Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Всеволод Багрицкий





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

* * *

Уходило солнце. От простора

У меня кружилась голова.

Это ты та девушка, которой

Я дарил любимые слова.

Облака летели — не достанешь,

Вот они на север отошли...

А кругом, куда пойдёшь иль взглянешь,

Только степь да синий дым вдали.

Средь прохлады воздуха степного

Лёгких ощутима глубина.

Ветер налетел... И снова, снова

Ясная вставала тишина, —

Это ночь. И к нам воспоминанья

Тёмные раздвинули пути...

Есть плохое слово “расставанье” —

От него не скрыться, не уйти.

 

Мухаммед

Байрам-хан (1505—1561)

 

***

Лишь тебя зову я милой — хочешь верь, а хочешь нет.

Сердце ты испепелила — хочешь верь, а хочешь нет.

 

Я могу тебе признаться: если я и захочу,

Позабыть тебя нет силы — хочешь верь, а хочешь нет...

 

Лишь тебя одну я вижу, если ты среди подруг,

Всё другое мне постыло — хочешь верь, а хочешь нет.

 

Я забыл свои заботы, о делах своих забыл,

Ты собою всё затмила — хочешь верь, а хочешь нет.

 

В целом мире, дорогая, не найти такой, как ты,

О любви моей светило, — хочешь верь, а хочешь нет...

Перевод с туркменского В. Ганиева

 

Халимат Байрамукова (1920)

 

* * *

Думаешь, с криком “ура!”

Любят и верят сильнее?

Я не кричу “ура!”,

Я молча любить умею.

Молча.

Наверняка.

Вечно и неизменно.

Шум исчезает, как пена,

Но остаётся река

Там,

Где любовь глубока.

Не верю я

Крикунам,

В крике пружинящим шею.

Я молча жизнь отдам,

Я молча любить умею.

Перевод с карачаевского Н. Матвеевой

 

Константин Дмитриевич

Бальмонт (1867-1942)

 

***

Она отдалась без упрёка,

Она целовала без слов.

— Как тёмное небо глубоко,

Как дышат края облаков!

 

Она не твердила: “Не надо”,

Обетов она не ждала.

— Как сладостно дышит прохлада,

Как тает вечерняя мгла!

 

Она не страшилась возмездья,

Она не боялась утрат.

— Как сказочно светят созвездья,

Как звёзды бессмертно горят!

 

А. Безыменский

 

Послание

О всём, что чувствую и знаю,

Я рассказать тебе хочу.

Но почему же я вздыхаю?

Но почему же я молчу?

 

Во мне клокочут слов потоки,

А сходят с губ едва-едва

Полустихи, полунамёки,

Полунапев, полуслова.

 

... Когда увижусь я с тобою,

Тебе яснее слов любых

Расскажет всё

одно

простое

Прикосновенье рук моих.

 

В. Г. Бенедиктов

 

Письма

Послания милой, блаженства уроки,

Прелестные буквы, волшебные строки,

Заветные письма! Я вами богат;

Всегда вас читаю, и снова читаю,

И млею, и таю, и слёзы глотаю,

И знаю насквозь, наизусть, наугад.

 

Любуюсь я слогом сих нежных посланий;

Не вижу тут жалких крючков препинаний;

В узлах запятых здесь не путаюсь я:

Грамматику сердца лишь вижу святую,

Люблю недомолвки, ошибки целую

И подпись бесценную: “Вечно твоя”...

 

От друга, от брата — бегу, как от пугал,

Куда-нибудь в сумрак, куда-нибудь в угол,

Читаю... те смотрят; я, дух затая,

Боюсь, что и мысль мою кто-нибудь слышит;

А тут мне вопросы: кто это к вам пишет?

“Так — старый знакомый. Пустое, друзья”...

 

Готфрид Бенн

 

* * *

Твоим ресницам шлю дремоту

И поцелуй твоим губам,

А ночь мою, мою заботу,

Мою мечту несу я сам.

 

В твоих чертах мои печали,

Любовь моя в твоих чертах,

И лишь со мною, как вначале,

Ночь, пустота, смертельный страх.

 

Слаба ты для такого гнёта.

Ты пропадёшь в моей судьбе.

Мне ночь для моего полёта,

А поцелуй и сон тебе.

 

Ольга Берггольц

 

* * *

Я сердце своё никогда не щадила:

ни в песне, ни в горе, ни в дружбе,

ни в страсти...

