Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Развитие, рост, эволюция и инволюция



 

Развитие (Ван Геерт, 1995) определяют исходя из семантики слова «develop» (в значении «unfold» — развиваться, развертываться). В качестве метафоры, проясняющей смысл, применяется процесс развертывания скомканного листка бумаги, — в результате можно получить только то, что исходно было заложено в этот комок. Как правило, требуется разграничить развитие и обучение (learning):

1) обучение — это скорее некоторое психическое приобретение, имеет оттенок «продвижение»;

развитие — скорее процесс трансформации, преобразования;

2) обучение — скорее подразумевает активность того, кто учится;

развитие — скорее указывает на то, где оно совершается, чаще всего имеется в виду, что оно совершается «внутри» человека;

3) обучение — требует мотивации, источник которой находится скорее вовне;

развитие — скорее связывается с внутренними движущими силами.

(Тер Лаак, 1996).

Уолш и Бец (1990) указывают, что развитие — это процесс, который включает в себя изменения в области физических и умственных способностей, изменение когнитивной структуры и поведения, социальных ролей и взаимоотношений.

Развитие — одна из форм изменений, перемен. Концепт «перемены» нейтральным образом свидетельствует об отсутствии стабильности, покоя. Идея перемен в древности имела два аспекта: 1) идея циклических перемен, где день сменяется ночью, но ночь сменяется днем; весна — лето — осень — зима так же образует замкнутый цикл. Идея цикличности отражена в мифах о вечном возвращении (М.Элиаде); 2) идее финализма, связанной с конечностью жизни. Эта идея отражена в мифах о рождении героя, авраамических религиях, естественнонаучных теориях (концепция «Большого взрыва»). Оба аспекта перемен существуют неслитно, но и не раздельно. Библия содержит книгу Экклезиаст, а Будда рождается в колыбели индуизма. Идея развития более тесно связана с идеей цикличности. В индуизме Брахма — создает, развивает, Вишну — поддерживает, Шива — разрушает, сворачивает. При этом подразумевается, что в следующем цикле творения всё может повториться. Применительно к человеку эта идея выглядит так: на первом этапе из одной клетки развивается человек (эпоха Брахмы), на втором он находится на пике сил и реализует себя предписанным образом (карма: семья, дети, социальные и религиозные обязанности — эпоха Вишну), на третьем, на фоне убывания физических сил человек сосредоточивается на религиозных обязанностях (эпоха Шивы). Применительно к генетическому потенциалу, задаткам, эта идея означает, что задатки ребенка не могут превосходить, с учетом структуры, задатков родителей. В целом можно в этой концепции выделить два статических состояния: свернутое и развернутое, и два процесса: развития и сворачивания. Для человека идея цикличности не дает идеала: возвращение к первоначальному свернутому состоянию неизбежно. Попытки изменить закономерный ход событий обречены на провал. Остается только расслабиться, отдаться потоку и «плыть по течению и любоваться возникающими пейзажами». Наиболее последовательно этот комплекс идей реализован в раннем даосизме (VI–II вв. до н.э.). Идея цикличности более соотносится с представлениями об «объективном», чем о «субъективном», скорее соответствует взгляду на жизнь «со стороны», чем «изнутри». Идея финализма более молода и более субъективна, здесь мир смотрит на конкретного человека, причем смотрит в упор. Предмет рассмотрения — одна единственная жизнь, которая есть жизнь героя, который должен совершить подвиг, чтобы попасть в священное место (Золушка должна отделить злаки от плевел, познать саму себя и успеть на Бал; Рыцарь должен победить Дракона; подвижник должен отказаться от всего ради любви к Богу). Значит есть Цель, есть текущее положение Героя, на основании расстояния между Героем и Целью в разные моменты времени можно о том, приближается Герой к Цели или удаляется от нее. Герой и сам может судить о успешности своей деятельности, он обладает Компасом (нить Ариадны, клубочек, Священная реликвия). Помощники и Противники корректируют Путь. В отличие от циклических идей, где все процессы развиваются «по горизонтали», в финалистских концепциях благая Цель расположена «вверху», поэтому процесс приближения к ней ассоциируется с термином «рост», что связывается не столько с увеличением физических размеров, сколько с приобретением новых, ранее отсутствовавших свойств и качеств (гадкий утенок становится Лебедем, чудовище становится Прекрасным Принцем и т.п.). Попутно обыгрывается тема выбора нужных и полезных свойств и качеств. В современной науке термин рост ассоциируется с эволюцией, противоположными по смыслу являются вырождение и инволюция. О эволюции сказано много, поэтому остановимся на теории инволюции.

Концепция «инволюции» утверждает, что та или иная популяция растет не за счет совершенствования каких-то качеств особей и увеличения объема их головного мозга, а благодаря упрощению этих качеств и переходу сообщества на более низкую ступень организации. При этом, чем неприхотливей организм, чем проще его организация — тем успешнее осуществляется захват новой ниши. После заполнения данной ниши, происходит следующее «опрощение», которое позволяет расширить свою нишу путем захвата новой.

Основной закон инволюции звучит так: чем ниже спускается живое существо по лестнице инволюции, тем больше численность популяции и шире ареал расселения. При этом у высших живых существ инволюция происходит за счет деградации индивидуального мозга. У низших роль «мозга» берет на себя «групповое сознание», которое заботится об интересах каждого входящего в популяцию индивида. И оно тоже упрощается.

