Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вероника Михайловна





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Тушнова (1915-1965)

 

***

Я одна тебя любить умею,

да на это права не имею,

будто на любовь бывает право,

будто может правдой

стать неправда.

Не горит очаг твой, а дымится,

не цветёт душа твоя — пылится,

задыхаясь, по грозе томится,

ливня молит, дождика боится...

 

***

Гонит ветер

туч лохматых клочья.

И опять мы

расстаёмся молча,

так, как расстаются

навсегда.

Ты стоишь и не глядишь вдогонку.

Я перехожу через мосток...

Ты жесток

жестокостью ребёнка —

от непонимания жесток.

Может, на день,

может, на год целый

эта боль мне жизнь укоротит.

Если б знал ты подлинную цену

всех твоих молчаний и обид!

Ты бы позабыл про всё другое,

ты схватил бы на руки меня,

поднял бы

и вынес бы из горя,

как людей выносят из огня.

 

***

Быть хорошим другом обещался,

звёзды мне дарил и города.

И уехал,

и не попрощался.

И не возвратится никогда.

Я о нём потосковала в меру,

в меру слёз горючих пролила.

Прижилась обида,

присмирела,

люди обступили

и дела...

Снова поднимаюсь на рассвете,

пью с друзьями, к случаю, вино,

и никто не знает,

что на свете

нет меня уже давным-давно.

 

* * *

Мне говорят:

нету такой любви.

Мне говорят:

как все,

так и ты живи!

Больно многого хочешь,

нету людей таких.

Зря ты только морочишь

и себя и других!

Говорят: зря грустишь,

зря не ешь и не спишь,

не глупи!

Всё равно ведь уступишь,

так уж лучше сейчас

уступи!

... А она есть.

Есть.

Есть.

А она — здесь,

здесь,

здесь,

в сердце моём

тёплым живёт птенцом,

в жилах моих

жгучим течёт свинцом.

Это она — светом в моих глазах,

это она — солью в моих слезах,

зрение, слух мой,

грозная сила моя,

солнце моё,

горы мои, моря!

От забвенья — защита,

от лжи и неверья — броня...

Если её не будет,

не будет меня!

... А мне говорят:

Нету такой любви.

Мне говорят:

как все,

так и ты живи!

А я никому души

не дам потушить.

А я и живу, как все

когда-нибудь

будут жить!

 

Видьяпати Тхакур

 

* * *

Из объятий её выпускать не спеши,

повредить это нежное тело не бойся:

Хоть и гнётся цветок под тяжёлым шмелём,

всё равно не сломается, не беспокойся.

 

И не слушай молений пугливых её,

и не верь, если шепчет: “Не надо, не надо!..”

А иначе скорее наступит рассвет,

чем добыта желанная будет награда.

 

Пусть измучатся губы — целуй без конца,

в ней ответные волны любви пробуждая.

Как чудесно, когда разгорается страсть

постепенно, как в небе луна молодая!

 

* * *

Когда я шагнула в ложу,

дыханье в груди затая,

В лицо горячо взглянул он,

душа замерла моя.

Почудилось на мгновенье:

весь мир кругом запестрел

От сонма богов, летящих

с пучками летящих стрел.

 

Нет слов у меня, подруга,

чтоб я описать смогла

Безумства и наслажденья,

что с ним я пережила.

 

Не ведаю, что случилось:

не слушалось тело меня,

А он от восторга светился,

лицо надо мной склоня.

 

Пить мёд моих губ он начал,

гирлянду мою сорвал,

Поспешно узлы распутал

цветных моих покрывал.

 

Над всею моею жизнью

он сети любви простёр,

И страсть порвала границы

и вырвалась на простор.

 

Одежду с меня он сбросил,

пылая, шепча, смеясь,

И власть над собой теряя,

я дрогнула, я сдалась, —

 

Сдалась, разгораясь страстью,

счастливейшая из жён,

Не в силах ни дать согласья,

ни ставить ему препон.

 

* * *

Как меня ненасытно

он любит всю ночь напролёт:

Чаши грудей пугливых

руками горящими мнёт,

 

Припадает к губам —

и нектар их глотает хмельной,

Будто нищий с жемчужиной,

жадно играет со мной.

 

О подруга, поверь:

говорю — и горю от стыда,

Я теперь поняла,

что в плену у него навсегда.

 

Ослабела одежда —

на землю готова упасть,

И над телом моим

я теряю последнюю власть.

 

Тщетно прячу лицо,

закрываю ладонями грудь, —

Обуздать ли грозу,

если молнию хочет метнуть?

 

* * *

Вон по этой тропе в тот весенний день

он прошёл, ясноглазый и тёмнотелый.

С той поры вдоль этой тропы мой взор

вслед ему устремляется то и дело.

 

Растерялась я, грудь не успела прикрыть,

заметалась душа моя, как в ловушке, —

Видел он обнажённые груди мои,

и над этим смеялись мои подружки.

 

О скажи, — ты мне ближе из всех подруг, —

где его отыскать, как увидеть снова?

Я отправлюсь в путь, чтоб опять взглянуть

на лицо божества моего молодого.

 

Пусть живёт он немыслимо далеко,

пусть дорога к нему тяжела, опасна, —

Ради встречи с ним, бросив дом родной,

хоть на край земли я идти согласна!

