своим матросам, касательно парусов и якоря. Вся команда была одета на манер испанских моряков, которые носили подобную одежду еще двести лет назад.

Подойдя к очереди, из-за спины послышалось обращение:

- Красавчик, с тобой можно познакомиться?

- Простите, - не оборачиваясь, отвечал детектив. – Но я встречаюсь с самой прекрасной девушкой на планете Земля, а возможно и за ее пределами. Поэтому я не знакомлюсь.

- Засранец, - ответила девушка и ушла.

Фитцжеральд развернулся и понял, что разговаривал не с Миленой, как он думал, а с незнакомкой.

- Неувязка, - произнес вслух Алекс, смотря в след уходящей паре девушек.

- А мне понравилось, как ты их отшил, красавчик, - сказала брюнетка с голубыми глазами.

- Я просто сказала правду, - она обвила его шею руками и нежно поцеловала в губы.

- Ты про этот корабль говорила?

- Ну, конечно про этот. Наши места на второй палубе. Через пятнадцать минут мы отплываем…

- Отплываем? Ты ничего про это не говорила.

- Конечно, ни у берегов Гудзона же стоять.

- «Титаник» тоже начинал плыть, а потом даже ДиКаприо не спасся. Черт я даже плавать не умею. Да и плавки не одел.

- Этой ночью они тебе не понадобятся, - подмигнула девушка.

- И как это понимать?

- Ты правильно меня понял, раз задал этот вопрос.

Парень с повязкой на левом глазу, похожий на закоренелого пирата, проверил билеты и с доброжелательной улыбкой пригласил пару на корабль.

Спустившись на вторую палубу, Алекс и Милена были просто поражены размером ресторана и шикарным дизайном. Около двадцати столов, накрытых скатертью цвета марсала, располагались вдоль стен корабля.

- Простите, а можно подвинуть нам стол? – спросил один из посетителей.

- Мы приносим свои извинения, но они прибиты к полу, - пояснил официант.

Алекс и Милена уселись в центре зала. Потолок был покрашен в синевато-белые цвета неба. Стены расписаны в пейзаж морского путешествия, где-то с островами, манящими золотым песком, местами с выпрыгивающими из водной глади дельфинами.

На бордовом покрывале уже стояли две бутылки белого и красного вина с прозрачными фужерами для напитка и с корзиной фруктов. К стандартному набору обычно никто не притрагивался.

- Мне здесь определенно нравится, - перелистывая страницы меню, произнесла Милена.

Фитцжеральд только сейчас заметил, что его спутница одета в лиловое платье с большим вырезом на груди.

«Как хорошо, когда у твоей второй половины есть вкус», - подумал про себя детектив, не отрывая взгляда от девушки.

- О чем думаешь? – мимолетно бросив взгляд, спросила она.

- Откуда ты знаешь, что я о чем-то думаю?

- Улыбка не сходит с Вашего лица, сэр, - придавая официальность своей реплике, произнесла девушка и снова уткнулась в меню.

- Я думал, как хорошо, что у меня есть девушка, у которой есть вкус.

- Вкус? Ты затрагиваешь мою больную тему аппетита.

- Вкус в смысле предпочтение. Например, одежда. Ты прекрасно знаешь, что лиловый цвет не сочетается с белым. Поэтому лиловое платье ты одела с черными колготками и черными туфлями на среднем каблуке. Почему средний каблук?

- Потому что я и так высокая и не хочу казаться выше своего парня. Это уменьшает уровень женственности. А девушка всегда должна быть женственной, иначе вообще для чего она создана?

- Именно, - подметил детектив. – Цветовая гамма всегда играет важную роль. Взять твои серьги – они опять-таки с черными камнями в виде капель, так же на руках черные браслеты с узорами в точности, что и серьги. Сочетание черного и лилового выглядит эффектно, но схожесть в аксессуарах придает еще и шик. Идентичными должны быть только глаза, - он в очередной раз погрузился в лазурный омут ее взгляда.

«Брюнетка с голубыми глазами. Эксклюзив творения природы».

- Но вкус у девушки должен быть не только в манере одеваться, но она должна уметь и ходить. Походка скажет – знает-ли она себе цену. Если ее спина держится прямо, подбородок приподнят, плечи расправлены – значит, у этой особы в жизни все сложилось.

- Означает ли, что ее нельзя покорить?