В основе этой концепции лежит парадоксальный «закон необратимости морфологических изменений» Долло, сформулированный в 1893 г. Суть этого закона состоит в том, что живое существо, потерявши однажды признаки, характеризовавшие его в прошлых поколениях, никогда не обретает их вновь. Например, змеи — это потомки ящерообразных, которые в свое время утратили сначала конечности, а затем и отделы мозга, отвечающие за формирование и управление этими конечностями. Эти отделы вернуть и вырастить заново невозможно — живое существо, деградируя, перерождается в принципиально другой вид организма — змею. Далее вследствие регресса змея превратится в примитивное червеобразное, у которого будут отсутствовать органы осязания, зрения, слуха и т.д. В дальнейшем такой червяк может перейти к оседлому образу жизни, порождая популяции кораллообразных и т.п. Отсюда до одноклеточных — рукой подать. Далее, в этой цепочке прамикробы и правирусы преодолевают зыбкую границу между «живой» и «неживой» природой, порождая минералы и кристаллы.

Судьба человека в этой концепции описывается следующим образом.

Вначале было совершенное существо — Человек. Об этом свидетельствуют древние традиции и религиозные предания, сохранившиеся у всех народов. На Земле некогда был Золотой век, его сменил Серебряный, следом шел Бронзовый и, наконец, наступил Железный, в котором мы и живем сейчас. Люди Золотого века разительно отличались от нас своими способностями, габаритами, продолжительностью жизни и умом. «Мельчала душа, мельчали тела», — писал Овидий. Люди Серебряного века по всем этим параметрам уступали людям золотого и т.п., пока не выродились в «маленьких прожорливых карликов» (Витальев В., 1999).

На протяжении веков процесс вырождения развертывался неравномерно. Некоторые бурно деградирующие группы людей в определенных экологических и исторических нишах отпадали от рода человеческого и превращались в племена человекоподобных существ — гоминидов. А уже из них — в обезьян. Чем ниже находится на лестнице инволюции живое существо — тем быстрее деградирует оно как вид.

«В зависимости от среды обитания изменялась их морфология. Развивались пальцы стопы, появилась пятая рука — хвост, в общем, все — для успешного лазания по деревьям. Постепенно, в зависимости от условий, племя обезьян вырождалось в хороших прыгунов и здесь высокий рост и «передние доли мозга» явно были ни к чему. Эти небольшие зверьки, прыгая с ветки на ветку, отрастили у себя на конечностях перепонки, и уже могли перелетать с дерева на дерево. От них-то и берет свое начало первое поколение птиц» (Витальев В., 1999).

Физическая деградация идет рука об руку с деградацией в духовной сфере. Общая схема процесса выглядит следующим образом (Тихонравов Ю., 1998):

1. Естественная жизнь — человек делает только то, на что его толкают внутренние и внешние природные силы;

2. Кризис естественности — давление природных сил ослабевает, провоцируя формы собственной активности человека;

3. Религиозная жизнь — человек пытается делать только то, что имеет смысл;

4. Кризис религиозной жизни — смысл «растворяется», перестает соответствовать жизни человека;

5. Моральная жизнь — человек пытается поступать «хорошо» не зависимо от смысла поступка;

6. Кризис морали — моральное чувство перестает быть ясным и отчетливым;

7. Традиционная жизнь — человек пытается делать только то, что принято;

8. Кризис традиции — обычай приходит в противоречие с интересом;

9. Правовая жизнь — человек делает только то, что не запрещено властями;

10.Реальная (экономическая жизнь) — человек делает только то, в чем видит непосредственную выгоду для себя.

Ю.В.Тихонравов считает, что на этой фазе возможности развертывания человеческого духа исчерпываются и исчезает основа для человеческой активности. Все мировоззренческие установки уже известны и имеют свою «традицию», базирующуюся на жизни относительно стабильных групп. Энтузиазм уже исчерпан, так как каждая мировоззренческая идея уже «прошла свой кризис и приелась своим сторонникам». Человеку остается лишь выбор между а) безумием и самоубийством и б) тихим истощением.

«Неумолимо растет число людей, безумно стремящихся к осуществлению своего произвола. Дух, закованный в трансцендентальную схему, неизбежно идет к своей смерти, а вместе с ним, к своей смерти идет и организованное общество. Когда в обществе остаются только политики, то есть люди с хаосом внутри и безумной волей к власти, начинается война всех против всех. Гибнет не только духовная, но и материальная культура. Человек ослабляется не только как индивид, но и как организованный вид. И он либо гибнет в столкновении с чужаками, либо самоистребляется» (Тихонравов Ю. М., 1998. С. 295-296).

Единственным выходом Ю.Тихонравов считает «тотальную эстетизацию» — сохранение целесообразности за счет отказа от каких-либо «разумных целей», мир рациональной иррациональности, тупиковый, хотя и прекрасный.

Ю.Тихонравов считает, что этот «эстетический» выход, ранее уже описанный Платоном в «Законах», обязателен только в том случае, если человек не может выйти за свои обыденные пределы, остается «закрытой системой». Но это ложный выход. Реальный же выход для человека заключается в «выходе за свои обыденные границы, в том, чтобы превращаться в Бога путем совершенствования» (там же, с.297).

Изложенная концепция не является в чистом виде «лирическим отступлением», так как в ней применен «принцип экономного объяснения», на котором основаны методики бихевиоризма. Этот принцип Л.Моргана — Э.Торндайка гласит: из двух объяснений ученый всегда должен выбирать более «простое». Торндайк провел исследование, которое показало, что в случаях, когда животные, по-видимому, проявляют разум — их поведение может быть более экономно объяснено некогнитивными процессами. После этого исследователи-бихевиористы исходили из предпосылки, что и человеческое поведение может быть полностью объяснено без учета «непонятностей сознания».

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.