Прости меня, милый. Что было — то было.

Мне горько.

И всё-таки всё это — счастье.

 

И то, что я страстно, горюче тоскую,

и то, что страшась неизбежной напасти,

на призрак, на малую тень негодую.

Мне страшно...

И всё-таки всё это — счастье.

 

О, пусть эти слёзы и это удушье,

пусть хлещут упрёки, как ветки в ненастье.

Страшней — всепрощенье. Страшней —

равнодушье.

Любовь не прощает. И всё это — счастье.

 

Я знаю теперь, что она убивает,

не ждёт состраданья, не делится властью.

Покуда прекрасна, покуда живая.

Покуда она не утеха, а — счастье.

 

Александр Блок

 

* * *

О доблестях, о подвигах, о славе

Я забывал на горестной земле,

Когда твое лицо в простой оправе

Передо мной сияло на столе.

 

Но час настал, и ты ушла из дому.

Я бросил в ночь заветное кольцо.

Ты отдала свою судьбу другому,

И я забыл прекрасное лицо.

 

Летели дни, крутясь проклятым роем...

Вино и страсть терзали жизнь мою...

И вспомнил я тебя пред аналоем,

И звал тебя, как молодость свою...

 

Я звал тебя, но ты не оглянулась,

Я слезы лил, но ты не снизошла.

Ты в синий плащ печально завернулась,

В сырую ночь ты из дому ушла.

 

Не знаю, где приют своей гордыне

Ты, милая, ты, нежная, нашла...

Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,

В котором ты в сырую ночь ушла...

 

Уж не мечтать о нежности, о славе,

Всё миновалось, молодость прошла!

Твое лицо в его простой оправе

Своей рукой убрал я со стола.

 

* * *

Когда вы стоите на моём пути,

Такая живая, такая красивая,

Но такая измученная,

Говорите всё о печальном,

Думаете о смерти,

Никого не любите

И презираете свою красоту —

Что же? Разве я обижу вас?

 

О, нет! Ведь я не насильник,

Не обманщик и не гордец,

Хотя много знаю,

Слишком много думаю с детства

И слишком занят собой.

Ведь я — сочинитель,

Человек, называющий всё по имени,

Отнимающий аромат у живого цветка.

 

Сколько ни говорите о печальном,

Сколько ни размышляйте о концах и началах,

Всё же, я смею думать,

Что вам только пятнадцать лет.

И потому я хотел бы,

Чтобы вы влюбились в простого человека,

Который любит землю и небо

Больше, чем рифмованные и нерифмованные

Речи о земле и о небе.

 

Право, я буду рад за вас,

Так как — только влюблённый

Имеет право на звание человека.

 

* * *

В эти желтые дни меж домами

Мы встречаемся только на миг.

Ты меня обжигаешь глазами

И скрываешься в темный тупик...

 

Но очей молчаливым пожаром

Ты недаром меня обдаёшь,

И склоняюсь я тайно недаром

Пред тобой, молчаливая ложь!

 

Ночи зимние бросят, быть может,

Нас в безумный и дьявольский бал,

И меня, наконец, уничтожит

Твой разящий, твой взор, твой кинжал!

6 октября 1909

 

* * *

Ты так светла, как снег невинный.

Ты так бела, как дальний храм.

Не верю этой ночи длинной

И безысходным вечерам.

 

Своей душе, давно усталой,

Я тоже верить не хочу.

Быть может, путник запоздалый,

В твой тихий терем постучу.

 

За те погибельные муки

Неверного сама простишь,

Изменнику протянешь руки,

Весной далёкой наградишь.

8 ноября 1908

 

* * *

Я не звал тебя — сама ты

Подошла.

Каждый вечер — запах мяты,

Месяц узкий и щербатый,

Тишь и мгла.

 

Словно месяц встал из далей,

Ты пришла

В ткани легкой, без сандалий,

За плечами трепетали

Два крыла.

 

На траве, едва примятой,

Легкий след.

Свежий запах дикой мяты,

Неживой, голубоватый

Ночи свет.

 

И живу с тобою рядом,

Как во сне.

И живу под бледным взглядом

Долгой ночи,

Словно месяц там, над садом,

Смотрит в очи

Тишине.

7 декабря 1908

 

* * *

Ты говоришь, что я дремлю,

Ты унизительно хохочешь.

И ты меня заставить хочешь

Сто раз произнести: люблю.