- О, нет, - усмехнулся собеседник. – Эта походка дает понять, что, чтобы добиться внимания конкретно этой девушки, нужно очень многое представлять из себя, необходимо быть достаточным человеком, обходительным джентльменом и иметь большой запал смелости… И вообще – нет не покоряемых высот. Особенно в плане отношений. Если у девушки прогнутая спина, не расправлены плечи – это означает, что всю свою жизнь она принимает проблемы близко к сердцу. От этого страх новых отношений, возможные неудачи, произошедшие уже ранее. Робость, стеснительность и сложность нахождения контакта и общих тем для разговора. Плавно переходим к третьему виду вкусов: манера общения. Действительно, вкус к подбору тем очень важен.

- То есть тебе мало того, что я красива – я еще и умной должна быть?

- В точку. Мы всегда в первую очередь обращаем внимание на внешность. Какие бы социальные опросы не проводили про грудь или ноги – парни всегда сначала смотрят на лицо. Красивые глаза, аккуратный нос, нежная кожа. Но красота – это только малая часть. Лет так через пятнадцать-двадцать красота начнет покидать девушку. Вот тут-то и останется то, за что ты полюбил ее вторым пунктом – общение. Если нам не о чем поговорить, то у наших отношений нет будущего. Мне посчастливилось встретить девушку, которая разбирается в спорте лучше меня, в политике на ровне со мной, даже может помочь в раскрытии преступления.

- Ты вспомни месяц нашего знакомства, дорогой, - смеясь, напомнила Милена, откладывая на угол стола меню.

Детектив тихо засмеялся, припоминая тот день и добавил:

- Неплохо разбираешься в автомобилях…

- Неплохо? – удивилась девушка. – Да я починила твою «Sierra». Если бы не я, то мы так и ждали бы эвакуатора.

Официант в одежде испанского моряка девятнадцатого века прервал беседу влюбленных:

- Простите, Вы готовы сделать заказ?

- Да, конечно, - отозвалась девушка. – Скажите, я не нашла в меню вино «Clos de la Roche». У вас оно имеется в наличие?

- Уважаемая синьора, - с улыбкой отрезал официант. – Это испанский корабль. Здесь французские вина могут оказаться только в качестве трофея. Однако мы не пираты, а слуги Ее Королевского Высочества.

- Хорошо, буду иметь в виду. А какое вино бы Вы нам посоветовали?

- В зависимости от предпочтения. Что Вам больше по нраву: белое, красное, розовое?

- Розовое, - услышав нужный сорт, прервала Милена.

- В таком случае выберете «Rosado» - испанское розовое вино из славного города Наварра. Это вино в основном пьют с сыром и фруктами. Из горячего рекомендовал бы красную рыбу.

- Доверимся Вашему вкусу.

- Что-нибудь еще?

- Если что, мы к Вам обязательно обратимся.

Как только официант скрылся, Милена спросила:

- Возвращаясь к теме нашего разговора. То есть красивых ног и общих тем для разговора хватит, чтобы построить крепкую семью?

- Совершенно неверно. Этих компонентов может хватить только для начала отношений, скажем, чтобы влюбиться. В семье основу должны составлять, конечно любовь, затем бытовые отношения, дети, взаимоуважение. В молодые годы – должна быть страсть с незаменимым атрибутом в виде секса.

- То есть без секса не может быть совершенной семьи? – в этот момент официант принес заказ и начал разливать розовый напиток в прозрачные стаканы.

Милена пожалела, что так громко задала последний вопрос. Однако, официант не показал виду и, закончив наполнять фужеры, снова оставил влюбленную пару.

- Верно. И вообще, получать вместе удовольствие… Неважно от чего – от рождения детей, от совместного общения, от поездки вместе со своей любимой половиной – это и есть основа любви. Секс – это самое настоящее проявление любви. Получение и доставление друг другу удовольствия.

- Тогда за секс, - подняв бокал, произнесла девушка.

- Лучше за обоюдное получение удовольствий, - подметил Фитцжеральд и коснулся ее бокала.

«С сыром и дольками апельсина вино просто бесподобно», - подметил про себя Алекс.

Под легкий аккомпанемент мелодии оргàна и забавные истории одного из моряков они окончили ужин и поднялись на верхнюю палубу.

- Холодновато, - потирая себя за плечи, сказала Милена. Фитцжеральд прижал ее к себе, и они стали молча наблюдать за городом, находящимся на далеком расстоянии. Несколько вертолетов бесшумно летали в ночном небе, освещая портовую




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.