 

* * *

О нежная, скрой поскорей лицо,

нельзя, чтоб тебя узнали:

Объявлено было по всей стране,

что с неба луну украли.

 

Всю ночь сегодня из дома в дом

с обыском ходят стражи,

Увидят, как светит твоё лицо,

ещё заподозрят в краже.

 

Послушай, красавица, мой совет:

набрось на лицо покрывало,

Желаю тебе, чтоб даже во сне

сердце тревог не знало.

 

Улыбку свою серебристую спрячь,

блистающую нектаром:

Торговец богатый заметит её —

объявит своим товаром.

 

В устах приоткрытых зубы твои

заманчивей и лукавей,

Чем ряд переливчатых жемчугов

в киноварной оправе.

 

* * *

Лицо у неё прекрасно,

а смех серебрист, певуч,

Как будто нектар душистый

луна струит из-за туч.

 

Взглянул я — и восхитился

весенней её красой,

И царственною походкой,

и чёрной, как ночь, косой.

 

Сурьмой подведённые веки

изогнуты и чутки,

Как будто уселись пчёлы

на нежные лепестки.

 

А стан, несравненно тонкий,

сломаться вот-вот готов

Под тяжестью спелых грудей —

тугих золотых плодов.

 

* * *

Он моей красотой

восхищаться так пылко готов,

Что цветёт моё тело

от этих восторженных слов.

 

А от слёз этой радости,

как под весенним дождём,

Сколько свежих побегов

рождается в сердце моём!

 

Я властителя Матхуры

встретила ночью во сне.

И стыжусь, вспоминая

о ласках, приснившихся мне.

 

Край атласного сари

схватил он — меня удержал,

От волненья раздвинулись

складки цветных покрывал.

 

Я прикрыла верхи

моих грудей, огнём налитых,

Но ведь в лотосах робких

не спрятать холмов золотых!

 

Фёдор Иванович

Тютчев

 

* * *

Не раз ты слышала признанье:

“Не стою я любви твоей”.

Пускай моё она созданье —

Но как я беден перед ней...

 

Перед любовию твоею

Мне больно вспомнить о себе —

Стою, молчу, благоговею

И поклоняюся тебе...

 

Когда, порой, так умиленно,

С такою верой и мольбой

Невольно клонишь ты колено

Пред колыбелью дорогой,

 

Где спит она — твоё рожденье —

Твой безыменный херувим, —

Пред сердцем любящим твоим.

 

* * *

Ещё томлюсь тоской желаний,

Ещё стремлюсь к тебе душой —

И в сумраке воспоминаний

Ещё ловлю я образ твой...

Твой милый образ, незабвенный,

Он предо мной, везде, всегда,

Недостижимый, неизменный —

Как ночью на небе звезда...

 

* * *

Я встретил вас — и всё былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое —

И сердцу стало так тепло...

 

Как поздней осени порою

Бывают дни, бывает час,

Когда повеет вдруг весною

И что-то встрепенётся в нас, —

 

Так, весь обвеян дуновеньем

Тех лет душевной полноты,

С давно забытым упоеньем

Смотрю на милые черты...

 

Как после вековой разлуки,

Гляжу на вас, как бы во сне, —

И вот — слышнее стали звуки,

Не умолкавшие во мне...

 

Тут не одно воспоминанье,

Тут жизнь заговорила вновь, —

И то же в вас очарованье,

И та ж в душе моей любовь!..

 

Фариза Унгарсынова (1940)

***

Если ты и впрямь в меня влюблён,

то не преклоняйся, будь силён:

гордых, не склонивших головы,

любит эта девушка, увы!

Ты не раб и не рабыня я —

у других угодливы мужья —

ты закабаляться не спешишь,

ты и так мне весь принадлежишь.

Ты итак в моей душе, в крови —

сердце моё отдано любви...

Мне не надо золотых серёг,

Мне не нужен дорогой платок.

Мне противна сладенькая ложь.

Если правда горькая — ну что ж?

Будь во всём правдивым до конца —

от беды не вороти лица.

Шутим ли, смеёмся ли вдвоём,

служишь ты опорою во всём.

Ты река — я берег у реки,

всё твоё — бери и береги.

Перевод с казахского Л. Таракановой

 

Совет Урмамбетов (1934)

ЛЮБОВЬ

Она в посёлке не слыла дурнушкою,

Но как-то, гребнем волос теребя,

Вдруг в зеркале

Курносою,

С веснушками

Со стороны увидела себя.

 

И сразу всё в глазах её померкло;

С таким лицом

О ком же ей мечтать?

Уж лучше б не глядела в это зеркало...

И кинулась с досады на кровать.

 

Её любимый проходил под окнами...

И нежно про себя подумал он:

“Как будто белый лебедь спит на озере...

И я весь мир отдам за этот сон!”

Перевод с киргизского Ю. Шавырина

 

Равиль Файзуллин (1943)

МОТИВ

Я любил такую девушку-красавицу!

Эх, с такою рядом

годы забываются!

 

Я любил такую девушку-красавицу!

Эх, с такою рядом

счастье улыбается!

 

Я любил такую девушку красавицу!

Целый мир

с такою рядом забывается!

 

Отрезвел я...

Но вовек не буду каяться,

что любил такую девушку-красавицу!

 

Я любил такую девушку-красавицу!

Не сказать...

Язык мой бедный отнимается...

Перевод с татарского А. Руденко

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.