 

Твой южный голос томен. Стан

Напоминает стан газели,

А я пришел к тебе из стран,

Где вечный снег и вой метели.

 

Мне странен вальса легкий звон

И душный облак над тобою.

Ты для меня — прекрасный сон,

Сквозящий пылью снеговою...

 

И я боюсь тебя назвать

По имени. Зачем мне имя?

Дай мне тревожно созерцать

Очами жадными моими

 

Твой южный блеск, забытый мной,

Напоминающий напрасно

День улетевший, день прекрасный,

Убитый ночью снеговой.

12 декабря 1913

 

* * *

Петербургские сумерки снежные.

Взгляд на улице, розы в дому...

Мысли — точно у девушки нежные,

А о чём — и сама не пойму.

 

Всё гляжусь в мое зеркало сонное...

(Он, должно быть, глядится в окно...)

Вон лицо моё — злое, влюблённое!

Ах, как мне надоело оно!

 

Запевания низкого голоса,

Снежно-белые руки мои,

Мои тонкие рыжие волосы, —

Как давно они стали ничьи!

 

Муж ушел. Свет такой безобразный...

Всё же кровь розовеет... на свет...

Посмотрю-ка, он там или нет?

Так и есть... ах, какой неотвязный!

15 марта 1914

 

* * *

Была ты всех ярче, верней и прелестней,

Не кляни же меня, не кляни!

Мой поезд летит, как цыганская песня,

Как те невозвратные дни...

 

Что было любимо — всё мимо, мимо,

Впереди — неизвестность пути...

Благословенно, неизгладимо,

Невозвратимо... прости!

31 августа 1914

 

* * *

Ты — как отзвук забытого гимна

В моей черной и дикой судьбе.

О, Кармен, мне печально и дивно,

Что приснился мне сон о тебе.

 

Вешний трепет, и лепет, и шелест,

Непробудные, дикие сны,

И твоя одичалая прелесть —

Как гитара, как бубен весны!

 

И проходишь ты в думах и грёзах,

Как царица блаженных времён,

С головой, утопающей в розах,

Погруженная в сказочный сон.

 

Спишь, змеею склубясь прихотливой,

Спишь в дурмане и видишь во сне

Даль морскую и берег счастливый,

И мечту, недоступную мне.

 

Видишь день беззакатный и жгучий

И любимый, родимый свой край,

Синий, синий, певучий, певучий,

Неподвижно-блаженный, как рай.

 

В том раю тишина бездыханна,

Только в куще сплетённых ветвей

Дивный голос твой, низкий и странный,

Славит бурю цыганских страстей.

28 марта 1914

 

* * *

Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь.

Так вот что так влекло сквозь бездну грустных лет,

Сквозь бездну дней пустых, чьё бремя не избудешь.

Вот почему я — твой поклонник и поэт!

 

Здесь — страшная печать отверженности женской

За прелесть дивную — постичь её нет сил.

Там — дикий сплав миров, где часть души вселенской

Рыдает, исходя гармонией светил.

 

Вот — мой восторг, мой страх в тот вечер в тёмном зале!

Вот, бедная, зачем тревожусь за тебя!

Вот чьи глаза меня так странно провожали,

Ещё не угадав, не зная... не любя!

 

Сама себе закон — летишь, летишь ты мимо,

К созвездиям иным, не ведая орбит,

И этот мир тебе — лишь красный облак дыма,

Где что-то жжёт, поёт, тревожит и горит!

 

И в зареве его — твоя безумна младость...

Всё — музыка и свет: нет счастья, нет измен...

Мелодией одной звучат печаль и радость...

Но я люблю тебя: я сам такой, Кармен.

31 марта 1914

 

* * *

Приближается звук. И, покорна щемящему звуку,

Молодеет душа.

И во сне прижимаю к губам твою прежнюю руку,

Не дыша.

 

Снится — снова я мальчик, и снова любовник,

И овраг, и бурьян,

И в бурьяне — колючий шиповник,

И вечерний туман.

 

Сквозь цветы, и листы, и колючие ветки, я знаю,

Старый дом глянет в сердце моё,

Глянет небо опять, розовея от краю до краю,

И окошко твоё.

 

Этот голос — он твой, и его непонятному звуку

Жизнь и горе отдам,

Хоть во сне твою прежнюю милую руку

Прижимая к губам.

2 мая 1912

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.